Электронная онлайн библиотека

 
 История экономических учений

4. Политическая экономия в России во второй половине XIX - начале ХХ ст.


Развитие политической экономии в пореформенной России имел определенные особенности, обусловленные особенностями капиталистического развития страны. Существенные остатки крепостничества, общинный строй, которые надолго сохранились в пореформенный период, не могли не сказаться на развитии экономической мысли. Они обусловили появление критического струи в политической экономии, направленного против пореформенных порядков. И важно то, что эта критика велась с позиций, близких к идей классической политической экономии.

Значительное место в политической экономии России (в отличие от Запада) занимали аграрные вопросы и, в частности, проблема общины. В решении аграрного вопроса наметились два основных направления. Представители одного - прямо отстаивали помещичий путь аграрной эволюции. Представители другого - выступали с критикой аграрной политики царизма, указывали на тяжелое положение крестьянства, критиковали способы ведения помещичьего хозяйства, однако, фактически, выступали за его сохранение.

До этого (либерально-народнического) направления принадлежала значительная часть российских экономистов. Он преобладал в политэкономии в пореформенный период.

Представители этого направления выходили из идей А. Смита и Д. Рикардо. Интересно, что они благосклонно относились к экономической теории К.Маркса, рассматривая ее как развитие классической теории. Идеи этого направления набрали наибольшее развитие в трудах М. О. Каблуко -
ва
(1849-1919), О. С. Посникова (1846-1921), О. И. Чупрова (1842-1908), М. О. Каришева (1855-1905) и других, труда которых в значительной мере посвящен аграрным проблемам. Основу аграрной программы этих экономистов составляли: отрицание капиталистической эволюции сельского хозяйства, защита общинного землевладения и сохранения помещичьей земельной собственности.

Каблуков, например, всячески защищал отработки как форму сочетание интересов помещиков и крестьян. В центре внимания Посникова была проблема сохранения общины, расширение ее границ за счет государственных земель. Программой профессора Московского университета Чупрова предусматривалось сохранение общины, внедрение рациональной земледельческой культуры, развитие кустарных промыслов.

Хоть аграрные вопросы занимали значительное место в работах либерал-народнических экономистов, ими не вичерпувались их научные интересы. Так, в Чупрова мы видим весь спектр вопросов политической экономии, а также конкретной экономики и теоретической статистики.

Теоретическую позицию Чупрова в политической экономии марксистская литература трактует как эклектичную, прежде всего, на том основании, что он признавал наличие нескольких школ в политической экономии и видел определенные положительные черты в каждой из них. Выделяя такие школы, как манчестерская, социалистическая и историческая, Чупров подчеркивал, что «за непредвзятого взгляда на дело в каждой из трех школ оказывается своя доля истины»1.

Политическую экономию он рассматривал как науку о вечные законы, которые действуют на всех этапах исторического развития, во всех общественно-экономических формациях. Именно поэтому он мечтал о сочетание всех направлений политической экономии, о создании единой экономической науки, которая руководствуется единственными истинами. В своих первых работах и своем первом курсе лекций (1875 г.) Чупров выступает как сторонник теории классиков политической экономии, и в частности трудовой теории стоимости. «В отношении основного положения политической экономии, установленного Адамом Смитом и Рикардо, - писал он, - меновая стоимость каждого предмета определяется количеством труда, затраченного на его изготовление»1.

В лекциях и ранних работах Чупров использует определенные положения экономической теории Маркса, но довольно эклектично трактует экономические категории с позиций разных направлений политической экономии. Капитал у него - результат бережливости, как у Мальтуса, Сеніора и других. Рабочее время он (как и Маркс) разделяет на необходимый и дополнительный, соглашаясь, что масса продуктов, которая создается в дополнительное время «составит прибыль капиталистов». Причем он подчеркивает, что «любое увеличение дополнительного времени повысит прибыль и, наоборот, уменьшение снизит»2. В такой трактовке прибыль выступает как результат дополнительной труда рабочих. Впрочем Чупров рассматривает прибыль и как плату капиталистам за управление предприятием, за риск вложения капитала, как процент на вложенный капитал.

Анализируя зарождение теории полезности, Чупров, однако, считает ее второстепенной и выступает как сторонник классической политэкономии с теорией трудовой стоимости. Второстепенное значение теории полезности он объяснял невозможностью непосредственного сравнения благ за их физическими свойствами и субъективным характером оценок полезных свойств тех или иных предметов. На этом основании он делал вывод, что меновые пропорции товаров определяются не полезностью, а количеством труда «...необходимой для изготовления этих самых товаров»3. На таких же позициях стояли Каблуков и Карышев, которые подчеркивали огромную роль труда в хозяйственной жизни.

