Электронная онлайн библиотека

 
 История экономических учений

3. Неоінституціоналізм


После второй мировой войны состоялось возрождение институционализма на несколько других принципах. Если неоклассики и кейнсіанці спорили о пределы вмешательства государства в экономику, то институционалисты нашли новые объекты исследования: место и роль в экономической жизни НТР, информации, власти, политики и др.

Социальный (индустриально-технологический) институционализм. Джон Кеннет Гэлбрейт (1909 г. рожд.) - уроженец Канады, первую ученую степень получил в Торонтском университете, но большая часть его профессорской и научной деятельности прошла в США - в Калифорнийском, Принстонському, Гарвардском университетах. Он играл активную роль в политической жизни США. Во время второй мировой войны работал в Управлении по контролю над ценами, с 1947 г. - в Управлении экономической политики Государственного департамента. В 1961 - 1963 гг. был послом в Индии. Гэлбрейт в своих первых работах разработал концепцию «врівноважувальної силы», пропагандировал «общество благосостояния», что дало основание американскому историку экономической мысли Селігмену не зачислять его в лагерь институционалистов»[1]. Но и в работах, опубликованных
в 50-х гг., Гэлбрейт рассматривает технику как основу экономического
прогресса. А в его «Новом индустриальном обществе» (1967) нашли полное отражение позиции теоретиков «индустриального институционализма»[2].

Теория трансакционных издержек. Экономическая теория прав собственности. Рональд Коуз (1910 г. рожд.) - американский экономист английского происхождения. 1991 г. он получил Нобелевскую премию за работы по проблемам трансакционных издержек - «Природа фирмы» (1937), «Проблемы социальных расходов» (1960). Тогда эти публикации мало кому были известны. А впоследствии о них заговорили как о эпохальные труда, в частности статью «Проблемы социальных расходов» признан крупнейшим достижением экономической мысли после второй мировой войны.

Одна из важнейших заслуг Коуза заключается в том, что он определил и ввел в научный оборот такую категорию, как трансакционные[3] расходы (затраты на поиск информации о ценах, спрос, поиск партнеров, заключение контрактов и др.). Это ознаменовало появление в інституціоналізмі так называемого контрактного подхода к теории институтов, что обусловило возникновение новой междисциплинарной науки: сочетание права, экономической теории и организации.

Хозяйственная система - это своеобразно упорядоченная система связи между производителями материальных и нематериальных благ и услуг и потребителями. Координация этой связи, т.е. решение что производить, как производить, для кого производить, может осуществляться двумя способами: спонтанным, или стихийным порядком и иерархией.

Спонтанный порядок - это рынок, который возник естественным путем, в процессе развития человеческой цивилизации. В условиях рыночной системы информацию о наличии товаров, цен на них, относительно вкусов потребителей распылены. При этих условиях информация, необходимая субъектам хозяйствования, может передаваться только через механизм колебания цен. Поиск информации (относительно цен, спроса, поиска партнеров и т.д.) требует больших затрат, которые Коуз назвал трансакционными.

Другим способом получения информации о том, что, как и для кого производить, есть иерархия, то есть система, когда из одного центра идет ряд приказов и поручений к исполнителя (производителя). Примером иерархического порядка был социализм, где царила командно-административная система, и все приказы по производству и распределению ресурсов отдавала государство через систему государственных органов и партийных
институций.

Иерархия имеет место в любой фирме, где руководитель отдает приказы своим подчиненным. В фирме рабочие не занимаются поиском информации, они получают приказ. Это обеспечивает сокращение трансакционных издержек. Такую же роль выполняет и государство. Поэтому может сложиться впечатление, что именно иерархия, то есть централизованное руководство, эффективнее, ибо требует меньших трансакционных издержек. На самом деле это остается справедливом только в отношении фирмы. Что же касается государства, то она вообще не может осуществлять эффективного регулирования всех экономических процессов. В одном центре невозможно сконцентрировать всю необходимую информацию о наличии ресурсов, их использования, спрос, вкусы потребителей и т.п. Следовательно, ставить вопрос, что лучше - спонтанное регулирования (рынок) или иерархия (фирма, государство), или, как мы часто говорим, «рынок или план» - неправомерно. Решать этот вопрос следует с позиций экономии трансакционных издержек. Правда, это не единственный критерий, но с экономической точки зрения чрезвычайно
важен.

