Электронная онлайн библиотека

 
 История экономических учений

2. Политическая экономия во Франции


Период расцвета политической экономии в Англии соответствует периоду начала классической школы во Франции. Выход в свет книги Смита «Размышления о природе и причинах богатства народов» и развитие классических экономических идей в работах его последователей оказали большое влияние на формирование экономической теории во Франции, а революционная смена феодального строя в конце ХVIII в. и быстрое развитие капиталистических отношений поставили перед французской экономической наукой много новых вопросов, на которые сложно было дать ответ с позиций английской классической политэкономии.

Политическая экономия во Франции имела свою специфику: она хоть и унаследовала классические традиции, но не отнеслась ортодоксально к слишком абстрактной теории стоимости, с прагматических позиций решала проблемы развития буржуазного общества.

Представителями французской классической экономической школы были Жан Батист Сей, наиболее выдающийся последователь Смита на континенте, труды которого окончательно развенчала меркантилизм (кольберизм) и фізіократію, и Фредерик Бастіа, который абсолютизував идеи либерализма.

Жан Батист Сей (1767-1832) родился в Лионе, в протестантской семье. Его жизнь пришлось на бурную эпоху Французской революции, наполеоновскую эпоху, реставрацию Бурбонов и революцию 1830 г.

Он получил хорошее образование, работал в страховом агентстве, горячо воспринял революцию, стал солдатом, позже занимал высокие государственные должности, был отстранен от государственных дел Наполеоном за проповедь либеральных взглядов, несовместимых с императорской политикой жесткого регулирования экономики, и стал фабриканком и ученым. Он постоянно занимался самообразованием и, тщательно проштудировав выдающуюся работу А. Смита, навсегда стал его последователем.

1819 г. Он основывает кафедру промышленной экономики при французской Консерватории искусств и ремесел, а 1830 г. становится профессором «Колледж де Франс», где работает до конца жизни.

«Трактат политической экономии, или Простой изложение способа, которым формируются, распределяются и потребляются богатства» было впервые издано Сеєм 1803 г., но, поскольку он не захотел устранить из книги критику финансовой политики правительства, ее не переиздавали до 1814 г. Именно тогда Мера был откомандирован новым правительством в Англию для изучения состояния ее экономики. Он наблюдает бурное развитие индустрии и делает выводы, которые найдут отражение в его теории. Результаты исследований были опубликованы в трактате «Англия и англичане» (1814). Этого же года доработанный «Трактат политической экономии» снова вышел в свет. За жизнь Сэя он переиздавался пять раз. 1821 г. был издан на английском языке, и он на долгие годы стал стандартным учебным пособием по политической экономии в Англии и Америке. Впоследствии появились его переводы многими другими языками мира.

В 1828-1829 гг. Он опубликовал «Полный курс практической политической экономии» в шести томах.

Политическая экономия Сэя в основном последовала А идеи. Смита, но он обращал внимание на ошибки и противоречия последнего, пытаясь их исправить. Он сделал больше, чем просто популяризировал классическое учение, он обогатил это учение собственными идеями. Благодаря этому его заслуги в развитии политической экономии трудно преувеличить. Сэя справедливо считают основателем нового направления в экономической теории.

Предмет политэкономии. Политическую экономию Сей определяет как науку, что дает возможность познать природу богатства, способы его создания, порядок распределения, и феномены, которые влекут его исчезновения. Это наука, которая базируется на нескольких фундаментальных принципах и подавляющее большинство выводов выводит из этих принципов.

Он критикует Смита за непоследовательность его доказательств, за то, что недоказанные истины возвышаются до ранга засадних принципов, саму работу не объединены единой логической системой.

Собственное исследование Сей строит по логической схеме, которая впоследствии становится стандартной для большинства учебных пособий по политэкономии: производство - распределение - потребление. Эта схема исключала, по его мнению, слишком абстрактны и сложные подходы к анализу, которыми пользовался Смит.

