Электронная онлайн библиотека

 
 История экономической теории

10.4.1. "Основы политической экономии" Николая Бунґе


Одним из основателей Киевского политэкономической школы был профессор Киевского университета Николай Бунґе. Он родился 11 ноября 1823 г. в Киеве. В 1845 г. окончил Киевский Университет, а через пять лет стал профессором по политической экономии и права (1869-1877 гг.). В 1859-1862,

1872-1875, 1878-1880 гг. M. Бунґе был ректором Киевского университета, что свидетельствует о его большой научный авторитет и организаторские способности.

Свои экономические взгляды ученый четко изложил уже во время дискуссий по поводу ликвидации крепостничества, став на позиции частной инициативы. В лекции "О место политической экономии в системе народного образования" (1856 г.) M. Бунґе приговорил ограничения частной инициативы. Он советовал развивать "соперничество и дух предприимчивости, чтобы развязать действие естественным законам". Отстаивая рыночное функционирования экономики, М. Бунґе утверждал: "Я думаю, что экономический успех возможен только, если предоставить промышленности частной деятельности. Государству принадлежит высшее деятельность, забота об общем благе, а не заниматься частным хозяйством".

Интересными являются выступления Г. Бунґе против общинного устройства, которые были созвучны с идеалами Т. Шевченко и аргументами И. Вернадского. "Многие из наших писателей, - отмечал М. Бунґе, смотрят на земледельческий уклад нашей (читай-российской С. 3.) общины, как на идеал, как на залог нашего благоденствия в будущем. Мне кажется, что они глубоко ошибаются... Община является мне во многом учреждением устаревшей, что находит свой приговор в народном сознании". Совсем по-современному звучат слова М. Бунґе о том, что экономический прогресс зависит от "перехода общинной собственности в полную частную собственность и от предоставления всем отраслям промышленности частной деятельности".

Эти частнособственнические мотивации во взглядах ученого не были случайными, а в значительной мере сформировались под влиянием украинской действительности и менталитета. Последний чувствуется в его труда "Гармония хозяйственных отношений" (1860 г.), в которой он критикует англо-американских экономистов за то, что приравнивали политическую экономию до естествознания. "Экономист, - писал автор, - имеет дело с человеческой природой, с деятельностью людей, с обстоятельствами, которые представляют собой последствия нашего развития, нашего сознания и нашей свободы".

Эти соображения не потеряли своего значения до сих пор, они заслуживают внимания нашего современника, который наблюдает одновременно экономические разрушения и отсутствие воли это прекратить, направить усилия людей на путь частной инициативы, соперничества и высокой эффективности труда. Присущий украинской экономической мысли морально-этический аспект в творчестве М. Бунґе вступил дальнейшего развития и конкретизации.

Некоторые фрагменты своих соображений и взглядов ученый пытался системно изложить в пособии "Основы политической экономии" (1870 г.), который основал Киевскую школу в политической экономии. Надо сказать, что автор пособия был достаточно осторожным и, несмотря на немалый научный опыт, выступал не слишком уверенно. Свой справочник он назвал очерком, в котором изложены не основы науки, а "ряд самых общих и нередко гипотетических положений, которые еще требуют научной разработки". Свой труд М. Бунґе считал не возведением неоспоримых научных истин, не самостоятельно выработанной системой, а рядом указаний, что наполняются новыми соображениями по мере проведения углубленных исследований.

Застраховав себя от побочного научной критики, Г. Бунґе безпретензійно все же изложил свои соображения на предмет и метод политической экономии, которая принадлежит к молодых наук, потому что могла сформироваться лишь в период осложнения экономических систем. "Пока общественный строй определяется простотой и патриархальностью, пока в нем видят продукт только одного закона и общественной власти, пока личная самостоятельность, гражданская свобода и частная собственность не доросли до природных стихий общества, - к тому времени не будет места и для науки, потому, что хозяйственные явления является отражением случайности человеческого поведения", - так определяет М. Бунґе источники политэкономии.

По его мнению, чтобы понять предмет политической экономии и ее практическое задание, нужно очертить круг явлений, которые она изучает. Эти явления возникают из потребностей, то есть из природных, присущих человеку стремлений к достижению цели, личного и общественного, к обеспечению своего физического существования, к познанию истины, к благоустройству своего морального призвание. Уже в этот перечень понятно, что Г. Бунґе выходит за узкие пределы материальных потребностей, акцентируя на необходимости совершенствовать человека, который живет в обществе, а потому не может ограничиваться лишь потребностями в пище, одежде и т.д.

В удовлетворении человеческих потребностей принимают участие "две производительные силы" - природа и труд. "Природа предоставляет в распоряжение человека даровые материалы и даровые силы; труд, используемая в производстве, требует напряжения мышц, умственного представление, затраты времени и сил, поэтому (за исключением личной зависимости) она не может быть даровой, и средства, в производстве которых участвует человек, имеют ценность". С трудом связан и капитал, который имеет свойства "самостоятельной производительной силы". Это означает, что "три производительные силы - природа, труд и капитал действуют в хозяйственном строе, что представляет совокупную деятельность производителей, между которыми распределены силы и занятия на удовлетворение потребностей".

