Электронная онлайн библиотека

 
 История экономической теории

4.2. Развитие экономической мысли Киевской Руси


В Киевской Руси IX-XIII ст., как и на всем европейском пространстве, экономическое мировоззрение определялся преемственностью прошлого, конкретными проблемами хозяйственного быта и воздействиями социальных концепций христианства. Экономическая мысль того времени нашла отражение в экономической политике киевских князей, "Русской Правде", произведениях церковных деятелей.

Для характеристики экономических взглядов князей, их экономической политики на различных этапах развития Киевской Руси самым полным источником является летописи, в которых нередко даже в легендарно-привлекательной форме говорится о основные факты и события хозяйственно-экономической деятельности верховной власти. Рассказывая о пуски Киевского государства, автор "Повести временных лет" не забывал о битвы, походы, соглашения князей, которые часто касались торгово-экономических дел. Летом 907 г. князь киевский Олег пошел войной на греков, которые, чтобы спасти Царьград от разрушения, согласились оплатить "дань, которую захочешь". Далее написано: "И велел Олег дань давать на две тысячи кораблей и по двенадцать гривен на мужа. А в корабле - по сорок мужей, и греки согласились на это, и начали мира просить, чтобы не воевал Греческой земли".

В этом договоре также заметное доброе отношение к торговле и купцов. Например, если чужое судно с товаром в непогоду выбросит на берег, то стороны соглашались предоставить всяческую помощь. "А когда мы, Русь) придем к греков или для торговли, или с посольством к царя вашего, то (мы, греки) с честью пропустим для продажи товары из русских ладей". Когда найдется соотечественник в плену, то пусть выкупят и вернут выкупленного в его страну. Плату за "челядинца" пусть возьмет тот, кто его выкупил. Оговаривалось право русичей служить в войске византийского императора. "Пленные христиане, приведены на Русь из любой страны и в любом количестве и за каждого должно быть заплачено по двадцать золотых, - и пусть возвращаются в Греческую землю".

Внешняя торговля была приоритетной в экономической политике киевских князей, которые в то же время собирали дань с подчиненных. Например, невыносимые княжеские поборы побудили древлян убить князя. За это жестоко наказала древлян княгиня Ольга - жена Игоря. Одних людей перебила, других - "в рабство мужам своим отдала, а остальные, чтобы дань платили, оставила, и положила на них дань тяжчу. И две части (ее) шли Киеву, а третья Вишегороду для Ольги. Был бо Вишегород Ольжин град". "Погосты, дань, ловище, оброки" - это формы пополнения княжеского имущества, о котором заботился и Святослав - сын Ольги.

Князь Владимир обратил Киевскую Русь в христианскую веру, что знаменовало собой важный этап в развитии экономической мысли. Как отмечал М. Костомаров, князь Владимир, прозванный святым еще до принятия христианства, значительно расширил владения Киевской Руси, а заодно и пространство сбор дани. Даже радимичи и вятичи, которые хотели освободиться от дани, вынуждены были подчиниться. Владимир собирал дань в отдаленных ятвягов, в напівдикого народа, который жил в лесах и болотах. "Не надо, однако, думать, - пишет историк, - чтобы это панованє мало государственный характер: оно ограничилось на уборке данин, где можно было ее собирать, и такое собираемое похоже было на грабеж".

Владимир придавал большое значение распространению христианской веры. В Киеве построил церковь святого Василия и Богородицы - Десятинную, на содержание которой вместе с духовенством дал десятую часть доходов. Он заботился о книжную образование, ради которой дал приказ забирать детей у вельмож для обучения. Благодаря этому за двадцать лет выросло образованное поколение, из которого вышли церковные и государственные деятели.

