Электронная онлайн библиотека

 
 История экономической теории

8.4. Теории гармонии экономических интересов В. Н. Сеніора, Ф. Бастіа и Ч. Кэри


Трудовую теорию А. Смита - Д. Рикардо не признавали в разных странах. На родине экономистов-классиков с критикой их теории выступил Уильям Нассау Сеніор (1790-1864), который в 1836 г. опубликовал исследование "основы политической экономии", а год подряд - "Письма о фабричное законодательство". Выступая с критикой трудовой теории, В. Н. Сеніор остроумно писал: "За Смитом, законодатель евреев был непродуктивным работником". И далее: "Разве врач, который излечивает своим предписанием больного ребенка и таким образом сохраняет ему жизнь на долгие годы, не производит длительного результата?" - спросил Сеніор.

В соответствии с этими соображениями экономист положительно оценивал все виды человеческой деятельности, потому что они касаются создания богатства. В. Сеніор полезной считал труд мореплавателей и воинов, пограничную стражу и т.п., потому что они обеспечивают условия хозяйствования. "Существуют страны, отмечал он, где совершенно невозможно обрабатывать землю без охраны солдатами. И что же! За квалификацией Смита, собранный урожай не является продуктом совместной работы того человека, который ходит за плугом и той, которая рядом с ней идет с оружием в руках. По мнению Смита, только земледелец является продуктивным работником, а деятельность солдата - непродуктивное".

"Богатство нации, - по мнению В. Сеніора, - зависит не от числового соотношение между теми, кто производит услуги и теми, кто производит стоимости, а от такой пропорции между ними, которая больше всего соответствует тому, чтобы сделать труд каждого как можно плодотворнішою".

Отрицая разделение работников на продуктивных и непродуктивных, В. Сеніор доказывал их полезность. "Врач, священник, учитель, - писал он, - могут производить только средства, с помощью которых с большей или меньшей вероятностью и с большей или меньшей совершенством будут произведены эти и другие результаты... производитель этих средств имеет право на вознаграждение даже в том случае, когда он и не добился успеха, не достиг ожидаемых результатов".

В. Сеніор рассматривал теорию здержливості капиталиста, который благодаря сбережениям создает капитал, мол, капиталист "здержується" от личного потребления. Он выдвинул теорию, согласно которой при 15-часовом рабочем дне (такая продолжительность рабочего дня была тогда в Англии) за первые 10,5 часов замещается стоимость авансированного капитала, а в течение последнего часа создается прибыль. Следовательно, если сократить рабочий день до 10 часов, то полностью исчезнет прибыль, а это помешало бы богатству Великобритании, потому что подорвало бы мотивацию к предпринимательства. Правда, от этой концепции В. С. Сеніор впоследствии отказался.

Что касается его критики производительного и непроизводительного труда, то она оказалась достаточно конструктивной, как это показали последующие периоды в развитии экономической теории.

Фредерик Бастіа (1801-1850) родился в Байоні (Франция), в богатой семье. Был купцом, фермером, мировым судьей, генеральным советником, депутатом учредительного собрания Конституционной ассамблеи 1848 года.

Знание иностранных языков (английского, испанского, итальянского) давало ему возможность ознакомиться с передовой философской и экономической мыслью того времени, с трудами Смита, Сэя. Интересовался политикой, был сторонником идей либерализации экономики, отстаивал принцип классиков - laissez faire - невмешательство государства в экономику, борцом против протекционизма. С целью реализации своих взглядов организовал Ассоциацию свободной торговли в Бордо.

Жизнь его была короткой, а научная карьера - еще короче. Она длилась не больше шести лет. Первая статья Фредерика Бастіа была опубликована в Газете "экономистов" 1844 года под названием "L'influence des tarifs anglais et fransais". Он дописывал также в других газет. Самая известная его статья - "Sophismes economiques".

Ф. Бастіа написал много известных литературных произведений. Среди них "The Law", который получил больше всего отзывов в свой адрес. Основной труд Ф. Бастіа - "Экономические гармонии", которая вызвала много критических замечаний, была напечатана после его смерти 1850 года незавершенной.

Характерная черта теории Бастіа - это компиляция его идей в Милля, Сеніора, Сэя, Кэри и др. Однако его оптимизм и вера в самосовершенствования капитализма были искренними и он пытался обосновать это с помощью теоретических выкладок.

Ученый стоит на индивидуалистических позициях, считая, как и Смит, что прогресс общества связан с реализацией свободы интересов отдельного человека, что частные интересы антагонистические только извне, а по сути они солидарны. Достаточно, чтобы "каждый преследовал свой интерес и он увидит, что, сам того не желая, будет слугой интересов других".

