Электронная онлайн библиотека

 
 История экономической теории

6.3. Экономические взгляды и экономическая политика. Тюрґо


Потомок старинного дворянского рода Анн Робер Жак Тюрґо (1727-1781) получил образование на теологическом факультете Сорбонны. Но, увлекшись идеями просвещения, он отказался от духовной карьеры, не желая (по его же выражению) "всю жизнь носить маску на лице". Поступив на службу в магистратуру в Париже, Тюрґо и дальше занимался науками.

Первым следствием изучения экономических проблем был письмо Тюрґо аббату Сисе по поводу книги Терассона о системе Ло. В этом письме двадцатидвухлетний Тюрґо опередил почти на тридцать лет Адама Смита в некоторых положениях об деньги и кредит.

Особое значение для формирования экономических взглядов Тюрґо мало его сближение с учредителями двух направлений экономической мысли, прежде всего, с Гурне, а впоследствии с Кене и его школой. Оба направления были проникнені духом рационализма и свободной конкуренции.

В 1753-1754 pp. Тюрґо написал произведение "План работы о торговле, денежное обращение, процент и богатство государств", в котором развернул программу экономических исследований. В 1757 г. в "Энциклопедии" он опубликовал статьи: "Учреждение фондов" и "Ярмарка", "Похвальное слово Гурне", в связи со смертью последнего.

В 1761 г. Тюрґо назначают интендантом в Лимож - центр провинции Лимузен. Это была земледельческая область. Тюрґо делал все, что мог, для развития хозяйства края и улучшение положения населения. Однако ему не удалось освободить крестьянина от налогового бремени, переложив его на земельных собственников. Не смог Тюрґо осуществить и других мероприятий, направленных на освобождение от феодальных пут промышленности, торговли, кредита.

Обогащенный знаниями, Тюрґо много размышлял над экономическими вопросами, дойдя в развитии своей теоретической мысли в фізіократизму. Фізіократизм Тюрґо пытался соединить с системой Гурне, а потому гораздо большего, чем Кене, значение придавал промышленности, торговли, денежном обращении, кредита. Однако это не помешало дружбе Тюрґо с Кене, которая продолжалась до смерти основателя фізіократизму. Приезжая в Париж, Тюрґо посещал собрания физиократов, на которых председательствовал Кене. В 1762 г. Тюрґо познакомился с Адамом Смитом, который приехал в Париж.

Шестидесятые годы XVIII в. были наиболее плодотворными в теоретической деятельности Тюрґо. В 1766 г. он написал свой главный экономический произведение - "Размышления о создании и распределении богатств", в котором представлена система взглядов автора. Именно эта работа внесла много нового и ценного в учение физиократов. В исследовании "Ценности и деньги" (1769 г.) Тюрґо развивает теории ценности и цены, денег и кредита.

Находясь двенадцать лет на должности интенданта Лимузена, Тюрґо написал ряд работ, в которых отстаивал свободу торговли зерном: "Торговля зерновыми" (1761 г.), "Письма генеральному контролеру о торговле зерном" (1770 г.). Он делал попытки поощрения добывающей и обрабатывающей промышленности ("Доклад о рудники и каменоломни", (1764 г.) и "Поощрение мануфактур" (1766 г.), предлагал налоговые реформы, "Косвенный налог..." (1767 г.), "Письмо Юму" (1767 г.). В докладе О займе денег" (1770 г.) он защищал свободу и внедрение процентов.

Король Людовик XVI назначил Тюрґо морским министром, а затем - генеральным контролером (то есть, министром финансов). За воздействием на внутренние дела это была самая важная должность в королевстве.

Сразу же после назначения государственным контролером Тюрґо представил королеве финансовую программу, которая включала ряд реформ. Основываясь на фізіократичній теории, Тюрґо уверял, что нельзя увеличивать налоги и нужно сократить государственные расходы, особенно на содержание королевского двора. Людовик XVI согласился с программой Тюрґо и обещал выполнить ее, но под давлением двора не сдержал своего обещания.

В 1764 г., то есть в первый год своего управления финансами Франции, Тюрґо издал постановление о восстановлении свободы торговли зерном и мукой в пределах королевства, а также о свободе ввоз зерна и беспошлинный его вывоз за пределы государства.

