Электронная онлайн библиотека

 
 Этика и эстетика

2. Этимология терминов "этика" и "мораль". Предмет этики. Соотношение моральных, религиозных и юридических норм в общественной жизни


Знакомство с предметом наших дисциплин уместно начать с объяснения терминов, которые их обозначают, поскольку довольно часто (хотя не всегда и не обязательно) само значение термина позволяет нам увидеть нечто важное в том предмете, что мы его обсуждаем. Термин "этика" имеет древнегреческое происхождение; исходным словом было слово "этос", что в одном из его давних значений переводится как "место пребывания человека". Другие значения - обычай, особенности поведения. Эти значения свидетельствуют, что во этическим с давних времен подразумевалось нечто присущее человеку, нечто должное для нее и такое, что непременно должно было бы выполняться людьми. Термин "мораль" происходит от латинского слова "морес", которому в целом приписывают почти те же значение, что и слово "этос": обычаи, особенности поведения. Именно словом "морес" римляне переводили греческое слово "этос". Итак, в исходном значении слова "этика" и "мораль" предстают разноязычными синонимами. Но в историческом развитии европейской культуры случилось так, что в конечном итоге значение этих терминов несколько разошлось: словом мораль (от лат. "мораліс") стали обозначать совокупность, определенный набор правил и норм поведения, которых человека должны были бы следовать в определенном обществе или в определенной культуре. Этика же, поскольку этот термин имел родиной Древнюю Грецию, которую традиционно связывают с началами философии, начала использоваться в значении философской науки о морали. Итак, в самом первом очерчивании мораль предстает перед нами как совокупность норм и правил человеческого поведения, а этика - как философская наука о морали.

Возникает вопрос: почему нельзя ограничиться чем одним - или моралью, этикой, а к тому же: чем вызвана необходимость именно в философской науке о морали? Для ответа на эти вопросы мы должны внимательнее присмотреться к некоторым аспектам человеческого поведения. В целом мы понимаем, что человеческое поведение должна однажды регламентуватись хотя бы потому, что человек, как правило, имеет свободу в выборе своих действий и поступков, следовательно, ей нужны опоры, ориентиры, предостережения, правила, даже просто знания о возможном ход и последствия своих определенных действий, связанных с отношениями к другим людям. Мы также должны добавить к этому и то, что люди не руководствуются в своих действиях генетическими программами поведения (то есть - врожденными или приобретенными инстинктами), поскольку при наличии инстинктов не мы ими управляем, а они нами, поэтому в таком случае не может существовать условий для выбора поведения. Следовательно, нормы человеческого поведения должны базироваться не на генетических программах, а на каких других принципах, которые мы заранее можем назвать культурно произведенными разрешениями и запретами. Понятно также, что эти разрешения и запреты должны учитывать и свободу воли человека, и ее разумность, и, наконец, то, что человеческие отношения происходят не на фоне биологических действий и потребностей, а на фоне культурно-исторических процессов и явлений, на фоне колоссальной массы искусственных вещей и средств человеческой жизнедеятельности (артефактов), на фоне искусства, форм социальной организации жизни (таких, как право, государство, управление и др.). Уже в данные времена человек начал выделять себя из-среди других живых существ и явлений природы, поскольку возникала в своих излияниях не простой единицей активности, а субъектом действий, не в стандартизированных структурах выживания, а через вариативность выбора способа действий, не через реакции и ощущения, а через представления, образы, мысли, которые не совпадали с наглядно предоставленным. Это значит, что человек оторвался от естественно-космического процесса, а потому должна была выработать качество новые основы для своей жизнедеятельности. Если мы попробуем мысленно учесть хоть в какой степени указанные факторы формирования норм человеческих взаимоотношений, мы должны наконец понять, что характер действий человека, условная "траектория ее движения внутри социального пространства должны опираться на достаточно продуманные и сложно оговоренные правила и нормы. Однако, скажем прямо, далеко не все люди (а, может, даже большинство их) все это учитывают или просто обращают на это внимание. Отсюда возникает известная нам из собственного жизненного опыта ситуация: человек знает, как надо делать, какое именно поведение от нее требуется, что считается достойным, а не достойным человека, однако почему этого не придерживается, пытается этого избежать. Как можно охарактеризовать такую позицию? - Если человек в целом признает необходимость и значение моральных норм, ее вряд ли можно назвать аморальным человеком, однако если она, признавая их роль и значение, не выполняет их, то в данном случае ее можно характеризовать как действия неморальные. В некоторых языках существуют специальные термины для отличие направления мыслей в сфере морали от реальных действий; например, в русском языке существуют термины "мораль" и "нравственность": моральной есть человек, который признает важность и значение норм и правил морали для жизни, но при том такой человек может иногда оказывать "безнравственно". В украинском языке и то, и другое обозначается одним словом "нравственность". Следовательно, нравственность - это и признание необходимости норм морали, и их соблюдение. Были попытки подавать российский срок "нравственность" специальным словом "моральнісність", но пока что этот термин не прижился. Поэтому будем помнить, что "нравственность" в русском языке - это слово, обозначающее и состояние мыслей в сфере морали, и поведение, ориентированной на выполнение норм морали. Того человека, который отвергает или отрицает важность, оправданность существования моральных норм, называют "аморальной", а человека, который считает, что этими нормами можно спокойно пренебречь в действиях относительно некой конкретного человека или жизненной ситуации, называют "циником" (моральная позиция в соответствии называется "цинизм"; слово пошло от названия философского течения в Древней Греции, что отвергала как условные любые нормы человеческого поведения). Существует также позиция "імморалізму", что утверждает невозможность и неуместность ограничения жизнь любыми нормами, т.е. с этой позиции жизнь не подлежит моральном регулированию, находится вне морали. Такую позицию в свое время доказывал известный немецкий философ Ф.ницше.

