Электронная онлайн библиотека

 
 История экономических учений

1. Основные этапы становления и развития экономической науки в СССР


Современная мировая экономическая мысль формировалась, объединяя различные направления экономического знания. Она синтезировала достижения целых поколений, подбирая рациональное и отбрасывая мелкое, несущественное. Каждую из современных доктрин или школы было начато в прошлые века, и каждая из них развивалась в соответствии с требованиями времени и экономической реальности, была порождением конкретных социально-экономических обстоятельств.

Политическая экономия социализма в этом смысле является особой экономической доктриной не только благодаря своей оригинальности, догматичності и четкой идеологической направленности, а еще и потому, что экономическая мысль породила уникальный феномен - общество, которое строилось в строгом соответствии с заранее сконструйованою теоретической моделью.

Источником политической экономии социализма были идеи социалистов-утопистов, что отбивали извечную мечту человечества о справедливом обществе, и классическая доктрина, использованная К. Марксом и Ф. Энгельсом для экономического обоснования справедливости классовой борьбы и объективной обусловленности замены капиталистического общества коммунистического.

Основные принципы построения социализма и коммунизма было сформулировано Марксом и Энгельсом, дальнейшее теоретическое развитие основных концептуальных положений марксистской доктрины осуществил В. И. Ленин.

Однако общего представления об основах социализма оказалось недостаточно, когда встала проблема формирования реальной экономической системы. Хотя было очевидно, что установление общественной формы собственности на средства производства (то есть отмена частной собственности) объективно приведет коренные изменения в экономической структуре, однако ежедневно возникали чисто практические проблемы, требующие теоретического обоснования и прогнозирования их последствий.

Уже в первые годы Советской власти разворачиваются дискуссии по поводу основных закономерностей и направлений развития экономической теории, определяется основной круг вопросов, которые предстояло решить.

Теперь даже трудно представить себе, как много внимания уделяли экономисты развитию теоретических исследований. Только на русском языке тогда было напечатано около тысячи работ из проблем советской экономики. Ставились и решались самые разные вопросы: о целесообразности и формы общественной собственности, об формы распределения, государственного управления, необходимость контроля, товарно-денежные отношения, стимулы производства, задачи самой экономической теории.

Характерной чертой экономической теоретической мысли первых пореволюційних лет был настоящий плюрализм. Бесспорно, в изданиях того времени отражалась классовая борьба, но пока в форме теоретических дискуссий. Более того, экономисты разных направлений и школ чрезвычайно уважительно относились друг к другу. Случалось даже, что научная работа пробуржуазного направлении печаталась с критической предисловием большевика, и наоборот.

Однако со второй половины 20-х гг., а особенно с 1929 г., положение изменилось. Принадлежность автора к большевистской партии становится едва ли не самым убедительным аргументом правильности его теорий. Научно-аналитический подход заменяется классово-партийным и ідеолого-этическим.

Немарксистські авторы пытались протестовать против этого. Интересную характеристику большевистского подхода к экономическому анализу дал автор немарксистської ориентации, известный историк Г. Ю. Віппер, в книге «Кризис исторической науки» (Казань, 1921). В ней он подчеркивал, что до революции много российских ученых отдавало должное экономическом материализма, соглашаясь, что миром правят экономические факторы, а не идеи. И после Октября к власти пришли люди, которые признают идею важнее объективные факторы.

Г. Ю. Віппер был прав: многие видели в советской экономике то, что приказано было видеть, а не то, что там было на самом деле.

Однако ошибочным будет и утверждение, что все экономисты ідеологізували экономическую науку или слепо защищали партийные интересы. Российские марксисты в 20-х-начале 30-х гг. сделали значительный вклад в экономическую теорию. Из них следует назвать прежде всего М. Кондратьева, О. Чаянова, О. Челінцева, М. Левитского, Есть. Слуцкого, В. Леонтьева и многих других.

В конце 20-х годов бывшие дискуссии по поводу главных направлений развития экономики советского государства и основных принципов построения социалистической системы подменяются определенными «сверху» теоретическими формулировками. Начинается догматизація основных положений марксистско-ленинского учения. За основную функцию экономической теории признается идеологическое, то есть защиту существующего строя, постоянные доказательства правильности партийного курса, критика всех экономических доктрин, которые не соответствуют советским идеологическим установкам.

Однако сугубо прикладные аспекты экономической теории еще рассматриваются советскими экономистами, причем довольно оригинально и интересно. Именно в это время было начато балансовый метод развития народного хозяйства, экономико-математическое моделирование, статистические методы, сформулированы принципы планирования и прогнозирования.

Однако под политическим давлением взгляды многих экономистов претерпевают изменений, теории приспосабливаются к идеологических требований.