Анализируя производство, Он утверждает, что не только земля является фактором богатства, ибо под богатством следует понимать любые результаты производства, что приносят пользу, имеют реальную внутреннюю ценность.

В связи с этим он просматривает тезис Смита о производительном и непродуктивную работу.

Он считает, что любая работа является продуктивной, если она осуществляется с помощью сил природы, капитала и труда людей и дает полезные результаты. Он признавал наличие категории людей, которые своим трудом не создают материальных благ, но оказывают услуги другим, способствуя развитию производства (например, труд врача, учителя-наставника). Он пишет, что такое «производство не создает материи, но создает полезность»[1].

Результатом услуг является нематериальные продукты, но они полезны для людей, имеют меновую ценность и является следствием сочетания труда с капиталом и землей. Следовательно, производство означает выработки полезных услуг, которые могут выступать в материальном и нематериальном виде и обмениваться друг на друга благодаря одинаковой внутренней ценности.

Он делает вывод, что разделение труда на продуктивную и непродуктивную не имеет смысла, поскольку в обмене участвуют и полезные результаты - услуги.

Теория стоимости. Сей под стоимостью понимает полезность, и хотя и отмечает, что целью его анализа в пределах проблемы распределения является исследование законов, которые регулируют распределение стоимости, однако отказывается от трудовой теории стоимости.

Его понимание издержек производства совпадает с определением факторов цены: себестоимости, включающей затраты производственных услуг (капитала и труда), ренту и прибыль. Обмен производственными услугами определяет ситуацию на рынке. Спрос на эти услуги, как основу ценности всех других услуг, предопределяет их собственная ценность. «С другой стороны, агенты производства, люди и вещи, земли, капитала и предприниматели в большей или меньшей степени, по разным мотивам предлагают свои услуги... и создают таким образом другую основу ценности для тех же услуг»[2].

Итак, трудовую теорию стоимости Сей понимает достаточно плюралистично: стоимость рассматривается как цена, то есть зависит от полезности товара, затрат на его производство, а также от спроса и предложения. Он полемизирует со Смитом, который сделал ошибочный вывод, что все стоимости является уречевленою человеческим трудом, как недавней, так и отдаленной; иначе говоря, что богатство есть не что иное, как аккумулированная труд»[3]. С этого Смит, по мнению Сэя, делает ошибочным -
ный вывод, что труд является единственным мерилом богатства или созданной стоимости.

Теория трех факторов. Главную идею труда Смита - трудовое происхождения богатства - было трансформировано Сеєм в теории трех факторов производства. Человек, капитал и земля - основные агенты производства, факторы роста богатства в обществе. Именно они доставляют то, что Он в соответствии со своей теорией услуг называет продуктивными услугами. На них существует спрос промышленных предпринимателей. Предприниматели комбинируют производственные услуги с целью удовлетворения спроса на продукты потребления.

Предприниматель в Сэя - это человек, наделенный особыми качествами, которые дают ей возможность вести производство выбранным сознательно курсу, господствовать в сфере распределения. Это не капиталист в узком смысле этого слова, не землевладелец или рабочий, которые почти всегда пассивны, а человек, вокруг которой вращаются» производство и распределение, подчиняясь ее влиятельные и силе воли. То есть Он фактически рассматривает предпринимателя как четвертый фактор производства.

Производственные услуги, что их объединяет предприниматель, - это сочетание тех условий, благодаря которым производство функционирует: капитала, земли и человека. Природу и значение капитала и земли в производстве Сей определяет через признаки производительности: земля объективно имеет такие признаки, но проявляются они только за сочетание ее потенциальных возможностей с рабочей силой и капиталом (инструменты, инвентарь, сырье). Капитал образуется в процессе накопления, иначе говоря, через привлечение к производству большего количества созданных продуктов, чем было потреблено в процессе их производства... и является мощным двигателем, предназначенным для использования человеком, и не существует предела капитала, который можно аккумулировать с помощью времени, производства и бережливости»[4].

