Электронная онлайн библиотека

 
 Религиоведение

11. Украинская автокефальная православная церковь


В переломные моменты развития общества, в частности в нашей стране, стремительно растет интерес к прошлому, к осмыслению исторического опыта народа. Этот период связан с глубокими качественными изменениями, с освобождением общественного сознания от стереотипов и догматических оценок, которые мешали пониманию реальных противоречий исторического развития. Мешают и до сих пор, и среди них - наш традиционный, тем предвзятый взгляд на Украинскую автокефальную православную церковь. Ведь до недавнего времени в советской историографии были распространены оценки, заимствованные из исторической науки 20-30-х гг., которая рассматривала эту церковь как сугубо националистическую, антисоветскую организацию, не прибегая к анализу реальных социально-экономических корней автокефального движения и его исторической обусловленности на Украине.

Своеобразие общественно-политического развития нашей страны в дооктябрьский период и, в частности, нерешенность национального вопроса в значительной мере отразился на сфере государственно-церковных отношений, создав фунт для национального движения внутри самой церкви. По сути, это была составная часть украинского национального движения, в котором, как известно, принимали участие все слои украинского общества, в том числе и духовенство. После Октябрьской революции и принятия декрета Совнаркома "Об отделении церкви от государства и школы от церкви" движение стало приобретать более четких организационных форм. Ярким свидетельством этого является история Украинской автокефальной православной церкви (УАПЦ), которая организационно возникла на территории Украины в 1921 г. и просуществовала до 1930 г.

Напомним, что автокефалия (греч. "авто" - сам, "кефали" - председатель) - это самоуправление, административная независимость православных церквей. Первые автокефальные церкви: Константинопольская, Александрийская, Антиохийская, Иерусалимское - возникают еще в IV в. в процессе обособления патріархій и митрополий, что было вызвано попыткой стать независимыми от императорской и церковной власти, сосредоточенной в руках константинопольского патриарха.

После официального введения христианства на Руси в 988 г. православная церковь восточного византийского обряда подчинилась константинопольскому патриарху, который назначал ей митрополитов. Киевский митрополит был официальным главой Киевской митрополии и всех православных церквей на Руси. В 1051 г., по правления Ярослава Мудрого, собор епископов в Киеве избрал на митрополичью кафедру киевлянина Иллариона. Добиваясь расширения прав Киевской митрополии и постепенного освобождения ее из-под опеки константинопольского патриарха, Ярослав добивается канонизации своих братьев - Бориса и Глеба (1072 г.). Повторная попытка провозгласить автокефалию Киевской митрополии проводилась при великом князе Изяславе Мстиславичу в 1147 г., когда собор епископов отдал митрополичью кафедру княжеском ставленнику Клименту Смолятичу. Но все попытки добиться автокефалии были неудачными.

После монголо-татарского нашествия кафедра митрополитов киевских формально продолжала оставаться в разгромленном захватчиками Киеве, но фактически местопребыванием их стал сначала Владимир (с 1299 г.), а потом - Москва (с 1325 г.). В начале XIV в. была создана Литовская митрополия. В 1354 г. Константинопольский патриарх рукополагает двух иерархов: Алексия-с титулом "митрополит Киевский и всея Руси" (центр митрополии - в Москве) и Романа - на митрополита Литовского, к юрисдикции которого входили земли Белоруссии и Украины.

В 1458 г. происходит фактическое разделение Киевской митрополии на две: Литовскую (Киевскую и Московскую. Еще до этого деления в 1448 г. на киевскую митрополию был избран, без согласия Константинополя, Иона. То был последний из иерархов, которые удостаивались титула "митрополита Киевского и всея Руси". Эта дата считается началом автокефалии Русской православной церкви. В 1589 г. на Руси было начато патриаршество.

Тяжелые времена для православной церкви наступают в 1596 г., когда в результате заключения унии украинская церковь и общество вообще было расколото на два враждебные лагеря, когда значительная часть иерархов православной церкви в Белоруссии и на Украине переходит в униатство. Польское правительство официально признает Брестскую унию, а православную церковь на украинских и белорусских землях фактически ставит вне закона. Вот что говорит о результатах заключения унии, бывший министр вероисповеданий Украинской народной республики Иван Огиенко (позже - митрополит Иларион): "Брестская уния была смертельным средством винародовлення украинцев и обращение их на поляков... Украинский народ был разделен, "русин" был брошен на "русин". Страшным было и то, что через унию украинский народ потерял почти всю свою интеллигенцию, крупную и мелкую - она была вынуждена переходить на римо-католичество и сторониться своего украинского народа, стать польским. Число таких предателей из украинского почище было чрезвычайно большое".

В 1620 г. православная иерархия на Украине была восстановлена иерусалимским патриархом с помощью братств и запорожского казачества. Постепенно она приобретает черты национальной украинской церкви, особенно во времена митрополита Петра Могилы. В народно-освободительной войне она уже была одной из наиболее влиятельных сил в борьбе украинского народа против иностранных поработителей. Развитие Украинской православной церкви продолжался еще почти двести лет, вплоть до 1685 г., когда в Москве луцкий епископ Гедеон Святополк-Четвертинский был назначен митрополитом Киевским и принял присягу на верность Московскому патриарху. В 1686 г. Константинопольский патриарх дал согласие на переход Киевской митрополии под юрисдикцию Московского патриарха - с этого времени Украинская православная церковь постепенно теряет самостоятельность и независимость. С этого времени берет начало движение за автокефалию православной церкви на Украине. Здесь немалую роль играло то, чем отличалась Украинская церковь XVI-XVII в. от московской. Так, например, власть епископа на Украине регламентировалась коллегиальным управлением. Служебным языком был русский. В церковном строительстве был свой особый архитектурный стиль.

После того, как Петр 1 в 1721 г. отменил патриаршество, а Екатерина II в 1764 г. провела секуляризацию, будь-какой политической независимости Русской православной церкви в целом наступил конец. Она стала послушным орудием самодержавия, составной частью государственного бюрократического аппарата. С тех пор Русская церковь стала строиться на принципах жесткой централизации, строгой внутренней регламентации, стала орудием русификаторской политики самодержавия. В тех условиях украинский епископат фактически формировался в государственных сферах, хотя в основном из украинского панства и, выполняя указания "сверху", стремился нивелировать специфические национальные черты православия на Украине.

Действительно, в среде низшего украинского православного духовенства и прогрессивной украинской интеллигенции такая политика церковной иерархии встречала сопротивление. В середине XIX в. национально-демократическая общественность Украины снова начинает ставить вопрос об автокефалии православной церкви на Украине. Сюда прежде всего следует отнести деятелей Кирилл-Мефодіївського братства, в программе которого было "снос папской церкви - "гроба"... и образование новой творческой живой братской церкви" (Человек и мир. - 1990, №5, С.20).

Это движение значительно усилился вследствие первой русской революции 1905-1907 гг., когда Русская православная церковь уже чувствовала состояние внутреннего кризиса. На страницах тогдашних украинских либеральных газет систематически печатались материалы о нищий состояние украинских "батюшек", о равнодушии к ним со стороны руководства церкви, о преследовании тех, кто сочувствовал украинскому национальному движению, содержались призывы к национального обновления, демократизации церковной жизни. Однако национальное движение в среде православной церкви на Украине так и не получил широкого развития и поддержки вплоть до периода Февральской революции 1917 г. Среди верующих в настоящее время пользуются поддержкой лозунги демократизации и национального обновления церковной жизни.

