Электронная онлайн библиотека

 
 Религиоведение

Эволюция и становления греко-католической церкви в Галичине


В 988 г., уже после того, как князь Владимир принял христианство византийской православной церкви и готовил крещения Руси за этим обрядом, папа римский, под предлогом передачи князю мощей из Рима, снова направил послов с поручением склонить его к католицизму. Однако послам и на этот раз не удалось выполнить свою миссию.

Среди части правого крыла римской курии распространено такое понимание процесса христианизации Руси: Русь крестили католические миссионеры, российские епископы постоянно добивались и добились-таки милостью папства унии с Римом. Однако эту концепцию унии, внедренную на Украине, трудно согласовать с логикой истории. Ведь известно, что не русские епископы стремились к объединению с католицизмом, а, наоборот, папская курия в течение веков настоятельно прилагала усилия к тому, чтобы "привлечь восток", то есть убрать в себя православие. Уже после разделения церквей в 1054 г. один из его главных виновников кардинал Гумберт сразу же уехал из Константинополя в Киев, чтобы обратить княжеский двор на пользу Рима. Это была первая попытка навязать унию, но она была безуспешна.

Уже тогда Русь, которая граничила с государствами, которые подвергались воздействию со стороны Рима, привлекала пристальное внимание римской курии. Отделившись от православного востока, Рим стремился распространить свою власть на все христианские народы и подчинить их своей власти. В 1204 г. папа Иннокентий III через своих послов предложил галицко-волынскому князю Роману Мстиславовичу принять католичество, обещая за помощью "меча Петрова" утвердить князя королем всей Руси. Князь отклонил предложение союза (унии), но его преждевременная смерть позволила попытки насильственного насаждения этой, по словам униатского церковного историка м . чубатого, "первой церковной унии". Галич захватил венгерский король Андрей II и начал принуждать население где принятия-католической веры, "чтобы взятых таким образом в тиски галичан, держать в верности своему королю и в повиновении и присяге римской церкви" (Правда об унии. Документы и материалы. - Львов, 1968, с.20), - так писал он в письме к папе римскому. Андрей II, требуя в 1214 г. в Иннокентия III королевскую корону Галичины для своего пятилетнего сына, уверял папу, что этого хотят вельможи и народ покоренной им страны, которые будто желают объединиться с Римской церковью. Однако упомянутый ними униатский автор называет эту унию "исторической ефемеридою", заключенной только по политическим мотивам, вопреки воле народа, который решительно выступил против насилия. В 1219 г. у стен Галича появился князь Мстислав, к которому потягнулось измученное ограблением и издевательством населения, а с захватчиками убежало "много бояр-угрофілів и владыка Артемий; таким образом уния потеряла всех своих сторонников" (Чубатый Г. Западная Украина и Рим в XII ст. - Львов, 1917, с.16-17).

Иннокентий IV в роли орудия распространение католицизма на территории Руси стремился использовать Тевтонский орден, основанный в конце XII в. Согласно договору между этим орденом и Швецией, который был заключен под руководством римской курии, обе стороны одновременно развязали войну против Пшшчно-Западной Руси. Но князь Новгородский Александр Невский разгромил шведов на Неве в 1240 г., а 1242 г. в Ледовом побоище нанес поражение тевтонсько-литовским крестоносцам. После этих событий папа Иннокентий IV завязал с Русью мирные отношения и прислал в 1248 г. своих легатов до Александра Невского с предложением подчиниться Римской церкви. Князь ответил решительным отказом и прекратил связи с папским престолом.

В настоящее время по Руси катилась разрушительная волна монголо-татарского нашествия. В декабре 1240 г. хан Батый с большим войском перешел Днепр и взял в осаду Киев. Киевляне больше недели сражались за свой город, но в конечном счете он был взят и разрушен. После Киева орды Батыя отошли, подвергая разорению города и села Галицко-Волынского княжества, на запад, разгромили армию союзных войск в Чехии, одержали победу над войском венгерского короля Белы IV и вышли к берегам Адриатики. Однако, имея с тыла разоренную, но непокоренной Русь, завоеватели были вынуждены в 1242 г. вернуться.

