Электронная онлайн библиотека

 
 История экономических учений

3. Консервативная неоклассика. Неоклассические теории экономического роста


Проблемы экономического роста всегда были в центре внимания неоклассической школы, но под давлением новых реалий они приобрели нового трактовка: если раньше они опирались на абсолютизации регулирующей роли рынка, то теперь учитываются и кейнсианские подходы. Среди теоретических проблем, рассматриваемых в рамках анализа влияния факторов на темпы роста национального дохода, можно назвать условия динамического равновесия экономического развития, реакцию механизмов саморегулирования рыночной экономики на внешнее вмешательство. Влияние занятости, инвестиций, научно-технического прогресса и многих других составляющих процесса воспроизводства становятся объектом исследования как кейсіанського, так и неоклассического направлений в контексте проблем прогресса.

Становление интенсивного типа производства и усиление его цикличности оказало особого значения обоснованию роли, места и функций факторов экономического роста. Этому способствовал проработан механизм проведения количественного анализа (экономико-математические методы) макроэкономической взаимодействия факторов и их влияния на динамику роста общественного продукта.

Неоклассическая доктрина экономического роста формировалась на базе двух источников - теории факторов производства, что берет начало от Сэя, Сеніора, Милля, Кларка, и концепции производственной функции, что учитывает взаимодействие двух факторов - труда и капитала.

Несколько иным является определение проблемы роста классиками политической экономии Петти, Смитом, Рикардо, которое не игнорируется современной неоклассической школой, но в большей степени используется Кейнсом и его последователями.

Эта проблема не является новой, поскольку впервые вопрос о взаимосвязи количества национального продукта с факторами его образования было предметом дискуссии между Рикардо и Сеєм, которые необходимость исследования источников экономического роста связывали с решением проблемы реализации. По мнению Рикардо, который разделял соображения Смита, рост материального богатства общества зависит от долей накопления и потребления в национальном продукте, размеры которых обусловлены производительной силой труда, тогда как Он утверждал, что его рост зависит от производительности факторов производства и возможностей рынка. Собственно, и Сей, и Рикардо уже тогда очертили круг факторов экономического роста, исследования степени влияния которых осуществлялось на протяжении всей истории развития экономической мысли.

Неоклассическая теория экономического роста как особое направление макроанализа выходит из старой классической концепции трех факторов производства, согласно которой труд, земля и капитал являются самостоятельными создателями стоимости, поэтому владелец каждого из факторов получает часть созданного продукта в виде дохода (заработной платы, ренты и прибыли) в зависимости от производительности каждого из факторов. Именно такая форма распределения, по мнению Сэя, способствует развитию производства, поскольку стимулирует равномерное использование всех имеющихся факторов (ресурсов) в обществе и обеспечивает саморегулирования процесса производства.

Значительные уточнения в теорию экономического прогресса внес Дж. Б. Кларк, который подробно проанализировал проблему производительности каждого из факторов и указал на то, что отдача фактора уменьшается по мере того, как ему отдают предпочтение и количественно растет его использования (он формулирует закон предельной производительности и закон убывающей отдачи факторов производства). Обеспечение оптимального соотношения между факторами производства, по его мнению, является важной предпосылкой роста, причем эта оптимальность поддерживается автоматически, благодаря действию рыночных сил.

Вообще, в центре неоклассического определение проблемы экономического роста стоит идея оптимальности рыночной системы как саморегулювального организма, что предопределяет наиболее полно использования всех производственных факторов отдельными экономическими субъектами и экономикой в целом. Следовательно, нет необходимости во вмешательстве государства в процесс становления оптимального соотношения между факторами, поскольку его определяют свободная конкуренция и рыночные законы. Экономическое равновесие и прогресс общественного производства зависят от эффективного использования факторов производства и факториального распределения доходов, который обеспечивает формирование рациональной структуры производства.