После Февральской революции, особенно после принятия декрета 1918 г. "Об отделении церкви от государства и школы от церкви", русское православие должно само определить свой будущий путь. Иерархия начала искать выход из кризисного состояния, в котором оказалась эта религиозная организация. То была сложная дело в условиях экономической и социальной разрухи, гражданской войны и иностранной интервенции. В церкви возникали расколы, каждый из которых представлял собой тот или иной вариант выхода из церковного кризиса.

На пастырских собраниях в марте 1917 г. создается инициативный орган по отделению украинских епархий от РПЦ - "Исполнительный комитет духовенства и мирян", члены которого заявили о своей лояльности к Временному правительству и поддержали Центральную раду. До Совета с правом решающего голоса были делегированы протоиерей Н.Шараївський, священники А.Ходзицький, Г.Чернявський; а в апреле представителя духовенства, которое выступало за автокефалию православной церкви на Украине, П.Ф.По-водка был введен в состав исполкома Центрального совета.

Следует сказать, что не все украинские священники присоединились к национального движения. На пастырских собрании, патриархальных съездах, которые происходили на Украине, начиная с марта 1917 г., большинство составляли светские сторонники преобразований - приходской актив, то есть миряне. С решительными призывами за отделение украинской церкви выступили также Украинская партия социалистов-федералистов, Украинская демократически-крестьянский партия, Украинская партия социалистов-самостийников и др. В ряде приходов верующие требовали заменить священников-россиян украинцами, предоставить Украине церковной автономии, но эти отдельные выступления за украинскую национальную церковь не получили массовости. Трудящиеся не предоставляли лозунгам церковных преобразований решающего значения и выдвигали их, как правило, лишь в связи с другими общедемократическими требованиями. К тому же, крестьяне, составлявшие большинство верующих, еще не разобрались в политической ситуации, в противоречивых призывах различных партий и группировок.

Для осуществления каких-либо церковных преобразований, связанных с автокефалией православной церкви на Украине, нужна была поддержка высшего духовенства, епископата. Такую поддержку мог дать только церковный собор. С идеей созыва его выступили самые радикальные элементы уже летом 1917 г., но Временное правительство в августе запретил созыва съезда.

Впоследствии, когда на большей части территории Украины власть перешла к Центральной рады, казалось, что ускорится процесс становления самостоятельной Украинской православной церкви. Но Рада, боясь конфронтации с Русской православной церковью, за которой стояли достаточно влиятельные силы, не торопилась брать на себя инициативу провозглашения церковной независимости. Она ограничивалась заявлениями о своих симпатиях к идеи автокефалии, пытаясь таким образом повлиять на делегатов Всеукраинского церковного собора, который готовился. Тогда же сторонникам автокефалии удалось сделать еще один шаг к достижению своей цели - создать "Братство воскресения Христа", которое объединило сторонников национального церковного строительства. Среди его основателей были В.Липківський, О.Маричев, В.Хоменко, Н.Ша-раевский и др. Возглавил "Братство" единственный на то время среди автокефалистов иерарх, бывший архиепископ Владимирский Алексий Дородніцин, который после выхода в отставку, переехал ло Киева и поселился в Киево-Печерской лавре.

Инициаторы автокефалии, рассчитывая на поддержку Центральной рады, в ноябре 1917 г. создают организационный комитет по созыву Всеукраинского церковного собора, который вскоре, без согласования с епископатом, провозгласил себя Всеукраинским православным церковным советом (ВПЦР) и, не дожидаясь созыва Всеукраинского собора, заявил, что он является высшим органом церковного управления на Украине. Совет готовила призывы к верующим о созыве Всеукраинского церковного собора и рассылала по всем епархиям соответствующие письма относительно условий представительства на соборе. Боясь углубления церковного раскола и будучи уверенным в том, что большинство епископов РПЦ на Украине стоит на позициях ее единства и выступает против сепаратизма украинцев, патриарх Тихон поддержал инициативу церковного собора на Украине. Для организации представительства в Киев было направлено председателя Всероссийского Поместного собора митрополита Платона. На соборе, который начал свою работу 7 января) 918 г., сторонники патриарха Тихона рассчитывали дать отпор идеи создания автокефальной церкви на Украине. Следует сказать, что эти расчеты в основном оправдались, поскольку за патриархом стояла большинство делегатов. На соборе назревало столкновения между сторонниками и противниками автокефалии. Стремясь не допустить этого и рассчитывая в перспективе вообще снять с повестки дня вопрос об автокефалии, 19 января соборная рада объявила перерыв в работе.

При гетманском правительственные автокефалисты оказались в менее удобном положении, чем по Центральной рады. Приготовления ко второй сессии Всеукраинского церковного собора и сама сессия, которая открылась 20 июня 1918 г., продемонстрировали заинтересованность существующей гражданской власти в том, чтобы церковный вопрос был решен путем компромисса Представителю гетманского правительства, который присутствовал на соборе, надо было заручиться поддержкой епископов Русской православной церкви, поэтому, поздравляя собор от имени правительства, он заявил, что вопрос об автокефалии не считается главным, важно как можно скорее создать орган высшего церковного руководства существующей церковью на Украине. Поэтому он не настаивал на автокефалии, а поддержал идею автономии украинской церкви, которое было провозглашено на второй сессии Всеукраинского собора. Кроме того, представитель гетманского правительства выступил против отделения церкви от государства.

В решениях собора было записано, что "богослужбовою языке в православной церкви на Украине оставить, как и раньше, церковнославянский". На русском же языке было разрешено пользоваться только после богослужения, проповеди, если этого пожелают прихожане. Значительная часть членов второй сессии Всеукраинского церковного собора опротестовала его решение, заявив, что они не соответствуют национально-демократическим соборным основам церковного строительства, и создала своеобразный организационный центр дальнейшей борьбы за автокефалию - "Кирилл-Мефодієвське братство", которое в сентябре 1918 г. влилось в состав оппозиционного объединения - Украинского национального союза. Создана комиссия в церковных делах, во главе которой был поставлен священник Ю.Жевченко - один из будущих епископов Украинской автокефальной православной церкви, опубликовала резолюцию, в которой потребовала "освобождение украинской церкви от внешней інодержавної, інонаціональної церковной власти патриарха московского и предоставления независимости украинской церкви автокефалии ()".

И лишь после краха гетманщины П.скоропадского появились более широкие возможности для достижения автокефалии. Социально-политическая ориентация правительства Директории, который был образован 14 ноября 1918 г. во главе с С.петлюрой и В.винниченко, на украинскую национальную буржуазию, стремление отмежеваться вич советской России, обусловили его .підтримку курса на образование независимой православной церкви на Украине. Директория стремилась использовать украинскую церковь, то влияние, которое она имела в массах, в своих политических целях. Поэтому не случайно, что сторонники автокефалии получили доступ к политической власти; так, В.М.Чехівський, убежденный сторонник идеи создания украинской православной церкви, стал премьер-министром, а на пост министра вероисповеданий был назначен І.Л.Липа.

Поскольку становление украинской автокефальной православной церкви в то время было затруднено оппозицией со стороны иерархов

Русской православной церкви, то 1 января 1919 г. декретом Директории украинскую церковь была провозглашена автокефальной, то есть такой, которая "в любой подчиненности" от российского патриархата не находится. Этот декрет имел название "Закон о Украинскую автокефальную православную церковь" и в нем, в частности, сказано: "Церковная власть автокефальной церкви с ее всем правительственным составом оплачивается средствами из государственной казны в соответствии штатам, установленным для этого дополнительно.

Украинская автокефальная церковь с ее синодом и духовной иерархией ни в какой зависимости от Всероссийского патриархата не стоит".