Монголо-татарское угроза заставила Иннокентия IV включить вопрос о защите от захватчиков в повестку дня Первого

Лионского Собора Римской церкви, прошедшего 24 июля 1245 г. За несколько недель до начала собора папа отправил в Орду посольство во главе с опытным дипломатом Джованни Паоло дель Карпини. Ему поручалось передать великому хану предложение: принять католическую веру и установить мирные отношения с католическими государствами Западной Европы. Но перед этим посольство мало встретиться с князьями и представителями церковной иерархии на Руси и убедить их в необходимости единения с Римской церковью. В феврале 1246 г. князь Даниил Романович вступил в переговоры с папой Иннокентием IV об организации крестового похода против монтоло-татарских полчищ вместе с европейскими государствами, при условии подчинения местных епархий римской юрисдикции.

Тяжелое положение, в котором находилась Галицко-Волынская Русь, когда на нее с одной стороны давили татары, а с другой - польско-венгерские феодалы, привело князя Даниила Романовича к мысли принять предложение папы римского о совместных действиях. Папа Иннокентий IV, воспользовавшись этим, буллой от 27 августа 1247 г. поспешил провозгласить единения галицких князей с римской церковью. Легатом и архиепископом на Русь был назначен Альберт Суєрбер, но ему так и не удалось выполнить свою миссию. Даниил, убедившись в коварных намерениях папы римского, прекратил отношения с римской курией.

Около 1254 г. папа второй раз предлагает Даниле королевскую корону и скипетр, обещая организовать крестовый поход против монголо-татарского ига. Даниил Галицкий королевскую корону принял и короновался в Дорогичині (на Западном Буге) в 1254 г. Но, убедившись в том, что ждать помощи из Рима бесполезно, снова прекратил отношения с папой. Итак, первые попытки унии украинской церкви с римской оказались неудачными.

Как видим, отношения Рима с князем Даниилом Галицким базировались не на идеи вероисповедной единства русской церкви с римской. Переговоры происходили по инициативе Рима. К согласия на унию примушувалася сторона, что испытывала политических осложнений и надеялась на поддержку со стороны римской курии.

Руководствуясь сугубо политическими, мирскими мотивам, византийский император и римские первосвященники заключили Ліонську унию 1274 г. и Флог^нтійську уния 1439 г. Однако эти унии на Руси не были приняты, хотя Константинополь и Рим пытались покорить папству и Москву. Для этого было использовано митрополита Исидора - грека с Фесалонік, вторая и тайного агента папы Євгенія IV.

Тогда, в первой половине XV в., шла упорная борьба за митрополичий центр на Руси между Москвой и Литвой. После смерти митрополита Фотия (1431 г.) московский великий князь Василий Васильевич (Темный) с русскими архиереями и всем духовенством в 1432 г. избрали митрополитом Киевским и всея Руси рязанского епископа Иону. А литовский князь Свидригайло послал в Константинополь к патриарху своего кандидата на Русскую митрополию смоленского епископа Герасима, который в 1433 г. был утвержден митрополитом, но только Литвы. Когда епископ Иона, что несколько лет исполнял обязанности митрополита, прибыл 1436 г. в Константинополь за утверждением, ему отказали, сказав, что митрополитом всея Руси уже поставлен грека Исы-дора. Ионе пообещали митрополию после Исидора.

