Электронная онлайн библиотека

 
 История экономической теории

15.4. Новая институциональная экономическая теория Д. Норта


Новая институциональная экономическая теория (новый институционализм) начата С Дугласом. Нортом (Douglass С. North), профессором экономики университета Вашингтона в Сент-Луисе. Основные его труды: "Институты, институциональные законы и функционирования экономики" (Cambridge University Press, 1990 г.) и "Структура и изменения в экономической истории" (New-York: Norton & Company, 1981 г.). За создание теории нового институционализма Дуглас Норт получил Нобелевскую премию в области экономики 1993 года.

Новый институционализм развивает неоклассическую экономическую теорию.

Неоклассическая экономическая теория сосредотачивается на том, как спрос и предложение определяют цену. Она хорошо объясняет, как работают рынки, но не может объяснить, как создавать такие эффективные рынки. Костяк неоклассической теории - сравнительная статика, где содержатся лишь параметры состояний, но не перехода от одного состояния к другому; бесспорным является слабость неоклассической теории в вопросах изменений в культуре, то есть годности демократии и капитализма к конкретного общества. А именно эти вопросы являются главными в современной экономической науке, учитывая ситуацию в посткоммунистических странах. Кроме проблемы реформирования, изменения в общественных отношениях, слабость неоклассической теории в том, что она пригодна лишь к анализу рыночных экономик с ценами, зависимыми от спроса и предложения, ее невозможно применить при анализе командно-административных или переходных экономик. По мнению Д. Норта, недостатком неоклассической теории является пренебрежение трансакционных издержек (их считают нулевыми) и, отсюда, неучет институтов, которые определяют объемы трансакционных издержек. Новый институционализм учитывает все эти требования, поэтому он объясняет проблемы стимулирования экономического развития в любой стране. Для этого новый институционализм анализирует институциональную структуру государства.

Согласно этой теории, экономика функционирует в определенных институциональных рамках, где культура и идеология влияют на экономическое развитие. Как часто повторял Д. Норт, "история демонстрирует, что идеи, идеологии, мифы, догмы и предубеждение имеют значение".

Важным элементом нового институционализма является понятие трансакционных издержек (transaction cost), т.е. расходов на экономическую деятельность. За Д. Нортом, трансакционные издержки определяются:

- расходами на оценку характеристик товаров и услуг и условий обмена (физические признаки - цвет, сорт; права собственности - использование, отчуждения);

- размером рынка - действуют личные и неличные (которые требуют больших расходов на гарантии законности, безопасности, целостности) отношения;

- эффективностью обеспечения выполнения (enforecement) заключенных контрактов, соглашений (судебная система);

- идеологическими убеждениями участников об окружающем мире и честность введенных в нем правил игры.

Трансакционные издержки складываются из затрат на оценку характеристик трансакции и обеспечения ее выполнения. Чем сложнее экономика страны, тем больше трансакционный сектор (юристы, банкиры, бухгалтеры, политики). В развитых экономиках он достигает половины ВВП (так, в США эта цифра еще в 1970 г. составляла 45% от ВВП). Институты - это ограничения, созданные людьми, которые формируют взаимодействие между ними. Эти ограничения создают для снижения неопределенности через структуризацию человеческого поведения. Они состоят из формальных (правила, законы, конституции) и неформальных (нормы поведения, обычаи, добровольно выбраны для себя правила поведения) ограничений и механизмов обеспечения их соблюдения (совесть, месть, социальные или государственные санкции).

Фактически учреждения можно понимать и так, как другие теоретики институционализма - Джеймс Марч и Йоган Ольсен в своей книге "Переоткрытие институтов" понимают правила: "сложившийся порядок, процедуры, договоренности, роли, стратегии, организационные формы и технологии, вокруг которых строится политическая деятельность... убеждению, парадигмы, кодексы, культура и знания, которые окружают, поддерживают, совершенствуют и отрицают эти роли и устоявшийся порядок".

Механизмы соблюдения ограничений особенно важны. Это демонстрирует опыт многих стран, которые развиваются: часто они просто "переписывают" конституции и законы развитых стран, но эти законы не действуют так же, как в развитых странах, потому что не создаются эффективные механизмы соблюдения этих норм. Они действуют или выборочно, или их вообще нет (хотя причиной этого может быть не только несоблюдения формальных правил, но и различие в неформальных нормах - другая культура, например). Даже в аграрных обществах, где нет законов, действуют некоторые институты - разнообразные неформальные нормы, которые поддерживаются человеческим сознанием-моралью и социальными санкциями - такими, как остракизм.

Если институты - это правила игры, то организации - это игроки, - лаконично объясняет Д. Норт. Организации состоят из групп людей, объединенных общей целью. Организациями являются фирмы, кооперативы, политические партии, законодательные и регуляторные органы, профсоюзы, церкви, клубы, школы, университеты. Они образуются в соответствии с множеством возможностей, определенной институциональной матрицей общества.