Таким образом, сторонники независимой церкви, не сумев добиться ее самостоятельности на Всеукраинском соборе, получили автокефалию из рук Директории; с другой стороны, принятым Законом откровенно провозглашался союз автокефалистов с буржуазной властью, которая принимала их на свое содержание. В то же время сторонники автокефалии православной церкви развернули активную деятельность на территории, где была распространена советская власть. Условия для нее сложились благоприятные в связи с принятием 22 января 1919 г. правительством советской Украины декрета "Об отделении церкви от государства и школы от церкви", который предоставлял равные возможности для существования различных религиозных направлений, в том числе и таких, которые выдвигали идею автокефальной православной церкви.

Однако часть священнослужителей не приняла основные положения новой власти в отношении религии и это неприятие порой приводило к открытому противостоянию органам рабоче-крестьянского государства. Но это не дает права на утверждение, что стремление к национально-церковных реформ всегда было связано с деятельностью контрреволюционных, антисоветских сил. Очень часто сторонники автокефалии руководствовались естественным желанием обновить церковную жизнь на национальном фунте, избавиться наконец от великодержавного гнета церковной верхушки Русской православной церкви. Используя достаточно благоприятную ситуацию, они приняли меры к перевода богослужения на украинский язык, в переводе с церковнославянского языка богослужебных книг, организации украинских православных приходов. Такие религиозные общины возникают сначала в Киеве - в марте 1919 г., в Николаеве, Одессе, Полтаве и других городах - в начале 1920 г. Общины, которые находились в Киеве, вскоре объединились в Всеукраинский союз православных приходов. Для руководства ею 17 апреля 1919 г. был создан специальный орган - Всеукраинскую православную церковную совет (ВПЦР), в состав которой вошли протоиерей В.Липківський, протоиерей Н.Шараївський, священник П.Тарнавський и др.; возглавил ее бывший член Ценфальної совета Н.мороз. Эта организация унаследовала не только название, но и основную цель объединения сторонников автокефалии 1917г.: отделение православной церкви на Украине от Русской православной церкви путем созыва Всеукраинского собора.

Однако новая церковная организация, направленная на достижение автокефалии украинской православной церкви, потерпела преследований и репрессий со стороны деникинцев, которые в течение лета 1919 г. захватили почти всю территорию Украины. Борьбу против автокефалистов в церковной сфере возглавил митрополит Агапит, еще в 1918 г. утвержден патриархом Тихоном на митрополита Киевского и Всеукраинского. С его возвращением в Киев вместе с деникинцами по епархиям было разослано указание осуществить перевод украинских богослужений, церковного переписки на русский язык и поминать на всех службах "Богохраниму Государство Русский, ее Верховного вождя с градоправителями и христолюбиве воинство". Основанные автокефалистами прихода ликвидировались, отбирались храмы, в том числе и храм с в Софии в Киеве.

Поражение деникинщины и падение авторитета иерархов православной церкви автокефалисты использовали для восстановления своих позиций на Правобережной Украине, которая в мае 1920 г. была оккупирована поляками. Уже 5 мая ВПЦР своим постановлением отказалась от власти иерархии Русской православной церкви и во второй раз провозгласила себя высшим органом церковного управления на Украине, хотя, следует отметить, что эта "Рада" состояла из представителей четырех приходов г. Киева. На ее заседании было решено: "Никаких распоряжений епископов, представителей московской духовной власти не выполнять, обращаться только к ВПЦР"; подчеркивалось, что декрет Директории об автокефалии православной церкви на Украине остается в силе. Всех епископов, которые не подчинились автокефалистам, рада объявила такими, которые откололись от украинской церкви.

Однако сторонники автокефалии хорошо осознавали, что их церковь законной в церковном отношении быть не может. Поэтому они начали энергичные поиски иерарха. Еще во времена Центральной рады они обращались с просьбой к патриархов фузинського и константинопольского, чтобы они рукоположили епископов для Украинской автокефальной православной церкви. Первый ничего не отловов. А 4 марта 1920 г. автокефалисты получили официальный отказ от местоблюстителя Константинопольского патриаршего престола митрополита Дорофея.

В фудні 1920 г. представители ВПЦР обращаются с письмом к епископа Русской православной церкви Антонина (Грановсько-го), в котором просят его прибыть в Киев. "Ваше согласие посетить Киева, - говорилось в письме, - и здесь с ВПЦР работать на пользу украинской церкви не только выведет нашу церковь с тяжелой опасности в отношении епископата, потому что вдвоем с архиепископом Парфением вы составите правомочный орган для рукоположения украинских епископов, но и высоко преподнесете нашу церковь, потому что во главе ее в лице Вас и архиепископа Парфения станут найдос-тойніші архиепископы".

Антонин в письме-ответе написал: "...те документы, которые Церковная рада должна была отправить, не очень интересны для большого дела. Мне известно, что председателем церковного совета был архиепископ Алексий Дородніиин. Тоже на своем стуле не усидел... имеет Ли Совет в себе силы предостеречь от судьбы Алексия и Агапита?.. И на чисму стороне больше людей - на стороне ВПЦР или на стороне киевского епископа?"

Совет на это ответила, что деятельность епископов Алексия и Агапита "проводилась в согласии с тогдашней украинской гражданской властью (Центральная рада, гетманщина, Директория). 1 сами они потерпели, когда власть исчезла. ВПЦР современного склада основана в 1919 г. и не является наследницей предыдущей церковной власти (хотя это и не соответствовало действительности), стоит она на фунте отделении церкви от государства и опирается не на ту или иную власть, а лишь на верующий народ... Власть же гражданская, учитывая декрет об отделении церкви от государства в наши дела не вмешивается".

Встретившись с патриархом Тихоном, епископ Антонин узнал, что ВПЦР в г.киеве имеет только четыре прихода и поэтому он заявил совету: "Лучше вам забыть об автокефалии, согласиться на автономию". Оказалось безуспешным и переписки ВПЦР с полтавским архиепископом Парфением. Он сослался на свое слабое здоровье и от предложенной ему чести отказался. Хотя согласился взять под свою опеку несколько приходов на Полтавщине, которые были под влиянием Всеукраинского православного церковного совета, о чем сообщил патриарха Тихона.

Поскольку епископы Русской православной церкви, даже те, которые симпатизировали автокефалистам, отказывались рукоположить на епископов сторонников независимой украинской церкви, а рукоположить собственных активистов без согласия и содействия иерархии автокефалисты также не могли, то каноническое оформления автокефальной церкви на Украине оказалось под угрозой.

В мае 1921 г. ими был созван Киевский епархиальный церковный собор, который стал одним из этапов в плане подготовки Всеукраинского собора. Он призвал ВПЦР добиваться, "шоб приходы были украинизированы, а старорежимный церковное устройство было как можно скорее окончательно ликвидировано". По решению епархиального собора вводилась выборность духовенства, доступ в архиерейский сан был открыт не только лицам из белого духовенства, но и мирянам. Отход от канонов православной церкви объяснялся автокефалистам и необходимостью возродить национальные традиции. Путем этого, бесспорно, достигалась определенная демократизация церкви, что способствовало росту популярности сторонников независимой церкви в народных массах. Но, с другой стороны, этим был создан прецедент для того, чтобы сделать Украинскую автокефальную православную церковь канонической... в обход церковных канонов. Для укрепления своих позиций автокефалисты пытались убедить религиозную общественность Украины в том, что в отличие от "старой московской церкви" какая, мол, "служила не богу, а царь", создаваемая ими церковь "действительно народная", "бідняцька". Вследствие этого отдельные сельские Советы поддерживали автокефалистов, способствовали проведению выборов на церковный собор, а делегатам выдавались удостоверения от вол комнезам и в.