Нетрудно понять, почему Константинополь предпочел Исидору, презрев московским кандидатом Ионой. Правительство Византии, на которую со всех сторон наседали турецкие завоеватели, искал для борьбы против них военную помощь в Западной Европе. Папа римский обещал предоставить такую помощь, но за это потребовал вступить в унию с Римом и признать главенство римского первосвященника. Византийский император Иоанн Палеолог и церковные иерархи, что находились в очень тяжелом политическом положении, вызвались на унию и в угоду Рима готовы были втянуть в нее и Русь. Поэтому по рекомендации руководства католической церкви и был рукоположен в Константинополе на Русскую митрополию Исидор, активный сторонник унии. В апреле 1437 г Исидор прибыл в Москву, где его встретили не очень благосклонно, ибо он не скрывал своих взглядов И симпатий к латинства. Пробыв в столице около четырех месяцев, он начал собираться на Флорентийский собор, который должен был решить вопрос об унии Константинополя с Римом. Великий князь Василий настоятельно отказывал митрополита от этой поездки, однако Исидор советы не принял. Из собора, который провозгласил унию (1439 г.), Исидор ехал в Москву как кардинал и "легат от ребра апостольского в землях лівонських, литовских и русских", то есть как фактический наместник папы римского в русских княжествах. Он удостоился этого титула от папы Євгенія IV за активное участие в подготовке необходимого ему решение собора. Подготовка время велась довольно жестокими методами - 60 епископов и 150 других представителей православного духовенства, которые отказались подписать унию, были подвергнуты пыткам.

Когда Исидор, отправляя литургию в марте 1441 г. в Успенском соборе Кремля, упомянул имя папы Євгенія, а затем провозгласил акты Флорентийского собора, то этим вызвал гнев великого князя, духовенства и верующих. Василий назвал Исидора лжепастирем, предателем православия и велел посадить его в

Іудовому монастыре. Собор епископов 1441 г. признал подпись Исидора под актом унии недействительным, осудил его как еретика и лишил сана. Кардиналу удалось бежать в Литву, но и там он не нашел поддержки унии и навсегда отправился в Рим, где и умер 1462 г. в сане кардинала и с титулом Константинопольского (униатского) патриарха. Кстати, и Константинополь вскоре отказался от Флорентийской унии. Исидор был последней лицом греческого происхождения во главе Русской церкви.

В Москве после этого сочли невозможным в дальнейшем поддерживать связи с Константинопольской церковью, что принял унию. Именно Флорентийский собор стал одной из основных причин, что русская церковь 1448 г. отделилась от константинопольской и стала автокефальной, то есть самостоятельной.

Уния, как известно, не спасла Византию от катастрофы, поскольку папство не захотел помочь своим "єдиновірцям". В 1453 г. турки разграбили Константинополь, что стало большой потерей для общечеловеческой культуры.

Рим, однако, не отказался от своих планов и для воплощения их в жизнь использовал различные средства, в частности пытался держать при каждом королевском и княжеском дворе агентов, которые систематически информировали папу о важнейших событиях в государстве, княжестве и способствовали распространению католицизма. Так, агентом Ватикана при дворе великого князя Московского и всея Руси Ивана III был карбивник монет итальянец І.Фрязін. После смерти жены Ивана III он немедленно известил об этом Рим, где руководство католической церкви уже надоедало о "достойной" невесту для великого князя - греческую принцессу Софию Палеолог, воспитанную под присмотром униатского духовенства.

София прибыла в Москву в сопровождении большой свиты, среди которой был и эмиссар Ватикана, католический кардинал, который вручил Ивану III письма папы римского. Он надеялся, что под влиянием Софии великий князь признает церковную унию с Римом и гл-венство папы. Но эти планы не осуществились, поскольку после бракосочетания София Палеолог навсегда отказалась от унии и вернулась к православной веры, веры своих предков и мужа.

Неудача Флорентийской унии не остановила попытки Рима продвинуться на восток при первой возможности, которая возникла, когда великое Московское княжество, которое вело затяжную Ливонскую войну, оказалось под угрозой нашествия шведов с севера; войска польского короля Стефана Батория с запада; турок и ногайцев с юга. Царь Иван IV (Грозный) не видел возможности отстоять свои недавние завоевания и поэтому решил обратиться за помощь и посредничество в римской курии. В ответ Григорий XIII направляет на Русь опытного миссионера иезуита Антония Поссевіна с предложением, чтобы царь покорился "наместнику Бога на земле" и принял условия Флорентийского собора об унии.

Иван Грозный, который в ходе Ливонской войны полностью уничтожил католический ливонский орден крестоносцев, не поверил в дружеские намерения Рима. Через посредничество папы был заключен мир между Грозным и Баторием, но от унии московский царь решительно отказался. Он, как пишет современный униатский историк І.Хома, "перехитрил таким образом и Рим, и его посла относительно возможности московской церковной унии" (Богословие. - Рим, 1976. - С.32).