Наше предварительное знакомство с явлениями этической сферы вызывает дополнительную ряд вопросов. Во-первых, мы знаем, что человеческое поведение регулирует не только мораль, но и право, религия; чем отличаются моральные нормы от религиозных и правовых (юридических)? Во-вторых, на чем (на каких принципах, действиях которых общественных органов) держатся моральные нормы и правила? Наконец, почему наука о морали должна быть именно философской наукой? - Попробуем дать ответы на эти важные вопросы, за которыми наше понимание морали и этики скорее всего останется поверхностным.

Чем отличаются моральные нормы человеческого поведения, прежде всего, юридических? Если мы присмотримся к юридических норм, то заметим, что они встановляються специальными, так называемыми полномочными органами определенного общества (государства) и являются общеобязательными, то есть такими, что их в соответствующих ситуациях должны выполнять однотипно равно все члены общества. Обязательность юридических норм носит даже принудительный характер, поскольку за их соблюдением и исполнением следят специальные, так называемые - правоохранительные органы. Если какие члены общества нарушают его юридические нормы, не считают необходимым учитывать на них, то они подпадают под юридическую ответственность, а последняя предусматривает целый ряд специальных мер и наказаний, применяемых к правонарушителей и правовых нигилистов (тех людей, которые отвергают законы государства).

Кроме юридических норм определенные правила жизни проповедуют также различные религии. Особенностью религиозных норм возникает их освяченість божественным авторитетом, то есть в абсолютном большинстве религий считается, что те самые первые наставления на жизнь, что их пропагандируют и насаждают ее служители, переданные людям Богом прямо или через каких пророков, святых, ясновидящих, мессий. Как правило, религиозные нормы касаются не второстепенных вопросов жизни, а, наоборот, важнейших: о состоянии человеческой души, человеческую судьбу, человеческое будущее, о жизненных наказания и вознаграждения. Основными факторами соблюдения таких норм становятся вера, божественный (а также и церковный) авторитет и страх человека перед высшими силами и возможными карами. Конечно, это далеко не все факторы, поскольку достаточно много религий призывают человека любить Бога, чувствовать прямая связь с Ним, присутствие Бога в человеческой судьбы и души. И все же в определенной степени справедливым относительно религии остается упрек, выдвинутый еще древнегреческим философом Демокритом: он говорил о том, что религия считает каждого человека по сути преступной, поскольку не надеется на то, что человек сам, вне божественными установлениями и страхом наказаний, будет благородным и благотворной. Человек же, который не верит в Бога, будет творить зло или добро само собой, от своей собственной сущности и природы. И действительно, например, христианская религия считает, что человек в результате грехопадения сама уже не может стать на путь добра; ей нужна божественная поддержка (благодать). Религиозное сознание предусматривает, что человеку нужны заповеди, наставления, наказания; довольно часто мы слышим, как религиозно настроенные люди преклонного возраста говорят о молодежи, что она-де не боится Бога, а потому и распущена.