Стоит проанализировать, например, эволюцию взглядов на оценку плановой работы в Советском государстве, большого авторитета советской экономической науки С. Струмилина. До начала 30-х гг. хозяйственные проблемы планового народного хозяйства - «кризис сбыта» 1923 г., «товарный голод» 1925 г., падение объемов производства, он связывает с ошибочной экономической политикой советских ведомств. Так, он указывал, что произвольное вмешательство в некое звено экономического организма приводит к немедленному расстройства всей системы. Он справедливо отмечает, что большинство проблем в сельском хозяйстве объясняется слишком высокими ценами на промышленные товары, беспощадно критикует кредитную политику Госбанка, указывая, что его деятельность разбалансирует экономику, приводит к кризисам, стимулирует инфляцию. Интересно, что свою критику Струмилин аргументирует с помощью неоклассических научных теорий.

Но если в 20-ти годах срывы в плановой работе объяснялись Струмиліним с классических позиций, которые базировались на тезисе о самоврівноваження экономики, то в начале 30-х годов его взгляды очень изменились.

Уже в 1932 г. он причиной всех неудач называет «засилья» в Госплане буржуазных спецов и оппозиционных элементов за очень малого прослойки специалистов-коммунистов[1]. Сама структура Госплана, подчеркивает Струмилин, делала планирования процессом обостренной классовой борьбы. Такие работники Госплана, как В. Базаров, Н. Кондратьев В. Громан, исходили из концепции нэпа, по которой не план ограничивает стихию рынка, а наоборот, рынок регулирует и корректирует план. Именно их деятельность якобы привела к неудачи первых попыток народнохозяйственного планирования.

Лишь после того, как был разгромлен «вредительство организацию» в Госплане, появился «научно обоснованный» первый пятилетний план.

Эволюция взглядов Струмилина характерная для эпохи поворота страны на путь построения тоталитарной, административно-командной экономики. Это была реакция на реальную угрозу: ученые-экономисты, теоретики и практики, что не хотели свои взгляды на закономерности развития общественного хозяйства приспосабливать к идеологических требований, не хотели смириться с новыми подходами к науке, или подвергались нападкам, или были высланы за пределы страны, или и физически уничтожены.

С того времени в экономической мысли советского государства господствующее место заняли основные постулаты революционной марксистской догмы, что в сфере экономики утверждали идеи централизма, тотального планирования экономики, общественной формы распределения и т.д.

Коммунистическая партия берет курс на коллективизацию, дальше обобществления собственности, а социализм объявляется единственно возможным, справедливым общественным строем, лишенным каких-либо противоречий, «ступенькой к коммунизму».

Если до начала 30-х гг. велась дискуссия по поводу необходимости существования политической экономии как науки в условиях нового строя, то во второй половине 30-х гг. речь шла уже о том, что следует создать особую науку для изучения советской экономики. Принимается решение о преподавания политической экономии социализма в учебных заведениях, о создании учебника, в котором давалась бы ответ на все вопросы идеологического, теоретического и прикладного характера, возникающих в процессе сознательного построения нового общества.

Задачей экономической науки становится, по сути, только всестороннее обоснование тезиса о преимуществах социализма по сравнению с капиталистическим обществом.

Политико-экономическое знание начало деградировать. Науку были поставлены в жесткие рамки, которые ограничивали исследования марксистскими положениями об экономической роли диктатуры пролетариата, о социалистическое обобществления и единую общественную собственность на средства производства и др., что нашло отражение в формулировке особых экономических законов социализма, которые трактовались суб'єктивістськи - как плановые и «конструйовані» обществом.

И впоследствии стало очевидным, что политическая экономия как наука заходит в тупик, вступает в противоречие с принципами не только классической, а даже марксистской экономической теории.

1952 г. был опубликован труд И. Сталина «Экономические проблемы социализма в СССР», которая определяла дальнейшие направления развития политической экономии, признавала объективный характер действия экономических законов и их силу и в социалистическом пространстве, определяющую роль производительных сил в прогрессе общества. В связи с этим подчеркивалась необходимость исследований общих закономерностей экономического развития и использования их результатов в практике социалистического строительства.

С этого времени объектом анализа ученых-экономистов становится ряд присущих рыночному хозяйству категорий «несоціалістичного» происхождения - «деньги», «товар», «прибыль» и др.

В новом учебнике по политэкономии социализма (1954) нашли отражение проблемы факторов производства, научно-технического прогресса, межотраслевых и внутриотраслевых пропорций общественного производства, заработной платы, экономического роста и других, что приближало советскую экономическую науку к мировой экономической мысли.