У1458 г. по указанию папы Калліста III в Литву из Рима прибыл митрополит Г. Болгарин - ученик Исидора. Король Казимир принял назначенного Римом митрополита, однако Григорий, трезво оценив ситуацию, не принимал никаких мер к утверждению унии, а в 1470 г. даже совсем отказался от нее. Царегородський патриарх Дионисий признал его православным и благословил на Киевскую митрополию.

Безуспешными оказались и последующие попытки польских королей и великих князей литовских привести православное население подчиненных им украинских и белорусских земель к послушанию Римскому престолу. Итак, Флорентийская уния не оставила никаких заметных следов. Другое значение имела Брестская уния 1596 г. Перед тем как проанализировать причины последствий этой унии, следует упомянуть унии, что ей предшествовали.

Кревская уния 1385 г Это первая из пяти уний в польской истории (три политические, две последние - религиозные). ее причиной стала угроза Польше и Литве со стороны Тевтонского ордена, ее результатом - политический союз двух государств, который был скреплен браком литовского князя Ягайло с польской королевой Ядвигою. Галичина, как и значительная часть территории Юго-Западной Руси, оказалась в пределах единой Польско-Литовского государства На восток переселялись массы голодной польской шляхты, которая оттесняла и литовцев и украинцев от управления государством. Начался процесс окатоличивания и полонизации. Православная церковь беспокоится о своих западные епархии. После нашествия мон-голо-татар резиденция митрополита переносится то до Владимира-на - Клязьме, то в Москву, митрополиты Петр Галицкий и Киприан Литовский переходят в Москву и восстанавливают единство Киевской митрополии.

Вторая Городельська уния 1413 р0 По ее результатам окреп политический союз Польши и Литвы. С этого времени каждый литовсько-русский князь должен признавать превосходство польского короля. На государственные должности будут претендовать только римо-католики. В Галичине началось решительное наступление на "еретиков" (так католики называли православных). Православная церковь на Украине терпит сокрушительные ударів. ее положение осложняется тем, что в Польше отпала потребность оглядываться на Константинопольского патриарха: в 1453 г. Константинополь завоевывают турки.

В 1568 г. в Польшу для укрепления католической веры было направлено большую армию иезуитов, которые вскоре начинают доминировать в религиозной и государственном жизни. их появление в значительной мере объясняется тем, что среди польской знати, готовой "огнем и мечом" в собственных интересах утверждать крест римско-католической церкви "на восточных кресах", в то же время все большее распространение получила идея избавиться от зависимости от Рима. Это объясняется обстоятельствами того времени, ведь XVI ст. - эпоха Реформации в Европе. Однако члены ордена Иисуса положили конец этим настроениям, укрепили позиции католицизма в Польше, создали эффективную систему полонизации и окатоличивания литовского, белорусского и украинского народов, прежде всего шляхты И православного духовенства. Убедившись в бесплодности намерений обратить их в латинство, иезуиты начали настойчиво и спешно готовить унию православной церкви в Польше с Римом. По мнению энергичных членов ордена Иисуса, уния, сохраняя на определенное время привычные для народа восточные богослужебные обряды и обычаи, должна была позже стать средством постепенного приведения униатов к веры, обрядов и обычаев Римской церкви.

Широкая подготовка к внедрению унии иезуитами предусматривала дезорганизацию и дискредитацию православной церкви и, в то же время, всякую пропаганду союза с католицизмом - прежде всего для православных верующих, белорусов и украинцев, которые жили на территории Польско-Литовского государства в тяжелых условиях, испытывая не только религиозного, но и социальных и национальных притеснений. Польско-литовская феодальная верхушка, чувствуя влияние Руси на украинцев и белорусов, осуществляемый через православную церковь пыталась создать независимую от Москвы митрополию с центром в Киеве, способствовала назначению на должности высшего православного духовенства - митрополита и епископов-на Украине и в Белоруссии лиц, которые дискредитировали православия.