Следовательно, средства производства, «производственная услуга» как необходимый агент процесса создания полезных услуг является капиталом, непрерывно расти при условии бережливости владельца и постоянного функционирования в сфере производства.

Он рассматривает производство сквозь призму индустриализации и указывает, что промышленность с каждым годом становится все более значимой по сравнению с сельским хозяйством, завоевывает ведущие позиции, ведь именно там формируется капитал (средства производства). Капитал Сей ставит рядом с землей, но отмечает, что «любая сложная машина производит чистого дохода больше, чем достойный процент с потраченного на нее капитала, то есть она производит для общества продукты, которые стоят ему дешевле»[5].

Вопросу использования машин и последствия такого использования Сей уделял большое внимание, он читал специальный курс индустриальной экономии, который был первой попыткой преподавания проблем политической экономии. И хотя ему приходится по крайней мере теоретически решать связанную с механизацией производства проблему безработицы и его социальных последствий, он убежден, что будущий расцвет общества будет зависеть от развития индустрии. 

Распределение. По теории трех факторов производства Сей выводит свою теорию распределения общественного продукта, в соответствии с которой каждый фактор производства вносит свой вклад в производство, а доходы отражают этот вклад в той мере, насколько он признан полезным. Доходы цене, получаемой за использованы факторы.

Трем видам факторов соответствуют три вида доходов, зависящих от услуг этих факторов: заработная плата, прибыль и рента и процент.

Признавая личность предпринимателя, организатором производства, Он, однако, отделявший владельца капитала от предпринимателя, а следовательно, видел и разницу в сути их доходов как платы за различные услуги. То есть Он разграничил «промышленный прибыль, или процент на капи -
тал» и «прибыль, обусловленная использованием капитала». Он отделяет процент, принадлежащий владельцу капитала, от предпринимательского дохода, который получает предприниматель, как человек, который
рискует, соединяя землю, капитал и труд. Он пытается рассматривать этот прибыль как заработную плату, доводя их одинаковое происхождение и одинаковую зависимость от соотношения спроса и предложения.

Такой подход он применяет и к определению дохода в сельском хозяйстве, где, по его мнению, землевладелец получает ренту (как владелец капитала - процент), а арендатор - предпринимательский доход. Теории ренты Он не придавал исключительное значение, как это делали физиократы и Смит, а объяснял, что она зависит от спроса на землю и ее продукты и предложения, а также от размеров вложенного в землю капитала.

Ценообразование. Размеры полезности факторов (услуг), т.е. величина заработной платы, прибыли и ренты, по мнению Сэя, выявляются в процессе обмена. Именно в процессе обмена происходит формирование цены на полезные услуги. Он считает, что цена формируется на рынке под воздействием спроса и предложения.

Т.е. закон спроса и предложения регулирует цену услуг и продуктов, размеры прибыли, ренты, процента, заработной платы.

Вообще закон спроса и предложения Сей формулирует очень четко, определив цену как точку равновесия, где заканчивается действие одного фактора и начинается действие другого, то есть «рост цены прямо пропорциональное спроса и обратно пропорциональное предложения»[6].

Теория распределения и обмена Сэя исключает проблему взаимоотношений между классами, как ее трактует Смит. Зато Он рассматривает отношения между экономическими субъектами - продавцами и покупателями. Это проявляется в субъективном определении цены услуг, как следствия противоборства потребителя и производителя, в субъективном воздействии предпринимателя как личности на процесс производства и распределения, а потребителя - на объемы производства и размеры прибылей.

Теория рынка. Описаны подходы легли в основу концепции, которая получила Сею признание и достаточное количество последователей, - теории рынка, которую назвали «законом Мера». Суть теории заключается в том, что, по утверждению Сэя, товары и услуги обмениваются на другие товары и услуги, поэтому производство одних обуславливает потребность в других, постоянно обеспечивая потенциальный спрос. Благодаря этому кризиса перепроизводства невозможны.