На Киевском епархиальном соборе было принято решение назначить созыва Всеукраинского собора на 14 октября 1921 г. Еще раньше активистами автокефалии было получено разрешение на проведение собора со стороны советских государственных органов. Но реализация принятого решения была для автокефалистов нелегким. Главные трудности для них заключались в том, что они не имели приходов во многих городах и губерниях Украины. А без этого принимать решение от имени всех православных верующих было невозможно. Какой же выход нашла ВПЦР из такого затруднительного положения? Она разослала на места своих уполномоченных с такими удостоверениями (приводим один из оригиналов, датированный 9 августа 1921 г.):

"ВПЦР удостоверяет, что предъявитель священник Семен Лисян-ский является уполномоченным по Екатеринославской губернии по организации отправь на украинском языке, осуществлению соборноправности в церкви и созыву в г.киеве 14 октября 1921 г. Первого Всеукраинского православного церковно-освободительного собора (съезда), разрешение на созыв которого Рада получила от председателя ВЦИК тов.Петровського.

Церковный совет просит органы Советской власти благоприятно относиться к труда уполномоченного, а церковно-религиозных организаций, учреждений и все гражданство помочь ему в чем только будет необходимость".

Как видно из текста, ВПЦР ставила перед уполномоченными двойную задачу: во-первых, "украинизировать" приходы, зачислить их в состав УАПЦ; во-вторых, избрать делегатов на собор. Срок определялся довольно сжатые - 2 месяца. Таким образом, выполнение задания делалось проблематичным. Какой же выход находили уполномоченные ВПЦР? Об этом, в частности, рассказывает в своих воспоминаниях один из активных автокефальных деятелей В.Потієнко: "К собору надо было провести общее собрание для выбора делегатов на собор, - писал он. - А где же те приходы украинские? Нет. А кого выбирать в делегаты? Не знаю.

Однако раз получил такое полномочие, надо было нечто делать Вызвал к себе знакомых учителей-украинцев, чтобы поручить им дело украинизации приходов в их селах. Учителя как учителя, одни сказали, что боятся власти и поэтому не хотят вмешиваться в церковные дела; вторые сказали, что не хотят портить хороших отношений с местным священником; третьи не надеялись на свои силы и на свой авторитет в селе, чтобы сделать; четвертые заявили, что они вообще безбожники. Церковь, хоть бы какая она была, их не интересует".

Таким образом, автокефалисты вопреки декрета об отделении церкви от государства пытались привлечь к строительству своей религиозной организации государственных служащих. Да и с точки зрения церковных канонов светские люди не имели права вмешиваться в дела религиозной общины, в частности "украинизировать" ее.

Во многих селах были проведены общие собрания и избраны делегаты. Но сказать, что каждый делегат представлял ту или иную реально существующую приход УАПЦ, нет оснований. Собор в основном представлял членов Всеукраинской православной совета и его уполномоченных.

Следует отметить, что епископат Русской православной церкви всячески пытался нейтрализовать деятельность автокефалистов, восстановить церковное единство. Этой цели должны были послужить такие меры патриарха Тихона, как назначение экзарха на Украину, патриарший разрешение на украинизацию проповеди на местах, перевод богослужебных книг на русский язык. Но и они не смогли предотвратить конфронтации церковных лагерей.

Еще до созыва собора автокефальной церкви Синод православной церкви на Украине 25 февраля 1921 г. издал указ о лишении сана инициаторов автокефального движения протоиереев В.Л ип-родительской, Н.Шараївського и других священников, а также о том, чтобы ВПЦР и все украинские приходские общины прекратили свое существование. На основании этого указа управляющий Киевской епархией епископ Назарий лишил сана всех священников украинских автокефальных приходов. Но все это лишь подлило масла в огонь внутріцерковної борьбы на Украине.

При таких условиях 14 октября 1921 г. в храме св . софии в Киеве начал свою работу Всеукраинский православный церковный собор. Он собрал около 500 представителей духовенства и мирян, в том числе 150 от Киевщины. На собор были также приглашены экзарх Украины митрополит Михаил и все православные епископы. Но поскольку собор созывался вопреки постановлениям Всеукраинского православного собора 1918 г., на котором взяли верх сторонники патриарха Тихона, и без согласования с высшей церковной властью, то никто из украинских епископов не согласился участвовать в нем. Правда, митрополит Михаил хотя и прибыл на собор, заявил, что эти сборы мирян и духовенства он по собор не признает и просьбы участников этого съезда поставить им епископа удовлетворить не может. Митрополита насильно задержали на соборе после такого заявления, долго просили и требовали, но решения своего не изменил.

Бывший Киевский митрополит Антоний по поводу спорной тактики автокефалистов относительно епископата писал заместителю председателя ВПЦР Н.Шараївському: "Только-но дома я пробежал глазами документ, показалось, что вы делаете не как люди с очкурами, как безштанні дети. То вы на патриарха с кулаками, то вы протягиваете руки к нему за благословением и хотите, чтобы патриарх, который вам не надо, дал мне некое полномочии. Вас после этого надо спросить: чего же вы хотите? Вас не поймать и в ступе?".

Однако, автокефалисты хорошо знали, чего они хотели. Унаследовав название автокефалістського органа 1917 г.. Всеукраинская православная церковная совет нового состава ставила ту же цель, что и при Директории: отделение православной церкви на Украине от Русской православной церкви, использовав для этого Всеукраинский собор. Оказавшись при советской власти наравне с другими религиозными и церковными течениями, автокефалисты Шли на полный разрыв с православной иерархией, на разрыв с Русской православной церковью.

Председательствующий на Всеукраинском православном церковном соборе В.чехивский, бывший председатель совета министров Директории, который в свое время подписал Закон о создании УАПЦ, в своем выступлении призвал освободиться от зависимости московской церкви, потому что она ведет русифікаторську пропаганду. В выступлениях отдельных делегатов создание отдельной православной церкви на Украине на принципах, предложенных ВПЦР оценивалось как "революционный переворот в церковных делах".

Первым вопросом деловой части собора было его правно-каноническое определение. С докладом выступил лишен духовного сана бывший протоиерей В.Липківський. Канонических прав собор, конечно, не имел, хотя бы потому, что на нем отсутствовали епископы. Но докладчик выдвинул такой аргумент: "В составе всех представителей собора раздается голос всей украинской церкви". Хотя это было не совсем так, потому что УАПЦ на то время имела за собой менее десяти процентов украинских православных приходов. Далее В.Липківський утверждал, что собор собрался во имя Христово, следовательно, здесь присутствует Христос. Но из евангелия известно, что Христос не признавал разграничения верующих христиан по национальным признакам, тогда как автокефалисты требовали, чтобы во главе церкви и религиозных общин были исключительно украинцы. Наконец, докладчик заверил, что "украинской церковью руководит дух святой", а потому собор "имеет все основания, чтобы быть вполне каноническим". Делегаты согласились с такой аргументацией (а больше им ничего и не оставалось) и перешли к рассмотрению главного вопроса - создание иерархии Украинской автокефальной православной церкви. Следует в этой связи отметить, что единства в этом вопросе среди автокефалистов не было. Часть собора не оставляла надежд на то, что "иерархию можно будет создать от законно поставленных епископов". Но подавляющее большинство делегатов выступала за создание иерархии без участия епископата. Отход от церковной традиции в данном случае объяснялся тем, что епископы Русской православной церкви поддерживали деникинцев и поэтому не имели благодати божьей. Дополнительным аргументом в пользу отступления от канонов было и то, что практика первых веков христианства знала хиротонию не только епископскую, но и пресвитерскую. Учитывая это съезд автокефального духовенства и мирян 23 октября 1921 г. в Со-фієвському соборе провел коллективный процесс хиротонии, когда его делегаты возложением рук на голову друг другу, в конце концов на голову тому, кого рукополагали, "передали ему благодать духа святого". Так собор хіронізував руками всех присутствующих пресвитеров Василия Липкивского - одного из основателей движения за автокефалии церкви на Украине - на первого епископа УАПЦ и митрополита Киевского и всея Украины. Затем был рукоположен на епископов Н.Шараївського (он стал заместителем митрополита), І.Теолоровича, О.Ярешенка, Ю. Махновского и С.Ор-лика. Так было положено начало иерархии Украинской автокефальной православной церкви, которая получила в народе название "са-мосвятів" и "липківців". Нарушения со стороны автокефалистов традиции архиерейского рукоположение резко критиковалось служителями культа и верующих других церквей, и в первую очередь, Русской православной.