Еще заметнее эта тенденция в 60-х гг., когда до предмета политической экономии включают микроэкономические проблемы, характеризующие основы экономической деятельности хозяйственной единицы - предприятия. Именно в это время вопрос поведения экономического агента в условиях рыночной экономики и влияния этого поведения на макроэкономические процессы начинают исследовать и в западной экономической литературе.

В Советском Союзе также делаются попытки внедрить в практику хозяйствования принципах хозяйственного расчета, что свидетельствовало о определенную победу советской экономической теории, которая, хоть и робко, отстаивала необходимость признания роли товарно-денежных отношений при социализме, а также основанный еще в классической политической экономией принцип невмешательства в экономические процессы по крайней мере на уровне хозяйственной единицы.

И все же для советской экономической теории оставались закрытыми достижения мировой экономической мысли. Эта теория не отказалась от марксистских догматов и была полностью подчиненной идеологическим потребностям. Явления, присущие товарному производству, рассматривались по социалистического общества как такие, что лишь по форме подобные тем, которые характеризуют рыночное хозяйство. На самом деле, они являются существенно иными, ибо осуществляются в условиях плановой экономики и в социально-справедливом обществе.

В 70-х гг. в советской экономической литературе даже начинается дискуссия по вопросу соотношения политики и экономики. Назван вопрос было очень актуальным, поскольку решение многих экономических проблем в стране зависело от того, насколько это соответствовало идеологическим установкам. По сути, речь шла о допустимые пределы вмешательства государства в хозяйственный механизм. К сожалению, победили сторонники подчинения экономики политической цели.

Соответственно и процесс внедрения хозяйственного расчета начал замедляться, происходил в искаженной форме.

Однако определенное ослабление политико-идеологической цензуры в это время положительно сказалось на развитии экономической теории. Одновременно с теоретической проблемой соотношения политики и экономики, дискутувалось вопрос о связи политической экономии с другими науками.

Вывод о том, что политическая экономия является методологической базой развития экономических наук и что эти науки являются инструментами теоретического анализа, способствовал развитию в ее пределах новых областей исследования. Политическая экономия социализма получила возможность оперировать экономико-математическими и статистическими методами анализа.

1975 г. советском экономисту Л. В. Канторовичу была присуждена Нобелевская премия за книжку с экономико-математического моделирования процессов общественного воспроизводства «Экономический расчет наилучшего использования ресурсов», написанную им еще 1939 г. Признание заслуг ученого мировой наукой способствовало тому, что с этого времени экономико-математические методы начинает широко использовать советская экономическая наука в теоретическом анализе. За короткий срок в этом направлении был достигнут весьма значительных успехов.

Следует также отметить, что в настоящее время происходит интенсивное развитие новой науки, которая в начале 60-х годов формировалась как «Критика западных экономических теорий». Она позволяла советскому читателю получить хотя бы общее представление о состоянии и достижениях мировой экономической теории.

Однако начиная с середины 70-х гг. в развитии экономической науки начинается застой, вызванный ухудшением экономического положения в стране. Снова от науки требуют доведения преимуществ социалистического строя, опять начинается идеологизация и апологетика власти партии.

В экономической литературе 70-х гг. активно обсуждаются проблемы системы и структуры производственных отношений, выходного и определяющего в производственных отношениях социализма и т. д. Наука в основном исследует чисто абстрактные проблемы, направленные на разработку методологических основ анализа, а не практических вопросов. Характерным для научных работ того периода становятся цитирование выдержек из произведений Маркса, Энгельса, Ленина, партийных и правительственных постановлений как аргументов в пользу каких абстрактных идей, которые не имели никакого практического значения.

В начале 80-х гг. становится очевидным, что экономическая теория находится в кризисном состоянии, стала догматической и схоластичною, неспособной объяснить основы современного экономического развития, определить необходимые направления дальнейшего движения общества.

Еще раз подтвердилась старая мысль, что экономическая теория не может развиваться, когда от нее не требуют поиска принципиально новых способов решения социально-экономических задач.

В конце 80-х-начале 90-х гг. в экономической литературе начинают формироваться основы новой концепции хозяйствования, что берет за исходный пункт частнособственнический интерес. В центр внимания экономической теории попадают вопросы разгосударствления собственности, его способы, методы и задачи. Переосмысливается природа рыночных отношений, социально-экономического устройства общества. Решаются проблемы трансформации социалистической экономики в рыночную.

Методологический аппарат, который использует современная экономическая теория в странах бывшего Советского Союза, свидетельствует об интеграции отечественной экономической науки в мировую.

 


[1] Струмилин С. Г. Проблемы планирования в СССР. - Л., 1932. - С. 29-142.



Назад