Иначе говоря, каждый продавец является одновременно и покупателем, и наоборот: чтобы приобрести, необходимо сначала продать. Поэтому Он делает вывод, что равновесие спроса и предложения устанавливается автоматически и отражается только на цене, а не на возможности реализации товара.

Затоваривание рынка невозможно, хотя иногда могут создаваться запасы нереализованных товаров. И, по мнению Сэя, ситуация регулируется автоматически с ростом спроса на другие товары и колебаниям ценности, поскольку товары создают рынок друг для друга. «Общая масса товаров при необходимости равна общей массе, на которую есть спрос»[7].

Следовательно Сей формулирует три законы рынка:

1. Чем больше производителей и екстенсивніший рынок, тем больше потребителей и тем доходнее этот рынок для производителей, поскольку цена растет с ростом спроса.

2. Каждый производитель заинтересован в успешной деятельности других, поскольку такая деятельность формирует рынок спроса. Успех одной отрасли способствует успеху других, стимулирует общее развитие. Расцвет промышленности сопровождается процветанием сельского хозяйства и т. д.

3. Импорт благотворно влияет на развитие обмена, ведь иностранные товары можно получить, лишь продав свои.

Задачей хорошего правительства, по его мнению, является стимулирование производства, а плохого - спроса, потому что проблема спроса решается вместе с получением средств для приобретения продукта, а эти средства дает производство.

Он указывает, что для решения проблем реализации не нужное существование «третьих лиц», как ошибочно считал Мальтус, потому что производство самостоятельно создает свой рынок.

Однако впоследствии Он начал признавать (по крайней мере теоретически) возможность кризисов перепроизводства, но всячески избегал однозначному выводу, который отрицал бы его теорию расширенного воспроизводства. «Неудобство возникает не потому, что производится слишком много, а потому, что производят не то, что нужно»[8]. И эта проблема, по его мнению, решается на основе ценообразования: происходит переливание капитала в отрасли, гарантирующие большую прибыль. Это было ответом на попытки Мальтуса доказать вредность процесса накопления капитала как основного фактора перепроизводства и на теории Сісмонді, что выступал против промышленного прогресса.

Если бы Сей большее значение придавал анализа денег, функцию которых он сводил к посредничеству в обмене, то, конечно, пришел бы к выводу, что в результате их действия процесс купли-продажи разорваны во времени, а потому изготовлен товар не обязательно будет реализовано, потому что, выполняя функцию средства накопления, деньги могут быть изъяты из обращения. Именно монетарный фактор, которому он не придавал значения, может играть решающую роль. Впрочем проблема кризисов в то время еще не была слишком острой.

Теория Сэя, оптимистичная по своей сути, знаменовало собой переход Франции к капитализму, с которым на то время связывались надежды на расцвет государства. Она проповедовала прогрессивную идею свободы предпринимательства и торговли. Он подошел почти вплотную к определению категории экономического равновесия. Политическая экономия Мера, хотя и последовала теории Адама Смита, знаменовала начало нового, неоклассического направления в развитии экономической мысли.

Идеи Сэя легли в основу многих исследований будущего - проблем циклического развития, теории предельной полезности теории факторов производства, теории предпринимателя-организатора, предпринимателя-новатора и многих других, не говоря уже о теорию спроса и предложения, которая нашла отражение в экономических работах его преемников.

Еще одним представителем французской классической школы политэкономии был Фредерик Бастіа, труды которого, хоть и держались в русле основной либеральной идеи, но существенно отличались методоло -
гией от работ его предшественников.

Фредерик Бастіа (1801-1850) родился в Байонне в богатой семье. Был купцом, фермером, мировым судьей, генеральным советником, депутатом учредительного собрания Конституционной ассамблеи 1848 г.

Знание иностранных языков (английского, испанского, итальянского) дало ему возможность ознакомиться с передовой философской и экономической мыслью того времени, трудами Смита, Сэя. Он интересовался политикой, выступал против социалистов и коммунистов. Был сторонником идей либерализации экономики, борцом против протекционизма, организовал Ассоциацию свободной торговли в Бордо, а затем и в Париже, стал секретарем комиссии и ее редактировал журнал, который она издавала.