Совокупность этих интересов и их согласования, по мнению Бастіа, является предметом политической экономии. В отличие от социалистов, он считал, что гармонию интересов может обеспечить капитализм, который также является ассоциацией объединенных общей целью людей, но отношения между ними складываются на основе действия природных сил - объективных экономических законов. Действие этих сил обеспечивает гармонию интересов.

Он утверждал, что объективные законы обеспечивают гармонию социального мира, и эта гармония отображается во всех явлениях экономической жизни: в обмене, стоимости, ценности, конкуренции, производстве, распределении и потреблении.

Согласование интересов в обществе, по его мнению, происходит на основе обмена и потребления, - каждый человек может найти себе место в нем, доказав ему свою полезность, удовлетворяя нужды других и находясь с ними в отношениях равноценного обмена.

Обмен между субъектами в обществе имеет стоимостной характер, поэтому важно, по мнению Бастіа, определить, что лежит в основе стоимости. Пытаясь примирить все уже известные категории - стоимости, полезности затрат производства и цены, он обращается к универсальной формы - заимствует у Сэя его теорию услуг, но уточняет ее. "Основы стоимости всегда заложены в услугах, а не в полезности, - отмечает он, - я надеюсь примирить экономистов всех аспектов".

Ф. Бастіа охотно бы воспользовался трудовой теорией стоимости, и не смог с ее позиций объяснить, почему разные по индивидуальным затратами труда вещи обмениваются на рынке по одинаковой цене, а цена колеблется под влиянием спроса и предложения. Определив сначала величину стоимости с позиции сохраненной покупателем труда, как это сделал Кэри, он впоследствии отказывается от этого тезиса, поскольку не знает, как измерить количество незатраченої труда.

Простая формула Сэя: "Стоимость есть отношение двух услуг, которые обмениваются" уволила Бастіа от необходимости решать теоретические проблемы, которые еще никто не разгадал. Кроме того, с этой позиции можно было легко объяснить практически все явления подобно тому, как Смит и его последователи утверждали, что всякая собственность, всякое имущество - это сумма стоимостей. Бастіа определял собственность как сумму предоставленных владельцем услуг. Причем услуга - это не только затраты труда, но и вообще любой усилия, что сохраняет усилия других.

Теория обмена Бастіа легко выводится из теории услуг. Гармоничное сочетание услуг капиталиста-владельца средств производства, которые он предоставляет в пользование, отказывая себе в приобретении соответствующей суммы услуг землевладельца, земля которого используется, и рабочего, который прилагает усилия к средствам производства, дает им возможность участвовать в обмене услугами.

Распределение совокупного, произведенного с участием капиталиста, землевладельца и рабочего продукта, происходит пропорционально вкладу каждого из них в производство, то есть количество предоставленных услуг определяет долю, которую будет получено в форме прибыли, ренты, заработной платы.

Бастіа формулирует, вслед за Тюрґо, хотя и не так, тенденцию нормы прибыли к падению, но этот закон окончательно трансформируется в него в закон уменьшение относительной доли капиталиста в общественном продукте наряду с увеличением его вклада в производство. То есть, по мнению Бастіа, при распределении общего дохода (после покрытия всех расходов) доля собственника капитала относительно уменьшается, общественный доход перераспределяется в пользу других участников производственного процесса.

Этот процесс перераспределения Бастіа называет законом распределения общественного продукта между капиталом и трудом, благодаря чему известные экономисты Маркс, Маршалл, Бем-Баверк и др. видели в нем лишь адвоката существующего строя и не признавали научности его теории. Однако он искренне верил, что улучшение экономического положения всех слоев населения обеспечивается успешным развитием капитализма благодаря росту общественного продукта и изменений в его распределении, причем эти изменения обусловлены естественными законами. Ф. Бастіа писал: "Если бы я имел несчастье видеть в капитале только выгоду капиталиста, я бы стал социалистом".

В соответствии с этим законом прибыль капиталиста уступает своими размерами общественном дохода и заработной плате. Заработная плата с ростом капитала увеличивается, но скорее капитал. И это относительное уменьшение доли прибыли, по мнению Бастіа, не мешает абсолютном увеличению капитала, ведь растет весь общественный продукт. Основан на тезисе о тенденции нормы прибыли к падению, закон о перераспределении общественного дохода в пользу труда Бастіа не доказывает.

Тенденция нормы прибыли к падения - это еще не само падение, ему противостоит ряд факторов. Статистические данные того времени свидетельствуют против закона Бастіа, а увеличением заработной платы рабочий класс на то время был обязан давлению на капиталистов и законодательном вмешательству государства.

