Электронная онлайн библиотека

 
 Религиоведение

Современное католичество


Почти За тысячелетия своего существования католичеством накоплен значительный опыт приспособления своих институтов, идеологии и форм деятельности в социально-экономических, политических и культурных условий общества, что меняются. Католичество успешно "вписалось" в индустриальное и постиндустриальное общество.

Приспосабливание церкви в условиях зрелого капитализма было начато папой Львом XIII в энциклике "Об новые вещи", что была, собственно, первой социальной энцикликой. В ней сформулировано отношение католической церкви к новым реальностям, еще сложились в индустриальном обществе в конце XIX - начале XX столетия с осуждением классовой борьбы, провозглашением частной собственности и ее неприкосновенности; речь шла также о покровительство церкви относительно лиц наемного труда.

Новые социальные реалии, сложившиеся в середине XX в., произошли в деятельности папы Иоанна XXIII. Для сохранения жизни на планете, предотвращения угрозы гибели человечества в очаге мировой ядерной войны, немалую роль сыграла поддержка католической церковью принципа мирного сосуществования государств с различным социальным строем. Папа выступил за запрещение ядерного оружия, в поддержку совместных действий в защиту мира верующих и неверующих. Эти существенные сдвиги были закреплены II Вселенским собором (1962-1965 гг.).

Более дальновидную и реалистичную позицию Ватикан начал занимать и по проблемам Африки, Латинской Америки, Азии. Своевременное отмежевание от "классического колониализма" имело следствием распространения влияния на стремительно растущее население Африки, Латинской Америки.

Приспособления католичества к реалиям постиндустриального общества, учет социальных процессов, развернувшихся в последней четверти XX века, связанное с именем папы Иоанна Павла II. Его деятельность многогранна, но в ней можно четко определить три направления: первый касается внутренней политики церкви; второй - социальных вопросов; третий - внешней политики.

В вопросах внутріцерковної политики папа придерживается традиционных позиций: он категорически осуждает разводы, аборты, попытки уравнять в правах женщин-монахинь со священниками, участие деятелей церкви в политической деятельности и т.п.

Папа в резкой форме осудил тенденции к плюрализму, что наблюдались в наиболее многочисленному и влиятельному в католической церкви ієзуїтському ордене. Согласно его указаниям Конгрегация по делам вероучения (в прошлом инквизиция) осудила ряд иезуитов в США, Швейцарии, Германии, Нидерландах. И в то же время на заседаниях "Папской Академии" в Ватикане почитался столетия со дня рождения выдающегося ученого Альберта Эйнштейна; с речью выступил сам Иоанн Павел II. Папа признал ошибочным и несправедливым осуждения в свое время Галилео Галилея инквизицией. Это признание папы, что произвело сенсацию в средствам массовой информации, было направлено на подчинение современной науки влияния со стороны этических установок церкви.

Вне поля зрения католической церкви не остается и семья. Широкий круг проблем, касающихся этого социального института, рассматривается в передачах "Семья и вера". Они рассчитаны на супругов, родителей и детей. В них сформулированы взгляд католической церкви на причины кризисных явлений в семье, отчуждение детей от родителей. их религия выступает как средство преодоления негативных моментов в развитии современной семьи.

Современное католичество - влиятельная сила в мире. Изучение его деятельности крайне необходимо для понимания нашего настоящего

От культуры к политике или "Новая христианская Европа".

Начало второго тысячелетия прошел под знаком "Диктата папы".

С конца 50-х годов начинается переориентация Европейской политики Ватикана: идея "малой Европы" меняется стремлением к расширению "объединенной Европы". Когда на престол стал Иоанн Павел II, в основу такого понимания "новой христианской Европы" был положен тезис о общие христианские корни европейских наций. Для пропаганды концепции "неоєвропеїзму" используется трибуна ЮНЕСКО, международные форумы по культуре.

Европа, согласно утверждениям папы, является комплексом наций, которые стали такими благодаря евангелизации. Внутреннее единство Европы является не только культурной, но и социальной необходимостью. Европе предстоит также миссия в мировом контексте, благодаря ее специфической культурной традиции и богатству неисчерпаемых сил. В настоящий Европе не существует противоположных Востока и Запада, она - единственная семья народов с разными взаимодополняющими особенностями. Сближение, интеграция всех европейских наций должны развиваться одновременно и в религиозном, и в культурном плане.

