Электронная онлайн библиотека

 
 История социальной педагогики и социальной работы

4. Церковно-монастырские формы опеки


Во второй половине XII в. княжа помощь и защита нуждающихся существенно изменились. Это обуславливалось рядом причин, прежде всего ростом монастырской и церковной опеки.
Выходя в своей благотворительности с морально-религиозных соображений, князья, естественно, склонны были передать сферу социальной поддержки в распоряжение церкви и поручать осуществление самой делу помощи представителям религии, то есть духовенству. Так, уже в церковном уставе 996 г. упоминается об обязанности духовенства по надзору над опекой бедных, причем на содержание церквей, монастырей, больниц, богаделен и на прием убогих была определена “десятина” - десятая часть поступлений от хлеба, скота, судебных пошлин и т.д. Подобные отчисления на церковь и благотворительность делали также и частные лица - лучшие люди земли.
В течение многих веков церковь и монастыри оставались центрами социальной помощи нищим, больным.
Первые в государстве больницы, в которых бедные, курировали и пользовались бесплатным лечением, были введены Переяславским епископом Охрімом в 1091 г.
При всех монастырях, что имели средства, проводилось питания нищих и убогих. Для них устраивались даже отдельные помещения.
Монастыри сначала существовали как закрытые общества. Они не стремились к общению с народом, потому что монашество было отречением мирских соблазнов.
Окрепнув экономически, монастыри стали центрами благотворительной социальной деятельности. Они выполняли четыре основные функции: лечение, обеспечение малоимущих (в виде предоставления единовременного пособия натуральными продуктами - милостыни), обучение, контроль. В соответствии с каждой из функций при монастырях создаются особые формы поддержки.
Особой щедростью в деле помощи нуждающимся отличались монахи Киево-Печерского монастыря и между ними св. Феодосий. “Преподобный Феодосий сам всегда проявлял большую любовь к бедным. Если он видел нищего или нищего в грусти и несчастье, то сильно болея, всегда помогал со слезами. Возле монастыря Феодосий устроил двор и церковь св. первомученика Стефана. Здесь всегда жило много нищих, слепых, хромых, прокаженных, которые питались от монастыря, получая десятую часть от всего монастырского имущества. Кроме того, преподобный каждую субботу посылал виз хлебов тем, кто находился в заключении. Он был милостивым не только бедных, но даже до тех, кто вызывало зло его монастырю. Однажды привели к преподобного связанных разбойников, которые занимались кражами. Преподобный, видя их связанными, сжалился над ними и, просльозившись, приказал развязать их, дать им есть и пить, потом научив их никому не делать зла и не оскорблять, отделил им даже часть имущества и отпустил с миром”. (6, 35).
Постепенно оформилась ктиторська (ктитор - учредитель) монастырская система. Ее особенность заключалась в том, что тот, кто постригается в монахи, обязан приносить дар монастырю в виде обычно земельных угодий.
Перед нашествием монголо-татар в Киевской Руси было 120 монастырей (среди них Киево-Печерский монастырь, основан в 1051 г.) из них 99 находились в городах. Монастырская система постепенно вытесняла княже благотворительности, становясь самостоятельным субъектом помощи.
Можно с уверенностью сказать, что никогда впоследствии, на протяжении всей нашей истории, на дела благотворительности не выделялось такой значительной части общих доходов, как в древнейший период княжеской власти, который по внимания общества к делам благотворительности и за пожертвованиями на него, должен быть поставлен в тысячелетнем жизни государства на первое место. Отличительной чертой благотворительности этого периода была “слепая” раздача милостыни, при которой любые исследования о нищих и их потребности не только не проводились, но прямо опровергались учению святых отцов. Больше всего роздавалось жизненно необходимых продуктов, так как денежное обращение в то время был еще очень слаб. Поэтому, несмотря на отсутствие каких-либо исследований потребности того, кто просит, милостыня нередко вне воли благодетеля достигала своей цели: голодный не принимал строительные материалы, а погорелец - хлеба, если не хотел есть. Помощь была разнообразна и часто соответствовала действительной необходимости. Она выражалась в построении жилья, в выкупе пленных, в обучении ремеслам.
В Х-ХШ в. церковная практика помощи развивалась не только через монастыре, но и через прихода.
В отличие от монастырской помощи, приходская была более открытой. В ней зосереджувалось все общинне, общественное и церковную жизнь. Деятельность приходов не ограничивается только предоставлением помощи увечным, нищим, они осуществляли самую разнообразную поддержку от материальных пособий к воспитания и перевоспитания.
Приход также была территориальной, административной единицей. Памятники древней письменности свидетельствуют о том, что почти в каждой из приходов существовали богадельни.
К особо значимых форм церковной благотворительности можно отнести кредиты из церковной казны денег, хлеба, семена, которые предоставлялись отдельным лицам, а также общине, часто под залог имущества. Для детской опеки при богадільнях устраивались приюты для сирот и подброшенных детей.
Таким образом, приходская благотворительность была не только церковной, но и общественной, то есть преследуемая не только религиозные цели спасение души прихожан, но и цели социальной поддержки и помощи нуждающимся.
Однако благотворительность в Киевской Руси, как уже отмечалось, имела не только положительные стороны, но и создала острые социальные проблемы. Попрошайничество и нищету в Киевской Руси рассматривались как своего рода необходимость, так как само его существование, согласно тогдашних представлений, входило в планы Бога, чтобы дать возможность тем, кто подает милостыню осуществить богопотрібну дело и тем самым облегчить себе путь к вечному спасению. Такой взгляд на нищету способствовал развитию профессионального нищенства, что постепенно разросся до размеров большого общественного бедствия. Монастыри и княжескую-боярские дворы стали центрами, которые привлекали целые толпы бездельников, что рассчитывали найти здесь пищу. При богатых княжеских дворах появились даже особые “штаты” постоянных нищих.



Назад