Электронная онлайн библиотека

 
 Религиоведение

Философия даосизма


Даосизм возник в Чжоуському Китае одновременно с учением Конфуция в виде самостоятельной философской доктрины. Основателем философии даосов считается древнекитайский философ Лао-цзы. Старшего современника Конфуция Лао-цзы, которого в источниках нет достоверных сведений ни исторического, ни биографического характера, современные исследователи считают фигурой легендарной. Легенды рассказывают о его странное рождения: мать носила его несколько десятков лет и родила старым -- откуда и происходит его имя Старая ребенок, хоть тот же знак "цзы" одновременно и понятие "философ".

Итак, его имя можно перевести как старый философ. Существует легенда, что, оставляя Китай, идя на Запад, Лао-цзы любезно согласился отдать служителю пограничной заставы свое произведение Дао дэ цзин.

В трактате Дао дэ цзин (IV-III вв. до н.э.) изложены основы даосизма, философии Лао-цзы. В центре доктрины - учение о великом Дао, о общий Закон и Абсолют. Дао царит повсюду и во всем безоговорочно. Его никто не создал, но все происходит от него. Невидимое и неслыханное, недосягаемое для органов чувств, постоянное и неисчерпаемый, безымянное и безформене - оно дает начало, имя и форму всему на свете. Даже великое Небо подражает Дао. Пізмати Дао, идти за ним, слиться с ним - в этом смысл, цель и счастье жизни. Проявляется Дао через свою дуновение - через Где, и если Дао порождает все, то Где все кормит.

В лаосском трактате говорилось о том, что жизнь и смерть - понятия относительные, и акцент был сделан на жизнь, на том, как его организовать (Чжуан-цзы IV-III вв. до н.э.). Мистический уклон в этом трактате, который проявлялся, в частности, в напоминаниях о фантастическое долголетия (800-1200 лет) и даже бессмертие, которых могут достичь праведные аскеты, которые присоединились к Дао, играли значительную роль в трансформации философского даосизма в даосизм религии. Пропаганда долголетия и бессмертия забезлечили лаосским проповедникам популярность в народов и приверженность императоров. Официальная поддержка помогла даосизма выжить и окрепнуть в условиях господства конфуцианства, но, постояв, даосизм очень изменился. Оставив метафизические спекуляции на тему Дао и дэ, отказавшись от отождествления с идеей у-вэй (недеяние), даосские проповедники и маги активизировали свою деятельность среди народа, умело синтезировали философские идеи Дао дэ цзин с примитивными верованиями и пересудами крестьянских масс, а также позаботились о том, чтобы эти идеи в виде мифов и легенд начали широко популяризироваться. Так, даосистами был создан миф о богине бессмертие Сиванму, в саду которой цветут раз в три тысячи лет персики бессмертие. Они создали миф о першолюдину Пань гу.

История этого мифа особенно интересна. В Дао дэ цзин (статья 42) есть фраза: "Дао рождает одно, одно рождает два, два рождают трое, а трое - все вещи". ее глубокий философский смысл был недоступен пониманию простых людей, и даосисти ярко интерпретировали его в виде мифа о Пань гу (Дао рождает одно). Прошло 18 тысяч лет, начал создаваться Вселенная, все легкое и чистое, ян-ци, поднялось вверх, образовав небо, все мутное и тяжелое, инь-ци, опустилось и создало Землю (одно рождает два).

Пань гу остался между небом и землей и начал быстро расти (с двух рождается трое). Когда он вырос, его глаза стали солнцем и луной, тело - почвой, кости - горами, волосы - травами, дыхание - ветром. С бороды взлетели в небо звезды, а с паразитов на его теле пошли люди (трое породили всех). Даосистський миф о Пань гу - пример післяханських текстов, причем детали его заставляют вспомнить миф о творце Брахме, который родился из яйца, две части скорлупы которого стали небом и землей. Так с помощью мифов, апелляций к мистики и суеверий даосизм сумел не только завоевать доверие и симпатии крестьянских масс, но и дать им религиозные лозунги, став их флагом в политической борьбе (крестьянское восстание желтых повязок).

