Электронная онлайн библиотека

 
 История экономических учений

5. Развитие политической экономии


Бурное развитие производительных сил в пореформенный период сопровождался значительными социальными сдвигами, углублением классовых противоречий, оживлением общественного мнения. Изменения, произошедшие в экономической и общественной жизни страны после реформы 1861 г., сказались и на развитии политической экономии.

Политическая экономия как наука в России приобрела определенного развития еще до реформы 1861 г. Был переведен и опубликован ряд работ западноевропейских экономистов, печатались исследования отечественных ученых. Большое значение для развития политической экономии в России мало создание университетских лекционных курсов по этой дисциплине. Политическую экономию было включено в учебные планы университетов (в частности, Московского, Казанского, Харьковского), а впоследствии гимназий и лицеев в 1803-1804 гг.

Одним из первых разработал курс политической экономии на русском языке Тихон Федорович Степанов (1795-1847) - профессор политической экономии Харьковского университета. К нему пользовались преимущественно учебником академика Шторха, выданного на французском (1815) и немецкой (1820) языках.

На формировании общественно-экономических взглядов Т. Степанова сказались труда западноевропейских экономистов - Смита, Рикардо, Сэя, Мальтуса, Сісмонді. Но решающим был влияние представителей классической политической экономии Смита и Рикардо.

Смита за разработанную им систему Степанов вообще называет «настоящим светилом». «Труд, - писал он, - является главным источником богатства - это краеугольный камень, который положил Адам Смит в основание его замечательной системы»[1].

В своих научных трудах и лекциях Т. Степанов широко и творчески использует достижения мировой науки в области политической экономии. В двотомних «Записках о политической экономии» и в других книгах он анализирует такие вопросы, как предмет политической экономии, суть и источники богатства, производительные и непроизводительные классы, производительная и непродуктивная работа, общественное разделение труда, отношения между производством и потреблением, ценность, капитал, заработная плата, прибыль, рента, процент, кредит, национальный доход и т.д.

В освещении этих категорий Т. Степанов в основном подражал А. Смита. В духе А. Смита он определяет такие категории, как ценность, богатство. Под капиталом он, фактически, понимает средства производства, хотя и предостерегает против одностороннего его понимания.

Капиталом, писал он, продукты становятся в зависимости от применения, если дают прибыль, а не используются для собственного потребления.

Т. Степанов, не будучи вполне оригинальным мыслителем в области политической экономии, не только анализировал и пропагандировал теоретические идеи западноевропейских экономистов, а связывал их с российской действительностью, использовал для критики феодально-крепостнической системы. Мечтая о светлом будущем человечества, Т. Степанов надеялся достичь его мирным усовершенствованием общества, просвещением.

Сторонником классической политической экономии был также профессор Киевского университета И. В. Вернадский (1821-1884). В своих трудах, опубликованных до реформы, а также в журнале «Экономический указатель» (1857-1861) издателем и редактором которого он был, И. Вернадский главное внимание уделяет критике крепостничества и всех добуржуазних форм производства. После реформы он защищает буржуазные отношения, становится сторонником крупного производства и крупного капитала, которые позволяют научно-технический прогресс.

Положительно оценивая процесс концентрации капитала и производства, И. Вернадский однозначно негативно относится к крупной земельной собственности. В то время такая собственность была почти исключительно помещичей, и И. Вернадский как буржуазный экономист пропагандирует ее приспособления к «рациональных», то есть капиталистических форм хозяйствования.

Как сторонник классической школы в политической экономии. Вернадский отрицал протекционизм, вмешательство государства в частную инициативу, отмечал на положительных аспектах свободной конкуренции.

Значительное место в исследованиях И. Вернадского занимает проблема труда. Еще в докторской диссертации «Критико-историческое исследование итальянской политико-экономической литературы до начала XIX в.» (1849) он признает труд «главным и единственным источником богатства». Он различает потребляемую стоимость (пригодность) и стоимость. Стоимость, отмечает он, «определяется трудом, а не пригодностью». Следовательно, в вопросе о стоимости и о источник доходов И. Вернадский стоял на позициях классической школы, однако, вопреки классикам, считал все виды труда продуктивными.

Специальную труд («Предмет политической экономии») И. Вернадский посвящает определению предмета политической экономии. Задача политической экономии состоит в том, писал он, чтобы открыть «естественные законы производства»[2]. Но такими законами для него есть только законы товарного производства. В том самом произведении И. Вернадский пишет, что «экономические законы проявляются во всей своей силе везде, где существует труд и обмен...»[3]. Он выступает против определение политической экономии как науки о богатстве и подчеркивает, что она изучает лишь одну сторону, одну свойство богатства - его ценность[4]. Предмет науки он ограничивает товарным производством.