Проникшись христианским духом, Владимир Великий значительно смягчил наказания воров, введя денежные штрафы. Князь не чурался пиров, но устраивал их на церковные праздники и, преимущественно, для широкой общественности, а не только для боярства. Он приглашал людей, кормил, поил всех, одаривал подданных и даже помнил о тех, которые не могли по некоторым причинам прибыть на княжий двор - приказывал раздавать по городу блюда и напитки. В то же время князь не забывал бороться многочисленных врагов, заботился об увеличении военной силы, о прирост населения, в частности, на Киевщине, заселял города, которые заложил на берегах рек Сулы, Стугны, Трубайла, Десны.

Достойным продолжателем экономической и культурной дела Владимира стал его сын - князь Ярослав Мудрый. Князь Ярослав расширял границы Киевской Руси завоеванием новых земель, закладывал новые города, собирал дань даже с литвинов, укрепил западные границы государства, примирившись с поляками, имел родственные отношения с власть имущими Европы. И наибольший след в памяти людей он оставил своими внутригосударственными делами. Народ называл Ярослава "хоромцем" за страсть к строительству. Он создал в Киеве знаменитую библиотеку, начал выдающийся памятник "Русская Правда".

Краткая редакция "Русской Правды" состоит из 42 статей, или частей, и возникла не позднее XI вв.; расширенная "Правда" содержит 121 статью и относится к середине XII - начала XIII в. Итак, "Русская Правда" в разных редакциях охватывает длительный период развития Киевской Руси и дает возможность оценить как эволюцию закрепленных в ней экономических отношений, так и тогдашнее состояние экономической мысли.

Существенным признаком редакции "Русской Правды", как справедливо отмечает Д. Г. Кайзер, большое внимание к экономическим проблемам. Среди них ведущее место отведено сельскому хозяйству.

Начинается "Правда Русская" "судом Ярослава об убийстве", который определял 80 гривен штрафа за убитого боярина и 40 гривен за обычного обывателя. После смерти князя Ярослава месть была заменена штрафами, как об этом сказано в статье "Русской Правды". Много споров вызвало у исследователей то место "Русской Правды", в котором говорится об уплате "общей веры" за те или иные преступления неплатежеспособных граждан.

В эпицентре "Русской Правды" - вопрос о собственности, экономические отношения, верховенство и подданство, социальный статус отдельных категорий населения. Наказания и штрафы за убийства людей, за нанесение им телесных повреждений можно истолковать как попытку сохранить в хорошем состоянии рабочую силу, челядь, воинов, которые были так нужны для возделывания имений, ведения войны, продажи в рабство.

В "Русской Правде" слишком оберегаемом право собственности на подданных, скот, орудия и др. В статье "О холопа" записано, что когда он (поручитель) спрячется и хозяин объявит об этом на торгу или третьего дня никто холопа не приведет, то, встретив холопа, имеет право вернуть себе, а кто прячет его, заплатит три гривны. "Кто сядет на чужого коня без разрешения - платит три гривны пени" - указано в 27-й статьи "Русской Правды". Получается, что использование чужого холопа и чужого коня каралось одинаково. "У кого исчезнет конь, оружие или одежду и он о том заявит на рынке и после узнает прожига вещь у кого-нибудь в пределах своего города, то прямо берет свое дело и взыскивает со сховця три гривны за неявку вещи".

Итак, за названные преступления определено одинаковый штраф, очевидно, потому, что все потерянные вещи все же возвращаются их владельцу. Холоп, конь, оружие, одежда в конкретной ситуации временной потери оценивались в 3 гривны. Значительно жестче каралось конокрадство. "Если кто будет конокрад, его выдать князю для продажи в рабство на чужбину; если же он украл из амбара, заплатить ему 3 гривны князю". Тридцатая статья "Русской Правды" очень неоднозначная, ибо наказание конокрада слишком жестокое - продажа в рабство на чужбину. Надо отметить, что в Украине всегда, в том числе и в новейшие времена, очень жестоко наказывали конокрадов, очевидно, следуя традиции Киевской Руси, а может и более древних времен.