Эти общие подходы к определению роли отдельных факторов в воспроизводственных процессах, их влияния на цикличность развития общественной экономики со временем было конкретизировано и формализована. Среди аналитических инструментов неоклассических моделей экономического роста является анализ производства с позиции производственной функции, которая иллюстрирует зависимость между затратами факторов производства и объемами выпуска продукции.

Первым, кто определил производственную функцию как математическое соотношение (пропорции) между двумя переменными - объемом продукции и суммой затрат труда и капитала, был В. С. Джевонс, который в 1872 г. использовал ее для объяснения природы доходов и закона убывающей отдачи факторов. Дж. Б. Кларк модифицировал предельный принцип распределения доходов Джевонса путем дифференцированного определения доли доходов (в том числе и ренты, которую рассматривал Джевонс
как производную) в созданном продукте. Оба они использовали функцию для объяснения формирования доходов, вне связи с теорией роста.

И только в конце 20-х гг. математиком Ч. Коббом и экономистом П. Дугласом на базе предельного анализа было сформулированы производственную функцию, которую они использовали для объяснения одного из аспектов проблемы экономического роста и эффективности использования факторов производства.

Она предусматривала неограниченное взаимозаменяемость труда и капитала и показывала степень влияния различных их комбинаций на объемы производства. На основании предположений, что доходы и доля расходов остаются стабильными, отсутствует накопления, а технический прогресс приводит к черту замещения (теоретически возможна даже полная замена труда капиталом), анализировался связь между ростом основного капитала, количеством отработанного времени и объемам производства.

Эта функция не учитывала изменения качества факторов производства, тенденций к общему росту их количества, следовательно, была статичной, характеризовала экстенсивный тип экономического роста. Однако именно она положила начало изучению влияния макроэкономических факторов занятости, инвестиций, научно-технического прогресса и др. на экономический рост за статического равновесия с целью определения условий обеспечения долговременного устойчивого развития.

Теоретические основы неоклассической производственной функции как модели экономического роста, сформулировали Г. Солоу, Дж. Мид и В. Свен. Они также исходя из предельного анализа двух производственных факторов - труда и капитала, которые производят однородный продукт, предполагая, что количество труда (рабочей силы) растет постоянно и равномерно, а в условиях свободной конкуренции возмещения затрат факторов происходит в соответствии с предельным продуктом (заработная плата равна предельному продукту труда, а прибыль - предельном продукта капитала), то есть по стоимости (стоимость в этой функции определялась традиционно, через издержки производства, которые неоклассическая школа понимала как сумму заработных плат и доходов).

Бралось за условие также и то, что цены факторов изменяются под влиянием динамики труда и капитала, все ресурсы используются полностью, вся неспожита часть продукта инвестируется, проблемы спроса не существует. Кроме того, авторы абстрагувались от влияния научно-технического прогресса и указывали, что анализ предусматривает условия, когда рост объемов производства не влияет на эффективность производства, действует закон убывающей отдачи.

Исходя из этих условий, которые авторы назвали условиями предпринимательской равновесияони построили линейную зависимость, по которой эластичность взаимозамещением факторов равнялась единице, то есть изменение соотношения между прибылью и заработной платой ведет к идентичной изменения соотношения между трудом и капиталом, и наоборот.

Эта производственная функция была призвана продемонстрировать механизмы уравновешивание спроса и предложения и показать источники экономического роста. Однако большое количество ограничений, допущенных авторами, нивелировала наглядность функции, хотя и не отрицала общих выводов.

Основная идея производственной функции заключалась в признании того, что экономика функционирует по принципу сравнения затрат и результатов, и процесс саморегулирования экономического роста ба -
теризуется на постоянном контроле за уровнем отдачи (эффективности) отдельных факторов производства и определении приоритетов относительно их использования экономическими субъектами. Привлечение определенных факторов производства связывается с экономической целесообразностью их использования.