Как типичный буржуазный экономист И. Вернадский выступал против социализма. Идеи социализма он считал ошибочными и их появление связывал с ростом пауперизму.

Политическая экономия в Украине в пореформенный период и до 90-х гг. развивается преимущественно в русле классической школы. Экономистов интересуют проблемы анализа экономических категорий, выяснения предмета политической экономии, которой они придавали исключительное значение в общественной жизни.

Профессор Новороссийского университета М. Вольский в труде «Задача политической экономии и ее отношение к другим наукам» писал: «Указав на общие основы для создания правильной, умной и мощной системы общественной жизни, наука эта ... с несомненным успехом пыталась подготовить и создать все, что могло поддержать народы и общества на пути всеобщего благосостояния, физического, нравственного и умственного прогресса»4. Для того чтобы политическая экономия успешно развивалась как наука и впредь играла свою роль, необходимо, подчеркивал М. Вольский, точно определить ее предмет, то есть четко очертить круг вопросов, подлежащих изучению этой наукой.

Вопрос о предмете политической экономии решался почти во всех научных исследованиях. Больше всего акцентировал на нем внимание Г. Вольский. Он критически анализировал определение предмета политической экономии такими западноевропейскими и российскими экономистами, как Этот, Сісмонді, Шторх, Горлов; отрицал определения Маклеодом и Бастіа политической экономии как науки об обмене.

Предмет политической экономии, по мнению М. Вольского, охватывает все сферы деятельности, как материальной, так и духовной. В таком понимании политическая экономия является наукой о человеке, его деятельность, направленную на удовлетворение материальных и моральных потребностей. Почти на такое же определение предмета политической экономии наталкиваемся в произведениях преподавателя политической экономии и статистики Института сельского хозяйства и лесоводства в Новой Александрии, а затем в Киевском университете, - А. Антоновича. В исследовании «Основы политической экономии» (1879) политэкономию он определяет как науку о «общественный элемент в деятельности людей, направленной на удовлетворение как духовных, так и материальных потребностей»[5].

Известный ученый-экономист М. Бунге, профессор, впоследствии ректор Киевского университета (в 80-е гг. - министр финансов России) в «Основах политической экономии» (1870) определял ее как науку, задача которой заключается в исследовании общественного стороны хозяйственных явлений и законов, которым эти явления подчинены»[6]. М. Бунге указывал на большое значение для развития политической экономии правильного определения ее предмета и считал, что сложность такого определения объясняется позицией либеральной экономической школы и социалистов. Отстаивая путь капиталистического развития как необходимого и природного, Г. Бунге критиковал социалистов за то, что они осуждали существующий порядок и видели свой идеал в новой организации труда, в «вымышленных формах общественного устройства»[7].

Политическая экономия буржуазного либерализма отказывалась от трудовой теории ценности. М. Вольский определения ценности затрагивает лишь вскользь. Хоть он и ставит ценность в зависимость от общественной полезности, однако считает, что она может быть отделена от труда и именно в этом заключается ее положительное значение.

М. Вольский стремится объединить все известные экономические теории. По его мнению, «во всех писателей с политической экономии, от Ксенофонта до Чернышевского, есть много справедливого и нужно только найти среднее пропорциональное»[8]. В то же время на взглядах М. Вольского заметно сказывалось влияние классической школы. Современники писали о нем, что он и студентам читал лекции в духе экономических взглядов. Смита.

В Г. Бунге нет четкого понимания ценности. Ее он объясняет как свойство того, что человек не может приобрести бесплатно. А величина ценности, за Бунге, зависит от спроса и предложения. Все те категории, которыми буржуазные экономисты определяли ценность (полезность, труд, издержки производства и т.д.), он рассматривал как факторы, влияющие на спрос и предложение. Сторонником теории спроса и предложения был также ученик и последователь М. Бунге профессор Киевского университета Д. И. Пихно. Но впоследствии Бунге разработал теорию ценности на основе психологической школы и определил ценность полезностью.

Теории ценности посвятил специальное исследование А. Антонович («Теория ценности», 1877). Вопрос ценности он называет основным в политической экономии, от решения которого зависят другие вопросы этой науки. А. Антонович указывал на особое значение разработки и правильного понимания теории ценности для России, где, по его мнению, под влиянием великих реформ последнего времени зарождается самостоятельная политико-экономическая литература. А. Антонович подробно проанализировал взгляды экономистов на ценность и отметил, что их нельзя взять за основу, потому что все они ложные как с точки зрения метода, так и содержания. Ошибки, по его мнению, обусловлены тем, что экономисты в своих исследованиях анализировали ценность или с точки зрения потребления, или распределения, или производства. К первой группе экономистов А. Антонович относит Шторха, ко второй - Мальтуса, Маклеода и Бастіа, к третьей - Рикардо, Кэри и Маркса. Смита он называет эклектиком, который дал разные определения ценности.