Жизнь его была короткой, а научная карьера еще короче: она длилась не больше шести лет. Первую статью Фредерика Бастіа было опубликовано в Газете «экономистов» 1843 г. Он писал также для других газет. Основной его труд «Экономические гармонии» (1850 г.), которая претерпела довольно острой критики, было напечатано (так и незавершенной) уже после его смерти.

Не будет преувеличением сказать, что основной чертой теории Бастіа является ее компілятивність: его идеи заимствован у Милля, Сеніора, Сэя, Кэри и других. В то же время его оптимизм и вера в самосовершенствования капитализма были искренними и он пытался это обосновать с помощью теоретических соображений.

Теория «экономического гармонии». Бастіа стоял на индивидуалистических позициях, поскольку, как и Смит, верил, что прогресс общества связан с реализацией свободы интересов отдельного человека, что частные интересы антагонистические только внешне, а по сути они солидарны: достаточно, чтобы «каждый добивался осуществления собственных интересов, и он увидит, что, сам того не желая, будет слугой интересов других»1.

Совокупность этих интересов и их согласования, по мнению Бастіа, является предметом политической экономии. В отличие от социалистов, он уверен, что гармонию интересов может обеспечить капитализм, который является ассоциацией объединенных общей целью людей, но отношения между ними складываются на основе действия природных сил - объективных экономических законов. Действие этих сил обеспечивает гармонию интересов, а значит - прогресс общества.

Гармония социального мира сказывается на всех явлениях экономической жизни: на обмене, стоимости, ценности, конкуренции, производстве, распределении и потреблении.

Согласование интересов в обществе, по его мнению, происходит на основе обмена и потребления: каждый человек может найти себе место в нем, доведя свою полезность, удовлетворяя нужды других и находясь в отношениях равноценного обмена с ними.

Теория услуг. Обмен между субъектами в обществе имеет стоимостной характер, поэтому важно, по мнению Бастіа, определить, что лежит в основе стоимости.

Он охотно бы воспользовался трудовой теории стоимости, но не смог с ее позиций объяснить, почему вещи, которые имеют материальное выражение, обмениваются на духовные ценности, почему разные по индивидуальным затратами труда товары обмениваются на рынке по такой же цене, а цена колеблется под влиянием спроса и предложения. Определив сначала величину стоимости с позиции сэкономленной покупателем труда, он потом отказывается от этого тезиса, поскольку не знает, как измерить ее количественно.

Простая формула Сэя: «стоимость является отношением двух услуг, которые обмениваются», освободила Бастіа от необходимости решать новые теоретические проблемы. С этой позиции можно было легко объяснить практически все явления: так же, как Смит и его последователи утверждали, что любая собственность, будь-какое имущество является суммой стоимостей, так и Бастіа определял собственность как сумму предоставленных владельцем услуг. Услуга - это не только затраты труда, но и вообще любой усилия, что сохраняет усилия других.

Пытаясь примирить все известные тогда категории (стоимости, полезности, издержек производства и цены), он заимствует в Сэя его теорию услуг, но уточняет, трактуя ее услуги как своеобразный товар: «Основы стоимости всегда заложены в услугах, а не в полезности, - отмечает он. - Таким образом я надеюсь примирить экономистов всех направлений»1.

Теория распределения Бастіа также выводится из теории услуг. Гармоничное сочетание услуг капиталиста - владельца средств производства, которые он предоставляет в пользование, отказывая самому себе в приобретении соответствующей суммы услуг, землевладельца, земля которого используется, и рабочего, который прилагает усилия к средствам производства, создает возможность их участия в обмене услугами.

Проблему распределения общественного дохода решено Бастіа на основании теории трех факторов производства, которая повторяет теорию Сэя и мало чем отличается от нее. Он использовал эту теорию с целью доказать экономические права классов на возмещение их участия в производстве в виде прибыли, ренты и заработной платы, показать, что гармония общественных интересов строится на экономической гармонии, что размеры общественного продукта определяют размеры доходов и каждый из классов заинтересован в содействии росту производства.