Всеукраинский православный церковный собор 1921 г. признал акт 1686 г. о сдаче украинской церкви под руководство Московскому патриарху недействительным и аморальным. Также были признаны недействительными постановления Московского (1917 г.) и Киевского (1918 г.) соборов, как таких, что "заботились о осуществления господства над церковью епископата, орган, задержавший доли папсько-царской власти" (Человек и мир. - 1990. - №5. - С.21). Собор одобрил автокефалии украинской православной иер-кви и ее аполитичность, принял употребление живого русского языка в богослужениях, провозгласил соборность УАПЦ. Собор утвердил каноны новой церкви. В этом документе было принято '- стойко держать православную христианскую веру, утверджену на семи Вселенских соборах, что ее приняли наши предки по с у Владимира". Признаны целесообразными и "единственно возможными" для своего времени правила церковного строя, установленные Вселенскими и По-местными соборами, указано на то, что "требования жизни церкви могут... исключить их из употребления". Поэтому "єпископсько-самодержавный строй церкви, образовавшийся под влиянием... государственно-монархического строя... должен быть заменен устройством иер-ковно-соборноправним", а собор из одних епископов должен быть заменен соборами из представителей от всей православного люда. Была выдвинута идея о создании "Всемирной единой соборной апостольской православной христианской церкви", которой "никакого підлягання церкви отдельного народа церкви второго народа быть не должно".

Всеукраинский собор призвал прихода восстанавливать все органы жизнь церкви первых веков христианства. Так, монастыри имели реформироваться в направлении первобытных религиозно-трудовых общин, которые будут входить как отдельные братства в состав тех приходов, в пределах которых они находятся. Было предложено изменить старый устав, приспособить его ближе к жизни в направлении образовательно-религиозного трудового усовершенствования. Также был признан за необходим основательный пересмотр обрядов и церковных служб, указано, что "происхождение и семейное положение не может быть препятствием для вступления всех ступеней духовного сана, к епископского включительно", что "в деле вступления епископского сана монахи не должны иметь никаких привилегий" (Человек и мир. - 1990, № 5. С.22). Священникам УАПЦ разрешалось носить гражданскую одежду во внеслужебное время, а также стричь волосы.

Собор направил письмо правительству УССР, в котором выражал благодарность за принятие закона об отделении церкви от государства, оценивая его как гарант обеспечения свободы совести на Украине. На нем также было принято обращение к верующим, в котором, в частности, говорилось: "Совместите все вы во вы-шим духовным руководством Всеукраинского православного собора, слушайте и выполняйте постановления узаконенной собором православной церковной совета, организуйте службы божьих служб в своих храмах на родном языке лучше, крепко держите в своих руках церковную дело и в своих молитвах на божьих службах поминайте избранника собора всечесного отца нашего архиепископа Василия, митрополита Киевского и всея Украины".

Провозглашение Украинской автокефальной православной церкви, с одной стороны, вызвало сильное противодействие традиционалист-ского направления в Русской православной церкви, но с другой - получило поддержку обновленського крылья РПЦ, что рассматривало УАПЦ как родственную течение. На Поместном соборе РПЦ 1923 г., каким был подготовлен обновлением в Москве, было признано автокефалии православной церкви на Украине. В ответ на решение собора экзарх Украины митрополит Киевский Михаил обратился с обращением к православного населения, в котором призвал не поддаваться омане автокефалистов, не признавать постановлений "их неканонического собора", "не идти по хулителями нашей веры и розорителями церкви Божьей".

После собора УАПЦ 1921 г. активно проходит процесс образования церковных структур, в первую очередь на территории современных Винницкой, Днепропетровской, Киевской, Кировоградской, Полтавской, Сумской, Черкасской, Черниговской, Харьковской, Хмельницкой областей. Среди членов городских приходов были ремесленники, мелкие торговцы, представители интеллигенции, рабочие. Основную массу сельских прихожан составляло трудовое крестьянство, которое привело в автокефалию желание "слушать службу Божью и молиться на родном языке". Верующим импонировало также и то, что УАПЦ, как заявляло руководство, действует в согласии с органами советской власти. 2 сентября 1923 г. о своей поддержке власти Советов заявило руководство Украинской автокефальной православной церкви на встрече с председателем СНК УССР Х.Г.Раковеьким.

Украинская автокефальная православная церковь росла главным образом за счет верующих Русской православной церкви, а частично религиозных сектантов. Типичной была ситуация, когда церковный совет склоняла прихожан к изменению богослужебного языка и украинизации церковной жизни и, наконец, к автокефалии - присоединение к УАПЦ. При изменении церковной организации, как свидетельствуют источники, между религиозными конфессиями нередко возникали конфликты, которые порой перерастали в настоящие драки за право пользоваться церковными постройками, некоторые заканчивались трагически для обеих сторон. В целом "украинизация церкви, - как писал В.Потієнко, - после собора шла быстро и разными путями. Митрополиту и епископам часто трудно было вовремя удовлетворять требования того движения, потому что не хватало священников". Дело в том, что из старых священников к УАПЦ ушло немного. Поэтому было организовано ускоренную массовую подготовку собственного духовенства. При ВПЦР постоянно действовала комиссия, которая проводила испытания для тех, кто хотел стать священником. Главные условия на экзаменах: чтобы был украинец, признавал решение собора 1921 г., знал украинский язык и несколько молитв. Кроме того, действовали пастырские курсы, которые подготовили более 200 священников.

Значительную часть кадров автокефального духовенства составляли отдельные учителя, которых не удовлетворяли порядки в советской школе, кооператоры, что не желали работать в советской кооперации, интеллигенция различной образования и интеллекта, бывшие военные царской, а затем украинской армии, а также работники государственного аппарата во времена УНР. "Злая ирония судьбы, - писал о эти кадры УАПЦ В.Потієнко, - примістила их жить в підрадянських умо-винах, не восприняли они советского режима, как и этот режим не воспринял их. И они нашли для себя выход - пошли к украинской церкви священниками. Много задора, экспрессии, настойчивости, непримиримости вкладывали они в свою церковную труд и борьбу, но не всегда помнили, что они являются прежде всего священнослужители".

Следует отметить, что украинизация православной церкви проходила иногда очень медленно, встречая сопротивление как со стороны "старорежимных" украинских священников, так и со стороны верующих. Во взаимоотношения автокефалистов и местных православных священников время вынуждены были вмешиваться государственные органы. Так, Прилуцкий окрвиконком 22 мая 1929 г. издал такое распоряжение:

"На основании распоряжения губліквідкому от 24 апреля за № 79/3317 разъезды украинских автокефальных епископов в чужие приходы недопустимы, а также недопустим самовольный захват автокефалистами молитвенных сооружений". Райисполкомам было предписано привлекать к уголовной ответственности лиц, которые нарушают это распоряжение.