Из всех этих направлений. Антонович наиболее благосклонно относится к последнего, то есть такого, что до определения ценности подходит с точки зрения производства. Но недостатком он называет то, что, взяв за основу ценности труд, затрачену на производство, представители этого направления игнорируют производительность таких факторов, как природа и капитал.

На основании критического анализа различных теорий ценности А. Антонович пытался дать собственное определение, которое бы учитывало производство, распределение и потребление. За основополагающий принцип своей теории ценности он берет теории трех факторов производства Мера, которую пытается совместить с теорией К. Маркса. Определение К. Марксом ценности как овеществленного в товаре абстрактной общественно необходимого труда он адаптируется к своей трактовке ценности, то есть определяет ценность как уречевлений общественно необходимое время действия трех факторов: природы, труда и капитала. Такое толкование ценности остро критиковали современники А. Антоновича, в частности Д. Пихно. Последний обратил внимание А. Антоновича на отсутствие в этой концепции единицы для измерения производительности факторов производства. Недостатки теории А. Антоновича он видел и в том, что в ней ограничено действие таких факторов, как полезность и соотношение между спросом и предложением, влияющих на ценность.

Сторонником и защитником трудовой теории ценности был М. Коссовський. В исследовании «Ценность и цена» (1883) закон «меновой ценности» он называл основным законом политической экономии. Он указывал на наличие многих неоднозначных трактовок ценности. Это означает, писал М. Коссовський, что у каждого своя, собственная наука, или такой науки и вовсе нет, а есть только ученые. Он достаточно подробно и критически анализировал существующие теории ценности, подчеркивая, что для решения вопроса о ценности необходимо пользоваться диалектическим методом, как это делал К. Маркс.

Однако диалектика не является для М. Коссовского общим методом познания, а лишь одной из методологических принципов. Источником ценности М. Коссовський называл труд, затраченную на производство товара. Это утверждение, по его мнению, может стать поворотным пунктом в истории политико-экономических учений[9].

М. Коссовський подробно анализирует изложение теории ценности представителями классической политической экономии. Он подчеркивает, что постановка этого вопроса имела место еще в В. Пэтти и ссылается при этом на «Капитал» К. Маркса. В теории ценности. Смита, отмечает Г. Коссовський, доминирует положение о том, что ценность определяется трудом, необходимым для производства товара; Д. Рикардо развивает трудовую теорию ценности и считает ее основой своего экономического учения. Последнее слово в развитии теории ценности принадлежит К. Марксу.

М. Коссовський правильно понимал основные положения теории ценности К. Маркса. Он писал, что элементом, который определяет ценность, является только «общественно необходимое рабочее время», единицы его измерения - простая работа. Анализировал М. Коссовський и зависимость между ценностью и производительностью труда.

М. Коссовський отрицал экономистам, которые считали, что ценность определяется соотношением спроса и предложения. Он указывал на противоречивость утверждений и тех экономистов, которые основой ценности считали полезность, или (как Шеффле), труд и полезность. Теорию издержек производства М. Коссовський называет просто бессмысленной. Ее ошибочности, по его мнению, заключается в ототожнюванні таких категорий, как труд и рабочая сила являются совершенно разными понятиями. То, что экономисты не видели разницы между ними, Г. Коссовський называл кардинальным недостатком политической экономии до К. Маркса[10]. Будучи ярым сторонником и защитником теории трудовой ценности, Г. Коссовський абсолютизував эту теорию, предоставляя ей большого значения в перестройке социально-экономических отношений. «Положена в основу социально-экономических отношений, она, - писал Г. Коссовський в труде «Ценность и цена», - преобразует эти отношения, обновит их, обновляя и превращая существующий принцип распределения. Тогда появится другая политическая экономия, исчезнет железный закон заработной платы, исчезнет рента, земледельческая и капиталистическая, исчезнет, иначе говоря, экономическое рабство и эксплуатация»[11].