Распределение совокупного (произведенного с участием капиталиста, землевладельца и рабочего) продукта происходит пропорционально вкладу каждого из них в производство, то есть количество предоставленных услуг определяет долю, которая наберет форму прибыли, ренты, заработной платы.

Вслед за Тюрго, хотя и не так четко, Бастіа формулирует закон-тенденцию нормы прибыли к понижению, но этот закон окончательно трансформируется в него в закон уменьшение относительной доли капиталиста в общественном продукте одновременно с увеличением его вклада в производство. То есть, по мнению Бастіа, в процессе распределения общего дохода (после покрытия всех расходов) доля собственника капитала относительно уменьшается, потому что общественный доход перераспределяется с помощью государства в пользу других участников процесса производства.

Этот процесс перераспределения Бастіа называет законом распределения общественного продукта между капиталом и трудом, благодаря чему известные экономисты Бем-Баверк, Маршалл, Маркс, Шумпетер и др. усматривали в нем лишь адвоката существующего строя и отрицали научность всех его теорий. Однако он искренне верил, что улучшение экономического положения всех слоев населения будет обеспечиваться успешным развитием капитализма за счет роста общественного продукта и изменений в его распределении, обусловленных природными законами. Он писал: «Если бы я имел несчастье видеть в капитале только выгоду капиталиста, я сделался бы социалистом»1.

В соответствии с этим законом, прибыль капиталиста в общественном доходе уступает размеру заработной плате. Доли прибыли и заработной платы с ростом капитала также растут, но доля заработной платы растет быстрее. Относительное уменьшение доли прибыли, по мнению Бастіа, не мешает абсолютном росту капитала, ведь весь общественный продукт растет. Доходы растут, обеспечивают спрос и является основой будущих капиталовложений.

Однако закон о перераспределении общественного дохода в пользу труда Бастіа так и не смог доказать. Дело в том, что тяготение нормы прибыли к спада - это еще не самый спад, ему противодействует ряд других факторов. Статистические данные того времени отрицают закон Бастіа, а увеличению заработной платы рабочий класс обязан только постоянном давлении на капиталистов и законодательном вмешательству государства.

Теория заработной платы Бастіа непосредственно вытекает из его закона перераспределения общественного продукта. Полная, по его мнению, гармония интересов капиталиста и наемного работника, единство их цели заключаются в том, что они вместе создают продукт для будущего распределения. Капитал делает производство легче и продуктивнее. С развитием производства создаются условия для работника, которые дадут ему возможность со временем стать наравне с капиталистом.

Следовательно, прибыль и заработная плата не противостоят друг другу, они гармонично сочетаются.

Проблему земельной ренты Бастіа рассматривал также очень поверхностно. Он приводит цитаты из трудов Смита и Рикардо, не опровергая и не поддерживая их доказательств. В анализе ренты он использует теорию услуг, которая понадобилась ему для решения проблемы противоречий между земельными собственниками, капиталистами-арендаторами и наемными рабочими.

Производительную силу земли трудно приписать заслугам землевладельца, который присваивает ренту лишь потому, что владеет этой землей. То, что дается даром, должно принадлежать всем. «Общественная гармония» в этой части могла бы немного пострадать, но Бастіа находит объяснение: он рассматривает землевладельца как человека, который заботится о землю и является владельцем прошлых услуг предков относительно обработки и улучшения земель.

Таким образом, участие в производстве землевладельца сравнивается с ролью обычного капиталиста, который получает прибыль (процент) за совокупность бывших услуг. Со временем доля прошлых
услуг в производстве будет уменьшаться, а активного влияния - будет увеличиваться, а тогда доход перераспределяться в пользу не землевладельца, а того, кто обрабатывает землю, то есть делает новые услуги, которые всегда полезнее и продуктивнее за старые.

