Электронная онлайн библиотека

 
 История экономических учений

1. Предмет курса


Экономическая жизнь общества является чрезвычайно многогранен. Его изучает система экономических наук, которые включают науки об общих законах экономического развития, отраслевые экономические науки, науки, что рассматривают конкретные экономические процессы и явления, науки о народном хозяйстве.

Каждая из них имеет свой предмет, свой круг исследуемых вопросов. Первенство среди всех экономических наук принадлежит экономической теории (политической экономии). Политическая экономия как наука сложилась в XVII ст. Она является результатом длительного исторического развития экономической мысли.

Экономическая мысль зародилась в глубокой древности и прошла сложный путь от эмпирического понимания экономических явлений к формированию научных теорий. Очевидно, уже в первобытном обществе люди задумывались над экономическими явлениями. Но эти их взгляды еще не состояли в любую систему. Первые попытки систематизации экономических взглядов можно отнести к древней суток и средневековья. Однако и они еще не сложились в научные системы.

Экономические знания стали самостоятельной областью исследований в XVI-XVII ст. - в эпоху меркантилизма, хотя и тогда исследователи занимались анализом только отдельных экономических проблем.

Выдающийся экономист Йозеф Шумпетер писал, что меркантилизм был не столько научным направлением, сколько практической политикой. Так же и литература меркантилистов была вторичным явлением и содержала лишь зачатки науки.

Такую оценку меркантилизма отрицает известный английский экономист М. Блауг. Он пишет, что не можно, следуя Шумпетера, «сводить меркантилизм лишь к второстепенной течения поступательного развития экономического анализа»[1]. В меркантилістській литературе уже содержались основные элементы классического подхода, подчеркивает Блауг.

Меркантилистов интересовали, в частности, вопрос определения сути богатства, которое они отождествляли с золотом и серебром, регулирования внешней торговли с целью обеспечения притока драгоценных металлов в страну, поощрения экспорта, протекционистские тарифы на импортные товары и т.д.

Понятно, что в эпоху господства торгового капитала основными были вопросы, связанные с торговлей. Еще не существовало науки, которая бы основывалась на экономических законах и охватывала все сферы человеческой экономической деятельности. Пуски такой науки было заложено А. Смитом - представителем классической политической экономии. А Именно. Смит создал первую систему политической экономии, обобщив накопленные в него отдельные экономические знания.

Последователи и ученики. Смита развивают теорию, вносят в нее новые идеи. Впоследствии появляется критическая течение в политической экономии, представители которой (в частности С. Сісмонді, который называл себя учеником. Смита) выступают с критикой «экономической ортодоксии». Эта критика обеспечила появление новых направлений экономической мысли.

Формируются социалистические идеи. Возникает утопический социализм, появляется марксизм, который провозглашает себя научным социализмом.

В 70-х годах XIX в. экономическая мысль была представлена, с одной стороны, исторической, а с другой - субъективно-психологической школой, которая ознаменовала развитие политической экономии на новых, маржинальных (предельных) началах. На этих принципах в конце XIX в. формируется неоклассическое направление экономической мысли, с появлением которого связано становление микроэкономики.

Новым этапом развития политической экономии стало появление в 30-х годах так называемого кейнсианства.

Кейнсіанці, в отличие от неоклассиков - сторонников экономического либерализма, на первый план выдвигают проблему регулирования эффективного спроса. С появлением кейнсианства связано также формирования нового раздела экономической науки - макроэкономики.

Неоклассическое направление и кейнсианство с момента их появления и до наших дней прошли сложный эволюционный путь, по очереди выходя на первый план и в экономической теории, и в экономической политике.

Своеобразным направлением экономической мысли есть институционализм, который возник в конце XIX - начале ХХ ст. Это направление, которое за предмет своего исследования взял преимущественно внеэкономические факторы, расширил поле анализа экономических наук, интегрировал экономическую теорию с другими общественными науками.

Значительный вклад в развитие экономической мысли сделали социал-реформистские концепции. Знания этих концепций является практически ценным для формирования рыночной экономики в постсоветских странах.

