Электронная онлайн библиотека

 
 Арт-терапия в социальной сфере

2.5. Коррекция страхов методами арт-терапии


Подавляющее большинство страхов обусловлены возрастными особенностями развития и имеют временный характер. Детские страхи, если к ним правильно относиться, понимать причины их появления, чаще всего исчезают. Если же они болезненно заостренные или сохраняются длительное время, то это служит признаком, сигналом неблагополучия, говорит о нервное ослабление ребенка, неправильное поведение родителей, незнание ими психических и возрастных особенностей ребенка, наличии у них самих страхов, конфликтных отношений в семье.
В любом возрасте психологическим препятствием для рисования страхов может быть страх сделать что-нибудь неправильно, когда ребенок заранее переживает свою неудачу, то есть представляет ее, проигрывает в воображении. Конечно, ее так настраивают родители, и не следует ожидать, что их потомок без колебаний выполнит задание. Если оба родителя имеют тревожно-мнительный характер, то эффект от рисования страхов у детей снижается вдвое; если только один отец с таким характером, то эффект хуже в 1,5 раза.
Негативно влияют на результаты рисования страхов неврозы и заболевания внутренних органов на нервной почве у родителей. Причина - отсутствие жизнерадостности в семье, бесконечные разговоры о самочувствии, тревожно-недоверчивый фиксация на болезненном состоянии. В подобной атмосфере дети меньше рисуют и играют, на рисунках заметное преимущество черных и серых цветов.
В первую очередь, с помощью рисования удается преодолеть страхи, порожденные воображением, то есть то, что никогда не происходило, но может произойти в представлении ребенка. Затем по степени успешности идут страхи, основанные на реальных травмирующих событиях, но которые произошли довольно давно и оставили не очень выраженный до настоящего времени эмоциональный след в памяти ребенка.
Недостаточный эффект от рисования страхов наблюдается, когда то или иное событие, что пугает, например, застревание в лифте, укус собаки, избиения, пожар и т.п., была недавно. По этическим соображениям нельзя просить ребенка отразить страх смерти родителей.
Не нужно бояться некоторого оживления страхов, что происходит в процессе рисования, поскольку это одно из условий полного их преодоления. Гораздо хуже, если они останутся “тлеть” в психике, готовы “вспыхнуть” в любой момент.
Страхи рисуются карандашами, фломастерами или красками. Последние больше подходят для дошкольников, потому что позволяют делать широкие мазки. Фломастерами лучше пользуются младшие школьники. Хотя большинство детей предпочитают набор фломастеров, им должна быть предоставлена возможность выбора, что упрощает саму процедуру рисования.
Необходимо обратить внимание на то, кто дает задание нарисовать страх. Если это посторонний и доброжелательно настроена человек, то эффект от рисования оказывается более высоким, чем когда задания дают родители. Особенно это заметно, когда родители дискредитировали себя в представлении детей и пытаются преодолеть их страхи, скрывая собственные.
Роль арт-терапевта должна быть понятна ребенку, а время беседы для выявления страхов согласован заранее. Для нее нужны не менее 20-30 минут и спокойная обстановка. Окружающих стоит предупредить о недопустимости прерывания беседы. Если дети не достигли подросткового возраста, целесообразно предложить в качестве своеобразной психологической разминки поиграть немножко самостоятельно.
После установления контакта переходят к беседы, цель которой заключается в выявлении страхов. Начать расспрашивать о страхах можно и в процессе самой игры, как бы между прочим спрашивая ребенка среди игровых пауз. Арт-терапевт не должен сидеть за столом, а находиться рядом с играющим, присев на корточки, если это маленький ребенок. Избежать усталости и пресыщения вопросами помогают очередная смена предметной игры и личное участие в ней. В разговоре стараются не повышать голос, не делать эмоциональных и смысловых акцентов в произношении. После небольшой паузы переходят к выяснению следующего страха. Все выявленные страхи сообщаются родителям при отдельной беседе для того, чтобы они могли организовать рисования страхов дома. Объясняется, как можно отобразить отдельные страхи, если ребенок спросит об этом.
После диагностики страхов стоит поиграть с ребенком и родителями в подвижные игры типа бросание мяча, п'ятнашек, игры в кегли. Все это создает жизнерадостную атмосферу, которая противостоит эмоционально негативное влияние страха.