Об сопротивление, которое оказывали автокефалистам верующие, свидетельствует, в частности, отчет члена епископской совета УАПЦ К.Ботвиненка. В начале мая 1922 г. его отправили в м.Носівку (на Черниговщине) "для совершения примерной службы Божьей на родном украинском языке". "Все присутствующие люди, - докладывал он, - встретили меня враждебно... поднялся бабий крик, гам, угрозы: "Мы не просили вас сюда ехать. У нас есть свой батюшка. Нам не надо вас!.. С обзором на мир христов мы, украинцы, согласились передать ключи от храма святой Троицы (который считался автокефальным) москвинцям..." Из других местностей поступали аналогичные сообщения.

Итак, конфронтация между автокефалистами и "тихонівцями" разгорелась. Все это, конечно, не способствовало стабилизации обстановки на Украине после гражданской войны и иностранной военной интервенции, а наоборот, усугубляло ЕЕ.

Наибольшего влияния и распространения украинская автокефальная православная церковь вступает в середине 20-х годов, когда приходов этой церкви стало 1250-1300. Районами наибольшего влияния УАПЦ были Киевщина, Волынь, Подолье, Полтавщина. Миссионерская работа проводилась также на территории Западной Украины, Молдавии, Казахстана и даже за рубежом, где проживали украинцы. Общая численность прихожан УАПЦ достигала 10 миллионов (Человек и мир. - 1990. № 5. С.22). Но в середине 20-х годов количество сторонников Украинской автокефальной православной церкви сократилась, впоследствии началось некоторое сужение влияния автокефалистов. С 1 января по 1 июля 1925 г., по данным административного отдела НКВД, автокефалисты потеряли 23 общины, в 1927 г. в республике действовало 1217 приходов УАПЦ, тогда как главный конкурент автокефалистов на Украине - Русская православная церковь после длительного кризиса хранила 4923 религиозные общины (Отчизна. - 1989. №2. С.172.).

Автокефальное движение на Украине уже в начале 20-х годов пошел разными путями. В настоящее время в Русской православной церкви сформировался обновленческое движение, который получил распространение также и на Украине. Следует сказать, что одна из основных групп обновленцев - "Живая церковь" - на территории Украины существовала еще с 3 февраля 1920 г. Она имела целью создания условий для богослужения на родном языке, введение нового устройства церкви в духе первоначального христианства. Предполагалось также основания школ и курсов для подготовки священнослужителей и членов причта, специалистов по переводу религиозной литературы на русском языке. Представители этого направления обновленства планировали издавать периодику, организовывать необходимые обществу предприятия (свечного завода, магазина, церковные лавки), широко практиковать чтения лекций и рефератов на религиозные темы, устраивать спектакли и концерты.

В октябре 1923 г. украинские сторонники обновления на своем Поместном соборе в Харькове провозгласили создание собственной, независимой от патриаршей, церковной организации, которая назвала себя Украинской православной автокефальной церковью (УПАЦ). Ее возглавил митрополит всея Украины Пимен (Пегов).

В начале 1925 г. новая церковь насчитывала 1497 приходов и 920 880 верующих, а в мае 1927 количество религиозных общин этой церкви составляла 2235. Синод УПАЦ издавал журнал "Украинский православный благовестник", календари, другую литературу. Эта церковь привлекала к себе верующих лояльным отношением к советской власти, демократическими реформами внут-рішньоцерковного жизни (например, правом свободного выбора языка богослужений), каноничностью своей иерархии. Некоторые позиции УПАЦ совпадали с ориентацией УАПЦ, но попытки слияния них церквей не имели успеха. УАПЦ требовала покаяние и отречение от ереси, УПАЦ - признание своих канонов, в том числе и соборного рукоположение епископов. К середине 40-х годов Украинская православная автокефальная церковь самоликвидировалась.

Еще одна автокефальная православная церковная организация - Украинская православная церковь (УПЦ) - оформилась в июне 1925 г. на сессии Собора православных епископов Украины в Лубнах. Через два года она объединяла 418 приходов. УПЦ лояльно относилась ло органов государственной власти, выступала за введение родного языка в церковно-богослужебный жизни, постепенное, но неуклонное осуществление украинизации. Организация церковной жизни УПЦ предусматривала выборность актива церкви из мирян. Однако избранные представители мирян подчинялись духовному лицу, духовенство же не был выборным. В отличие от автокефалистов и обновленцев в этой церкви не было введено никаких существенных изменений в церковной практике и обрядности.

Автокефальный, обновленческое и другие расколы в Русской православной церкви стимулировали ее переход на позиции лояльного отношения к советской власти. Убедившись в том, что борьба против нее бесперспективное и ведет к потере верующих, патриарх Тихон призвал духовенство и верующих стать на позиции лояльного отношения ло государства. Изменение политической ориентации РПЦ, возникновения УПАЦ, УПЦ практически заблокировали дальнейший отток верующих к УАПЦ. Даже количество приходов, начиная с 1924 г., начала уменьшаться (в 1924 г. насчитывалось 1080 приходов, в 1926 г. - 1040, в 1927 г. - 1030, в 1929 г. - около 200 приходов). От УАПЦ начали отходить не только тысячи верующих, но и священники и даже епископы.

На этот процесс повлияло и то, что с начала 20-х годов, несмотря на то, что руководство Украинской автокефальной православной церкви заявил о свое лояльное отношение к советской власти, схвалювало декрет об отделении церкви от государства, начинаются преследования органами НКВД УССР руководства УАПЦ, в первую очередь митрополита Василия Липкивского и благовестника УАПЦ В.чехивского. Бестактные в отношении к советской власти выступления представителей автокефального православного духовенства, с одной стороны, и уход руководства большевистской партии и советского правительства от провозглашенных принципов свободы совести, с другой, начиная со второй половины 20-х годов, поставили УАПЦ, как и другие религиозные организации, в довольно затруднительное становише, которое все более ухудшалось.

Перед партийными активами, "Союза воинствующих безбожников" ставятся задачи "больше, рішучіш бороться с религией", выдвигается даже лозунг "Борьба против религии - борьба за социализм". Всеукраинское совещание агитационно-пропагандистских работников, состоявшейся в апреле 1925 г., напомнив о требовании XIII съезда партии (1924 г.) воздерживаться "от административных средств борьбы с религией", поставила требование "обнаружить контрреволюционную работу церковных организаций".

Практика местных партийных и советских органов зачастую расходилась с постановлениями партии и принципами декрета о свободе совести. На это в значительной степени влияли упрощенные представления многих коммунистов, ответственных работников о реальных причинах сохранения церкви и пути преодоления религиозности в условиях социалистического строительства. Упрощенно трактовалось и возникновения автокефальной церкви. Все чаще оно оценивалось как следствие политической деятельности остатков разгромленных буржуазно-националистических сил. Эта точка зрения усиливалась тем, что среди автокефалистов и их руководителей были и бывшие руководители и члены националистических партий, сторонники и деятели Директории, значительная прослойка интеллигенции, чья религиозность для многих казалась весьма сомнительной. Значительная часть вчерашних откровенных врагов советской власти обратилась к церкви, именно с ней связывая свои надежды на реставрацию старых порядков. Но реставраторские иллюзии отходили в прошлое с укреплением советской власти, что сказалось и на такой своеобразной категории интеллигенции, как духовенство. Свидетельством этого может быть заявление архиепископа УАПЦ Иоанна Теодоровичау сделанное им в беседе с полпредом СССР в Великобритании Х.Г.Ра-ковським в 1924 г., в которой он, в частности, отмечал, что "симпатии автокефальной церкви, как огромного большинства украинской интеллигенции, на стороне советской власти... Навсегда покончено с иллюзиями украинской интеллигенции о существовании другого, кроме советской". Если в этом заявлении даже и было некоторое преувеличение, то историческую тенденцию она отражает точно.