В конце концов, нельзя обойти процесс исторического развития экономической мысли в нашей стране. Длительное время украинская экономическая мысль вообще не исследовалась, а выдающиеся украинские экономисты объявлялись российскими и изучались в соответствующем контексте единого общественно-экономического пространства.

Процесс развития экономических взглядов и идей и является предметом истории экономической мысли. Этот курс охватывает также экономические взгляды, которые не сложились в систему.

Составной частью его является история экономических учений, то есть экономических взглядов, которые объединялись в определенную систему. Таким образом, история экономических учений является более узким понятием, чем история экономической мысли. А история политической экономии, в свою очередь, является основой истории экономических учений.

Понятно, что это деление весьма условно. Любой учебник по истории экономических учений[2] рассматривает, собственно, историю экономической мысли, исследует процесс возникновения и развития экономических взглядов и идей, начиная с древнего мира. То есть история экономической мысли и история экономических учений отождествляются.

Французские экономисты Ш. Жид и Ш. Рост в учебнике по истории экономических учений[3] как синонимичными пользуются терминами: история экономических учений, история экономических идей, история экономической мысли, история политической экономии.

То же касается и уже упомянутого учебника по истории экономической мысли английского экономиста М. Блауга. Он употребляет термины: история экономической мысли, история экономической науки, история экономической теории. Все это дает основания сделать вывод, что речь идет, собственно, об истории экономической науки в более или менее широких пределах.

По методико-методологических основ анализа истории экономической мысли, то они могут быть разными в зависимости от того, какой цели желает достичь исследователь. В литературе выделяют, в основном, два принципа, два методы: исторический, или хронологический, и логичен. Исторический подход предполагает рассмотрение идей, теорий в порядке их возникновения и формирования. Он дает возможность проанализировать совокупность взглядов, идей на определенном этапе общественного развития и дальнейшую эволюцию этих идей. Такой подход может сочетаться с анализом социально-экономических условий, в которых формировались эти взгляды и идеи.

Логический метод основывается на исследовании эволюции концепций и теорий, без достаточного учета их связи с другими теориями и с историческими условиями. В таком случае исследуются сами только теории, концепции, логика их развития. Довольно часто оба методы объединяют.

Стоит упомянуть и так называемый мотивационный, или класс, метод, когда анализ экономической мысли подчиняется экономической мотивации. Определяются классы, которые ведут борьбу за соответствующую долю конечного продукта, а следовательно - классовая позиция теоретиков, идеологов того или иного класса. Этот метод использовал К. Маркс и его последователи.

Не отрицая наличия такой борьбы, надо, однако, учитывать, что это лишь одна из составляющих характеристик общества, а ее теоретическое обоснование - одна из составляющих экономической теории. Очевидно, дело в том, чтобы теоретически решать прежде всего вопрос эффективного функционирования экономики.

Может применяться и территориальный метод, предполагающий исследование истории экономической мысли в определенных странах. Каждый метод имеет свои преимущества и недостатки. Применяется тот или иной метод, как уже отмечалось, в зависимости от того, какие задачи ставит перед собой исследователь. Может использоваться сочетание различных методов, особенно в случае учебных, а не непосредственно научных задач.

С проблемой методико-методологических основ исследования и изложения материала непосредственно связано вопросы периодизации истории экономической мысли и определения приоритетов, подлежащих анализу.

Экономические теории и школы можно исследовать в соответствии с исторической последовательности их возникновения и развития, то есть пользоваться историческим методом исследования. Именно такую периодизацию подано в этом учебнике. Здесь исследуется история экономической мысли Древнего мира и средневековья, теория меркантилизма, что охватывает XV-XVII ст., классическая политическая экономия и ее эволюция в XVIII - первой половине XIX ст., а также возникновения критического направления в политической экономии и формирования социалистических идей (первая половина XIX в.).

Вторая половина XIX в. характеризуется формированием марксизма, возникновением маржиналізму, развитием идей исторической школы и становлением неоклассического направления. В рамках ХХ в. анализируется возникновение и эволюция основных направлений современной экономической мысли: неоклассического, кейнсианства и институционализма. Предметом исследования является также социал-реформизм и советская экономическая мысль. Следовательно, в данном случае периодизация осуществляется по историко-хронологическому признаку. Однако исторические границы, этапы развития экономической мысли выделяются в соответствии с господствующих экономических теорий.