Этот тезис Бастіа стала засадною для обоснования теории уменьшение доли доходов из права собственности, поскольку любая собственность, за Бастіа, является лишь суммой прошлых ценностей, постепенно теряют свою полезность.

В целом теория Бастіа не вносит ничего нового в экономическую мнению, поскольку является компиляцией чужих теоретических идей. Но в процессе согласования разноплановых экономических доктрин Бастіа делает ряд интересных выводов. В частности он доказывает еще один закон: о определяющую роль потребителя относительно производителя.

Бастіа утверждал, что достижение гармонии интересов происходит тогда, когда личный интерес подчинено общественной. Начало этого процесса наблюдается уже в капиталистическом обществе, его проявлением является покорение производителя интересам потребителя.

Производитель заботится только о собственных интересах, пытаясь получить как можно большую прибыль. Но все, что он пытается сделать для достижения этой цели, приводит к снижению цен, создание полезных вещей в достаточном количестве, к увеличению общественного продукта и полного удовлетворения потребностей потребителя.

На это направлены все экономические законы, действующие в обществе (конкуренции, стоимости, спроса и предложения и др.), которые заставляют ориентировать производство на спрос. Поэтому основным вопросом политэкономии, по мнению Бастіа, должно стать не вопрос о законах производства, о заинтересованности производителя, а о основные закономерности процесса потребления, поскольку именно оно предопределяет направления развития производства.

Признавая, что потребитель навязывает свою субъективную свободу производителю, Бастіа пишет о его моральную ответственность перед обществом, предоставляя производителю роль воспитателя вкусов и предпочтений, ответственного за неразумные формы потребления. «Если человечество совершенствуется... то это потому, что совершенствуется морально потребитель»1.

Теория примата потребления над производством, потребителя над производителем была новым словом в политической экономии. В сочетании с теориями свободной конкуренции, спроса и предложения она давала толчок к изучению закономерностей развития рынка.

Вкладом Бастіа в экономическую теорию является также то, что он признает равноценными участниками обмена продукты, созданные в материальной и нематериальной сферах. Он настаивает на необходимом развития нематериальной сферы, что будет способствовать росту занятости и доходов.

Социальные проблемы. В борьбе с социалистическими идеями Бастіа, что вообще не признавал учение Мальтуса о народонаселения, по конкретным вопросам социальной защиты поддерживает мальтузианство. Один из разделов его «Гармоний» специально посвящен этим проблемам. Он считает недопустимым вмешательство в действие экономических законов, что, на его взгляд, регулируют общественный распределение с учетом абсолютного вклада каждого в производство. Несправедливость этих законов оправдывается их стимулирующим влиянием на развитие общества и на людей, не желающих работать, то есть эти законы порождают частную ответственность. Солидарность Бастіа видит не в взаимопомощи, а в том, что ответственность каждого перед обществом и обеспечивает справедливое отношение общества к каждому.

Абсолютизация принципов свободной конкуренции и свободной действия экономических законов ставит либерализм Бастіа на высшую ступень классической экономической теории. Свою оптимистическую тезис о самовирішення всех проблем в пределах гармоничной капиталистической экономики он распространял на все аспекты общественной жизни, решительно отрицая любые формы государственного вмешательства. Поэтому его (в целом компілятивна) теория осталась вне поля зрения более поздних экономистов.

 


[1] Say J. B. Treatise on political Economy. - Boston, 1821. - Г. 14-15.

[2] Ibid., р.290.

[3] Say J. B. Treatise on political Economy. - Boston, 1821. - P. 76.

[4] Say J. B. Op. cit., г. 118.

[5] Say J. B. Op. cit., г. 139.

[6] Say J. B. Op. cit., г. 354.

[7] Ibid., г. 291.

[8] Say J. B. Ор. cit., г. 291.

1 Bastiat F. Harmonies of Political Economy. - Edinburgh, 1880. - P. 169.

1 Bastiat F. Op. сit., p. 167.

1 Bastiat F. Op. сit., p. 336.

1 Bastiat F. Op. cit., p. 338.



Назад