Функционирования хозяйственного строя требует определенной формы распределения произведенной продукции и удовлетворения потребностей, средством чего служит обмен, в котором определяется ценность благ. "Цена устанавливается в обмене соперничеством или соотношением между спросом покупателей и предложением продавцов. Сила спроса зависит от срочности необходимости, средств и соображений покупателей; сила предложения - от изобилия производства и расчетов продавцов".

Соперничество продавцов и покупателей, по утверждению Г. Бунґе, было двигателем хозяйственных успехов общества, способствовало справедливом вознаграждении первых и вторых согласно их производственных затрат. Понятно, что так может происходить тогда, когда конкуренция основывается на свободном перемещении труда и капитала. Вознаграждение производителей в процессе соперничества составляет их доход в форме зарплаты, земельной ренты и прибыли.

"Последовательный ряд хозяйственных явлений, начиная с потребностей и заканчивая их удовольствием, - писал Г. Бунґе, - исчерпывает содержание политической экономии и представляет с достаточной ясностью, что эта наука не может ограничиваться ни изучением богатства, независимо от общественно-экономических отношений, ни изучением последних, независимо от средств, которые служат для удовлетворения потребностей". Политическая экономия охватывает широкий спектр взаимоотношений, а не только их техническую сторону. Она расширяет границы технических и коммерческих отношений за счет правовых, политических и др. Задача политической экономии состоит в изучении общественного стороны хозяйственных явлений и законов, которым эти явления подлежат.

Однако познать эти законы нелегко, и поэтому возникали различные направления экономической мысли, которые критически проанализировал М. Бунґе и пришел к выводу, что в основах политической экономии нужно рассмотреть: потребности; средства для удовлетворения потребностей; производство и производственные силы; распределение и сочетание занятий и труда; обмен, ценность и цену; доходы; собственность и потребления. В этой структуре основ политической экономии отсутствуют некоторые понятия и категории, которыми оперировали сторонники материалистического детерминизма.

В основу хозяйственного и общественного прогресса М. Бунґе положил потребности, которые составляют исходный пункт политико-экономических исследований. Однако наука перед тем рассматривала их как нечто постоянное, а потому слишком сужала спектр исследований. М. Бунґе акцентировал внимание на общественных, духовных, моральных, этических и других потребностях, которые в совокупности обеспечивают гармоничное развитие человека, его бесконфликтное положение в обществе, опертому на частной собственности и предпринимательской инициативе.

Не детализируя этой концепции, нужно отметить, что она не была механической копией зарубежных моделей, ей не хватало оригинальности, в ней отражались как бурление современной мировой экономической мысли, так и экономическая культура тогдашнего украинского среды. В том, собственно говоря, заключалась главная ценность сложившейся трудами Г. Бунґе научной школы в политической экономии, которая противостояла как доктринам российских социалистов-общинников, так и марксистском детерминизма с его трудовой теорией. В лице Г. Бунґе они имели непримиримого противника.

Если в "Основах политической экономии" М. Бунґе слишком скупо изложил свое отношение к различным течениям в экономической науке, то уход от трудовой теории и смітіанської традиции он задемонстрував весьма четко. Еще откровеннее об этом он заявил значительно позже в "Очерках политико-экономической литературы". А. Смит, писал М. Бунґе, в своем отечестве и во всей просвещенной Европе создал целую школу экономистов, проникнутых его учением. Однако смітіанці пришли к спорному выводу, согласно которому "человек, который воспитывает животных, производительная, а которая воспитывает людей, - непродуктивное, даже отождествляли самого человека с богатством". Это остроумное замечание ученый направил и против марксистской трудовой теории, в основе которой не может быть места ни для свободы, ни равенства, ни братства. Характеризуя "Капитал" К. Маркса, Г. Бунґе сделал такой вывод: "Как сама теория Маркса, так и практические выводы, к которым она приводит, ничего не дают".

М. Бунґе убеждал своих читателей в том, что "знания приобретаются не верой в догмы теории, которые выдаются за нечто несомненное, а тщательным анализом явлений, правильными выводами из неоспоримых основных положений и осторожными обобщениями". Эти наставления не потеряли своей назидательности до сих пор. История экономических учений, по мнению ученого, подтверждает старую истину, согласно которой практика всегда опережает теорию. Такое утверждение можно считать дискуссионным, потому что если бы теория всегда отставала от практики, то ли была бы в ней целесообразность.

В своих лекциях по статистике М. Бунґе придерживался тех же взглядов, что и при преподавании политэкономии. Он выступал против материалистического детерминизма. М. Бунґе говорил, что "материалисты приняли последовательность явлений за необходимость и пришли к отрицанию свободы воли...". Между тем свобода воли - это способность сделать выбор как цели, так и средств ее достижения. М. Бунґе отстаивал достоинство человека и ее экономического поведения в мире товаров и услуг. И в том не было ничего реакционного, как во времена тоталитаризма считали некоторые историки украинской экономической мысли.

Внося элементы психологии в анализ экономических отношений, Г. Бунґе оправдывал активное человеческую деятельность. Он считал, что "индивидуальная деятельность может происходить довольно свободно и плодотворно, в области данного юридического строя, не нарушая закона...". Итак, Г. Бунґе был за свободную хозяйственную деятельность. Это соответствовало настроениям эпохи, которая характеризовалась развитием товарно-денежных отношений и предпринимательства.



Назад