Следует отметить, что в этом случае производственная функция характеризует проблемы технологического выбора, то есть указывает на зависимость объемов производства от технологических пропорций и не учитывает влияния внешних факторов, таких, например, как соотношение спроса и предложения, влияние субъективных факторов на размеры накопления и других, предусмотренных условиями предпринимательской равновесия.

Впоследствии, в работах экономистов-неоклассиков Б. Уолла, Е. Денісона, Г. Солоу функция Кобба-Дугласа модифицируется введением других факторов роста: учитывается возраст основного капитала, масштабы производства, квалификация работников, продолжительность рабочего времени и др. Таким образом они пытались отразить влияние научно-технического прогресса и изменение эффективности используемых факторов с увеличением масштабов производства, но эти показатели лишь частично передавали его особенности.

Многофакторные модели экономического роста действительно иллюстрировали уровень влияния каждого из факторов на увеличение объемов производства, но не включали факторов, которые существенно влияли на формирование цикла, однако не подлежали количественному измерению. На практике это набирало вида противоречия между объемами капитала, что росли, и неизменностью доли заработной платы и прибыли в национальном доходе или отражалось в увеличении темпов прироста заработной платы за уменьшение занятости в сравнении с ростом объемов капитала и уменьшением его доли в национальном доходе.

Было очевидным, что использованы показатели характеризуют не предельную производительность факторов, а лишь пропорции между объемами продукции и объемами применяемых факторов в ценах. Поэтому для построения функции и была необходима такая количество ограничений: постоянство заработной платы, нормы прибыли, индекса цен. На самом деле цены всегда опережают рост номинальной заработной платы, тем самым снижают реальную заработную плату и повышают прибыли. Кроме того, разная цена идентичных видов средств производства дает различные показатели стоимости капитала. Поэтому многофакторные модели не отражали реального положения развития, были статическими, а не динамическими.

В то же время и теория эффективного спроса, сформулирована Кейнсом на основании заключения о неспособности рыночного механизма обеспечить равновесие спроса и предложения, вследствие чего возникает проблема неполной занятости человеческих и материальных ресурсов, сузил сферу использования производственной функции, свела ее роль в аналитического уровня. Развитие теории функциональной обусловленности экономического роста происходит в направлении ее приспособления к различным конъюнктурных условий.

Вместе с тем производственная функция становится основой для разработки внутриотраслевых балансов экономического развития, которые, вопреки выводам кейнсианской теории, базируются на принципе автоматического саморегулирования экономической системы через формирование рациональной структуры производства. Показатели, которые вводились в функцию, были более стабильными, а связи между ними менее эластичными. Ее использование с этой целью оказалось более эффективным.

Впоследствии неоклассические принципы, которые определились в связи с исследованием проблемы макроэкономического технологического выбора, отраженной через производственную функцию, распространяются за пределы анализа влияния факторов на объемы производства. Изучается связь между отраслями производства, их взаимовлияние. Отрасли производства рассматриваются неоклассиками с факториальных позиций с целью определения приоритетных направлений развития, влияния каждой из них на формирование структуры общественного производства.

Постепенно неоклассический подход к построения межотраслевых балансов стали использовать и последователи Кейнса для отображения структурных сдвигов в экономике и создания основ экономического моделирования и программирования. От модели стационарной экономики они переходят к построения динамической модели экономического роста, используя ее, однако, для обоснования необходимости вмешательства государства в процесс формирования производственной структуры с целью предотвращения кризисов и их последствиям.

Сторонники неоклассического трактовку основ производственной функции указывали на ограниченность кейнсіанських моделей, что в них прирост производства рассматривался только как функция капиталовложений, хотя существовали и другие факторы, например, более полное использование производственных мощностей. Кроме того, эти модели предсказывали неизменность уровня капіталовіддачі, что противоречило сформулированному неоклассиками закона убывающей отдачи факторов. Но были замечены и перспективные направления кейнсианской теории экономического роста, а именно то, что при моделировании использовался многофакторный подход, экономическая система анализировалась в динамике, увеличивалось количество объектов моделирования.