Зимой 1776 г. Тюрґо подготовил несколько законопроектов. Особенно важными были два едикти. Один из них заменял натуральную пути повинность денежной поземельною податью с распространением ее и на привилегированные слои, которые владели значительной частью земель.

Гораздо большее значение придавал Тюрґо другом едиктові - об отмене цехов и гильдий. Он считал, что "после свободы торговли зерном это один из важнейших шагов на пути к возрождению королевства". По мнению Тюрґо, этот эдикт имел такое же значение для промышленности, как эдикт 1774 г. для земледелия. Труд каждого гражданина провозглашалась личной собственностью и находилась в полном его распоряжении.

Эти и другие едикти противопоставили Тюрґо дворянство, духовенство и ту часть бюргерства, которая была заинтересована в существовании цехов, гильдий, монополий. Через это в мае 1776 г. Тюрґо ушел в отставку. В августе 1776 г. король отменил все едикти, которые составлял Тюрґо. Не повезло ему, как и несколько лет назад в Лимузэне, осуществить основное - фізіократичний принцип в области налогообложения путем введения единого налога на "чистый продукт", "чистый доход", то есть на ренту, переложить бремя налогов на земельных собственников.

Выйдя в отставку, Тюрґо доработал свой произведение "Похвальный лист Гурне", в котором пытался не совсем удачно подогнать взгляды Гурне под фізіократизм, обосновать и оправдать свою деятельность в качестве министра-реформатора.

Завершувач фізіократизму Тюрґо не считал себя учеником Кене. Он всегда открещивался от своей принадлежности к фізіократичної "секты" (по его же выражению), но все же воспринял основы фізіократичного учение и развивал далее фізіократизм, исходя из принципов эквивалентности обмена и свободы конкуренции.

Развивая учение о Кене классы, Тюрґо существенно дополнил его. Он воспринял разделение общества на три класса - производительный (фермеры), земельных собственников и бесплодный, но в середине продуктивного и бесплодного классов он увидел предпринимателей-капиталистов и наемных рабочих. Тем Тюрґо положил в основу разделения каждого из этих классов новую, не примененную до сих пор признак - отношение к средствам производства.

Тюрґо сделал удачную попытку объяснить происхождение общественных классов. Он выводит происхождения классов из общественного разделения труда - между земледельцем и ремесленником. Труд земледельца обеспечивает средствами к существованию не только его самого (вместе с семьей), но добывает из земли также более необходимо для удовлетворения его личных потребностей. Этот излишек и образует "единый фонд заработков, которые получают все остальные члены общества в обмен за свой труд". Для Тюрґо, как и для Кене, труд земледельца является единственным источником всякого богатства.

Сначала общество, отмечает Тюрґо, делилось на два класса: производительный, или класс собственников, и удерживаемый (наемный), или класс ремесленников. Когда люди перешли к занятию земледелием, было достаточно свободных земель. Поэтому каждый земледелец, владея землей, не имел нужды работать на другого. С развитием земледелия каждый участок получила своего владельца. Земледелец и владелец земли совмещались в одном лице. Но в конечном итоге все земельные участки получили хозяина, и те, кто не смог добыть себе земли, "не имели сначала другого выхода, как обменивали труд своих рук, что осуществлялась в виде занятий удерживаемого (наемного класса), на избыток продуктов земледельца-владельца". Через отсутствие свободных земель и благодаря большому спросу на них земельные фонды поступают в торговый оборот. Покупка и продажа земель приводят к сосредоточению в руках одного владельца большего количества земли, чем он сам может обработать.

Владельцы земли стремятся пользоваться своим богатством, не работая, и поэтому передают обработку своей земле людям, которые не имеют собственности на землю. От владельца земли отделяется земледелец. Чистый доход, который он получает свыше затраченные средства и оплату его труда, вынужден передать владельцу как плату за пользование землей. Так происходит новое разделение общества уже на три класса: производительный (земледельцы), удерживаемый (ремесленники) и незанятый класс - владельцев земли.

Тюрґо отмечает сходство между двумя классами, которые работают, то есть между земледельцами и ремесленниками, поскольку оба "не владеют никаким доходом и все равно живут на заработки, которые им выплачиваются из продуктов земли"'. Но верный фізіократизму Тюрґо считал земледельца "первой движущей силой в общественном механизме", поскольку труд земледельца производит не только свою заработную плату, но и доход, который используется для оплаты труда всего класса ремесленников и других лиц, а также на содержание класса собственников.