В марксистской литературе применялся классовый принцип периодизации в сочетании с формаційним. Анализировалась экономическая мысль Древнего мира, средневековья (феодализма), эпохи капитализма и социализма. В рамках капитализма экономическая мысль разделялась на буржуазную классическую (научную) и буржуазную вульгарную (ненаучную). Также рассматривалась мелкобуржуазная экономическая мысль.

В современной литературе некоторые авторы предлагают новую периодизацию, новую структуру курса истории экономической мысли. Да, Я. Ядгаров считает необходимым применить лишенную классового подхода периодизация этапов и направлений развития экономической мысли.

Он предлагает разделить историю экономической мысли (экономических учений) на три этапа: 1) экономические учения эпохи доринкової экономики; 2) экономические учения эпохи нерегулируемой рыночной экономики; 3) экономические учения эпохи регулируемой (социально ориентированной рыночной экономики)[4]. Не вдаваясь в подробную критику такой схемы, заметим, что далеко не все теории вкладываются в предложенные автором этапа. Это особенно касается третьего этапа.

Относительно приоритетов, то вполне понятно, что всю историю экономической мысли, даже в сжатом изложении, невозможно уместить в одной книжке. Каждый исследователь ограничивает себя определенными периодами, направлениям, странами. В нашем учебнике тоже исследуются лишь основные направления, школы, которые способствовали формированию современных экономических идей.

Важным моментом исследования истории экономической мысли является выявление соотношения между экономическими теориями и идеологией. Эта проблема является особенно актуальной для постсоветских стран. Ведь история экономической мысли, как и все общественные науки, была слишком идеологизированным. Некоторые экономисты постсоветских стран прибегают теперь в другую крайность. Пытаясь избавиться от марксистского догматизма и излишней идеологизации экономической теории, они отрицают любую связь экономики и идеологии. Но игнорировать эту связь неправомерно. Этот вопрос является предметом широких дискуссий среди западных экономистов. Все они признают роль идеологии, однако не все одинаково определяют эту роль. Одни экономисты отрицают наличие идеологических элементов в экономической теории, другие - признают эти элементы как такие, которые реально существуют и являются неизбежными. Одни пытаются освободить экономику от идеологии, другие - признают функциональную роль идеологии и науки как орудий социального контроля.

Те, кто отрицает роль идеологии в экономической теории, утверждают, что «чистую» экономическую теорию можно использовать для исследования любой экономической системы без оглядки на ее идеологическую суть. Другие - наоборот, подчеркивают необходимость учет идеологических аспектов в экономическом анализе.

Как правило, более радикальные экономисты придают этой проблеме большее значение. Ортодоксальные, или консервативные, - умаляют ее роль. Кроме того, есть разные взгляды и на саму суть идеологии: западные экономисты признают ее явлением групповой, профессионального сознания, а не особой формой классовой сознания, как К. Маркс.

И. Шумпетер признавал влияние идеологии на экономическую теорию, но считал, что он не является существенным. Шведский экономист Г.Мюрдаль твердил, что политико-идеологические элементы невозможно устранить из экономического анализа, хотя их роль в современном обществе постепенно уменьшается. А известный французский экономист, лауреат Нобелевской премии (1988) Морис Алле, наоборот, подчеркивал усиление политизации науки и научной деятельности «через влияние идеологических концепций, к которому бы крылья они не принадлежали». И именно поэтому экономика, по его мнению, еще не является «настоящей наукой», поскольку «ее исходный материал тесно связан с интересами и идеологией»[5]. Английские экономисты Морис Добб и Дж. Робинсон утверждают, что экономическая теория неизбежно имеет идеологический характер. Дж. Робинсон отмечает, что экономический анализ играет основную роль в оправдании существующего строя. Американский экономист Пол Суїзі неоклассический анализ прямо называл одной из стадий апологетики капитализма. Польский экономист Оскар Ланге и американский Г. Хейлбронер отмечали непосредственной зависимости экономических теорий от идеологии. И действительно, если рассматривать историческую эволюцию экономической мысли, то связь экономических теорий и идеологии прослеживается достаточно отчетливо.

