Электронная онлайн библиотека

 
 Этика и эстетика

4. Место этики и эстетики в духовной культуре человечества


Из содержания предыдущих вопросов нам становится достаточно понятными предметы, специфика, направленность этики и эстетики. Мы можем достаточно уверенно утверждать, что обе эти дисциплины касаются сугубо человеческих интересов и проявлений. Собственно, они вводят нас в мир человеческого бытия, в значительной мере помогая осознать особенности как этого мира, так и человека.

В целом тот мир, которым и в котором живет человек, есть миром культуры - кое созданного человеком, а не существующего в природе и космосе самим собой. Но именно вследствие того мир культуры несет на себе, в своих формах и своем содержании существенные особенности человека, то есть появляется таким, что раскрывает и выражает ее сущность и характерные проявления. Сюда, в этот мир, включают в себя все то, что связано с человеческой производственной деятельностью и ее технологиями, произведения искусства, культы, обряды, церемонии как светского, так и религиозного характера, достижения людей в области познания и развития форм разумного поведения и др. Однако не возникает сомнения в том, что сущность культуры достигает значительно более глубоких вещей, а именно - творческих возможностей человека, так или иначе сосредоточены в явлениях духовного плана. Поэтому в научных целях и целях управления культуру достаточно условно разделяют на материальную и духовную, считая ее средоточием именно последнюю. Когда ведут речь о духовную культуру, на первый план выводят различные состояния сознания, формы проявления сознательной жизни и его достижения. Поскольку этика и эстетика касаются внутренних ориентаций человека, ее, можно сказать, интимных тем и вопросов, они входят в состав духовной культуры человечества и, можно сказать, занимают в ней ведущее место.

Как известно, духовные явления и процессы не имеют форм прямого и адекватного материального выражения своего содержания: даже слова языка, которые использует вполне конкретная и отличные от других людей лицо, являются общими для определенной совокупности людей. Но в этике и эстетике речь идет именно о духовный выбор, духовные решение и ориентиры. Могут ли в таком случае этические и эстетические явления выполнить свое предназначение? - На этот вопрос существуют отличные, иногда даже прямо противоположные утверждения и мысли. Люди, которые имели дело с художественной деятельностью, прекрасно знают, как сложно создать нечто действительно свое и оригинальное; как правило, разного рода обстоятельства "сбивают" мастера на некие шаблоны, общепринятые модели и решения. С другой стороны, всем известные своего рода престижные или модные предпочтения в области искусства: в определенные времена в некоторых странах люди, которые считают себя осведомленными в искусстве, тщательно следят за тем, кто что читает, которые посещает спектакли и музеи; человека, не прилучену до определенных художественных акций могут презирать как незнакомый. То же самое можно сказать и в адрес этических норм: в XIX в. датский философ С.Кіркегор утверждал, что этические нормы не выражают человеческой индивидуальности и не служат ей, поскольку они являются одинаковыми для всех. Поэтому, по его мнению, держаться морали - значит отказываться от своей уникальности. Нечто похожее мы находим и в мыслях Ф.ницше, который считал, что любые ограничения жизни появляются его ослаблением, поэтому жизнь - вне морали. Итак, действительно ли этика и эстетика вводят нас в средоточие человеческой личности, в сферу внутреннего опыта и выбора?

Следует сказать, что любое индивидуальное не может проявить себя как самое неповторимое иначе, как только в отношении к чему устойчивого и общего. Например, если в нас нет единой меры для измерения размеров тел, то мы не сможем оправдано судить о различиях каждого из них по размерам, если не существует единых правил для определенных спортивных соревнований, то мы не сможем сравнивать их между собой и делать выводы относительно уникальности и оригинальности определенных спортивных достижений. Итак, первое, что мы должны понять, это то, что существование общих моральных норм, а также определенных стереотипов во взглядах на определенные художественные явления является необходимым условием для сравнений и оценок действий, взглядов, суждений отдельных людей. Представим себе, что все люди оказывают на свое усмотрение, и между ними нет никаких соглашений относительно действий; ясно, что в таком случае у нас не будет никаких оснований для вынесения хоть каких оправданных суждений относительно таких действий.

Но это не значит, что мы, упрощая ситуацию, должны теперь считать, что чем тщательнее будет некий человек выполнять общие наставления, тем она будет оригінальнішею. Конечно, это не так. Но именно в пространстве индивидуального отношения к общих устоявшихся и может произойти то, что образует и выражает нашу неповторимость. Потому как поступки людей, так и их поведение следует оценивать вместе и только вместе с их намерениями, мнениями, оценками, суждениями, решениями. Вне этого действия человека превращаются на физические явления (факты), которые можно измерять средствами физики и математики. Поэтому-то этика и эстетика и предстают не просто проявлениями социально-гуманитарных наук, но и в определенной концентрацией особенностей социально-гуманитарного познания, ибо последнее, как мы уже выяснили, предполагает коммуникацию, интерпретацию, внутренний выбор. Значит, этим сферам знания принадлежит центральное, ведущее место в духовной культуре человечества. Поэтому недаром, когда мы знакомимся с некими культурами, исчезнувшими цивилизациями, мы везде ищем их проявлений ли-то в особенностях человеческой жизни и поведения, будь-то в формах выявления их творческого гения.