В конце игры нужно обязательно отметить успехи детей, похвалить, пожать руку и предложить нарисовать страхи дома, сказав: «Нарисуй то, чего ты боишься, каждый страх на отдельном листе». В дошкольников список страхов находится у родителей, школьники записывают их под диктовку. Во всех случаях не говорится о необходимости рисовать себя, достаточно на первый раз, чтобы ребенок изобразила сам объект страха. На задание отводится обычно две недели, и ребенок снова со всеми домочадцами приходит на игровое занятие, на которое она заодно приносит свои рисунки. Тем самым устраняется излишняя фиксация на страхах и на самой работе с их преодоления. Все идет как бы параллельно, вместе с игрой, что доставляет удовольствие ребенку. К тому же взрослым дополнительно сообщается о необходимости как можно больше играть с детьми в подвижные, эмоционально насыщенные игры.
Когда дается задание, то не говориться, что это обязательно спасет от страхов, потому что повышенные ожидания в отношении результатов могут послужить препятствием для преодоления страхов. Особенно нужно быть осторожным при навязчивых страхах, которые возникают на фоне обостренного чувства долга, когда любые неудачи переживаются крайне болезненно и ведут к ухудшению общего состояния. Лучше всего сказать, что рисование страхов поможет их преодолению и что не важно, как они будут изображены, главное - нарисовать их все без исключения фломастерами, красками или цветными карандашами, каждый страх на отдельном листе. Рисовать лучше совсем самостоятельно, без помощи взрослых.
Сам факт получения задания, таким образом, организует деятельность детей и мобилизует их на борьбу со своими страхами. Очень непросто начать рисовать страхи. Нередко проходит несколько дней, пока ребенок решится приступить к выполнению задания. Так преодолевается внутренний психологический барьер - страх страха. Решиться рисовать - это значит непосредственно соприкоснуться со страхом, встретиться с ним с глазу-на-вич и целеустремленным, волевым усилием удерживать его в памяти до тех пор, пока он не будет изображен на рисунке. Вместе с тем осознание условности изображения страха на рисунке уже само по себе способствует уменьшению его травмирующего звучания.
Если ребенок не нарисовала все страхи до назначенного дня, или визит откладывается на неделю, тогда проводится обсуждение уже имеющихся рисунков. Похвалить за успехи и проиграть некоторые страхи в увлекательной игре намного лучше, чем ругать или стыдить за невыполненное задание. Тогда арт-терапевт будет восприниматься как взрослый, который верит ребенку и готов всегда прийти к ней на помощь.
На беседе необходимо присутствие обоих родителей и других принимающих участие в воспитании взрослых. Подобная эмоционально, позитивно настроенная группа повышает ответственность за принятые решения о наличие или отсутствие страха, а также действует мобилизующим образом. Беседе, как и в первый раз при обнаружении страхов, предшествует игра, имеющая более динамичный, эмоционально насыщенный характер. Конечно, хорошей эмоциональной разминкой выступают пятнашки, преодоление каких-либо препятствий и игра с мячом.
Потом все садятся полукругом так, чтобы удобно было рассматривать рисунки, которые находятся в руках психолога. Порядок предъявленных для обсуждения рисунков не имеет значения. Однако можно начинать и с более легко переборених страхов - воды (у мальчиков и девочек), открытого пространства и крови (у мальчиков), врачей, болезней, страшных снов и животных (у девочек). Практически необходимо рассматривать страхи, предварительно перемешав их, как колоду карт.
Каждый рисунок показывается всем присутствующим, в то время как ребенок рассказывает о том, что изображено на рисунке, то есть конкретизирует свой страх. Раньше это было трудно осуществить, страх возникал от одного лишь представление и не мог быть обозначен словами. Подобное препятствие только повышала внутреннее напряжение и удерживала страх в фиксированном состоянии. Теперь же ребенок достаточно свободно говорит о страхе, осознанно управляя им в разговоре с человеком, которому она доверяет и который может понять ее переживания. Важно не стесняться и говорить о страхе, потому что он все равно будет устранен - если не рисунками, то другими способами.
После просмотра первого рисунка звучит реплика арт-терапевта: «Ты нарисовал этот страх, а теперь скажи, боишься его или нет?». В дальнейшем фраза постепенно укорачивается: «боишься Ли, перестал ли?» - и ближе к концу звучит как: «Боишься - не боишься?». Все слова произносятся равным, но не монотонным голосом. Вместе с тем следует избегать искусственного внушение отсутствия страха: «Теперь не боишься?». Поскольку эта фраза носит слишком обязывающий характер, то ребенок может согласиться, чтобы не противоречить и благополучно пережить данный момент.