Сокращение трансакционных издержек, следовательно, повышение эффективности функционирования экономики обеспечивается существованием правовых норм и их соблюдением. Связь между юридическими нормами (правами собственности) и трансакционными издержками было сформулировано Коузом в его знаменитой теореме. Коуз отмечал, что определение прав собственности является важным предварительным условием рыночных сделок. Если бы спонтанный, ценовой механизм не предусматривал затрат времени и средств на поиск информации и заключения контрактов, то не было бы и необходимости в обработке прав собственности (юридических норм). Но функционирования экономики без трансакционных издержек невозможно. И не случайно американский экономист Дж. Стіглер писал, что мир с нулевыми трансакционными издержками такой же страшный, как природный мир без трения.

В чем же суть экономической теории прав собственности? Скажем, прежде всего, что, кроме Коуза, ее обрабатывали А. Алчіан, а впоследствии И. Барцель, Д. Норт и другие. Своеобразие этой теории заключалась в трактовке собственности и ее использовании в качестве методологической и теоретической основы экономического анализа. Понятие «собственность» сторонники теории заменили термином «право собственности». Собственность есть не ресурс сам по себе, а ряд прав или по крайней мере часть права использования ресурса.

Эта часть включает 11 элементов: право владения, право пользования, право управления, право на доход и т.п. Права собственности есть не что иное, как определенные «правила игры», санкционированные обществом. Вторая особенность теории права собственности заключается в том, что категория собственности выводится из проблемы ограниченности ресурсов. Те ресурсы, количество которых не ограничено, не становятся объектом собственности. По поводу их использования между людьми не возникает рыночных отношений.

Права собственности должны быть четко определены, и именно они становятся объектом купли и продажи. «Если права на совершение определенных действий могут быть куплены или проданы, - пишет Коуз, - их в конце концов приобретают те, кто выше ценит подаренные ими возможности производства или развлечений»[4]. Итак, четкое определение прав собственности, устранение других лиц от свободного доступа к ресурсам меняют и поведение субъектов хозяйствования. Эти обстоятельства способствуют созданию условий для приобретения прав собственности теми, кто их ценит выше и способен получать от них большую пользу. Для рынка не имеет значения, кто персонально обладает ресурсом. Важно, чтобы был такой собственник.

По мнению Коуза, для успешного функционирования рынка важное значение имеют как трансакционные издержки, так и права собственности. Если трансакционные издержки невелики, а права собственности четко определены и выполняются субъектами хозяйствования - рынок способен к саморегулированию настолько, что может устранять даже социально значимые внешние эффекты (экстерналии). Внешние эффекты - это затраты или выгоды, связанные с экономической деятельностью, касающиеся лиц, которые не являются участниками данной рыночной сделки. Например, загрязнение окружающей среды неким предприятием, шум аэропорта и т.д. Тот, кто оказывает эти «эффекты», часто вынуждает население увеличивать расходы на охранные мероприятия, но далеко не всегда компенсирует их.

Исследовать эту проблему начал еще английский экономист А. Пигу. Он доказывал, что рыночная система не способна ее решить, поскольку внешние эффекты нельзя оценить. Поэтому он обосновал необходимость государственного вмешательства и введение специального налога на виновных. Г. Коуз доказал ошибочность теоретических выводов А. Пигу и показал возможность трансформации внешних эффектов во внутренние расходы участников рыночной сделки без любого вмешательства государства. Этот вывод имеет название теоремы Коуза. Государственное вмешательство не всегда желательно. Оно будет эффективным тогда, когда расходы государственного вмешательства будут меньше расходы, связанные с нестабильностью рынка.

В минимизации трансакционных издержек государству тоже предоставляется определенная роль: принятие соответствующих законов и обеспечение их соблюдения, производство общественных благ, оборона, государственный аппарат, инфраструктура, социальные нужды и т. п.

Теория общественного выбора. Эта теория сформировалась в 60-х гг. Ее автором признают выдающегося американского экономиста Джеймса М. Бьюкенена (1919 г. рожд.). Он опубликовал много работ на эту тему, в частности: «Формула согласия» (1962)[5], «Спрос и предложение общественных благ» (1968), «Теория общественного выбора» (1972), «Свобода, рынок и государство» (1986) и др. 1986 г. Бьюкенен получил Нобелевскую премию за «исследования конституционных и контрактных принципов теории принятия экономических решений».

Совместно с Г. Таллоком он организовал в политехническом институте штата Вирджиния «Комитет по изучению принятия нерыночных решений», который впоследствии был преобразован в «Центр исследований общественного выбора». В США издается специальный журнал «Public choice» («Общественный выбор»), что свидетельствует о значительной роли этой теории.