Тюрґо отмечает, что собственник требует земледельца "через необходимость физического порядка, согласно которому земля не производит ничего без труда". Земледелец же нуждается владельца "только из внимания на человеческие соглашения и гражданские законы".

Учитывая различные способы получения собственником земли доходов от нее, Тюрґо считает лучшим из них предоставления земли в аренду. Он делает оговорку, что этот способ можно применять лишь в самых богатых странах, где в земледелие могут быть вложены капиталы. Преимущество этого способа заключается в том, что владелец, получая в течение определенного количества лет постоянный доход, имеет возможность пользоваться им без надобности, делать затраты и вести расчет продуктов. Земледелец, подвергая землю усиленной и хорошо организованной обработке, обеспечивает себе весь избыток продукта, который создавался благодаря его расходам и его труда.

Разделение на предпринимателей и наемных рабочих присущ не только классовые земледельцев, но и бесплодном, удерживаемом за счет земледельцев класса. Предпосылкой появления наемного работника вообще - как в земледелии, так и в промышленности - Тюрґо считал отделения рабочего от условий труда, прежде всего, от земли.

Не имея в своем распоряжении ничего, кроме своих рук, рабочий вынужден продавать свой труд любом предпринимателю - в земледелии или в промышленности. Благодаря конкуренции "во всех отраслях труда... является тот факт, что заработная плата рабочего ограничивается тем, что ему безусловно необходимо для поддержания жизни". Это положение Тюрґо впоследствии восприняли представители английской классической политической экономии (Рикардо); Ф. Лассаль сформулировал его как "железный закон заработной платы. Отчуждение работника от средств производства, необходимость продажи своего труда, закон заработной платы, - все это в Тюрґо звенья единого логической цепочки.

Тюрґо, как и Кене, считал, что предприниматели получают заработную плату в земледелии и в промышленности как вознаграждение за свой труд. Но если Кене сводил весь доход предпринимателя-капиталиста к заработной платы, то Тюрґо увидел в этом доходе прибыль, который вмещал в себя вознаграждение за хлопоты, труд, искусство и риск предпринимателя, а также процент на вложенный капитал.

Существование прибыли Тюрґо связал с процентом, а процент - с рентой. Правомерность денежного процента, по мнению Тюрґо, обусловлена тем, что денежный капиталист мог бы за определенную сумму денег приобрести земельный участок и стать получателем ренты. Тюрґо утверждает, что деньги, отданные в долг, должны приносить больший доход по сравнению с доходом земель, приобретенных за тот же капитал, потому что "неплатежеспособность должника может привести кредитора к потере своего капитала". Что же касается денег, потраченных на покупку, а на возделывание земли, а также вложенных в фабрики и торговлю, то, по мнению Тюрґо, они должны быть источником большего дохода, чем процент на деньги, отданные в долг. Кроме процента на свой капитал, предприниматель должен ежегодно получать прибыль как вознаграждение за свои заботы, свой труд, риск". Доход предпринимателя должен также давать ему средства для "покрытия ежегодных потерь в затратах".

Тюрґо считает, что цена процента на деньги, как и цена любого товара, должна вводиться в результате соотношение спроса на деньги и их предложения, а любое вмешательство в этот естественный процесс может только нанести ущерб хозяйству.

Некоторые физиократы (Мирабо-старший и др.) считали ростовщичество неестественным. Тюрґо, наоборот, доказывал правомерность денежного процента и отрицал регулирования его величины. Он сравнивал деньги с товаром, а процент - по цене. "Заем является взаимным свободным договором между обеими сторонами, которые вступают в него только потому, что он им выгоден... Сказать, что кредитор, требуя процент, злоупотребляет потребностью в деньгах своего заемщика, - это так же бессмысленно, как предположить, будто пекарь, что требует деньги за хлеб, который он продает, злоупотребляет потребностью своего покупателя... Деньги, которые рассматриваются как физическое тело, как масса металла, не производят ничего; но деньги, которые используются как авансы на предприятия по обработке земли, на фабрики, на торговлю, дают определенную прибыль".