Однако эти тенденции не учитывались в работе государственных органов, не использовались для нормализации их отношений с религиозными конфессиями. Наоборот, усилились тенденции к регламентации всех сторон церковной жизни, прежде всего жизнь украинской автокефальной церкви. Декрет 1919 г. об отделении церкви от государства начал обрастать многочисленными постановлениями, инструкциями, которые затрудняли деятельность религиозных общин. Вокруг автокефальной церкви и ее прихожан создавалась атмосфера подозрений и недоброжелательности.

Условия существования УАПЦ осложнились с апреля 1925, p. когда партийную организацию В PCP возглавил Л.М.Каганович. По его указаниям вводилась жестокая регламентация деятельности религиозных организаций и служителей культа, ограничивались права и свободы верующих. Непримиримость к инакомыслию, которая утверждалась в обществе, вращалась грубыми нарушениями принципов декрета о свободе совести. Распространенной стала практика закрытия в административном порядке церквей, которое прикрывалось будто желанию населения передать их под театры, клубы, школы и т.д. Священники, как социально-враждебные элементы, нередко подлежали выселению.

Особенно эта линия сказалась на судьбе Украинской автокефальной православной церкви. Стремление ее членов доказать лояльность рассматривался как политические козни. В частности, попытку руководства ВПЦР добиться в 1925 г. встречи с Кагановичем для нормализации церковно-государственных взаимоотношений было расценено как попытка навязать переговоры об особом статусе УАП Ц на Украине. В приеме было отказано еще и потому, что, как известно, Каганович рассматривал автокефальную церковь как буржуазно-националистическую организацию.

Рост недоверия со стороны государства усиливало внутреннюю борьбу в самой автокефальной церкви. Так, в 1925 г. группа автокефалистов во главе с Белоцерковским епископом УАПЦ В.Бржос-невским, протоиереем Янушівським и епископом П.Терневським заявляет о разрыве с руководством Украинской автокефальной православной церкви и создает самостоятельную "Деятельно-церковь Христову" (ДХЦ), которая просуществовала до 1929, p. когда воссоединилась с УАПЦ. В 1926 г. о своем выходе из-под влияния ВПЦР заявляет также духовенство Тульчинской округа во главе с епископом M. Пи-воваровим. Эти события стали одной из причин созыва в сентябре 1926 г. совещания представителей автокефальной церкви, которая была вынуждена констатировать "бестактные и нелояльные, антисоветского содержания поступки президиума ВПЦР".

Еще в октябре 1925 г. на съезде "Деятельно-Христовой церкви" была осуществлена попытка отмежеваться от "липківців" и перебрать церковную власть над УАПЦ в свои руки. В конце съезд принял обращение к правительству В PCP от 21 октября 1925 г. следующего содержания: "Деятельно-Христова церковь приветствует в Вашем лице сельско-рабочий правительство Украины за предоставление права верующей людности свободного упорядочение своего церковно-религиозной жизни и просит принять искренние заверения в том, что УАП Церковь в лице Братства и его исполнительного органа ВПЦ Рады, что выбранная этим съездом 20.Х.І925 г. и в текущий момент является единственным правомочным (управляющим органом в украинской церкви, будет стремиться к осуществлению социальной правды на Украине, заповіданої Христом".

Но такая позиция не устраивала "липківців", и они начали обвинять руководство ДХЦ в том, что оно будто действует по указаниям Государственного политического управления (ДЛУ). Уже на третий день после отправки приведенного обращение, 23 октября 1925, p. митрополит В.Липківський обратился к своим сторонникам с письмом, в котором писал: "С болью в сердце и слезами сожаления извещаю вас, что из-среди нас вышли лютые враги нашей церкви, что соединились в т. наз. Братство "Деятельная Христова церковь" и ни перед чем не останавливаются, чтобы развалить, разложить нашу УАП Церковь и клеветой пятнать и других работников". Вопрос о ДХЦ специально обсуждался на так называемых больших покровских собрании липківської ВПЦР 1926 г. Было принято постановление, в котором отмечалось, что существование "Братства ДХЦ в современных условиях не нужно", и поэтому предлагалось объединиться с УАПЦ, что и произошло, как мы уже отмечали, в 1929 г. Но на этих собраниях встал еще одно, очень острый вопрос - об отношении В.Л ипківського и его последователей к существующей власти. Как мы помним, именно то, что часть священнослужителей занималась политической деятельностью, в значительной степени повлияло на обострение конфликта между автокефальной церковью и соответствующими государственными органами. Осложнения взаимоотношений между церковью и государством негативно отражалось и на внутреннем состоянии УАПЦ. "Большие никольских собрание" ВПЦР, что происходили в мае 1927, p. констатировали рост внутріцер-ісовної кризиса, обострения борьбы за власть в церкви между митрополитом В. Липковским и епископами, а также упадок нравственности среди автокефального духовенства.

Внутреннее положение УАПЦ все осложнялось и по вине ее руководства, и с внешних причин. Набирала силу сталинская, установка на административно-репрессивные средства борьбы с религией. "Союз воинствующих безбожников" провозгласила антирелигиозную борьбу одним из важнейших участков классовой борьбы.

Иногда утверждают, что искажения в государственно-церковной политике на местах были допущены вследствие неправильного толкования указаний центра. Но это не совсем так. В І927 г. было введено Уголовный кодекс УССР в новой редакции, который содержал ряд статей, которые сужали сферу деятельности религиозных обществ. В 1928 г. был введен в действие Административный кодекс УССР, одним из разделов которого были "Правила о культах". С их принятием декрет правительства республики о свободе совести утратил силу.

На рубеже 20-30-х гг., в условиях резкого изменения политической обстановки в стране, отношение к Украинской автокефальной православной церкви со стороны государственных органов стало невыносимым. Слова "кулак" и "поп", "автокефаліст" и "петлюровец" воспринимались как синонимы. В этих условиях ВПЦР, чтобы спасти церковь, делает шаги по нормализации отношений с правительством Украины. На специальном заседании президиума церковного совета, которое состоялось в августе 1927 г., отмечалось: "Современное состояние жизни УАЛЦ накануне II Всеукраинского собора требует консолидации высших управляющих органов церкви - Президиума ВПЦР и митрополита церкви; на пути к такой консолидации и согласной труда их стоит нез'ясованість и неунормованість взаимоотношений между митрополитом и представителями правительства УССР".

В октябре 1927 г. состоялся II Всеукраинский православный собор УАПЦ, на котором были рассмотрены вопросы о "современный состояние религии вообще и христианства в частности в мировом жизни" (докладчик В.чехивский), о всемирную конференцию в Лозанне, старокатолицьку церковь и возможность налаживания связей с ней и др. Были также рассмотрены обвинения со стороны представителей власти на адрес ВПЦР и, в частности митрополита ВЛипків-ского, в контрреволюційності. Последнего обвиняли в том, что вроде бы в разговоре с бывшим председателем ВПЦР В Потієнком он оценил состояние советской власти как таковой, что она сможет удержаться не более 2-3 недель; ему інспірувалася участие в нелегальном собрании; то, что с согласия митрополита представителями УАПЦ велись переговоры с тихонівцями и др. Несмотря на то, что на соборе было доказано безосновательность этих обвинений, представители адмінорганів поставили требование переизбрать митрополита.

