Электронная онлайн библиотека

 
 Основы политологии

1. Фундаментальные политические идеи Нового Времени


Началом Нового Времени традиционно считают английской революции середины XVII века. Политическая мысль Нового Времени формировалась под знаком идеологии Просвещения, идеологии буржуазии - молодого прогрессивного класса, который стремился власти. Возникнув в XVII в. в Англии - наиболее передовой на то время капиталистической стране, - идеи просвещения распространились во Франции XVIII в. и в других странах.

Просветители (Д. Локк, Ш. Монтескье, Вольтер, Дидро, Ж. -Же. Руссо и другие) отрицали феодальную эксплуатацию, политический деспотизм, сословные привилегии, отстаивали интересы широких народных масс. Они считали, что преобразования в обществе должны осуществляться через распространения передовых идей, борьбу с невежеством, религией, антигуманной феодальной моралью и искусством, которые отвечали прежде всего интересам феодально-абсолютистского государства.

Исходной для развития социально-политической мысли XVII-XVIII вв. стала идея «естественного права», что была полна нового содержания. Под «естественными правами» в XVII-XVIII вв. подразумевались права быть свободными в убеждениях и действиях, владеть и распоряжаться собственностью, быть равными перед законом, иметь гарантии от произвола власть имущих. Нидерландский правовед и философ Гуго Гроций (1563-1645) дополнил теорию естественного права концепцией общественного договора, которая возникновения государства объясняла согласию людей.

Развили теорию естественного права и общественного договора английские мыслители Томас Гоббс (1588-1679) и Джон Локк (1632-1704). Т. Гоббс был современником английской буржуазной революции и защитником монархии. В своем главном труде «Левиафан» он раскрывает свою концепцию власти и государства [1]. Гоббс проводит аналогию между политическими реалиями и функционированием человеческого организма: верховная власть - душа государства, должностные лица - суставы, награды и наказания - нервы, справедливость и законы - разум и воля, гражданский мир - здоровье, неповиновение - болезнь, гражданская война - смерть государства. Человек как биологическое существо - природное тело, государство - произведение искусства. Само государство было создано с помощью общественного договора.

Природный, додержавний состояние Гоббс рассматривает как войну всех против всех. Инстинкт самосохранения диктует человеку два противоположных стремления: сохранение собственной свободы и стремления к господству над другими. Отсюда возникает война всех против всех. И выход из животной жизни только один - принятие общественного договора об учреждении власти и государства. Люди соглашаются потерять часть личной свободы, выбрав правителя или верховный орган, которые властвовали бы над ними и положили конец усезагальній войне.

Т. Гоббс, анализируя анархию и тиранию, считает лучшими лекарствами от анархии монархию. Главный аргумент: монархия - это воплощение абсолютной власти. Восстание против монарха, по мнению Гоббса, нельзя оправдать, а потому оно, как правило, является неудачным. Успешное восстание дает плохой пример. Это - путь к хаосу, новой войны всех против всех.

Несколько иную позицию занимал Д. Локк, который выражал потребности более зрелого буржуазного общества. Он автор такого произведения, как «Очерк о человеческом разуме» [2]. В основе политической философии Локка лежит идея собственности. Собственность определяется как то, что человек выделила из природы, а также достигла своим трудом. Государство и гражданское общество основано на собственности. Гражданами надо считать только тех, кто имеет собственность. В естественном состоянии, считал английский мыслитель, люди, возможно, и живут неплохо, но им много чего не хватает для сохранения собственности. На основе общественного договора основывается государство для сохранения собственности и решения связанных с ней проблем.

Однако для того, чтобы собственность не зависела только от воли властей, люди создают законы и законодательство. Локк формулирует один из принципов либерализма - принцип законности: ни один человек, живущий в обществе, не может претендовать на то, чтобы для нее было сделано исключение из закона этого общества. Но и в обществе законов возможно беззакония, поскольку всегда возможны произвольные толкования и применения законов. Поэтому очень важным становится вопрос: а судьи кто? Когда, например, судьями выступают сами власть имущие, то в судопроизводстве обязательно будут иметь место волюнтаризм и фактическое беззаконие. Для этого Локк предлагает систему сдержек и противовесов - разделение власти на законодательную, исполнительную и федеративную (союзное). Законодательная власть должна быть в парламенте, исполнительная - принадлежать суда и армии, а федеративная власти, ведающий отношениями с другими государствами, - в руках короля. Власть короля, за Локком, надо ограничить конституцией.

