Электронная онлайн библиотека

 
 Этика и эстетика

1. Общие особенности социально-гуманитарного познания


Этика и эстетика, как уже отмечалось во Введении, обозначают сферы знания, имеющие прямое отношение к человеку, человеческого отношения к действительности любого рода, хотя на первом плане и в том, и в другом случае, находятся человеческие взаимоотношения. Именно взаимоотношения между людьми определяют этические и эстетические представления. Однако сфера человеческого - то есть, человеческих отношений, человеческих взаимодействий, человеческой жизнедеятельности, - это сфера чрезвычайно особенно в плане ее изучения и осмысления. Обычно эту сферу в зависимости от того, на что падает ударение, называют сферой социальных или гуманитарных явлений и процессов. Когда ударение падает на общественные явления и процессы, на все то, что связано с существованием общества, общественным порядком, общественными институтами, нормами, учреждениями, речь идет о социальную сферу, а когда на первый план выходит сознание, соображения, духовные явления и процессы, речь идет о гуманитарной реальность.

При таком обозначении этих сфер не может не бросаться в глаза их страшная нагрузка субъективными стремлениями, интересами, желаниями, ведь общественное и духовное прямо и непосредственно касается человека, вследствие чего здесь почти невозможно отстранение, равнодушный, беспристрастный подход. Здесь наблюдаются столкновение мнений, интересов, стремлений, царит дух соревнования, а то и прямой, иногда очень острой борьбы. При таких обстоятельствах невольно возникает вопрос о возможности социально-гуманитарного познания, ведь в познании мы ставим перед собой задачу интеллектуально выявить и обозначить важнейшие черты определенных явлений безотносительно к тому, будут ли они нам нравятся, или нет. Например, когда микробиологи изучают которой смертельно опасен для человеческого здоровья вирус, они изучают его не потому, что он их нравится, и не так, что то, что их привлекает, учитывается, а то, что не привлекает, отрицается; ясно, что правильное изучение предусматривает всестороннее охват явления, учет как можно большего количества его свойств и качеств. Совсем другое мы наблюдаем в сфере социально-гуманитарного познания: здесь прямые человеческие интересы и интересы в значительной мере определяют предмет и направленность познавательных усилий, то есть познания выделяет те стороны явления, которые почему прежде всего считаются значимыми для того, кто познает.

Самый простой вывод из таким образом представленной первой особенности социально-гуманитарного познания может быть сделан такой: социально-гуманитарное познание как правильное и беспристрастное интеллектуальное осмысление явлений действительности просто невозможно. Или же, в лучшем случае оно будет давать искаженную, модифицированную картину реальности. И такой вывод не является диковинкой в данной сфере: довольно много ученых, философов, социологов делали и делают в отношении социально-гуманитарных процессов именно такой вывод. Однако, поставим другой вопрос: а возможно ли исключить человека из этой сферы ради того, чтобы рассматривать ее отстраненно? Скажем, процессы, что их изучает та же микробиология, происходят вне участием человека, социально-гуманитарные процессы - это процессы, обусловленные именно человеческой активностью, вне человека их нет и быть не может. Итак, изъять из них человека нельзя. Кроме того, именно участие человека в этих процессах делает последние открытыми для познания, доступным познанию. Итак, заинтересованное отношение человека к сфере социально-гуманитарных явлений и процессов является необходимым моментом для более органического проникновения в их сущность, для более прямого их наблюдения и исследования. Ясно, что исследования при этом должно быть не таким, как исследования природных процессов, но это не значит, что оно является невозможным.

Поставим вопрос: каким именно должно быть социально-гуманитарное познание? - Прежде всего, оно должно обладать особыми средствами познавательной деятельности: здесь нельзя применить химические реактивы, приборы измерения, почти невозможен эксперимент. На первый план здесь выходят такие специфические методы познания, как системный анализ, структурно-функциональный анализ, категориальный анализ, опрос, анкетирование и др. При том очень важное значение приобретают методы обработки знаковых процессов и явлений, поскольку чем дальше, тем больше и процессы социально-гуманитарного плана, и их результаты предстают перед нами как особая реальность именно в знаковой форме.

Задумаемся над тем, при каких условиях мы могли бы надеяться на оправдан результат социально-гуманитарного познания, учитывая то, что здесь всегда присутствует заинтересована позиция и не возможно отстраненное отношение. Наверное, прежде всего мы должны были бы принимать во внимание не только свою собственную позицию, а максимально учитывать подходы и видение всех (по возможности) участников определенных социальных или гуманитарных процессов, ведь если включения человека в эти процессы только и предоставляет возможность их воспринимать и понимать, то, условно говоря, "большее количество соображений" даст нам и более полную картину таких процессов. Итак, интегральный подход возникает желаемым, а то и неизбежным в таком познании.

Во-вторых, отсутствие единственно объективной и отстраненной позиции предусматривает, что наращивание знаний в этой сфере возможно не потому, что мы проводим новые эксперименты или же применяем новые приборы, а лишь благодаря тому, что мы подвергаем интерпретации уже имеющиеся знания и сведения. Такого рода интерпретации является не просто произвольной болтовней, а стремлением выявить в обсуждаемых вопросах том, что еще не обнаружено, осталось скрытым. Интерпретационный характер гуманитарного познания базируется на предположении, что мы выносим на поверхность определенные внутренние возможности в нашем человеческом отношении к действительности, что еще не проявились.

В-третьих, вряд ли можно надеяться на успешное познания явлений социально-гуманитарного плана вне активной коммуникацией между многочисленными субъектами познавательной деятельности, ведь вряд ли будь-яка отдельный человек может занять некое привилегированное положение в социально-гуманитарных процессах, то есть такое положение, которое бы позволяло видеть все поле этих процессов "единственно правильно": здесь надо объединить усилия разных людей, а, значит, ввести их в взаимный обмен результатами познания.

Наконец, в-четвертых, социально-гуманитарное познание предполагает исповедование позиции толерантного отношения в любых позиций, точек зрения, концепций и методологических установок.

Все эти особенности социально-гуманитарного познания составляют в целом то, что называется в современной философии познавательным дискурсом, то есть формой развертывания соображений, что происходят в режиме обмена домок, их сопоставление и поисков взаимно приемлемых решений.

Все названные особенности социально-гуманитарного познания важно учитывать и при обсуждении проблем этики и эстетики, ибо названные науки имеют, как уже отмечалось, ярко выраженный характер социально-гуманитарного знания. То есть, при рассмотрении этико-эстетической проблематики мы должны учитывать как можно большее количество различных подходов к ним, различных толкований, подвергать их собственной интерпретации, терпимо относиться к тем интерпретаций, которые не совпадают с нашими или даже им противоречат. В противном случае мы будем совершенно неадекватные природе того, о чем мы хотим иметь определенные знания.



Назад