Выдвинув идею сравнительной доходности, прибыльности, денег, использованных на закупку земли, отданных в заем и затраченных на промышленные предприятия, Тюрґо пытается выяснить связь между движением этих различных доходов. Он замечает, что неравные доходы владельцев капитала, вытекающие из различных способов его использования, имеют тенденцию к равновесию. Тюрґо пишет: "Это неравенство (продуктов различного использования капиталов) не мешает им проявлять взаимное влияние друг к другу, так что между ними устанавливается своеобразное равновесие". Свой тезис о притяжения различных видов доходов к равновесию он аргументирует так: допустим, что происходит продажа земли в широких масштабах. Это приведет, очевидно, к снижению цены на землю, что повлечет за собой повышение уровня процента, а "владельцы денег захотят быстрее скупать землю, чем отдавать деньги в долг под проценты, которые не превышают доходы от земель, которые они могут купить". Повышение процента приведет к тому, что деньги не будут потрачены на обработку земли, промышленные и торговые предприятия, как на "тяжелый и рискованный способ получения прибыли". "Одно слово, - резюмирует Тюрґо, - в зависимости от того, как увеличиваются или уменьшаются доходы от какого-либо использования денег, капиталы вкладываются в одни дела и изымаются из других, а это неизбежно меняет в каждом из этих способов использования капитала отношение капитала к ежегодного продукта".

Эти высказывания Тюрґо свидетельствуют о том, что он сделал попытку выяснить взаимосвязь между прибылью, процентами и рентой.

Тюрґо изложил собственную теорию ценности, которая отличается от подобной теории физиократов. К этой проблеме он обращается в статье "Ценности и деньги". Сначала он пытается выяснить значение слова "ценность". Тюрґо пишет, что в латинском языке слово "valor" означало силу, здоровье, крепость организма. Впоследствии оно стало означать пригодность, то есть удовлетворяет ли эта вещь наши требования к ней; если нет, то говорят, что она не имеет ценности. Большая или меньшая ценность означает степень годности: насколько эта вещь способна удовлетворить наши запросы. В таком смысле (значимость вещи для потребителя) Тюрґо говорит о ценность.

Если взять совокупность вещей, необходимых для жизни и благосостояния, отмечает Тюрґо, то получим некоторую сумму потребностей.

Каждый предмет нашего желания стоит нам забот, труда, усталости и времени. То и сколько приходится тратить для получения вещи, составляет естественную цену этой вещи. Тюрґо подчеркивает, что даже когда никакого товарного обращения еще нет, человек уже вступает в соглашение с Природой. Она отдает ей часть своих сил, времени и т.п., а взамен получает нужную вещь.

Но общее количество сил, времени, труда у каждого человека ограничено, поэтому в каждом случае нужно решать, сколько собственных ресурсов человек может позволить себе отдать за вещь (соответственно степени потребности в ней). Если нужно отдать свыше свои возможности, то стоит отказаться от получения вещи, направив свои ресурсы на нечто другое.

Обычно человек измеряет свои ресурсы в деньгах, но легко понять, что за ними стоит труд. Каждая вещь отвечает определенном промежутке времени труда, за которую человек получает зарплату. Именно максимальную долю своих ресурсов, которую человек согласна отдать, Тюрґо и называет ценностью значение. Но если речь идет о взаимном обмене между людьми, пишет Тюрґо, ценность значение не может объяснить формирование пропорции обмена. Ведь каждый имеет свою оценку.

Тюрґо исследовал, есть ли ценность и полезность внутренне присущими товарам. Ценность может связываться с физическими качествами благ, так же как и с воображаемыми качествами. Поэтому Тюрґо колебался между теорией внутренней ценности и теорией внешней ценности.

Он показал, что ценность использования образуется сочетанием полезности с уникальностью (то есть с тяжестью получения этого блага). "Очевидно, что из двух одинаково полезных и равных по качеству вещей и, для получения которой человеку придется приложить гораздо больше усилий, покажется ей более ценной, и она затратит больше сил, чтобы заполучить ее. Вот почему вода, несмотря на всю ее необходимость, ...не рассматривается как нечто ценное в стране хорошо зрошеній; человек не стремится обеспечить себе владение ею, поскольку избыток этого вещества дает возможность всегда иметь ее, но в песчаных пустынях вода имела бы безграничную цену".