После окончания обсуждения страхов называются и показываются те рисунки, по отношению к которым достигнут положительный эффект. Автора надо похвалить, дружески похлопать по плечу, пожать руку, подарить игрушку. Далее надо сказать, что рисунки с его прежними страхами останутся на все время в арт-терапевта, который, таким образом, «принял их к себе», освободив от них ребенка. Если это дошкольник, то вспоминается, что страхи отныне будут «находиться» в ящике стола или шкафу, «закрытые» там навсегда, подобно джина в бутылке.
После обсуждения вновь предлагается игра, в которой все активно участвуют. Она имеет подвижный характер, требует выдержки и содержит некоторый риск, например, игра в кегли, бой на деревянных шпагах, стрельба присосками из пистолета или лука. Игра строится так, чтобы ребенок обязательно сумела выиграть, что еще больше повышает его уверенность в себе.
В конце встречи рисунки, на которых изображены страхи, что остались, отдаются обратно со словами: «А теперь нарисуй так, чтобы было видно, что ты не боишься, и принеси мне снова свои рисунки». Арт-терапевт имеет в виду, что нужно нарисовать не только объект страха, как в первый раз, но и обязательно себя такого, который уже не боится. Скажем, не ребенок убегает от Бабы Яги, а она от нее; она уже не плачет от боли; борется с драконом; плывет по воде и летит на самолете. В данном случае очевиден эффект уселяння - установки на преодоление страха в воображении путем его определенного заданного графического изображения. Происходит мобилизация всех психических ресурсов ребенка на деятельностную противодействие страхам в жизнеутверждающей, активной позиции творца. Срабатывает и феномен групповой поддержки. Ребенок уже не одна со своими страхами - они вышли наружу, потеряли свой ореол исключительности, и “поблекли” после их предыдущего изображения. К тому же арт-терапевт и родители создают психически благоприятное поле поддержки и веры в способность ребенка справиться со страхами.
Новый сделан дома рисунок с изображением себя как победившего страх прикрепляется к старому, и, когда все рисунки или большинство из них готовы, организуется встреча с арт-терапевтом. В среднем на рисование себя если ребенок не боится идет 2 недели, и нужно заранее назначить встречу. К ней организуется как можно более подвижных, спортивных игр, прогулок, экскурсий и по возможности не допускаются конфликтные ситуации в семье.
Кроме рисунков страхи могут быть воплощены в виде специально сделанных масок (см.), фигурки из пластилина, конструкций из подручных материалов. Например, паука можно сделать с дротика и материи, дракона - с веревка на палке и т.п. Когда подобные изделия - плод совместной деятельности детей и родителей, результаты преодоления страхов, как правило, лучше, особенно при участии отца.
На третий по счету встречи, (первая - диагностическая) так же предлагается сначала игра, но уже с учетом прошедших ранее страхов. Для этого на игровой площадке среди различных предметов находятся прежние страхи-маски. Ненавязчиво предоставляется возможность поиграть с ними, что усиливает достигнутый эффект.
После игры-разминки проводиться обсуждения задачи с установкой: «Сейчас мы будем смотреть твои рисунки и спрашивать, боишься ли ты теперь не боишься». Положительный результат каждый раз подкрепляется похвалой: «да», «хорошо», «молодец». За обсуждением следует снова игра, успехи в которой поощряются наградой в виде игрушки, книжки или значка.
Исследования ученых подтвердили, что эффект устранения страхов достаточно выраженный и стойкий и составляет 50% при изображении страхов по типу «боюсь» и 80-85% от страхов, что остались - при изображении себя в активной, конфронтуючій страха позиции [2]. Если ребенок и первый раз рисует себя, а не только источник страха, то эффект сразу выше. Если же автор не изображает себя и на втором рисунке, где он «обязан» быть по инструкции, то это указывает на исключительную интенсивность страха, или на его навязчивый характер, что, конечно, наблюдается при фобии.
Возникает вопрос: нельзя ли сразу предложить детям рисовать себя как тех, что не боятся, сэкономить, так сказать, время? Да, можно, но эффект будет ниже и не такой стойкий. Нужно время, чтобы ребенок сам преодолела внутренний психологический барьер неуверенности и страха своих страхов, тогда произойдет постепенная дезактуалізація страха в ее сознании и разовьется вера в свои силы, возможности, способности.



Назад