В зависимости от толкования экономистами категории ценности трактовалось ими и теория распределения. М. Бунге, как и большинство тогдашних экономистов, считал, что в производстве участвуют три фактора: труд, природа и капитал. Каждый из этих факторов является самостоятельным источником ценности. Ценность, что создается тремя факторами, соответственно делится на три вида доходов: заработную плату, ренту и прибыль. Эти виды доходов соответствуют трем классам общества (рабочие, землевладельцы и капиталисты). Доля каждого из них в распределении доходов определяется, по мнению М. Бунге, соперничеством, что может изменять эти доходы в ту или в другую сторону. Он поддерживал принцип вмешательства государства в экономическую жизнь и твердил, что это «будет способствовать справедливому распределению доходов»[12]. М. Бунге не только преподавал собственные взгляды на теорию распределения, но и анализировал распространены тогда теории по этому вопросу, отрицая, что за капиталистического производства прибыль является отчислением от заработной платы. Такие выводы, по мнению М. Бунге, давали теоретическую оружие в руки социализма[13].

М. Бунге был сторонником теории распределения Кэри и Бастіа, чрезвычайно высоко ценил этих экономистов за то, что они выступили против классической школы, против ее учение о полярность прибыли и заработной платы и создали свою теорию «гармоничного развития». М. Бунге называет Бастіа достойным учеником Кэри, у которого он позаимствовал и оружие против социализма, и основы учения.

Аналогичных взглядов относительно распределения придерживался и А. Антонович. Природу, труд и капитал он рассматривал как факторы производства и в то же время как самостоятельные источники ценности. Носителями этих факторов. Антонович считал землевладельцев, рабочих и капиталистов, которые благодаря этому получают свою долю. «Объективность в распределении результатов производства, - писал А. Антонович в «Курсе политической экономии», - заключается в том, что каждый из участников производства получает то, что он создал»[14]. Разделяя взгляды Кэри и Бастіа на «гармоничное сотрудничество» различных классов - участников производства, А. Антонович исходит из того, что с развитием производительных сил все в большей степени будет достигаться равенство участников производства - рабочих, капиталистов и землевладельцев, которая обеспечит каждому получения его доли в производстве, т.е. приведет к установлению справедливого вознаграждения за труд.

М. Коссовський не затрагивает специально вопрос распределения, но как сторонник трудовой теории ценности он критикует тех экономистов, которые видели в прибыли составную часть ценности, отмечает нетрудовому, эксплуататорскому характере прибыли и указывает на его полную зависимость от количества эксплуатируемой труда. Приедут -
ток капиталиста за данного процента эксплуатации, писал М. Коссовський, зависит от количества труда, занятой в производстве, а потому фабриканты «оказывают упорное сопротивление каждой попытке сокращение рабочего дня»[15].

М. Коссовський видит неравноправие в отношениях между трудом и капиталом. Он выступает за равномерное распределение силы в обществе, что создаст возможность для полной реализации закона трудовой стоимости. Этого, по мнению М. Коссовского, требуют интересы большинства.

Особое место среди представителей политической экономии в Украине принадлежит профессору Киевского университета М. Зіберу. Он был первым популяризатором экономического учения К. Маркса в России и Украине, защищал трудовую теорию стоимости. Профессор Киевского (впоследствии Харьковского) университета Г. Цехановецький в рецензии на магистерскую диссертацию М. Зибера писал, что тот «поставил своей задачей восстановить ... значение Рикардо».

М. Зибер защитил магистерскую диссертацию «Теория ценности и капитала Д. Рикардо в связи с более поздними дополнениями и разъяснениями». Именно на эту работу ссылается К. Маркс в послесловии ко второму изданию «Капитала», называя ее «ценной книгой»: «Еще в 1871 году господин М. Зибер, профессор политической экономии в Киевском университете, в своем труде «Теория ценности и капитала Д. Рикардо» показал, что моя теория ценности денег и капитала в ее основных чертах является необходимым дальнейшим развитием учения Смита-Рикардо. При чтении этой ценной книги западноевропейского читателя особенно поражает последовательное проведение раз принятого сугубо теоретического взгляда»[16].

1876-1878 гг. М. Зибер публикует в журналах «Знание» и «Слово» несколько статей под названием «Экономическая теория К. Маркса», что в них излагает содержание первого тома «Капитала». В это же время он пишет критические статьи, направленные против Ю. Жуковского и Б. Чичерина, которые выступили против экономического учения К. Маркса. Он отвергает как безосновательное попытки буржуазных критиков обвинить К. Маркса в метафизическом подходе к исследованию ценности.

Полемизируя с Ю. Жуковским и Б. Чичериным, которые особенно остро критиковали теорию К. Маркса о дополнительную стоимость, Г. Зибер не только стремится опровергнуть аргументацию ее критиков, но и преподает и разъясняет суть этой теории.

Как комментатор и популяризатор экономического учения К. Маркса М. Зибер показывает противоречия капиталистического производства и привлекает к ним внимание читателей, глубоко анализирует положение рабочего класса, прямо переводя некоторые места из «Капитала».