Теория заработной платы Бастіа прямо вытекает из его закона перераспределения общественного продукта. Полная, по его мнению, гармония интересов капиталиста и наемного работника, единство их цели заключается в том, что они вместе создают продукт для будущего распределения. Капитал делает производство более продуктивным. С развитием производства создаются условия для работника, которые позволят ему со временем стать наравне с капиталистом.

Бастіа делает вывод, что прибыль и заработная плата не противостоят друг другу, - они гармонично сочетаются.

Проблема земельной ренты в работах Бастіа рассмотрена также очень поверхностно. Он приводит цитаты из трудов Смита и Рикардо, не опровергая и не поддерживая их доказательства. Для анализа ренты он использует теорию услуг, которая понадобилась ему здесь для решения проблемы противоречий между земельными собственниками-капиталистами, арендаторами и наемными рабочими.

Производительную силу земли трудно приписать заслугам землевладельца, который присваивает ренту лишь потому, что владеет этой землей. То, что дается даром, должно принадлежать всем. "Общественная гармония" в этой части могла бы немного пострадать, но Бастіа находит объяснение: он рассматривает землевладельца как человека, который беспокоится о качестве земли и является владельцем прошлых услуг предков по возделыванию и улучшение земли.

Следовательно, участие землевладельцев в производстве сводится к роли обычного капиталиста, который получает прибыль (процент) за совокупность прошлых услуг. Со временем, утверждает Бастіа, доля прошлых услуг в производстве будет уменьшаться, а активного влияния - увеличиваться и тогда доход перераспределяться не на пользу землевладельца, а в пользу того, кто обрабатывает землю, то есть создает новые услуги, которые всегда полезнее и продуктивнее по сравнению с прошлыми.

Этот тезис Бастіа стала базовой для обоснования его теории уменьшение доли доходов по праву собственности, поскольку всякая собственность является лишь суммой прошлых ценностей, постепенно теряют свою полезность.

Проблему распределения общественного национального дохода Бастіа развязал на основе теории трех факторов производства, которая повторяет теорию Сэя и мало чем отличается от нее. Бастіа использовал эту теорию, чтобы доказать экономические права классов на возмещение их участия в производстве в форме прибыли, ренты и заработной платы, показать, как гармония общественных интересов строится на экономической гармонии, что размеры общественного продукта определяют размеры доходов и каждый из классов заинтересован способствовать росту производства.

Теория Бастіа не является открытием и не вносит ничего нового в экономическую мысль, но она была использована для вывода еще одного закона о определяющую роль потребителя относительно производителя.

Бастіа утверждал, что достижение гармонии интересов происходит тогда, когда личный интерес подчиняется общественному. Начало этого процесса наблюдается уже в капиталистическом обществе, что является проявлением покорения производителя потребителю.

Производитель заботится лишь о собственном интересе, пытаясь получить как можно большую прибыль. Но все, что он пытается сделать для достижения этой цели, приводит к снижению цен, создание полезных вещей в достаточном количестве, к увеличению общественного продукта и полного удовлетворения потребностей потребителя.

На это направлены все экономические законы, действующие в обществе конкуренции, стоимости, спроса и предложения и др., которые заставляют ориентировать производство на спрос. Поэтому основным вопросом политэкономии, по мнению Бастіа, должно стать не вопрос о законах производства, о заинтересованности производителя, а о основные закономерности процесса потребления, поскольку именно оно предопределяет направления развития производства.

Признавая, что потребитель навязывает свою объективную волю производителя, Бастіа пишет о его моральную ответственность перед обществом, отводя ему роль воспитателя вкусов и предпочтений, ответственного за неразумные формы потребления. "Если человечество совершенствуется, то это потому, что морально совершенствуется потребитель".

Теория примата потребления над производством, потребителя над производителем была новым словом в политической экономии, и хотя ее не могли взять на вооружение экономисты, она имела свое рациональное зерно.

В проповеди экономических гармоний Ф. Бастіа не был одиноким. Его единомышленником в США выступал книгоиздатель Генри Чарлз Кэри (1793-1879), взгляды которого изложены в его главном произведении "Основы социальной науки" (1857-1859 гг.). Конечно, на мировоззрении Кэри сказалось влияние американской действительности середины XIX ст.

Ч. Кэри высказался достаточно четко негативно по поводу английского экономической школы: "Британская школа экономистов рассматривает не действительную человека, который живет в обществе, а искусственный создание собственной системы. Ее теория занимается собственными примитивными инстинктами человечества, а на высшие смотрит, как на побочное обстоятельство, которая чужая системе".