Совокупность общественных институтов, или институциональные рамки (institutional matrix) определяет: 1) размер трансакционных издержек (совокупность институтов, которые обеспечивают низкие трансакционные издержки, является неэффективным рынком) и 2) систему стимулирования того или иного вида экономической деятельности (создание различных организаций - пиратские банды, высокотехнологичные фирмы и т.п., в зависимости от вида деятельности организаций стимулируется лучшими доходами, т.е. системой распределения).

Наряду с институтами важную роль играют и идеологические стереотипы, ментальные модели (культура, опыт, обучение), которые влияют на отношение, доверие к институтам а, следовательно, и на эффективность последних.

Под давлением заинтересованных организаций (и с сопротивлением незаинтересованных в изменениях или заинтересованных в status quo) происходят институциональные изменения - в формальных и неформальных правилах и механизмах их обеспечения. Такие изменения обычно происходят медленно: хотя законы можно просмотреть за ночь, изменение неформальных норм длится годами. Вследствие институциональных изменений заинтересованные организации планируют улучшить свое положение, реструктурировав обмен - систему трансакций. Но их выбор не всегда совершенен. Неоклассическое предположение о "рациональный выбор" (предположение, что люди принимают именно то решение, которое принесет им максимум пользы) подтверждается только при условии совершенных рынков, когда информация общедоступна, что является нереальным в современном мире по обстоятельств неуверенности, неопределенности, которые сложились в переходных экономиках. К тому же не всегда институциональные изменения, которые являются выгодными для определенной группы интереса, являются эффективными в масштабах всей экономики, всего общества.

Например, во многих обществах политики принимают не те решения, которые способствуют экономическому росту, а те, что выгодные влиятельным социальным, экономическим группам, которые поддерживают у власти политиков. Бюрократия также стремится не столько увеличить производство, сколько взять под свой контроль систему распределения ресурсов. А частный бизнес стремится быть монополистом на рынке, хотя собственно конкуренция и способствует экономическому развитию страны. Именно по этим причинам в некоторых постсоветских странах правительство поддерживает неэффективные субсидированные монополии и затормаживает программы приватизации, а в некоторых странах третьего мира правительства держат цены на сельскохозяйственную продукцию неестественно низким, субсидируя этим неэффективную промышленность и поддерживая городскую элиту, которая помогает политикам оставаться при власти.

Отсюда - корни явления "зависимости от пути" (path dependence), как назвал его Норт. Оно заключается в том, что направление институциональных изменений "смещается в угоду интересам действующих организаций". Вследствие этого явления некоторые государства, отклоняясь от прогрессивного пути, "застревают" в непродуктивной институциональной системе и оказываются на обочине мирового развития. Институциональные рамки общества должны быть не просто эффективными (в конкретный период времени), а адаптивно эффективными - то есть должны стимулировать появление альтернативных, разноплановых организаций для последовательного решения новых экономических проблем. "Демократические политические системы и децентрализованные рыночные экономики с четко определенными и гарантированными правами собственности является ближайшим, которое мы знаем, приближением к адаптивно эффективных институциональных границ"; варьируют только организационные структуры в этих институциональных рамках.

Что касается эффективности отдельных институтов и организаций, то Норт приводит выводы Е. Остром (Elinor Ostrom) с ее исследования "Управления общей собственностью: Эволюция институтов коллективного действия". Эффективные институты и организации характеризуются следующим образом.

  1. Пределы четко определены.
  2. Согласованность между правилами приобретения собственности и поставка и местными условиями.
  3. Наличие соглашения о коллективный выбор. Большинство индивидов, которых затрагивают правила деятельности, могут участвовать в изменении этих правил.
  4. Систематические проверки состояния ресурсов совместной собственности и поведения владельцев; инспекторы являются подотчетными владельцам или сами являются собственниками.
  5. Применение санкций к владельцам, которые нарушают правила деятельности; наказание зависит от серьезности и обстоятельств нарушений.
  6. Наличие механизма разрешения конфликтов.
  7. Минимальное признание права (внешнего правительственного органа) организовывать. Если общие ресурсы являются частью большей системы, то приобретение собственности, поставки, мониторинг, обеспечение выполнения правил, разрешения конфликтов, правительственные действия организуются в несколько уровней предприятий.

Основой подхода теории нового институционализма является убеждение, что для каждого общества существует уникальная система институтов, и поэтому правительство может разработать стратегию действий, которая будет отвечать потребностям отдельной культуры общества и будет способствовать экономическому росту. Через это нет стран, обреченных на нищету; для любого общества можно создать такие институциональные рамки, которые в долгосрочном периоде обеспечат экономический рост.

Надо быть готовым к трудностям, обусловленных явлением, которое Д. Норт называет "дилеммой институциональных изменений". Эта дилемма заключается в том, что быстрые, радикальные институциональные изменения требуют соответствующих неформальных институтов и идеологических представлений, иначе они приводят к общественного хаоса; а медленные, постепенные изменения саботирует бюрократия, которая получает "коррупционные права".