В отличие от названных видов норм человеческого поведения и способов введения человека в надлежащие, достойные человека способы действий, моральные нормы держатся совсем другими принципами. Как правило, выделяют "три столпа" утверждения и исполнения моральных норм, поэтому считается, что выполнение моральных норм держится на:

1) культурно-исторических традициях, обычаях, что прививаются человеку через воспитание;

2) авторитете общественного мнения, что в определенной степени выражает и отражает указанные в пункте первом обычаи и традиции, переводя последние в пространство социальной психологии;

3) добросовестные, внутреннем человеческом отношении своих человеческих обязанностей, собственного достоинства и достоинства других людей.

Если вдуматься в эти три ведущие принципы функционирования моральных норм, то можно и нужно оценить их все в должной мере. Для большинства людей нормы поведения возникают элементами воспитания, традиций, обычаев, установок старшего поколения. Такой способ существования является нормальным для моральных норм, однако надежность и оправданность таким образом приобретенных норм есть несколько сомнительной. Во-первых, людям, как правило, не объясняют, почему именно таких норм и обычаев следует соблюдать, а если объясняют, то очень специфично: просто говорят "Мои родители делали так, я делаю так, и ты должен делать та же". Во-вторых, такого рода привитые нормы и обычаи не предусматривают человеческого выбора, морального творчества, новаций, а потому они не срабатывают в необычных, не стандартных ситуациях. В-третьих, при этом остается в тени же содержание такого рода норм, их связь с человеком, поскольку время и условия их возникновения остается неизвестным. Соответственно, к ним нельзя отнестись с пониманием, внутренним убеждением. Поэтому и получается, что нормы поведения, привитые человеку через традиции воспитания и лишены надежных внутренних принципов, иногда довольно легко деформируются, забываются, отбрасываются, особенно на фоне стремительных изменений современной жизни. Не подлежит сомнению желательности сознательного отношения к основам своей жизни и своего поведения, однако освященное традицией имеет свое оправдание. Довольно часто молодые люди считают традиции предыдущих поколений разновидностью предрассудков или просто нечто отжившим и устаревшим. Только вместе с жизненным опытом приходит осознание значимости традиций, обычаев, ритуалов, потому что именно они вносят внутреннюю стабильность в поток человеческой жизни, стабилизируя его не извне, а изнутри. Известно, которого важное значение придают традициям и ритуалам в восточных цивилизациях, потому что там считается, что лишь непрерывное многовековое действия может свидетельствовать о жизнеспособности тех или иных составляющих человеческой жизни. В человеческой жизни все так или иначе, в той или иной степени пропитано замыслу, намерениями, смыслом, а поэтому простое исполнение традиций и обычаев способно вводить человека в определенный жизненный настрой, пропитуватись определенными мыслями, проникать в глубинные жизненные смыслы.

Так же вряд ли можно считать общественное мнение исключительно тираничной, хотя такой момент в ней может быть действительно доступным. В конечном счете важно понимать, что мы сами со своими состояниями сознания, идеями и убеждениями создаем общую духовную атмосферу общества, поэтому мы не имеем некое внешнее, стороннее отношение к ней, а внутреннее, озаренное смыслом, разумностью. То же самое мы должны приписывать и другим членам общества. Однако, безусловно, решающую роль в функционировании моральных норм и их соблюдении играет человеческое совесть: какими бы не были воспитание, общее руководство и настроения, если человек внутри себя самой не осуществит выбор в пользу того или иного отношения к морали, никаким принуждением, никакими уговорами этого никто не сделает. Отсюда становится понятным наиболее важный и решающий момент в природе моральных норм: они выражают внутреннее, личностный принятия или не принятия определенных характеристик человеческих отношений, то есть ту меру человечности, которую каждый человек способен и согласна принять в свою душу и свое мнение. Иногда говорят так: в отношении к морали (или просто - в нравственности) проявляется то, в какой мере и другой человек является человеком, в какой мере она соответствует человеческой сущности. Становится также понятным, чем моральное отношение отличается от религиозного: в моральном решении над человеком никто не стоит, она сама проявляет себя как первая и последняя инстанция морального решения и выбора.