Защищая трудовую теорию ценности, Г. Зибер критикует теории ценности Г. Маклеода, Дж. Милля, Т. Мальтуса, Н. Сеніора и других экономистов. Он высоко оценивает учения К. Маркса о двойственном характере труда. Подробно анализирует проблему форм стоимости, повторяя даже заголовки соответствующих разделов «Капитала». На основании этого анализа он прослеживает процесс возникновения денег, анализирует их функции. М. Зибер называет большой заслугой К. Маркса разработку им теории денег. Как известно, предшественники К. Маркса возникновения денег связывали в основном с сознательной деятельностью людей. Заслуга К. Маркса, по мнению М. Зибера, заключается в решении двух вопросов: выяснении генетического развития денежного обмена и четкого определения различных денежных функций[17].

Значительное внимание Г. Зибер уделяет анализу категорий капитала и прибыли. Он подробно освещает теорию прибавочной стоимости, которую называет ядром «Капитала».

Теорию прибавочной стоимости К. Маркса он рассматривает как высшее достижение экономической теории, оценивая учение К. Маркса как дальнейшее историческое развитие тех основных принципов науки, которые были сформулированы еще классическими экономистами и обогащен успехами новейших общественно-экономических учений. Изложив учение Д. Рикардо о чистая прибыль, Г. Зибер пишет: «Что же оставалось автору «Капитала» добавить к этому, кроме более точной, подробной и понятной формулировка?» Сам Г. Зибер остается в смысле прибыли на позициях Д. Рикардо.

Значительный интерес представляет понимание М. Зибером закономерностей общественного развития. Он разделял мнение К. Маркса о закономерный характер смены общественных формаций, однако отрицал революционные выводы марксизма. Доказывая прогрессивный характер капиталистического производства, указывал на его мимолетный характер. Что же до нового общественного строя, то, по мнению Г. Зибера, он должен возникнуть как следствие плавного, эволюционного развития капитализма, который испытывает социализации производства. Частную монополию заменит государственная монополия. Этот новый, коллективистский социальный строй будет создан, по словам М. Зибера, вследствие международного соглашения буржуазных правительств.

Взгляды Г. Зибера на закономерности общественного развития заслуживают дополнительное изучение. М. Зибер сделал значительный вклад в проработку многих общественно-экономических проблем. Он исследовал вопросы развития первобытного общества, возникновения различных форм собственности, крупного и мелкого производства в земледелии и др.

Большое значение имели работы М. Зибера, что отрицали народницьку тезис о особый путь экономического развития России. Опираясь на экономическую теорию К. Маркса, Г. Зибер отмечал, что экономическое развитие России происходит за объективными экономическими законами и неизбежно приведет к капитализму, что его М. Зибер рассматривал как исторически преходящий лад.

В конце XIX - начале ХХ в. происходит определенная переориентация экономической мысли в Украине. Все большее влияние на ее развитие оказывают немецкая историческая и австрийская школы. Широкое признание получила Киевская психологическая школа. Ее представители рассматривают явления экономической жизни с точки зрения психологии субъектов хозяйствования. Основы этой школы, которая получила высокую оценку на Западе, было заложено еще М. Бунге. В «Основах политической экономии» (1870) он определяет ценность полезностью вещи, ее «пригодностью». Идеи психологической школы развивал ученик М. Бунге профессор Киевского университета Д. И. Пихно. В исследованиях «Закон спроса и предложения. К теории ценности» (1886), «Основы политической экономии» и других он основы цены и ценности видит в потребностях людей, которые, в свою очередь, обуславливают спрос.

Наиболее известными представителями субъективно-психологического направления в Украине в начале ХХ в. были Г. М. Орженцький и О. Д. Білимович.

Г. Орженцький работу свою «Полезность и цена. Политико-экономический очерк» (1895) посвящает популяризации идей австрийской школы. Он подробно излагает теорию ценности Менгера, поддерживает критику австрийской школой трудовой теории стоимости и, особенно, теории стоимости К. Маркса. В магистерской диссертации «Учение о ценности у классиков и канонистив» (1896 Г.) Орженцький дает историко-философское обоснование психологического направления, его общих методологических принципов. Он высоко оценивает теоретические разработки представителей австрийской школы и под влиянием их трудов вводит в научный оборот наряду с категорией субъективной ценности такие категории и понятия, как «объективная общественная ценность», «потребительские» и «производительные блага».

Ценность благ Г. Орженцький определяет чувством. Величина ценности, писал он, определяется «величиной чувственного состояния», который порождается фактом обладания благом, или его отсутствием[18].

На эволюции общественно-экономических взглядов Г. Орженцького сказалось влияние социальной школы в политической экономии. Субъективно-психологическое определение ценности он дополняет такими понятиями, как исторический характер формирования потребностей, их зависимость от ограниченности благ и т.д.

