Электронная онлайн библиотека

 
 История социальной педагогики и социальной работы

1. Анализ системы социального обеспечения в первое десятилетие после установления Советской власти в Украине


Первая мировая война, а впоследствии революции, гражданская война привнесли в Украину драматические социально-экономические изменения. Попытки завоевать государственность или самоуправления (Центральная Рада, Гетманат, Директория, ЗУНР) оказались безрезультатными, и в 1922 г. Украина вошла в состав Советского Союза.
Процессы, происходившие в жизни общества, обусловили изменения в социальной структуре населения. Развитие народного хозяйства, в частности, индустриализации, сопровождался ростом в Украине численности рабочего класса. В связи с коллективизацией произошли глубокие социальные сдвиги в среде крестьянства. На смену дореволюционном расслоению (батраки, середняки, бедняки, кулаки) было сформировано новую социальную слой - колхозное крестьянство. Процесс коллективизации, который сопровождался раскулачиванием, нарушил быт и обычаи украинского села, оно перестало существовать как особое социальное явление, как специфический феномен. Массовая миграция сельского населения в города вызвала напряженное положение с трудоустройством и жильем. В поисках лучшей судьбы тысячи украинцев эмигрировали в Северной и Южной Америк, Австралии.
В условиях нового государственного образования изменилась не только структура управления и хозяйствования и общественные отношения, но и модель социальной помощи. Ее предыдущие формы, а также названия органов и структур были признаны как не отвечающие социалистическом пониманию задач социального обеспечения и является пережитком старого времени, когда социальная помощь имела характер милостыни, благотворительности.
В созданной российскими большевиками государству достаточно быстро происходило отождествление общества и государства, практически страна лишалась гражданского общества и, как следствие этого, в системе помощи и защиты начинала доминировать государство. Она становится главным субъектом помощи, причем церковь и общественные организации, а также частные лица как партнеры были отстранены от этой деятельности.
Такой подход привел к тому, что общественная опека, которая охватывает различные сферы человеческой деятельности, практически сводилась лишь к проблемам социального обеспечения. Происходило сужение парадигмы помощи, много видов социального патронажа, возникшие эволюционным путем, в общественной практике втрачалось.
Отказавшись от принципы благотворительности, большевистская партия провозгласила о переходе к коммунистического обеспечения, по которому каждый инвалид и изнемог, каждый нетрудоспособный - взрослый или несовершеннолетний, может надеяться, что государство не даст ему умереть от голода, придет ему на помощь.
Декларируемое социальное обеспечение, однако, было неотделимо от марксистской теории классовой борьбы и распространялось только на “своих”, то есть преданных советской власти, смиренных. Поэтому, провозглашенные високогуманні принципы, принятые законы относительно социальной защиты не помешали выморить голодом (1921-1923 гг., 1932-1933 гг., 1946-1947 гг.) свыше 10 млн. украинских крестьян, предварительно силой лишенных любого продовольствия, по достаточного количества произведенных в самой Украине пищевых продуктов (2, 35).
Массовый террор голодом с целью достижения определенных политических целей (установления советской власти, осуществления коллективизации сельского хозяйства, выработки покорности населения) - “изобретение” В.Ульянова (Ленина), “творчески” развитый Й.Джугашвілі (Сталиным), практиковался советской властью, главным образом, против украинских крестьян, которые оказали вооруженное сопротивление большевистской оккупации в 1918 г., поднимали массовые восстания против российской оккупационной власти в 1919-1921 гг., не хотели вступать в колхозы 1929-1930 гг.
Социалистический “гуманизм” не мешал также лишать средств к существованию, крыши над головой, высылать в специальные концлагеря или на специальные поселения (на Север и Восток России, в пустыне Казахстана) 200 тысяч украинских раскулаченных крестьянских семей, миллионы женщин, вдов, детей “врагов народа”, ни в чем не повинных (как сами “враги народа”). Всякая благотворительность или просто гуманное отношение к репрессированных (даже бывших) и их семей не только не поощрялось властями, но и жестоко наказывались, а помощь зарубежной общественности голодающим украинцам (в том числе галицкой общественности 1932-1933 гг.) отвергались.
После октябрьского переворота была создана новая структура, которая занялась отменой действующих органов помощи с перераспределением средств и имущества на нужды государства. Сначала ней оказалось Министерство, а впоследствии - Народный комиссариат государственной опеки (НКДО). Среди ликвидированных учреждений находились благотворительные организации и общества помощи инвалидам. Их отменили 19 ноября 1917 года. А уже к концу января 1918 года было сломано всю предыдущую систему опеки. Вместо упраздненных ведомств в НКДО образовывались отделы, которые должны курировать проблемы социальной помощи определенной категории нуждающихся, - отделы по охране материнства и детства, отдел опеки несовершеннолетних и другие.