Новые направления функционального анализа в рамках неоклассического подхода были связаны с уменьшением количества ограничений в исследовании факториального влияния, то есть факторы рассматривались как совершенно независимые, взаимозаменяемы, рост одного не обязательно вело к росту другого; в производственную функцию вводился фактор времени, что придавало функции динамичности. Это было обусловлено рядом существенных изменений в развитии производства, порожденных научно-техническим прогрессом.

Впервые эти изменения внес в функцию Я. Тінберген, который отмечал, что в первоначальном варианте эта функция не смогла бы объяснить новых тенденций, когда с расширением производства капіталовіддача увеличивается вопреки закона убывающей отдачи, а доля труда в национальном доходе уменьшается.

Главенствующая роль научно-технического прогресса как фактора экономического роста в 1956-1958 гг. пишет в своих трудах и Г. Солоу. Его исследования проблемы влияния НТП положило начало анализа роли нематериальных факторов, к которым он относит новаторство и нововведения, рост научно-технического уровня подготовки кадров, совершенствование организации производства, т.е. все качественные изменения неинвестиционного происхождения. А по мере того, как науку и образование начинают считать одним из приоритетных направлений государственной политики, расходы на их развитие также включаются в производственную функцию как фактор интенсификации.

Понятное дело, что обеспечение точности показателей научно-технического прогресса, которые вводились в функцию в роли третьего фактора роста, поскольку именно они определяли достоверность анализа, было центральным вопросом, который, хоть и по разным причинам, беспокоило и неоклассиков, и кейнсианцев. Теоретическим основам измерения нововведений посвящен целый ряд работ таких авторов, как Д. Хикс, Д. Робинсон, Г. Харрод, которые предложили, исходя из условия фиксированного соотношения труда и капитала в нагромаджуваній части национального дохода, брать за показатель технического прогресса прирост заработной платы и прибыли за неизменного количества факторов производства (речь идет о предельной производительности факторов без учета их предложения). Кейнсіанці тот же показатель отождествляют с показателем капиталовооруженности одного рабочего.

Трактовка технического прогресса в качестве третьего независимого фактора экономического ростакак это ни парадоксально, впоследствии поставил под сомнение Г. Солоу. Он отмечал, что научно-технический прогресс не существует вне факторами труда и капиталаи предлагал определять его через количественное и качественное изменение этих факторов. Он строит модель-прогноз темпов экономического роста экономики США, которая, однако, не учитывала возможности циклических колебаний, а потому не отвечала фактическим данным. Солоу сделал вывод, что необходимо учитывать еще один фактор - конъюнктурные изменения эффективного спроса, которые находят отражение в изменении показателей эффективности использования производственных мощностей. Итак, он вплотную подошел к определению проблемы цикличности с кейнсіанських позиций.

Собственно в 50-60-х гг.если не брать во внимание специально декларируемые разногласия в подходах к разработке моделей, уже было сложно разграничить кейнсианский и неоклассический направления исследования. Это особенно касалось проблем макроанализа экономического роста, который в обоих случаях базировался на использовании теории факторов производства, спроса и предложения, производственной функции, на экономико-математическом моделировании, а каждая новая идея, сформулированная в той или иной школой, воспринималась как дополнение к общей теории.

Тенденции объединения двух школ способствовало то, что методы исследования экономических явлений, использованы Кейнсом для создания его теории, не противоречили неоклассического подхода. Сам Кейнс подчеркивал, что его теория учитывает игру свободных рыночных сил, и только знание объективных экономических закономерностей дает возможность определить допустимые пределы вмешательства государства в экономический механизм. Главное расхождение взглядов кейнсианской и неоклассической школы заключалась в том, что они по-разному определяли эти допустимые пределы.



Назад