Последователем Киевской психологической школы был также профессор Киевского университета О. Білимович. Разрабатывая и пропагандируя идеи австрийской школы, он отрицает трудовую теорию стоимости и соответствующие теоретические концепции К. Маркса. Білимович видит заслугу австрийской школы именно в том, что она выступила против трудовой теории стоимости, благодаря чему все теоретические разработки Маркса - положение о двойственном характере труда, рабочую силу как товар, дополнительную стоимость - как и вся «теория эксплуатации зависла в воздухе»[19]. У О. Білимовича ценность является продуктом «оценочной деятельности субъекта». Величину ценности он связывает с интенсивностью потребностей и на этой основе определяет содержание понятия «предельная полезность», связывая степень удовлетворения потребностей с количеством благ.

О. Білимович выступал сторонником использования математических методов. В работе «К вопросу о расценку хозяйственных благ» (1914) он дал подробнейшее в русской литературе освещение всех достоинств и недостатков применения математических методов с позиций психологической школы. Что же до перспектив общественно-экономического развития, проблем улучшения положения трудящихся, то О. Білимович связывал их с накоплением капитала и повышением производительности труда.

Восприятие и пропаганду субъективно-психологической теории ценности австрийской школы в России и Украине было дополнено попытками соединить ее с трудовой теорией стоимости. Эту попытку сделал выдающийся украинский экономист М. Туган-Барановский.

Михаил Иванович Туган-Барановский (1865-1919) - ученый с мировым именем, который сделал огромный вклад в развитие многих теоретических проблем экономики. Один только перечень его работ и тех вопросов, которые он изучал и исследования которых снискало ему мировое признание, занял бы много страниц. Он родился в богатой дворянской семье в Харьковской губернии. Окончил в 1889 г. физико-математический и экстерном - юридический факультеты Харьковского университета.

Под влиянием прогрессивной профессуры университета (К. Гаттенбергер, Г. Цехановецький) М. Туган-Барановский воспринимает идеи классической школы, увлекается марксизмом.

М. Туган-Барановский стал первооткрывателем современной инвестиционной теории циклов. Еще в 1894 г. он опубликовал труд «Промышленные кризисы в современной Англии, их причины и влияние на народную жизнь», которую защитил как магистерскую диссертацию в Московском университете. Это исследование (дополненное и переработанное) было впоследствии выдано почти всеми европейскими и даже японском языках.

Туган-Барановский критически проанализировал современные ему теории рынка и кризисов и высоко оценил теоретические основы «теории реализации» Мера, которая утверждала, что предложение порождает спрос.

Он подчеркивал правильность мнения Рикардо и Мера о том, «что предел производства определяется производительными силами человечества и отнюдь не размерами его потребления»[20]. Большое значение в проблеме воспроизведение он предоставлял производственному потреблению. Он писал, что «спрос на товары создается самим производством и никаких внешних границ для расширенного воспроизводства, кроме брака производительных сил, не существует»[21].

Как основание для своей теории он принимает идею о связи промышленных колебаний с периодическим ростом основного капитала. Именно эту идею высоко оценил американский экономист Е. Хансен. М. Туган-Барановский рассматривает проблему кризисов, анализируя экономические колебания, движение «экономической активности», а также факторы, которые обусловливают такую активность. М. Туган-Барановский обращает внимание на выявление главного внутреннего движка экономических активностей» и делает вывод, что таким является движение инвестиций. Он первым сформулировал основной закон инвестиционной теории циклов, согласно которому фазы промышленного цикла определяются активностью инвестирования. Именно увеличение инвестиций в отраслях, производящих средства производства (по кейнсианской терминологии - «капитальные блага») порождает мультипликационный процесс всех элементов экономической активности.

М. Туган-Барановский подчеркивает анархический характер капиталистического производства, диспропорции в размещении свободных денежных капиталов в различных сферах их применения, что и влечет кризиса. Он писал, что причина кризиса кроется «в сфере накопления и расходования общественного капитала» за нарушение пропорциональности его распределения в различных сферах применения капитала.

Регулирование инвестиций, правильный их распределение хотя бы только в отраслях, производящих капитальные блага, по мнению М. Туган-Барановского, открывает возможности для безграничного расширения капиталистического производства.

Инвестиционная теория циклов М. Туган-Барановского имела огромное влияние на развитие политической экономии. На его труда не только до сих пор ссылаются многие западноевропейские и американские экономисты, но и плодотворно развивают его идеи. Одобрительно относился к теории М. Туган-Барановского Кейнс. В частности он почти целиком воспринял идею М. Туган-Барановского о «сбережения - инвестиции» как главную движущую силу экономических активностей.