Когда мы ведем разговор о месте этики и эстетики в духовной культуре человечества, мы не должны забывать о том, что духовные явления составляют органическая и неотъемлемая часть общих процессов человеческой жизнедеятельности. Вне ними эта деятельность была бы простым продолжением естественно-космического процесса, в котором люди были бы не деятелями, а лишь его элементами. Поэтому духовные процессы не могут быть отрезанными от общих процессов жизни. Но они не должны сливаться с последними: духовные явления оказывают процессами жизни не только смыслов, целесообразности, но и смыслового богатства, ведь только благодаря сознания мы способны вписывать отдельное явление, отдельное событие в истории, в жизни, в целое поле культуры, где данное явление приобретает новой сложности, звучание, новых проявлений. Поэтому в духовных явлениях очень специфически выражаются и выявляются реальные процессы и события. Мы не можем не замечать некоторой односторонности в художественном произведении, не можем не чувствовать определенных границ моральных регулятивов, однако мы должны понимать и то, что вне их присутствием в нашей жизни последнее превращается в чисто биологический процесс.

Отсюда вытекает и тот вывод, что нравственная и эстетическая деятельность не может не вмешиваться в жизнь, не может не реагировать на то, что и как в нем происходит. Более того, именно эта деятельность довольно часто начинает замечать и выражать те симптомы в жизни, которые обычный человек может или не замечать, или, замечая, не видеть их внятно и не предоставлять им серьезного значения. Можно сослаться на конкретные примеры. Скажем, Ф.М.Достоєвський, изображая в своих произведениях революционеров, четко фиксировал их своеобразный идейный эгоизм, их моральный болезненность, и наконец предрекал огромные человеческие жертвы, которые будут результатам захвата общества революционными настроениями, что и произошло. Целый ряд европейских писателей так называемого "потерянного поколения" изображали общую деморализацию и лицемерие европейского общества после первой мировой войны; некоторые писатели прямо утверждали, что и второй мировой войны не избежать. Целый ряд деятелей культуры, пройдя дорогами войны, утверждали, что именно моральный упадок привел Европу до таких позорных явлений, как методическое уничтожение мирного населения, представителей определенных наций (цыган, евреев, славян). Поэтому можно уверенно утверждать: мы не должны отождествлять этические и эстетические идеи, взгляды, нормы с жизнью, но мы должны учитывать, что они выражают жизни, фиксируют его состояния и симптоматику, позволяют заметить его аномалии или болезненные состояния.

Наконец, следует обратить внимание и на то, что явления и процессы, находящиеся в центре внимания этики и эстетики, изучают не только они, но и другие науки, которых достаточно много. Например, этические явления так или иначе изучаются историческими науками, этнографией, культурологией, эмпирической социологией и др. Эстетические явления исследуют искусствоведение, психология, информатика, те же самые культурология и этнография. Следовательно, ни этика, ни эстетика не обладают познавательной монополией на изучение своих предметов; это значит, что они должны находиться в активном контакте с другими науками и областями познания ради расширения предметных горизонтов своих исследований. Такой характер их реального функционирования отвечает общим особенностям социально-гуманитарного познания.

Выводы.

- Этика и эстетика за своими содержательными ударениями, по направленности и предметом изучения являются дисциплинами социально-гуманитарной сферы знания и познания, то есть они касаются прежде всего и преимущественно вопросам человеческой индивидуальности, ее внутреннего мира и человеческих взаимоотношений в обществе.

- Этика и эстетика являются философскими науками, поскольку в них речь идет о внутренних относительно человека, духовные явления и процессы, то есть они изучают то, что связано исключительно с внутренним выбором человеком жизненной позиции, направленности своих действий, образа жизни.

- Хотя этика и эстетика рассматривают прежде всего те нормы и характеристики предметов своего внимания, которые носят общий характер, последние именно потому, что отстранены от любого частного интереса, предусматривают возможность служить основанием для выявления особенностей индивидуальных, неповторимых человеческих выборов и выражений.

- Между этикой и эстетикой существуют как единство, так и различие, однако, представая органическими элементами процессов человеческой жизнедеятельности, они своими особыми средствами выражают и фиксируют явления жизни, а потому наставляют человека на более внимательное и вдумчивое к нему отношение.



Назад