Особая роль в развитии социально-политической мысли XVII-XVIII века принадлежала французским просветителям. Выдающийся французский мыслитель Шарль Монтескье (1689-1775) написал ряд произведений, среди которых отдельно следует назвать фундаментальном труде «О духе законов» [3]. Монтескье проявил себя как активный борец против деспотизма за политическую и гражданскую свободу, за правовое государство, что в ней царило бы правления «законов». Естественные законы, по его мнению, существовали до создания государственно организованного общества. Они обеспечивали равенство, мир и относительное благополучие людей. С переходом к государственно организованного общества природные законы заменяются положительными, но не произвольно, а исходя из конкретной исторической обстановки. При этом большое влияние на формирование законов производит географическая среда: климат, почва, рельеф местности, величина территории и т. п. Характер законов, по Монтескье, в значительной мере зависит также от формы государства. За деспотической формы правления царят произвол и страх, а не законы, по монархической - порядок и законопослушность, по республиканской - добро и политическая свобода. Ученый догадывался, что характер развития общества во многом зависит от способа добывания средств к жизни. Естественным законом он считал желание людей жить совместно, их тяготение к равенства и мира. Монтескье предоставил идеи Локка о разделении властей более четкой формы. Поделив власть на законодательную, исполнительную и судебную, Монтескье видел в таком разделении гарантию безопасности граждан от беззакония и произвола. Однако такие гарантии, за Монтескье, могут стать реальными только в том случае, когда власть разделена между различными политическими силами, которые взаимно сдерживают друг друга. Монтескье высказывался также и по дополнения конституционной монархии народным представительством.

Писатель, философ и публицист Франсуа Мари Аруэ, что взял себе псевдоним Вольтер (1694-1778), также был автором многих произведений, где критиковал недостатки феодального строя, выступал против господства церкви и религиозного фанатизма [4]. «Раздавите гадину!», - призвал Вольтер. «Гадиною» он называл католическую церковь. В центре его размышлений - обоснование принципа политической свободы, которая, однако, связывалась со строгим соблюдением законов. Неотъемлемой чертой мыслящего и справедливого общества Вольтер считал свободу мысли и слова, свободу совести. Писатель осуждал любые проявления нетерпимости в отношении инакомыслящих: инквизицию, религиозные войны, преследования еретиков. Он горячо симпатизировал республиканской форме правления, поскольку она больше других приближает людей к естественной равенства. Но судьбу Франции он все же связывал с «просвещенным монархом», который бы опирался на законодательную деятельность наиболее передовой части общества. Вольтер горячо верил в возможность мирного превращение страны в «царство разума».

Демократические тенденции наиболее ярко проявились в работах Жан-Жака Руссо (1712-1778). Произведение Руссо, который принес ему большую популярность, - это «Об общественном договоре, или Принципы политического права». В «Общественном договоре» Руссо настаивает на прямом и безусловном управлении народа без любого разделения властей. В отличие от Гоббса и Локка, которые допускали существование двух актов общественного договора (первый - создание государства как ассоциации народа, второй - передача верховной власти от народа к правительству), Руссо признавал «действительным только один акт общественного договора, а именно - создание народа и общества (в форме демократического государства), как единого и абсолютного источника и общей воли суверена (верховной политической власти)» [5].

Исходный тезис размышлений Руссо - человек по своей природе добра, но общество со всеми его атрибутами делает ее плохой. Самое страшное неравенство дала человечеству частная собственность, а ее изобретатель - тот, кто первым оградил кусок земли и сказал: это - мое. Собственность породила страсть к наживе, зависть, лицемерие, обман, преступление.

Политический идеал Руссо - город-государство со спартанским порядком и абсолютной демократией. Он считал, что из всех государств наиболее совершенные - малые, для них демократия - лучший способ правления. Малые демократические государства совершенны, ибо приближены к природе: сообщество тех, кто заключал впервые общественный договор, было несколько, и каждый мог влиять на государственные дела непосредственно.

Книга Руссо начинается фразой, которая стала лозунгом французских якобинцев: «Человек рождается свободным, но повсюду он в оковах». Но свобода была не главной целью Руссо, над ней он ставил равенство людей. Существует, по его мнению, одним-один способ достижения подлинного равенства - особая организация государства, когда каждый гражданин полностью уступает всеми своими правами в пользу общины. Общая воля всех - вот стержневое понятия, потому что в соответствии с него осуществляется демократическое правление. Общая воля не является формальным сочетанием индивидуальных волеизъявлений. Это проявление мыслей сознательного народа.

Каким же должно быть правительство, которое воплощает общую волю? Руссо считал, что осуществление общей воли невозможно, поскольку она - идеал, а идеал недостижим. Но правительство способен приблизиться к идеалу, если он использует для этого всю полноту власти и не имеет собственных корпоративных интересов. Концепция Руссо стала источником теории харизматического лидерства.

Руссо отвергает либеральные идеи о разделении властей, законы или свободу ассоциаций. О который, по его мнению, разделение властей может идти речь, когда единственной и полной властью является совместная воля? Законы - противоестественны, поскольку общая воля меняется, а законы остаются постоянными. Ассоциации, продолжает мыслитель, - наиболее серьезное бедствие для демократии. Они навязывают политические суждения, по сути - суждения верхушки ассоциации, лишая рядовых граждан свободы выражения своих мыслей. Согласно Руссо, основная задача общественного договора заключается в том, чтобы «найти такую форму ассоциации, которая защищает всей общей силой личность и имущество каждого из членов ассоциации и благодаря которой каждый, соединяясь со всеми, подчиняется одновременно только самому себе и остается так же свободным, как и раньше» [6].