А впрочем, за всякие злодейства "Правда Русская" определяла высокие казни. "Кого убьют возле амбара, или на каком другом месте воровства, - написано в "Русской Правде", - за это наказывать, как за убийство собаки; если же продержати вора живым до рассвета, отвести его на княжий двор в суд". Если задержанного вора кто убьет, то убийца платит 12 гривен пени. Если поймают вора, который крадет скот из хлева или что-нибудь из амбара, то с него взыскать 3 гривны казни; если воров несколько, то взыскать с каждого по 3 гривны. "Если скот или овцы или козы, свиньи были украдены на поле, пойман вор платит 60 кун пени; если воров было много, по каждому взять по 60 кун".

Подобная система наказания определялась за кражу зерна и других сельскохозяйственных продуктов. "Если украдут с гумна или обмолочена зерно из ямы, сколько бы не было воров, взять с каждого по 3 гривны и 30 кун пени".

Эти измерения наказания имеют принципиальное значение хотя бы потому, что касаются кражи продуктов земледелия, которые обычно были в кладовой и на скотном дворе (гумні). "Правда Русская" фиксирует индивидуальные и коллективные воровства, которые, очевидно, больше распространялись на скот. И это не удивительно, потому что скот можно быстро перебрасывать на значительные расстояния, что труднее сделать с продуктами земледелия, с которыми не всегда вор мог справиться и легко мог быть пойман или опознан. Это, очевидно, повлияло на то, что в "Русской Правде" чаще говорится о казни за кражи живого товара, что отнюдь не означает недооценки потери продуктов земледелия.

Перенасыщена "Правда Русская" наказаниями за кражи и сокрытие чужого имущества свидетельствует, как много внимания уделялось охране собственности. Очевидно, собственнические отношения в Киевской Руси были высоко развиты, а правовые нормы их всячески оберегали. Не следует забывать и того, что "Русская Правда" выражала, прежде всего, взгляды общественной верхушки, князей и боярства; она была наиболее плотно прилегающей к экономических отношений в центре Киевской Руси, больше всего защищала экономические интересы и имущество княжеского двора. Например, за кражу княжеского коня нужно было уплатить 3 гривны, а за человеческого - 2 гривны; за кобылу - 60 кун, за вола - 50 кун, за корову - 40 кун, за трехлетнюю (кобылу, корову) - 30 кун, за двухлетнюю - 25 кун, за свинью - 5 кун, за овцу - 5 кун и др.

В статье "О росте", то есть процент, указано: "Кто отдает деньги в рост, или под залог, или хлеб в присип, тот должен иметь при этом свидетелей; и как он договорился, так ему и брать процент". Проценты принимали за заем на разный срок. Например, в статье "О месячный рост" записано, что заемщику месячный процент брать в соответствии с договором: "какой же долг не будет выплачен в течение целого года, то рассчитывать процент на два-третий (50%), а месячный процент отменить". Согласно "Уставу Владимира" процент "на два-третий" (50%) можно было брать два года, после чего вернуть только заем; кто принимал такой процент три года подряд, то терял и капитал.

Если соответствующие статьи "Русской Правды" сгруппировать по содержанию, то окажется, что почти половина (20 из 43) из них в краткой редакции посвящена ответственности за нарушение права собственности и другим экономическим вопросам; по 121 статье расширенной "Правды" 87 посвящено экономике. Это довольно красноречивые факты, подтверждающие место "Русской Правды" в истории украинской и мировой экономической мысли.

Кроме того, экономические идеи Киевской Руси нашли отражение в трактатах светских и церковных деятелей. Речь идет, в частности, о "Слово о законе и благодати" митрополита Илариона Киевского, обращение-моление Даниила Заточеника к князя Владимира Мономаха, "Поучение детям" самого князя Владимира Мономаха. К этой группе памятников нужно отнести летописи и художественные произведения, Киево-Печерский патерик и др. Все они свидетельствуют о высокий уровень экономической мысли в давньоукраїнській государству - Киевской Руси.



Назад