В разговоре с представителями собора на вопрос: "Если бы церковь на соборе оставила митрополита Липкивского нз дальше митрополичье служение, какие бы последствия были для самого митрополита?" - представитель адмінорганів ответил: "Полное следствие и жесточайшие репресійні меры". А на вопрос, какие последствия это имело бы для церкви? - сказал: "В церкви было бы отношение как к антисоветской организации; устав было бы аннулировано" (Человек и мир. - 1990. № 5. С.9). Под этим административным давлением собор вынужден был устранить в . липкивский и выбрать митрополитом М.Борецького. Но эти решения собора уже не могли спасти Украинскую автокефальную православную церковь от гибели. В 1929-1930 гг. органами ГПУ было сфабриковано дело "Союза освобождения Украины". "Приходилось", в частности, что автокефальная церковь была одним из звеньев антисоветского подполья, связанного с эмигрантскими буржуазно-националистическими кругами, которые ставили целью свержения советской власти на Украине.

Журнал "Большевик Украины" по этому поводу писал, что основой организации и формирования кулацьких сил была специально создана для этого Украинская автокефальная православная церковь". Далее сообщалось, что руководящее ядро церкви составляли 46 бывших офицеров царской армии, 22 деникинца, 214 петлюровцев, 17 жандармов и др. "Такие кадры, - писал журнал, - возглавляемой СВУ массовой агитационной и военно-боевой организации - УАПЦ" (Большевик Украины. - 1930. №8. С.20). Следствием такой политики государственных органов по отношению к автокефальной церкви стали аресты, проведенные среди духовенства этой церкви и активистов автокефального движения. На скамье подсудимых оказались В.чехивский, М.Чехівський, В.Дурдуківський, К.Товкач и др. С помощью шантажа и пыток следователям удалось добиться у подсудимых "признание" своей вины и заставить их действовать по сценарию организаторов судебного процесса.

Многие верующие искренне восприняли сообщение о "Союз освобождения Украины"; духовенство автокефальной церкви, в том числе и верхушка УАПЦ, было деморализовано. При таких обстоятельствах, боясь усиления репрессий и, вероятно, по требованию органов НКВД, руководство Украинской автокефальной православной церкви пошло на крайний шаг. 28-29 января 1930 г. в Киеве созывается Чрезвычайное православный церковный собор, в работе которого принимали участие члены ВПЦР весь епископат во главе с митрополитом М. Борецким, многочисленное духовенство. На соборе стоял один вопрос - о существовании автокефальной церкви. Решение было принято единогласно: "Чрезвычайный собор должен признать, что УАПЦ, как это теперь окончательно выяснилось, в течение своего 10-летнего существования, была явно антисоветской контрреволюционной организацией. Поэтому чрезвычайный собор, категорически осуждая всех, кто привел к превращению церкви на контрреволюционную антисоветскую организацию, признает дальнейшее существование УАП Ц нецелесообразным и считает ее за ликвидированную". В феврале 1930 г. о прекращении своей деятельности сообщила ВПЦР.

В декабре 1930 г. митрополит І.Павиловський написал письмо архиепископа І.Теодоровича в США, в котором подтвердил факт самоликвидации Украинской автокефальной православной церкви.

В 1989 г. в УССР работала специальная правительственная комиссия, которая проверила документы "процесса СВУ" и пришла к выводу, что, во-первых, СВУ на Украине как таковой, не существовало и, во-вторых, обвиняемые лица (В.Єфремов, В.чехивский и многое др.) приписываемые им преступления не совершали. И все же, как тогда писала республиканская газета "Советская Украина" в статье "Преступление, которого не было" (напечатана в нескольких номерах в сентябре 1989 г.), "Украинская автокефальная православная церковь своей нецерковной политической деятельностью вызвала большой вред советской власти".

После Чрезвычайного собора начались массовые закрытия приходов УАПЦ с налепливанием на них зловещих ярлыков "контрреволюционных националистических религиозных объединений". К концу 1930 г. они еще существовали в Киеве, Харькове, Днепропетровске, Полтаве, Умани и в др. местах (всего около 300 приходов и десять епископов).

В годы коллективизации на религию и церковь в Украине, как и во всем Советском Союзе, свалилась новая волна репрессий. ЦИК и СНК СССР в феврале 1930 г. приняли специальное постановление "О борьбе с контрреволюционными элементами в руководящих органах религиозных объединений", в которой, в частности, говорилось что она принята: "С целью борьбы с попыткой враждебных Советской власти элементов использовать религиозные объединения как опорные пункты для ведения контрреволюционной работы".

Правительствам союзных республик было предложено немедленно поручить органам, которые осуществляют регистрацию религиозных объединений, пересмотреть состав руководящих органов этих объединений с целью исключения из них " ... кулаков, лишенців и других враждебных советской власти лиц". И.в.сталин одной из главных задач антирелигиозной пропаганды считал "довести до конца дело ликвидации реакционного духовенства". Одной из жертв этой политики и стала Украинская автокефальная православная церковь, которая в 1936 г. уже практически не имела ни одного своего объединения. И в этом отношении следует согласиться с выводом, который сделали Ф.Турченко и О.ігнатуша, что УАПЦ стала одной из первых жертв административно-командной системы, которая в конце 20-х годов начала утверждаться в нашей стране (Отчизна. - 1989. №12. С.175).

УАПЦ в эмиграции до недавнего времени находилась в кризисном состоянии. Один из наиболее характерных его проявлений - нехватка священников. "Это просто катастрофическая нехватка подготовленного духовенства, - жаловался журнал "Украинское православное слово", - не даем детей и внуков наших на службу богу и его святой церкви. Дух материализма напиталось нашу общественность в Америке значительно больше, чем другие этнографические группы. Без кандидатов в духовный сан наша церковь пропадет". Это писалось в 1983 г. Через пять лет положение в целом не изменилось. Так, в послании епископата УАПЦ "О юбилейный год" (в связи с 1000-літгям крещения Руси) снова читаем: "Брак духовенства - наша хроническая проблема, для которой никто не видит развязки".

Учитывая специфику современного функционирования православной автокефалии на территории нашей страны, Собор принял решение широкого круга проблем, связанных с ее внутренней жизнью. Так, был принят Устав УАПЦ, обработано программу восстановления деятельности духовных учебных заведений и монастырей, расширение издательской деятельности и активного использования средств массовой информации для пропаганды идей Украинской автокефальной православной церкви. Устав, одобренный на церковном Соборе, имеет целью выработать в будущем стройную церковную структуру и выполнен с учетом исторического опыта существующих православных церквей. В то же время анализ Устава указывает на его генетическую связь с аналогичными документами УАПЦ, что были приняты в 20-е годы.

На Соборе продолжена работа по формированию иерархии Украинской автокефальной православной церкви. Был избран патриарха Киевского и всей Украины: им стал митрополит Мстислав (Скрыпник), - руководитель УАПЦ в США, что носит титул митрополита Киевского. Местоблюстителем патриаршего престола и митрополитом Львовским и Галицким избран архиепископа Иоанна. В связи с этим на церковном форуме были признаны безосновательными решение Священного Синода Русской православной церкви, что наложил дискриминационные взыскания на своего бывшего епископа.

В июне 1992 г. в Киеве состоялся Объединительный собор, на котором представители от той ветви Украинской православной церкви, которая поддержала линию митрополита Филарета (Денисенко) на полную кононічність, независимость (автокефалию) управляемой ныне УПЦ, а также от УАПЦ создали Украинскую православную церковь - Киевский Патриархат. Однако решение этого собора не нашли поддержки среди части клира и мирян УАПЦ. Они не вошли в объединенную церковь. После смерти главы УАПЦ пошлин-рополіта Мстислава (Скрыпника), в сентябре 1994 году, на соборе

УАПЦ выбрали протопресвитера Владимира Ярему, который принял имя Дмитрия. Общины УАПЦ действуют в основном в Западных областях Украины. Всего их около 1200.



Назад