Вдумаемся еще раз в характер моральных норм: с учетом всего сказанного, можно утверждать, что моральные нормы возникают единством общественного и индивидуального, предоставленного (даже навязанного) и избранное, регламентированного и произвольного, исторического и имеющегося, приемлемого и неприемлемого. Точнее, они формируются на перекрестке, столкновении названных факторов и факторов, представая нечто стабилизированным, однако и неустойчивым, готовым к изменений и преобразований. Они представляют собой нечто чисто человеческим, но и в определенной мере и над-человеческим, поскольку в них находят свое проявление не только осознанные людьми условия их жизни, деятельности, человеческих взаимоотношений, а также и неосознанные, такие, что достигают общих онтологических основ бытия человека как существа в то же время естественно-космической и социально-культурного и одухотворенной. Поэтому в этических нормах действуют не только понимание, соображения, рациональный выбор, но и интуиция, эмоции, чувства, стремления. Отсюда следует, что вне обращением к морали вряд ли мы сможем должной мере понять человека.

На основе проведения различий между моральными и юридическими нормами теперь можно понять, почему в современном обществе поведение человека регулируется двумя такими типами норм; казалось бы, если есть юридические нормы, если они являются обязательными для всех членов общества, если за их соблюдением тщательно следят специальные органы, если, наконец, за их невыполнение наказывают, зачем нужны еще и моральные нормы? Уместно сказать, что в некоторых западноевропейских странах иногда как раз и считают, что одних только юридических норм для регулирования человеческих взаимоотношений вполне достаточно. Такого рода настроения прослеживаются в Англии, в США. В таком подходе просматриваются некоторые свои резоны, что не лишены смысла: если человек выполняет тщательно юридические нормы, то она обеспечивает тем самым себе жизненную стабильность и не наносит вреда другим людям. Однако в этой же позиции можно увидеть и определенные элементы человеческой взаимного равнодушия, потому что мы знаем, что те же самые действия, связанные с выполнением каких обязанностей, можно делать по-разному: добросовестно, не добросовестно, вдохновенно, с внутренним спротивмо и др. Если же предположить отсутствие внешнего контроля за человеком, то под вопросом окажется и прогнозирования его поведения. Таким образом, существование юридических норм не отменяет потребность в таких нормах жизни и поведения, природа которых обусловлена собственным человеческим выбором, что является исключительно внутренним выбором и решением и что подразумевает проявление аутентичных глубинных качеств того человека, что выбирает.

Итак, среди тех норм, регулирующих поведение человека в обществе и человеческие взаимоотношения прямо выражают человеческую сущность и характеристики человеческой личности именно моральные нормы. А поскольку все то, что касается духовных процессов человека, его внутренних проявлений и характеристик, проявлений ее самовладності, ее субъективности находится в ведении философии, то и этика как наука о морали, ее природу, характер функционирования моральных норм, возникает именно философской наукой. Понятно также и то, что предметом этой науки предстает как природа морали, так и ее отношение к человеку, человечности, человеческой духовности, общих особенностей и принципов человеческого способа бытия.

На свершения рассмотрения данного вопроса отметим, что несмотря на те различия между понятиями "этика" и "мораль", которые были очерчены в начале рассмотрения вопроса, эти сроки довольно часто употребляются как синонимы, то есть достаточно часто люди говорят "этические проблемы", но также в тех же случаях - "моральные проблемы", "этические явления" - "моральные явления", "этическая ситуация" - "моральная ситуация" и др. Также достаточно часто для того, чтобы засвидетельствовать принципиальное единство этики и морали используют словосочетание "морально-этическое". Учитывая сказанное, следует отказаться от некой радикальной и однозначной позиции в практике применения данных слов и помнить одно: надо понимать существующие здесь различия, касающиеся содержания и направленности данных явлений действительности, и учитывать их.



Назад