На защиту трудовой теории стоимости и с критикой теории полезности выступил А. О. Исаев (1851-1924). Он предлагает отказаться от категории предельной полезности и сосредоточиться на категории полезности, которую исследовали еще экономисты-классики. Предельная полезность, подчеркивал он, связана с деятельностью лица, несет на себе отпечаток ее собственных интересов, а не общественной среды. Что же касается категории полезности вообще, то «именно в понятии о ней находит выражение общественно признанная пригодность благ служить человеческим потребностям»[1]. Критикуя субъективную теорию ценности, Исаев был сторонником марксистской трактовки стоимости. Он пишет о «экономическую версию стоимости», согласно которой величина стоимости определяется общественно необходимым рабочим временем в соответствии с размерами общественной потребности в том или ином продукте.

Эволюция общественно-экономических отношений в России, развитие политической экономии на Западе не могли не отразиться на политэкономии в России. Если в пореформенный период влияние классической политической экономии на российских экономистов был довольно значительным, что объяснялось антикрепостнической направленности научных трудов последних, то постепенно положение меняется. В конце XIX - начале ХХ в. перед экономистами появляются новые проблемы, новые задачи. Значительного развития приобретает теоретическая разработка экономики отдельных отраслей производства. Меняется и сама проблематика политической экономии. Вместо детального анализа экономических категорий на первый план выходят вопросы экономической политики. Усиливается влияние новых направлений политической экономии Мероприятия, в частности австрийской школы и немецкой исторической школы. Причем это влияние не был односторонним. Российские экономисты разрабатывали ряд проблем в русле этих направлений и получили высокую оценку на Западе.

В конце XIX и в начале ХХ в. в политической экономии России приобретают широкое распространение новые направления. Состоит так называемый социальный направление (социальная школа) политической экономии, представители которого социальное противопоставляли материальном и на первый план выдвигали правовые, этические отношения людей. Это направление было представлено такими экономистами, как С. Солнцев, П. Струве и другие. Формируются также психологическое и математический направления.

Психологическое направление начал формироваться в трудах украинских экономистов и впоследствии распространился в России. Его представители развили дальше субъективную теорию ценности, ввели понятие объективной и субъективной хозяйственной ценности, распространили субъективные принципы психологии отдельного человека на психологию «коллективности», применяя такие понятия, как «социальные оценки», «общественная предельная полезность». Один из представителей этого направления (В. С. Войтинский) пропагандировал сочетание психологического направления с историческим. «Примирение историзма с психологизмом, - писал он, - кажется нам чрезвычайно важным, потому что только историко-психологический метод дает возможность решать те теоретические социально-экономические проблемы, над решением которых бесплодно бьется экономическая мысль уже второе столетие»1.

Основы математической школы в России заложил Чупров, хотя интерес к этому направлению возник еще в 60-х гг., когда в журнале «Отечественные записки» за подписью «А.Ч.» была напечатана статья «Математическое вычисление цены труда». Автор статьи пропагандировал идеи
немецкого статистика Энгеля и подчеркивал плодотворность применения математического метода к изучению экономических явлений.

Значительный вклад в разработку математических методов в России сделали такие экономисты, как Ю. Г. Жуковский В. К. Дмитриев, Л. С. Слонімський и другие. Так, Ю. Жуковский с помощью этих методов
пытался дать анализ теории прибыли и теории ренты Рикардо. Л. Слонімський пропагандировал идеи И. Тюнена и А. Курно. С изложением наиболее, на его взгляд, достижений математической школы выступил Л. Винярского.

Труда известного экономиста-математика. Дмитриева оказали значительное влияние на развитие экономико-математических исследований не только в России, но и за рубежом. Главная цель его экономических очерков - доказать совместимость трудовой теории и теории предельной полезности. Он первым предложил способ определения полных затрат труда на производство продукции и соединил анализ производственных затрат с анализом цены и ее зависимости от спроса и предложения.

В первом очерке Дмитриев дает математический анализ теории ценности Рикардо, рассматривает вопрос количественного анализа соотношения между ценой и издержками производства и делает интересные выводы относительно определения полных затрат труда. Во втором очерке он анализирует теорию конкуренции А.Курно, в третьем - преподает эволюцию теории предельной полезности.

Однако математическое направление не вступил в России широкого распространения, многие экономисты критиковало математическую школу.

Следовательно, можно сказать, что развитие политической экономии в России хоть и имел определенные особенности, обусловленные особенностями социально-экономического развития страны, однако в целом происходил в том же направлении, что и на Западе.

 


1 Чупров А. И. В современном значении и задачах политической экономии. - М., 1874. - С. 14.

1 Чупров А. И. Железнодорожное хозяйство. Его экономические особенности и его отношение к интересам страны. - М., 1875. - Т.1. - С.61.

2 Чупров А. И. Политическая экономия: Лекции. - М., 1875. - С.148.

3 Чупров А. И. Курс политической экономии. Ученые труды. - Ч. 2. Вып. II. - М., 1911. - С. 45.

[1] Исаев А. А. Начала политической экономии. - СПб., 1905. - С. 417.

1 Войтинский В. С. К вопросу о методологии политической экономии. Историко-психологический метод в политической экономии / / Рефераты и работы. Вып. 1. - СПб., 1905. - С. 378.



Назад