А. Смит провозглашал идею гармонии частных и общественных интересов. Однако он распространял эту идею только на производство богатства, а не на его распределение. В отличие от А. Смита Д. Рикардо положил именно проблему распределения в основу своего труда. Он высказал мнение о противоположность и взаимозависимость заработной платы и прибыли, подчеркнул на трудовом характере ренты. Теорию ренты Рикардо использовал в борьбе против землевладельцев, разоблачая противоположность их интересов и интересов рабочих и промышленников.

Сісмонді одним из первых поставил проблему положения рабочего класса в условиях капитализма, выступив с критикой идеологии экономического либерализма классиков. Экономическая свобода способствовало не только развитию производительных сил, она привела к обнищанию рабочего класса и кризисов. Сісмонді пытается выяснить причины этих явлений и найти способы их преодолеть.

Сісмонді не был социалистом, однако его идеи нашли поддержку у социалистов Прудона, Родбертуса, Лассаля. Они выступали с призывами более справедливого распределения, вмешательство государства в экономические и социальные процессы реформирования общества. Социалисты-утописты ставили своей задачей решение социальных вопросов. Проблему распределения они подчиняли проблеме отношений собственности и на этом основании пришли к выводу о противоположность интересов, противоречия между трудящимися и «эксплуататорами». Решение социальных проблем они надеялись осуществить через сознательную и разумную деятельность общества, организацию ассоциаций, добровольную кооперацию. Против теорий социалистов выступали Бастіа и Кэри, провозглашая гармонию интересов труда и капитала. Эта гармония обусловлена тем, что, по их мнению, доля труда и капитала в продукте растет параллельно, однако доля труда растет и абсолютно и относительно, а капитала - только абсолютно.

Историческая школа способствовала развитию и распространению реформизма, в частности доказательства целесообразности его применения в сфере распределения.

Маркс четко и однозначно сформулировал проблему классовых противоречий, эксплуатации. Ее суть заключается в присвоении капиталистами дополнительной стоимости. Устранение эксплуатации, по Марксу, возможно только революционным путем.

Маржиналісти распределение связывают с оплатой факторов производства, хотя сами факторы и их производительность приобретают новое толкование. Теория предельной полезности маржиналістів предусматривала отход от рассмотрения социально-экономических отношений. Однако ее идеологическая направленность родила особенно много споров. Если Шумпетер считал возможным рассматривать ее как идеологически нейтральное, то Дж. Робинсон заявляла, что эту теорию пропитано идеологией и ее призвано положить конец другим идеологиям.

Маршалл, как и маржиналісти, теорию распределения связывает с теорией факторов производства. Однако у него, в отличие от маржиналістів, и, в частности, их теории предельной производительности, речь идет об условиях спроса и предложения, которыми определяется нормальная цена каждого фактора производства. И поэтому задача теории распределения Маршалл усматривает в том, чтобы выяснить элементы, движущие силы, которые определяют спрос и предложение. Он признает несовершенство распределения, его неравенство, однако выступает против социалистических принципов равного распределения. Маршалл предложил заменить название «политическая экономия» новой - наука экономики (economics).

Если в XIX в. происходила острая теоретическая борьба различных школ, которая еще усиливалась политическими разногласиями и различными социальными интересами, то появление новой функциональной теории «есоnоmiсs» означало ослабление ее социальной и классовой направленности.

Но вместе с неокласичним направлением возник институционализм, сторонники которого сразу заявили о себе острой критикой капитализма, критикой «бездеятельного, паразитического класса». Институционалисты выступили с требованием социального контроля общества над экономикой.

Кейнс не придавал особого значения политическим и социальным факторам и стоял на позициях непрерывности экономического развития, хотя и не отрицал необходимость реформ. Однако в посткейнсіанців в центре внимания стоят проблемы экономического роста и распределения.

В 70-х - начале 80-х гг. на смену кейнсіанству пришел неоконсерватизм, который опирался преимущественно на неоклассические идеи, хотя в неоконсервативних теориях отчетливее проявляется идеологическая направленность. Сторонники этих теорий оправдывают неравенство в доходах, в распределении богатства. Они выступают за налоговые льготы для богатых слоев населения, добиваются сокращения социальных программ. О росте роли политики и идеологии в неоклассическом направлении писали и западные экономисты, в частности американцы А. Айхнер и Г. Эрл.