Для обоснования неоєвропеїзму Иоанн Павел II создает собственную концепцию нации. На первом плане в этой концепции - народ, потом отечество, религия, искусство, национальная культура. Все это вщображається в конкретных институциональных формах, в государственности, социально-экономическом строе.

Вывод из этой концепции такой: только Европа, объединенная единством происхождения, общей культурной историей и традициями, ценностями и фундаментальными организациями жизни, сегодня может сохранить себя, спастись от внутренних опасностей и апокалипсических конфликтов.

Единство Европы может быть только культурной и духовной или же ее совсем не будет. Европейская культура основана на большом наследстве иудейской, греческой, римской, христианской. Но это наследие переживает глубокий кризис. Поэтому создание "новой Европы" связывается с надеждой на "религиозное возрождение". По словам Иоанна Павла II, "возрождения в христианском духе является единственным средством спасения Европы". В 1985 г. появляется энциклика "Апостолы славян". В ней с новой силой проводится мысль о необходимости объединения стран Европейского континента на основе христианской культуры. Путь к единству между Востоком и Западом - утверждает Ватикан - в объединении христианских церквей в вселенскую церковь и общей евангелизации, суть которой - установление прежде всего морального первенства католической церкви, за которым явно считаются политические амбиции.

Пропагандируя "единство Европы", Иоанн Павел II не упускает момента, чтобы подчеркнуть превосходство римско-католической церкви, вместе с тем устраняя и внутренние противоречия христианских церквей, поскольку "апостолы славян" якобы работали с благословін-ня и под контролем пап Николая И, Андриана II и Иоанна VIII, будучи подданными Великой империи. Исторические документы свидетельствуют, однако, что Кирилл и Мефодий обращались к Рима исключительно из дипломатических вопросов.

Сфера культуры, когда говорим о концепции "новой Европы", используется и для проведения идеи законности вмешательства церкви не только в дела морали, но и в политические дела.

80-е годы стали поворотным пунктом для католицизма. На чрезвычайном синоде епископов, посвященном 20-летию II Ватиканского собора был проведен своеобразный итог жизни церкви за 20 лет после собора, дана оценка эволюции современного общества. Среди негативных феноменов после соборной церкви отмечалось осложнения отношений церкви с миром. "Богатые страны" познали секуляризм, атеизм, практический материализм. Отсюда, прежде всего, глубокий кризис фундаментальных - нравственных ценностей В развивающихся странах, царят бедность, голод, нищета. Синод пришел к выводу о том, что стремление к обновлению только внешних структур церкви привело к забвению "церкви Христа".

В декларации "Призыв бога ко всем людям" синод приглашает всех (а не только католиков) участвовать в создании "цивилизации солидарности и любви". Только на пути религиозного возрождения можно преодолеть апокалипсический состояние современной культуры.

Пожалуй, самые большие надежды церковь возлагает на то, что нынешний "одинокий" и "напуган" мир работает на пользу "Іудових духовных стремлений".

Мальро в свое время писал: "XXI в. будет религиозным или же его совсем не будет".

Что касается положения католической церкви, то вот как Его одазсоз католический теолог Карл Ранер: "Сегодня в церкви можно слышать много заявлений от имени "духа" II Ватиканского собора, которые не имеют ничего общего с этим духом. В современной церкви царит слишком большой консерватизм. Церковные власти Рима, кажется, больше склонны к возвращению в добрые старые времена, чем до реального понимания ситуации современного мира и человечества. Мы не достиг-ли еще синтеза между истинной духовностью и реальной ответственностью перед миром, которому грозит катастрофа. Не будем, однако, забывать о том, что церковь - это целый мир, что она объединяет сотни миллионов верующих. Для многих из них религиозный идеал продолжает оставаться самой высокой духовной культурной ценностью, и в нем они воплощают свои земные вожделения. На пороге третьего тысячелетия среди католиков постоянно растет стремление к выработке широкой платформы для объединения всех людей доброй воли на основе общечеловеческих ценностей для спасения и обогащения духовной культуры человечества".



Назад