Даосизм предлагает особый путь достижения бессмертия. Тело человека представляет собой микрокосмос, который в принципе следует уподобить макрокосмоса, то есть Вселенной. Подобно тому, как Вселенная функционирует во взаимодействии сил Инь и Ян, имеет звезды, планеты и т.п., организм человека - тоже скопления духов и божественных сил, результат взаимодействия мужского и женского начал. Тот, кто стремится достичь бессмертия, должен прежде всего пытаться создать всех духов-монада (их 36 тыс.) - такие условия, чтобы они не желали оставить тело. Это достигается прежде всего, как считали даосисти, ограничением в еде - путь до конца изучен индийскими аскетами-отшельниками. Кандидат в бессмертие должен был отказаться сначала от мяса и вина, потом вообще от любой грубой пищи, далее от овощей и зерна, которые укрепляют материальное начало в организме.

Второй важный элемент достижения бессмертия - физические и дыхательные упражнения. К комплексу этих упражнений входило постукивание зубами, потирание вискам, кошлання волос, а также умение владеть своим дыханием, задерживать его, превращать его в едва заметное утробное дыхание.

Однако даосизм был все-таки китайским учением, даже если он и испытал влияние извне. Это проявляется в том, какое большое значение лаосская теория бессмертия предоставляла моральным факторам, причем именно в китайском понимании - в плане добропорядочных поступков, демонстрации высоких моральных качеств. Чтобы стать бессмертным, кандидат должен был осуществить не менее 1200 доброзвичайних актов, при этом даже один аморальный поступок сводил все на нет.

На подготовку к бессмертию должно было идти много времени и сил, фактически всю жизнь, причем все это было только прелюдией к заключительному акту - слияние дематеріалізованого организма с Большим Дао. Эта трансформация человека в бессмертного считалась очень непростой, доступной лишь немногим. Сам акт перевоплощения почитался как святой и таинственным, и никто не мог его зафиксировать. Просто был человек - и нет ее. Она не умерла, но исчезла, оставила свою телесную оболочку, дематеріалізувалася, поднялась на небо, стала бессмертной. Даосисти объясняли, что видимая смерть - это не доказательство неудачи, вполне возможно, что умерший поднялся на небо и достиг бессмертия.

Укрепившись за счет дальнейшей разработки своей теории, даосисти в ранньосередньовічному Китае сумели стать необходимой и незаменимой частью духовной культуры страны и народа. В эпоху Тан (VII-X вв.) даосисти широко расселились по всей стране. Повсюду были созданы крупные монастыри, где ученые даосские маги и проповедники вели подготовку своих последователей, знакомили их с основами теории бессмертия. Даосские гадальщики и лікувальники, получив начальное образование, расходились по Китая и практически сливались с гражданами Поднебесье, не отличаясь от них ни одеждой, ни образом жизни, только своей профессией. Эта профессия со временем превращалась в наследственное ремесло, поэтому для овладения им не было нужды в специальном обучении - надо было только засвидетельствовать свой профессиональный уровень и получить от властей сертификат на право заниматься своей деятельностью.

Даосисти в средневековом Китае обслуживали также многочисленных богов, духов и бессмертных лаосского пантеона, что все больше разрастался. Они принимали участие в бытовых обрядах, в частности в церемонии похорон. В средневековом Китае даосизм с преследуемой секты превратился в признанный и даже необходимую в стране религию. Эта религия имела достаточно прочные позиции в китайском обществе и потому, что она никогда не противоречила конфуціанству и скромно заполняла те пробелы в культуре и образе жизни народа, которые оставались на ее судьбу. Даосисти, которые сливались с народом, были теми самыми конфуціанцями, а своей деятельностью еще и укрепляли идеологическую структуру страны. На протяжении веков даосизм переживал взлеты и падения, поддержку и гонения, а иногда, правда, на короткое время, становился официальной идеологией которой-нибудь династии. Даосизм был нужен и образованным верхам, и малообразованным низам китайского общества, хотя проявлялось это по-разному. Образованные верхом чаще всего обращались к философских теорий даосизма, его древнего культа простоты и естественности, слияние с природой и свободы самовыражения. Специалисты не раз отмечали, что каждый китайский интеллигент, будучи в социальном плане конфуціанцем, подсознательно всегда был немного даосистом. Особенно это касалось тех, чья индивидуальность была обнаружена ярче и чье духовное богатство не укладывалось в официальные нормы. Возможности, которые открывались даосизмом в сфере самовыражения мыслей и чувств, привлекали многих китайских поэтов, художников, мыслителей. Но это не было отходом от конфуцианства - просто лаосские идейные принципы нанизывались на конфуціанську основу и тем обогащали ее, открывая возможности для творчества.