Не оставался неизменным и экономикс после появления первых исследований по этой дисциплине А. Маршалла (1890) и американского экономиста А. Хедли (1896). Маршалл называл экономикс наукой «чистой и прикладной», независимой от государственной политики.

Такие же взгляды высказывал и профессор Чикагского университета Ф. Найт, который писал, что появление экономикс означала отделения чистой науки от проблем государственной политики. Однако эти заявления совершенно беспочвенны. Даже сам Найт, определяя проблемы экономикс, не смог избежать вопросов государственной политики.

Во всемирно известном учебнике П. Самуэльсона «Экономикс»[6] наблюдается постепенный рост интереса как к политическим, так и к социальным проблемам. К тому же Самуэльсон неоднократно возвращается к термина «политическая экономия», подчеркивая социальную значимость последней и внимание к социальным проблемам. По мнению Самуэльсона, предмет политической экономии (экономической теории) совпадает с предметом таких наук, как социология, психология и т.п.[7].

Следовательно, любые попытки отрицать связь экономической теории и идеологии, создать деідеологізовану историю экономической мысли не имели успеха. И не случайно американский экономист Уоррен Дж. Семюельс писал: «Неоклассическая школа, кейнсианство, монетаризм, марксизм и институционализм - все эти направления экономической мысли являются в большей или меньшей степени неопределенными, но относительно обособленными парадигмами. Все они функционируют как идеология, выступая одновременно как познавательные системы и как выражение систем ценностей»[8].

Относительно более широкого аспекта определения места и роли идеологии в науке и всем духовной жизни, то здесь для второй половины XX в. можно назвать два этапа, два подхода к решению проблемы. В 50-60-е годы, а это был период экономического подъема в развитых капиталистических странах, появляется целый ряд концепций, которые провозглашали «деідеологізацію» западного общества и международной жизни в целом.

Одним из первых, кто заложил основы концепции «деидеологизации» в «Опиум интеллектуалов» (1955), был французский социолог Г. Арон. В начале 60-х гг. эта идея разрабатывалась в разных вариантах американскими учеными С. Ліпсетом, А. Шлезингером, Т. Парсонсом. Д. Белл в сборнике статей «Конец идеологии» (1969) прямо заявляет, что традиционные системы исчерпали свои творческие возможности и отходят в прошлое.

В 70-е годы западные теоретики объявили об «обновлении духа», возникновение «новой идеологии». Они призвали к «реідеологізації» западного общества, то есть возрождение идеологизации. Пересматривают свои взгляды относительно роли идеологии в современном обществе Г. Арон, Д. Белл, С. Ліпсет, Т. Парсонс и другие. А западногерманский социолог Есть. Хельце в монографии «Идея и идеология» (1969) заявил о необходимости оценивать значение идеологии в рамках исторического процесса, отказаться от концепции деидеологизации как такой, что не выдерживает критики, не подтверждается фактами. Он подчеркивал, что идеология активно вмешивается во все сферы жизни, что даже само понятие «деидеологизация» уже имеет идеологическую окраску. Появление этой идейной волны, что означала усиление роли идеологии, отразился на всех направлениях общественной мысли.

 


[1] Блауг М. Экономическая мысль в ретроспективе. - М., 1994. - С. 27.

[2] См.: История экономических учений. - М., 1983; История экономических учений. - Ч. I - II. - М., 1989.

[3] Жид Ш., Рист Ш. История экономических учений. - М., 1995.

[4] См.: Ядгаров Я.С. История экономических учений. - М., 1996. - С. 9.

[5] Морис Алле. Экономика как наука. - М., 1995. - С. 28,100.

[6] Учебник вышел из печати 1948 г. и до сих пор выдержал 13 переизданий.

[7] См.: Самуэльсон П. Экономикс. - М., 1964. - С. 26.

[8] Сэмюэльс У.Дж. Идеология в экономическом анализе / / Современная экономическая мысль. - М., 1981. - С. 678.



Назад