Появление теории была подготовлена трудами К. Эрро, А. Бергсона, Д. Блэка. Сам Бьюкенен отмечал, что на формирование его взглядов большое влияние имели труда Ф. Найта и особенно шведского экономиста К. Вікселя (1851-1926), которого он называет «основоположником современной теории общественного выбора»[6].

В основу теории общественного выбора положена идея выявления взаимозависимости политических и экономических явлений, применения экономических методов к изучению политических процессов. Бьюкенен исходит из предположения, что принцип рационального экономического поведения человека может быть применен в исследовании любой сферы деятельности, где человек делает выбор, в том числе и в исследовании политических процессов.

Политику Бьюкенен трактует как обмен. «Политика, - писал он, - является сложной системой обмена между индивидами, что в ней последние коллективно пытаются достичь своей частной цели, поскольку не могут реализовать ее с помощью обычного рыночного обмена»[7]. Однако полной аналогии между политической и рыночной системами провести нельзя. У них разная структура. Если на рынке происходит добровольный обмен товарами, то в политике люди вынуждены платить налоги в обмен на некие общественные блага. Потребителем этих благ является общество в целом. Разница между рыночным и политическим обменом заключается и в том, что его участники имеют разные цели. На рынке происходит взаимовыгодный обмен. В политике существуют различные взгляды и убеждения, а люди, которые занимают государственные должности, не всегда будут руководствоваться исключительно соображениями общественного блага, по -
шуками добра и справедливости. Как и обычный потребитель или под -
приємець, они будут добиваться максимизации собственной выгоды. Процесс принятия решений похож на разновидность рыночной сделки: вы мне - я вам. Вы мне - голоса на выборах, я вам выгодные законы, лицензии и т.п.

Следовательно, в политике не существует взаимовыгодного обмена. Сторонники теории общественного выбора делают вывод о существовании политического неравенства, что обусловлено экономическими причинами. Это - неравенство в получении информации, ее искажения, принятия чиновниками, парламентариями решений, которые помогли бы им быть переизбранными (популистских), или решений, которые будут способствовать интересам организованных групп давления (лобби), но являются неэффективными для общества в целом.

Учитывая эти противоречия, сторонники теории общественного выбора предлагают реформирования политической системы. Это реформирование предусматривает распространение рыночных отношений на поли -
ну сферу. Политика, отмечали они, может и должна строиться на таких же взаимовыгодных договорных условиях, как и рыночный обмен.

«Эффективность» политического обмена, подчеркивал Бьюкенен, будет определяться тем, насколько полно будет воплощаться в жизнь принцип единогласия. «Единодушие, - писал он, - достигнута участниками коллективного выбора в политике, является аналогичной добровольном обмена индивидуальных товаров на рынке»[8].

Все сказанное еще раз подтверждает мысль о том, что берн не имеет общей теоретической основы. Но в то же время его направления имеют немало общих черт.

Основные характерные признаки институционализма:

1) критический анализ ортодоксальных теорий, построенный на разработке альтернативных программ;

2) попытка интегрировать экономическую теорию с другими общественными науками - социологией, психологией, антропологией, юриспруденцией и т.п.;

3) попытки изучать не столько функционирования системы, сколько ее развитие (трансформации капитализма);

4) анализ экономических отношений не с позиций так называемой экономической человека, ее разрозненных действий, а с позиций организации общества, государства;

5) попытка усилить общественный контроль над бизнесом, признание необходимости вмешательства государства в экономику.

Современные институционалисты так же критикуют неоклассические и неокейнсіанські теории. Они сохранили «дух несогласия», «бунтарства», что находят свое проявление в современном реформізмі. Им присуще также расширение традиционных объектов теоретического анализа за счет новых актуальных вопросов. 

 


[1] См.: Селигмен Бы. Основные течения современной экономической мысли. - М., 1968. - С. 137.

[2] Подробное изложение экономических взглядов Гэлбрейта представлен далее.

[3] Трансакция (от лат. transactio - свершения) операция, сделка (политическая, научная, экономическая), что сопровождается взаимными уступками.

[4] Коуз Г. Фирма, рынок и право. - М., 1993. - С. 14.

[5] Вместе с Г. Таллоком.

[6] Бьюкенен Дж. Конституция экономической политики (Нобелевская лекция, прочитанная 8 декабря 1986 г.) / / Вопр. экономики. - 1994. - №6. - С. 105.

[7] Бьюкенен Дж. Назв. соч., с.108.

[8] Бьюкенен Дж. Назв. соч., с.109.



Назад