Невежественные низы искали в даосизме другое. их привлекали социальные утопии с равномерным распределением имущества при строгой регламентации жизненного распорядка. Эти теории играли свою роль как флаг средневековых крестьянских восстаний, которые проходили под даосько-буддийскими лозунгами. Кроме того, с народными массами даосизм был связан обрядами, практикой гадания и лечения, предрассудками, верой в духов, культом божества и патронов, магией и лубочно-мифологической иконографией. К лаосскому волхва и монаха шли за помощью, рецепты, и он делал все, чего от него ждали, на что становилось силы. Именно на этом, более низком уровне народного даосизма вырос тот гигантский пантеон, которым всегда характеризовалась религия даосистів.

Со временем, вобрав в себя все древние культы и пересуды, образование и обряды, всех божеств и духов, героев и бессмертных, эклектичный и неразборчивый даосизм легко удовлетворял разнообразные потребности населения. Рядом с основателями религий (Лаоцзи, Конфуцием, Буддой) к его пантеона входило много божеств и героев, вплоть до тех, которые случайно обнаружили себя после смерти людей (снились кому и т.п.). Даосы никогда не могли перечислить всех своих богов, духов, героев и не пытались сделать это. Они особенно выделяли нескольких важнейших из них, среди которых - легендарный родоначальник китайцев древнекитайский император Хуанди, богиня Мероприятия Сиванму, першолюдина Пань гу, божества-категории типа Тайчу или Тайцзи. их даосы и все китайцы особо почитали. В честь божеств и великих героев (полководцев, мастеров своего дела, ремесел и др.) даосы создали многочисленные храмы, где выставлялись идолы и собирались подношения.

Специфической категорией даосских божеств были бессмертны. К ним принадлежали знаменитый Чжан Деолін (основатель лаосской религии), алхимик Вэй Боян и др. Но наиболее известными в Китае всегда были ба-сянь, рассказы о них и фигурки (из дерева, кости, лака) чрезвычайно популярны в народе, как и изображение на свитках, известные каждому с детства (это - Чжунли, Цюань, Чжан Галао, Лай Дуньбінь, Ли Тегуай, Хань Сяньдзи, Цао Гоцзю, Лань Цайха и Хе Сяньгу).

Народная фантазия наделила всех ба-сянь чертами людей чародеев, что сделало их одновременно людьми и божествами. Они путешествуют, вмешиваются в людские дела, защищают справедливость. Все эти бессмертные, как и другие духи, боги, герои хорошо известны в Китае, потому что они отражали верования, представления, стремление китайского народа.

Даосизм никогда не отрицал лидерства конфуцианства в системе официальных религиозно-идеологических ценностей. Но в период кризисных ситуаций и крупных потрясений, когда централизованная государственная администрация упадок, а конфуцианство переставало быть эффективным, картина часто менялась. В такие периоды даосизм и буддизм часто выходили на первый план, оказываясь в эмоциональных всплесках народной энергии, в егалітарних идеалах восставших. Но даже и тогда даосько-буддийские идеи никогда не становились особой силой, наоборот, по мере разрешения кризиса уступали ведущими позициями конфуцианства: заметим, что в даосько-буддийских сектах и тайных обществах идеи и настроения конфуцианства хранились в веках, переходя из поколения в поколение И таким образом отражались на всей истории Китая.



Назад