Глубоко знаком с различными западноевропейскими экономическими школами, Г. Туган-Барановский, однако, не стал прямым последователем любой из них. Критический анализ политэкономических школ, и прежде всего немецкой исторической и австрийской, а также марксистской теории дал ему возможность разработать собственную экономическую концепцию в духе прогрессивного развития мировой экономической мысли.

Сначала Г. Туган-Барановский был сторонником Маркса. Но впоследствии в его работах появляются критические нотки. Он не воспринял трудовой теории стоимости, назвал «фикцией» трудовую стоимость и «малозначительным» категорию дополнительной стоимости. М. Туган-Барановский отрицал марксистское положение, что создается новая стоимость рабочей силой. Источником прибыли он называет весь капитал. Однако он не исключает марксизм, а стремится развивать его научные элементы.

Признавая методологию Маркса, его идеи о определяющую роль экономических явлений в развитии общества, М. Туган-Барановский критикует Маркса за экономический детерминизм, за игнорирование психологии людей, их морали.

Во многих исследованиях: «Учение о предельной полезности хозяйственных благ» (1890), «Основная ошибка абстрактной теории капитализма К. Маркса» (1898), «Очерки из новейшей истории политической экономии и социализма» (1903), «Теоретические основы марксизма» (1905), «Основы политической экономии» (1909) - ученый пытался переориентировать политэкономию в России и в Украине на позиции субъективно-психологической школы и неоклассицизма. Уже в 1890 г. в «Учении о предельной полезности хозяйственных благ, как причину их ценности» он сделал сравнительный анализ классической и австрийской школ и заявил о возможности их синтеза. На Западе эту идею осуществил Маршалл в труде «Принципы экономической науки» (1890), что ознаменовало начало неоклассического направления в политической экономии. Хотя подходы к такого синтеза в Туган-Барановского и Маршалла не были полностью идентичными, они свидетельствовали о единстве научного поиска обоих выдающихся экономистов.

Большое внимание уделил М.Туган-Барановский вопросу развития капитализма в России, что в последнее десятилетие XIX в. стало главным теоретическим вопросом в стране. В 1898 г. было опубликовано его докторскую диссертацию «Русская фабрика в прошлом и настоящем. Историко-экономическое исследование». Эта работа получила высокую оценку западноевропейских экономистов (в том числе И. Шумпетера).

Общепризнанным в мировой экономической литературе есть вклад М.Туган-Барановского в разработку таких проблем, как теория распределения, теория кооперации, теория социализма и др.

Мировым признанием пользовались исследования украинских экономистов, представителей математического направления в политической экономии, которые пытались синтезировать идеи классической и психологической школы.

1902 г. известный украинский экономист-математик М. Столяров с помощью дифференциального исчисления пытался доказать правильность предложенной Г. Туган-Барановским экономической формулы о пропорциональности предельной полезности хозяйственных благ, свободно воспроизводятся[22]. Разрабатывая эту проблему, Г. Столяров сумел не только преодолеть определенную ограниченность формулы М. Туган-Барановского, что заключалась в сугубо субъективном трактовке полезности, но и сформулировал функцию общественной полезности.

Первым в России и Украине глубокое обоснование принципов применения математических методов с позиций психологической школы дал уже упоминавшийся нами В. Білимович. Он сделал вывод о ограниченные возможности использования математических методов для экономических исследований и считал целесообразным использовать математику преимущественно для иллюстрации изложения.

Экономико-математический метод исследования применял также Г. Орженцький, развивая идеи известного российского экономиста-математика. Дмитриева по теории цены, теории спроса и т.д.

Наиболее выдающимся экономистом-математиком, который оказал огромное влияние на развитие современных экономико-математических исследований, был Есть. Слуцкий (1880-1948), преподаватель Киевского коммерческого института (1913-1926)[23]. Он сделал выдающийся вклад в развитие математических, математико-статистических исследований. Его произведение «Теория корреляции и элементы учения о кривые распределения» (1912) был длительное время лучшим пособием по математической статистики. 1915 года. Слуцкий опубликовал в итальянском журнале статью «К теории сбалансированного бюджета потребителя», которую только в 1963 г. было перепечатано в Москве. В этой статье ученый показал связь между функцией полезности и движением цен и денежных доходов населения. Этот труд считается основополагающей среди современных экономико-математических исследований проблем спроса и взаимосвязи между функцией спроса, движением цен и доходов.