Тюрґо различал мгновенную, бегущую ценность, которая является краткосрочной и длительной, или нормальную, ценность, которая является долгосрочной. Это распределение впоследствии использовал Адам Смит. С другой стороны, Тюрґо опережает классиков со своей теорией обмена, которая есть не что иное, как теория рынка. Он предлагает рассмотреть такую ситуацию: на необитаемом острове оказались двое дикарей. У одного есть маис, в другой - дрова, а каждому для выживания нужно и то, и другое. Наконец они вступают в торг, в котором каждый хочет отдать как можно меньше и как можно больше. Они торгуются, и сделка осуществляется - 4 меры маиса за 5 оберемко дров.

Именно такое соотношение объясняется тем, что для первого получить 5 оберемко дров важнее, чем отдать 4 меры маиса, и наоборот. Обмен поэтому и происходит, что он выгоден для обоих. Каждый считает, что получает больше, чем отдает - больше самой ценности значение.

Вот эта субъективная выгода первого точно равна выгоде второго, - замечает Тюрґо. Если бы это было не так, то один из двух менее стремился бы к обмена и заставил бы другого дать больше маиса за свои дрова (или наоборот). Следовательно, при обмене ценность отдается за равную ценность. Такую равную ценность Тюрґо считал меновой ценностью.

Тюрґо пытался показать, что цена, которая устанавливается на рынке, является единой для всех его участников. Причем под влиянием конкуренции она приближается к естественной (фундаментальной) цены.

Обмен повышает ценность предметов, потому что при этом собственность одного человека, который практически не требует ее, переходит В собственность другой, которая имеет в ней значительную потребность. Именно в этом и заключается условие обмена. С другой стороны, обмен повышает доходы индивидов и поощряет специализацию.

Очень важное замечание Тюрґо о том, что ценность не имеет собственной меры, иначе говоря, для нее нельзя ввести никакой абсолютной единицы измерения. Ценность измеряется лишь ценностью - через сравнение одной из другой. Это означает, что ценность всегда относительна. Так же измеряют длину длиной - ведь мера длины установлена не природой, а людьми. Во всяком соотношении обмена, по мнению Тюрґо, одна часть равенства выражает ценность другой части.

Тюрґо отказывается от абсолютной (то есть такой, которая существует вне понятия "ценность") меры ценности. В частности, он не ищет ее в работе или в полезности вещей. Исходя из основополагающей идеи Аристотеля о решающую роль чувство потребности, Тюрґо твердил, что меновое соотношение оказывается в процессе торга через соотношение интенсивностей потребностей обоих участников торга. Чем сильнее человек чего желает, тем интенсивнее ее потребность в этой вещи. Когда соотношение обмена установилось, оно выражает равновесие, или равенство, интенсивностей обоих потребностей. Отсюда оставался один шаг до понятие предельной полезности. Тюрґо подсказал эту идею почти на 100 лет раньше, чем она стала общепризнанной.

Тюрґо был предшественником тех, кто требовал минимального вмешательства государства в экономическую жизнь и противопоставлял ему свободную конкуренцию. Принципы этой теории изложены в "Похвальном листе Венсану де Гурне". Следовательно, единственная цель, которую должна перед собой поставить администрация, заключается в том, чтобы: 1) предоставить всем отраслям коммерции ту драгоценную свободу, которой ее лишили предрассудки веков невежества, легкость, с которой правительство дает склонить себя на сторону отдельных интересов, стремление к плохо понятной совершенства; 2) облегчить труд всех членов государства, чтобы поощрить наибольшую конкуренцию в продаже, с чего неизбежно следует крупнейшая совершенство изготовление и самая выгодная цена для покупателя; 3) в то же время создать последнем как можно большее количество конкурентов, предоставляя продавцу рынки сбыта для его товара, - единственный способ обеспечить вознаграждение труда и закрепить навсегда производство, которое, помимо этой награды, нет никакой другой цели. Администрация должна также поставить себе задачу устранять препятствия, которые сдерживают развитие промышленности, снижают размеры прибылей и их надежность.

Следовательно, экономические труда и политика Тюрґо является заметным вкладом в теорию и практику фізіократизму. Своими экономическими размышлениями он достигает далее классической политической экономии, выразив идеи, которые впоследствии были развиты в теориях предельности.



Назад