Это свидетельствует о критическое отношение Кэрри к трудовой теории А. Смита и Д. Рикардо. Он считал ошибочным делать предметом политической экономии материальные потребности человека, потому что это сводит ее до состояния животного мира. Для науки важно изучить все явления, которые влияют на человека, наделенного почуваннями, умом, талантами. Ошибка экономистов, по мнению Ч. Кэри, заключается в том, что в своих исследованиях они берут дикое животное, назвать которую "именем человека значило бы унизить понятие, соединенное с этим словом и принято Адамом Смитом за выражение идеи существа, подобного Творцу". Кэри критиковал материалистически ограниченное толкование человека, который якобы служит орудием для капитала, а не наоборот.

Важнейшую категорию экономической теории - ценность, ее суть Ч. Кэри выяснял, сравнивая различные потребительские ценности.

"Понятие ценность, - подчеркивал он, - непосредственно связано с понятием о сравнения". Следовательно, Ч. Кэри имел в виду меновую ценность, лишая ее объективно-содержательного наполнения. "Ценность, - твердил он, - есть мера противодействия, которую мы должны преодолеть, чтобы получить жизненные потребности, необходимые для наших целей, то есть мера господства над природой". Конечно, Ч. Кэри окончательно не отрицал роли труда в создании ценности и формировании цены. Наоборот, верхние пределы расходов Ч. Кэри считал пределом ценности. "Какая высокая ценность предметов? - спрашивал он и отвечал: "Она так высока, как высокие расходы на воспроизведение, но не выше".

Ч. Кэри рассматривал зависимость полезности и ценности. "Человек может предоставить свойства полезности каждому предмету, - твердил он. - ...Полезностью измеряется сила человека над природой. Ценность есть мера силы природы над человеком". Первая растет - вторая уменьшается. "Полезность, - писал Ч. Кэри, - увеличивается, ценность же значительно уменьшается".

Оригинальным было определение богатства. "Богатство, - по мнению Ч. Кэри, - заключается в способности владеть даровими услугами природы. Чем больше склонность к ассоциации, тем разнообразнее спрос на человеческий разум, тем больше... должно быть развитие индивидуальных способностей каждого отдельного члена общества, тем сильнее способность к ассоциации". Богатство растет со снижением ценности необходимых жизненных потребностей и вещей - такую закономерность обосновывал Ч. Кэри. Поэтому прогресс человека находится в прямой связи со снижением жизненных потребностей и ростом ее собственной ценности.

О экономические взгляды Ч. Кэри можно судить по его определениями отдельных экономических категорий, каркас которых всегда характеризует состояние науки. В Частности, Ч. Кэри сформулировал такие экономические понятия: "Полезность является измерением силы природы над человеком, - измерением сопротивления, который обнаруживает природа относительно удовлетворения и желаний.

Богатство заключается в способности человека владеть даровими силами природы.

Производство заключается в направлении этих сил на пользу человеку.

Капитал является орудием, с помощью которого выполняется определенная работа, он имеет форму земли, судов, вагонов, домов, умственной или физической силы...

С развитием силы ассоциации полезность увеличивается, а ценность уменьшается.

С уменьшением ценности потребностей жизни, стоимость человека увеличивается, сопровождаясь развитием индивидуальности и увеличением безопасности личности и собственности".

Эти определения могут быть обобщением теоретико-экономических взглядов Ч. Кэри, который ставил ценность человека выше, чем ее вещное среду, противопоставляясь трудовой теории Адама Смита и Давида Рикардо.

Итак, судьба классической политической экономии почти ничем не отличалась от судьбы других научных направлений и школ в истории экономической теории. В новых экономических и политических условиях классическая политическая экономия с ее трудовой теорией ценности подвергалась критическому анализу, воспринималась не так однозначно, как раньше. Критическая оценка политической экономии, которую так ярко представили А. Смит и Д. Рикардо, постепенно способствовала возникновению новых школ, направлений и концепций в экономической теории. Это было свидетельством ее дальнейшего развития, а не краху, как пытались это объяснить, например, марксодокси, что были ограничены определенными догмами. Критика классической школы с ее трудовой теорией прокладывал новые пути в развитии экономической науки.

 

Литература

1.  История экономических учений: В 2 ч. - М., 1989. - 4.1.

2.  Маркс К. Теории прибавочной стоимости. - К., 1965. (Произведения / К. Маркс и Ф. Энгельс; Т. 26. - Ч. 1).

3.  Миллъ Дж. С. Основы политической экономии: В 3 т. - М., 1980-1981.

4.  Klassiker des Okonomischen Denkens. - Erster Bands. - Mun-chen, 1989.



Назад