На рубеже XVIII-XIX вв. в Германии наблюдается бурный подъем политической мысли, наиболее яркими представителями которой были И. Кант (1724-1804) и Г. Гегель (1770-1831). И. Кант наиболее полно обосновал политическую доктрину либерализма. По его мнению, человеку в своем поведении необходимо руководствоваться волеизъявлением морального закона. Чувство свободы внутренне присущее личности, но часто это чувство превращается в произвол одного человека в отношении другого. Для того чтобы ограничить проявления произвола в обществе, необходимое право. Обязательное соблюдение права должно достигаться, по мнению Канта, с помощью принудительной силы государства, назначение которой - максимально соответствовать в своей построении и деятельности принципам права (концепция правового государства). Политическим идеалом Канта является верховенство народа, свобода, равенство и независимость всех граждан в государстве, хоть он и был сторонником ограничения избирательных прав трудящихся.

Очень интересными являются три кантовские формулы категорического императива. Две из них принадлежат к морали, третья - к политике. Первая: действуй так, чтобы максима твоего поведения могла стать всеобщим законом. Второе: никогда не надо относиться к другому человеку как к средству, но всегда как к цели. Политический вариант категорического императива делится на легальность и нравственность. Легальность - будь-яка законопослушный поведение, нравственность - законопослушность, базирующаяся на сознательных началах.

Политическое поведение, в соответствии с Кантом, должно быть не только легальной, но и моральной, а категорический императив провозглашает: принципы политического поведения должны быть такими, чтобы они могли стать гласными. Принцип гласности для Канта - это критерий оценки политических действий с точки зрения морали и справедливости. Немецкий мыслитель считал, что настоящая политика не может сделать и шага, не отдав надлежащего морали. Главным для него было признание прав человека священными, каких бы жертв это потребовало бы от власти. Кант был против революционных методов борьбы за власть, признавая только постепенные реформы «сверху». Он предложил проект «вечного мира», положения которого актуальны и сейчас.

Важную роль в развитии политической мысли отыграл Г. Гегель. Заслуга Гегеля заключается прежде всего в том, что он разработал и применил для анализа общественных, в том числе политических явлений диалектический метод. В диалектике Гегеля четко различимы три основные моменты: признание движения, изменения и развития как универсального методологического принципа; характеристика того, что движется, изменяется и развивается; раскрытие, а также объяснения самой сути движения, изменения и развития.

Очень большое значение для политологии имеет разработка Гегелем проблем гражданского общества и государства. Немецкий мыслитель был одним из первых, кто не только четко разграничил эти понятия, но и глубоко проанализировал их с точки зрения содержания и диалектического взаимосвязи. У Гегеля гражданское общество является сферой действий частного интереса. Люди в таком обществе противостоят друг другу, как противостоят и их личные интересы. Однако отдельные индивиды не могут существовать друг без друга, поскольку их жизнь взаимосвязанное. «Вот почему в гражданском обществе, - писал немецкий мыслитель, - каждый для себя - цель, все остальные для него ничто. Но без взаимоотношений с другими он не может достичь объема своих целей, эти другие следовательно средствами для целей личного» [7].

В гражданском обществе наряду с частным интересом каждого человека существует еще и общий интерес, который становится «внешней необходимостью» относительно личного интереса, а потому и находится в состоянии противодействия с ним. Вот почему противоречия в соотношении между личным и общим интересом в гражданском обществе становятся серьезным препятствием для достижения подлинной свободы в обществе. «Гражданское общество, - отмечал Гегель, - представляет нам в этих противоположностях и их переплетении картину таких же необычных роскоши и излишеств, как и картину нищеты и общего для обоих физического и морального вырождения» [8].

В этих условиях государство, по мнению Гегеля, соответствует более высокому уровню развития общества, чем гражданское общество. Государство как институт является проявлением всеобщих интересов. Пытаясь объединить интересы как отдельных людей, так и общественных слоев, государство возвышается над обществом, внося примирения во все сферы жизни. Поэтому государство является, по мнению Гегеля, первичной относительно гражданского общества. Однако это вовсе не означает, что государство отстраняет и отчуждает от себя гражданское общество. Государство и гражданское общество находятся совместно в постоянном развитии, удерживая и сохраняя в себе это общество в «снятом» виде как свою противоположность.

Идеальное государство, по Гегелю, - это конституционная монархия с разделением власти. Причем разделение законодательной, представительной власти и власти монарха он понимает как органическое единство, отстаивая суверенитет наследственного конституционного монарха.

Просветители объективно идейно подготовили буржуазные революции. В пределах эпохи их деятельность имела прогрессивный характер. Основой нового «умного» порядке они считали частную собственность. При этом возможность гармоничного сочетания личных и общественных интересов выводился ими прежде всего из моральных качеств «естественного человека», которая готова была добровольно поступиться личными интересами ради общественного благосостояния. Но этой «естественной человеком» у них была идеализированное человек - буржуа.



Назад