Так, в 1583 г. Киевским митрополитом был назначен Они-сифор Девочка, который вопреки канонам православной церкви разрешил жениться всем своим епископам, даже назначил священниками многоженцев. Это вызвало недовольство верующих. Польский король воспользовался прибытием в Польше Константинопольского патриарха Єремії и убедил его снять Онисифора и рукоположить на митрополита человека, выдвинутую русской шляхтой, - тайно подготовленного иезуитами епископа Михаила Рогоза.

Хотя патриарх и знал об некоторые непорядочные поступки этого епископа, о его связи с иезуитами и недоверия к нему православных, но под давлением польского короля рукоположил Рогоза на сан митрополита. Однако, чтобы предотвратить недостойным поступкам нового иерарха, вопреки церксгній практике назначил на Киевскую митрополию своего экзарха - Луцкого архиепископа Кирилла Терлецкого, наделив Его правами, которые на самом деле превышали права самого митрополита. Однако, как оказалось позже, Терлецкий поддерживал тесные связи с иезуитами, не раз выполнял их поручения. Итак, православную церковь на Украине и в Белоруссии возглавили люди, которые прилагали немало усилий для введения унии православной церкви с римским престолом.

Еще задолго до принятия церковной унии иезуиты начали активное наступление на связанную с православной традицией образовательную деятельность, на науку, мораль, культуру украинского народа. Активизации их деятельности способствовал выход в 1577 г. книги иезуита Петра скарги "О единстве церкви Божией под одним пастырем", которая вызвала значительную в те времена полемику между приверженцами православия и католицизма. Сама структура книги отвечала классической схеме иезуитских диспутов между католиками и православными, а победа римско-католической стороны была заранее запланированной.

Маскируясь под защитника интересов украинского и белорусского народов, Жалоба якобы беспристрастно анализировал все, что могла дать украинцам и белорусам западная и латинская восточная греческая культура. "Однако на Украине и Белоруссии вся наука упала, - писал он, - а попы схватили И никогда овцы (то есть православные верующие) не могут иметь с них такой радости, которой надо. К тому очень обманули тебя греками, украинский и белорусский народы, что, давая тебе святую веру, не дали своего греческого языка, только велели удовлетвориться ... славянской, чтобы никогда не пришел к подлинного понимания и науки. Из славянского языка никто никогда не может быть ученым" (Возняк М. История украинской литературы. - К., 1921. - Т.2 . - С.2, 41). Все бог отобрал у греков и Руси, твердил далее Жалоба, и настоящая наука перешла от греков к Латинской церкви, а потому рассчитывать на распространение науки и культуры из Греции не приходилось. Ему подпевал также епископ Потий: "Как для греков, так и для русских спасение - в единстве с римской церковью, которая владеет полностью о-светящимися средствами и добавляет премудрости и разума всем, кто с учтивостью сына обращается по ее материнскую помощь" (Савич А.

Западно-русские униатские школы//Труды Белорусского университета. - Минск, 1922. - №2. - С. 114). Такая проватиканська аргументация распространялась в Украине и Белоруссии и имела целью подготовить почву для церковной унии. Католическая пропаганда изображает введение униатства как заботу о "единстве церкви Божьей под одним пастырем" - папой римским. По утверждению иезуитов, осуществлению этой цели не противоречили всевозможные жестокие средства и коварные действия, фанатичная ненависть и физическое уничтожение противников, проведение политики "кнута и пряника". Иезуиты применяли различные формы и методы распространения унии среди населения. В частности, православному духовенству они обещали равенство во всех привилегиях с латинскими ксендзами, убеждали священников в силе католицизма, необходимости церковной унии с ним, преследовали противников унии административными средствами.

Уния в Речи Посполитой была желанной для Рима как компенсация потерь, причиненных ему Реформацией, и прежде всего потому, что Рим и его первосвященник, а также католическое духовенство в Польско-литовском государстве издавна лелеяли мечту о покорении всей восточной православной церкви Римскому престолу. Иезуит Антоний Лоссевін выражал общее мнение католического руководства, когда говорил, что только прилучивши Западную Русь к католицизму, можно достичь единения с Римом и Московской Руси.



Назад