В зависимости от стратегии осуществления институциональных изменений различают два основных подхода:

- конструктивный (constructivist approach) - сознательное конструирование политической и экономической организации за помощью стратегического планирования и установления четких приоритетов;

- компромиссный (piece meal approach) - спонтанные институциональные приспособления к проблемам, когда они возникают.

В зависимости от скорости проведения институциональных изменений различают:

- быстрые реформы, "шоковая терапия" (shock therapy, big bang);

- медленные, постепенные реформы (gradualist model).

Конструктивный подход вместе с быстрыми реформами можно назвать революционной моделью изменений, все другие комбинации (конструктивный подход вместе с медленными реформами, компромиссный подход и быстрые реформы, компромиссные и медленные реформы) - эволюционной моделью.

Что касается переходных экономик, то им проводить институциональные изменения особенно трудно, потому что через ситуацию неуверенности заинтересованным организациям сложно определиться с правильной, эффективной политикой реформ; организации, которые не заинтересованы в изменениях, оказывают сильное сопротивление. Что же до конкретных институциональных изменений, которые необходимы переходным экономикам, то, прежде всего, по мнению сторонников новой институциональной экономической теории, это - установление эффективных правил относительно свободных цен, собственности и исполнения сделок.

Новый институционализм уже сейчас широко применяется как теоретический аппарат при администрировании экономических (и не только) реформ. Возникло даже понятие "институциональных реформ", которое означает реформу общественных институтов.

В литературе существует очень много определений коррупции:

- злоупотребление властью в частных интересах;

- продажа государственными чиновниками государственной собственности для удовлетворения собственных нужд;

- действия, которые отклоняются от норм поведения государственного служащего под влиянием собственных интересов (богатство, власть или карьера);

- получение юридическими лицами платежей от физических или юридических лиц и частное злоупотребления государственным имуществом;

- чинении препятствий экономическим реформам и демократизации;

- способ преодоления результатов неэффективного вмешательства государства в деятельность на рынке свободных экономических агентов.

Но все эти определения несовершенны, недостаточно полные и концептуально описывают сущность явления коррупции. С точки зрения нового институционализма, коррупция - это соглашение между организациями или физическими лицами, которая уменьшает трансакционные издержки клиента (по сравнению с обычными при определенных институциональных пределах) и обогащает агента, нарушая формальные и/или неформальные ограничения, и которая не имеет надежных институциональных механизмов обеспечения. Где клиент - это взяткодатель, заказчик, а агент - получатель взятки, исполнитель. Дадим некоторые пояснения.

Такое соглашение может заключаться:

- между организациями (например, между фирмой и политической партией);

- между физическими лицами (между гражданином и чиновником);

- между организациями и физическими лицами (между фирмой и чиновником).

Коррупция несколько уменьшает трансакционные издержки, которые фактически предусматриваются институциональными пределами, для конкретной организации или для экономики в целом. Это может произойти непосредственно в форме откупа, когда взятку чиновнику налоговой службы дает возможность уменьшить сумму уплаченных налогов. А может произойти и в форме вымогательства: слишком высокие дискреционные полномочия чиновника (полномочия принимать решения по своему усмотрению) или слишком слабы механизмы соблюдения законов дают возможность чиновнику свободно завышать трансакционные издержки (что и будет фактическими трансакционными издержками, предусмотренными институциональными пределами) организаций, а чтобы он этого не делал, организация прибегает к взяточничества. Например, дорожный инспектор может слишком свободно трактовать правила дорожного движения, завышая требования, и только взятку отвлечет расходы на штраф; или чиновник лицензионной палаты может незаконно тянуть с выдачей свидетельств, лицензий (или отказываться их выдать), и лишь взятку уменьшит расходы фирмы, связанные с таким задержанием. Но, что важно, коррупция уменьшает трансакціині расходы только по сравнению с теми, что фактически предусмотренные данным институциональными пределами. Однако она не минимизирует их абсолютно - за других институциональных границ трансакционные затраты могут быть значительно ниже даже вне коррупцией. Однако бывает и такое, что коррупция уменьшает только относительные трансакціині расходы организации и даже увеличивает общие трансакціині расходы. Тогда становится возможной ситуация, когда взятка не уменьшает трансакціині расходы организации-взяточника, а повышает, причем многократно, трансакціині расходы конкурентов организации-взяточника.

Итак, новая институциональная экономическая теория, основанная лауреатом Нобелевской премии Дугласом Нортом, открывает новые возможности для экономических исследований. С помощью ее категорий, таких как трансакціині расходы, учреждения, организации, институциональные рамки, институциональные изменения, "зависимость от пути", "дилемма институциональных изменений" можно концептуально осмыслить и описать те экономические явления, которые не "вписываются" в традиционные экономические теории. Важнейшим таким явлением является трансформация стран бывшего социалистического лагеря в страны рыночной экономики. Именно теория нового институционализма дает возможность определить стратегию и приоритеты реформирования в странах переходной экономики. Но есть также много других, не таких глобальных экономических явлений, которые удачно описываются именно в рамках теории нового институционализма.



Назад