Уже в 30-е годы эта работа получила высокую оценку зарубежных экономистов, в частности Г. Аллена и Дж. Хикса, которые обнаружили ее в итальянском журнале. Идеи Есть. Слуцкого легли в основу книги Дж. Хикса «Стоимость и капитал» (1939). В ней Хикс высоко оценивает научные разработки. Слуцкого и подчеркивает, что он был первым экономистом, который сделал значительный шаг вперед по сравнению с «неоклассиками» и по Парето. Хотя Хикс и узнал о статью Слуцкого только тогда, когда основные идеи его собственного труда были опубликованы в журнале «Economica»(1934), это не помешало ему признать, что «теория, которая будет изложена в этом и двух следующих разделах (труда «Стоимость и капитал». - Л.К.), принадлежит, по сути, Слуцком...»[24].

О огромное влияние работ. Слуцкого на развитие экономической науки и, в частности, эконометрики писал Г. Аллен. Еще в 1936 г. он опубликовал работу, посвященную Слуцком, в которой дал высокую оценку его теории поведения потребителя[25].

1950 г. Аллен в журнале «Эконометрика» опубликовал новую статью, посвященную Слуцкому. Он писал, что работы Слуцкого имели большой и устойчивое влияние на развитие эконометрики в двух важных направлениях: теории поведения потребителей и анализе временных рядов.

Высоко оценивают экономисты и вклад Слуцкого в разработку основ праксеологии. В «Этюде к проблеме построения формально-праксеологічних основ экономики», который был опубликован на русском и немецком языках[26], Слуцкий впервые в мировой литературе поставил вопрос о необходимости формирования особой науки - праксеологии, которая бы разрабатывала принципы рационального поведения людей при различных условиях.

Идеи Есть. Слуцкого, с несколько модернизированным математическим аппаратом, широко использованы в работах зарубежных экономистов Г. Аллена, Дж. Хикса, Хауттакера, Дебре, Эрро и других.

Подытоживая этот краткий обзор развития политической экономии в Украине, следует еще раз подчеркнуть его определенных особенностях. Украинские ученые не только заимствовали экономические идеи, теории западных экономистов и развивали их с учетом социально-экономических особенностей развития Украины, но и создавали научные теории, которые стали достоянием мировой экономической мысли.

 


[1] Речь в сущности, важности и значении политических наук. - Харьков, 1833. - С. 17

[2] Вернадский И. Предмет политической экономии / / Журн. министерства народного просвещения. - 1856. - Май. - С. 143-144.

[3] Там же, с. 136.

[4] Вернадский И. Проспект политической экономии. - СПб., 1858. - С. 1.

4 Вольский М. Задача политической экономии и отношение ее к прочим наукам. - Одесса, 1872. - С. 5.

[5] Антонович А. Основания политической экономии. - Варшава, 1877. - С.5.

[6] Бунге Н. Основания политической экономии. - К., 1870. - С.11.

[7] Там же, с. 12-13.

[8] Записки Новороссийского университета. - Одесса, 1890. - С.547.

[9] Коссовский Н. Н. Ценность и цена. - Харьков, 1883. - С. 41.

[10] Там же, с. 81.

[11] Там же, с. 100.

[12] Бунге Н. Назв. соч., с.128.

[13] Там же, с. 97.

[14] Антонович А. Курс политической экономии. - К., 1886. - С. 559.

[15] Университетские известия. - К., 1875. - №9. С. 257.

[16] Маркс К., Энгельс Ф. Произведения. - Т. 23. - С. 20.

[17] Зибер Н. И. Избранные экономические произведения. - М.,1959. - Т. 1. - С.73.

[18] Орженцкий Г. М. Основные законы ценности и их практическое значение. - Юж.Зап., 1904. - №21. - С. 3.

[19] Билимович А. Д. С. Франк: Теория ценности Маркса и ее значение. Критический этюд. - СПб., 1900. - С. 4.

[20] Туган-Барановский М. И. Промышленные кризисы в современной Англии, их причины и влияние на народную жизнь. - СПб., 1894. - С. 378.

[21] Там же, с. 427.

[22] См.: Столяров Н. А. Аналитическое доказательство предложенной г.М.И.Туган-Барановским политико-экономической формулы: норми полезности свободно произведенных продуктов пропорциональны их трудовым стоимостям. - К., 1902.

[23] Теперь Киевский национальный экономический университет.

[24] Хикс Дж. Г. Стоимость и капитал. - М., 1993. - С.112.

[25] Allen R. I. Professor Slutsky's Theorie of consumer's choise / / The review of economic studies. - 1936. - № 2. - Vol. III. - P. 120-129.

[26] Слуцкий Есть. Этюд к проблеме построения формально-праксеологічних основ экономики / / Записки социально-экономического отдела. - К., 1926. - Т. IV. - С. 165-175.



Назад