До марта 1918 года были сформированы основные направления деятельности в сфере государственного социального обеспечения: выдача пайков семьям фронтовиков, предоставление хранилища для искалеченных на войне и назначения им пенсии; корректировка деятельности учебных заведений государственной опеки. Для решения острой на то время проблемы финансового и материального обеспечения социальных мероприятий, НКДО прибегал к широкого круга мероприятий - от целевого перераспределения материальных средств, организации благотворительных лотерей до введения налога на публичные зрелища и развлечения.
С апреля 1918 года начинает осуществляться целенаправленная государственная поддержка нуждающихся как средство проведения социальной политики. В это время был образован Наркомат социального обеспечения (НКИД). Этот орган определил новую стратегию социальной помощи, исходя из задач построения социалистического общества большевистского образца. Следовательно начал формироваться классовый подход в оказании различных видов помощи. Согласно положению о социальном обеспечении трудящихся право на получение помощи со стороны государства имели только лица, “источниками существования которых есть собственная работа, без эксплуатации чужой”. Новое законодательство устанавливало основные виды социального обеспечения, на которые могло рассчитывать трудовое население: медицинская помощь, выдача пособий и пенсий (в связи со старостью, потерей трудоспособности, беременностью, рождением детей).
Постепенно сформировалась и административная система советского социального обеспечения. Значительную роль в этом сыграл 1 съезд комиссаров социального обеспечения (июнь 1918 года). Съезд определил организационную структуру управления социальным обеспечением, его центральных, губернских и уездных органов. Сделана попытка разграничить полномочия НКИД с другими комиссариатами. На середину 1918 года НКИД развивал свою деятельность в таких направлениях: охрана матери и новорожденного; работа в детских домах; деятельность по обеспечению несовершеннолетних, обвиняемых в противоправных действиях; раздача продовольственных пайков; обеспечение искалеченных солдат; медицинская помощь.
Деятельность в сфере собеса в этот период, в том числе выдача различного рода помощи, осуществлялась различными ведомствами - Комиссариатом труда (оказывал помощь безработным), Биржей труда, Комиссариатом земледелия и др., что приводило к дублированию определенных функций. Поэтому в 1920г. произошло разграничение функций и полномочий различных ведомств. К функциям Наркомата труда отнесено установление общих норм пенсий и пособий. К Наркомата здравоохранения отошли все лечебные учреждения, ранее принадлежавших к НКИД.
Стратегию социального обеспечения существенно изменила новая экономическая политика (нэп), введена в действие в начале 20-х годов. Основными направлениями деятельности НКИД в тот период были: обеспечение крестьянства и человек “самостоятельной труда” в порядке обязательной взаимопомощи; кооперация инвалидов; социальное страхование работников; государственное обеспечение семей красноармейцев в городах. Вместе с этим, органам НКИД поручались следующие виды работ: оказание “помощи жертвам контрреволюции”, борьба с попрошайничеством и проституцией, помощь во время стихийных бедствий, опека и попечительство.
Помощь жертвам контрреволюции” начато с 1918 г., когда при губернских и уездных отделах НКИД были созданы специальные отделы. К этой категории населения принадлежали пострадавшие советские служащие, политические амнистированы, политические эмигранты, политические беженцы, а также семьи указанного круга лиц. В соответствии с постановлением правительства их обеспечивали работой, одеждой, жильем, медицинской и денежной помощи, оформляли им пенсии, направляли детей в приюты и т.д.
Деятельность, направленную на ликвидацию различных проявлений социальной патологии - попрошайничества, проституции - НКИД осуществлял вместе с Наркоматом здравоохранения, потому что проституция, вызванная главным образом массовой безработицей, привела к вспышке инфекционных заболеваний. Проституция и бродяжничество рассматривались в Советской стране как пережиток капитализма, хотя большевистское государство была надежно защищена от воздействия капиталистических стран. Как главное направление борьбы с этими негативными явлениями использовалась труд в лечебно-воспитательных и трудовых учреждениях.
Как средство борьбы с профессиональным нищенством трудовая помощь предоставлялась с 1919 года. В специальных распределителях нищих в зависимости от работоспособности распределяли по разным типам заведений. Однако рост численности бедняков не прекращался, потому что органы социальной помощи не способны были дать совет такой огромной в то время массе нуждающихся. К тому же мизерный размер социальной помощи даже тем, кто ее получал, заставлял людей заниматься попрошайничеством.
Одним из важных направлений деятельности государственных органов социального обеспечения в 20-е годы была борьба с детской беспризорностью. Проблема сотен тысяч беспризорных детей решалась через открытие детских домов, трудовых коммун, воспитательных колоний. Шел поиск путей социального воспитания.
В июле 1920 года Наркомпрос УССР издал “Декларацию о социальное воспитание детей”. В ней определялись основные принципы политики Советской Украины в области образования и воспитания подрастающего поколения”. “Декларация...” указывала на необходимость воспитания детей в духе коммунизма, трудового воспитания, сочетание обучения и воспитания в едином процессе. Отдельные вопросы в документе трактовались с позиции “отмирания школы”, вместо школ рекомендовались детские дома и детские коммуны, основным учебником провозглашалось жизни, недооцінювалась роль семьи в воспитании детей. На то время бытовало ошибочное мнение о неизбежно отмирание семьи в условиях социализма.
Поисками путей социального воспитания занимался известный украинский педагог А.С.Макаренко. Выступая против вульгаризации идей социального воспитания, их искажение на практике, он считал, что наиболее приемлемым видом учебно-воспитательного заведения является трудовая колония, где можно создать все условия для воспитания нового человека, советского гражданина, коллективистами.
Однако с середины 20 - лет в Советском государстве изменилось отношение к беспризорных: закрывались детские дома, детей физически истребляли. Их вывозили товарными вагонами далеко за город, там оставляли в закрытых отцепленных вагонах, где дети умирали...
В Одессе детей сажали на баржу и отправляли их будто на прогулку по морю, среди моря их сбрасывали в воду... Эти страшные картины из жизни бездомных описал Григорий Ващенко на основании показаний бывших беспризорных, что впоследствии стали эмигрантами (1, 73).
Определенное значение для развития деятельности по спасению детей мало создание детской социальной инспекции при отделе Правовой защиты детей Нарком просвещения. Она проводила борьбу с попрошайничанием, беспризорностью, проституцией, спекуляцией, правонарушениями, эксплуатацией детей, жестоким отношением в семьях.
Заслуживает внимания опыт работы самих инспекторов - братьев и сестер социальной помощи. Это были люди не моложе 21 года. Они посещали мастерские, семьи, учреждения; задерживали малолетних правонарушителей и направляли их в детские приемники-распределители. Беспризорных детей-сирот и тех, что находились в детских учреждениях, устраивали в семье.
Важным направлением социальной помощи была поддержка крестьянства. В середине 20-х годов оно стало главным объектом деятельности НКИД, который способствовал организации крестьянской общественной взаимопомощи (СГВ). Она была узаконена в мае 1921 года, а уже в 1922 г. развернулась активная работа по созданию крестьянских комитетов общественной взаимопомощи. На них были возложены функции самообеспечения и патронажа нуждающихся.
Главными формами деятельности таких комитетов были: оказание индивидуальной помощи красноармейцам, инвалидам (денежная помощь, займы, трудовая помощь); социальная взаимопомощь (общественная пахота, запасные склады, поддержка школ и больниц, изб-читален, домов для инвалидов); правовая помощь (защита интересов мало имущих при взимании налогов, наделении землей, лесом). Комитеты должны были следить за тем, чтобы земли красноармейцев, инвалидов, сирот и бедноты были обработаны, организовывать воскресники, нести ответственность за “удовольствие других хозяйственных нужд сирот, инвалидов, бедноты ... за недопущение эксплуатации их кулачеством”.
Крестьянские общества взаимопомощи организовывались с целью стабилизации положения на селе, ведь согласно переписи 1926 г. в селе проживало чуть более 80% населения страны, и государство было не в состоянии содержать все необеспеченные категории крестьян за счет бюджета. В отличие от прежней крестьянской помощи и взаимопомощи (XIX - нач. ХХ ст.) теперь организация комитетов становится обязательной повинности. То есть государство решило помочь определенным группам крестьян за счет средств других групп, сама ничего не вкладывая, хотя налоги на крестьян были на то время главным источником наполнения Госбюджета.
После организации колхозов произошли изменения в формах социальной помощи на селе. К деятельности крестьянских обществ были отнесены кассы взаимопомощи колхозников. Такая переориентация связана с тем, что начал намечаться переход от индивидуальных методов помощи в коллективных, а контроль полагался на народные комиссариаты социального обеспечения.



Назад