Электронная онлайн библиотека

 
 История Древнего Востока

История археологического исследования страны


Египетские древности привлекали к себе внимание еще средневековых скарбошукачів и любителей экзотики однако археологическое длослідженя территории Египта началось в конце XVIII в. в связи с военной экспедицией Наполеона Бонапарта в Северную Африку. Среди участников этой экспедиции была большая группа ученых, которые осуществили плодотворное поисковую и описательную работу в стране сфинксов и пирамид. Талантливый 50-летний художник Віван Денон исполнил несколько тысяч рисунков с изображением древнеегипетских историко-культурных памятников. Собранный во время экспедиции огромный єгиптологічний материал достался победителям египетской военной кампании - англичанам, только рисунки Вивана Денона остались французам. Эти рисунки легли затем в основу фундаментальной 37-томной труда "Описание Египта", которая вызвала в Европе жгучий интерес ко всему древнеегипетского. В Нильскую долину направились ученые (среди них - Же. Ф. Шампольон) и скарбошукачі. "То были большие для археологии дни, - отмечал американский ученый Г. Картер. - Все, способное привлечь хоть малейшее внимание, от скарабея к обелискам, объявлялось чьей собственностью. А в тех случаях, когда братья-археологи расходились во взглядах, каждый, чтобы отстоять свою точку зрения, хватался за оружие". В погоне за египетскими древностями науке был нанесен крупных, порой непоправимый ущерб, однако удалось сделать ряд ценных єгиптологічних открытий.

Представление о світанкову сутки египтологии можно составить на примере бурной деятельности итальянца Бельцоні. Он обследовал развалины, Фив, очистил от песка фасад скального храма фараона Рамзеса II в Абу-Сімбелі, обнаружил скальные царские гробницы Сети i, Рамсеса И, пробрался к погребальной камеры пирамиды Хефрена. Этот "исследователь" так рассказывал о своей погоню за древностями: "Целью моих поисков было лишить египтян их папирусов; некоторые из них я находил спрятанной на груди мумий, под руками, между ногами выше колен, на ногах; свитки были закрыты многочисленными слоями ткани, которой пеленалися мумии... Выбившись из сил, я начал искать место, где бы отдохнуть, и, найдя его, попытался присесть; но когда я зіперся на тело некоего египтянина, оно развалилось подо мной, словно коробка для шляпы; разумеется, я попытался опереться на то, чтобы поддержать себя, однако опора для рук оказалась такой же ненадежной, поэтому я окончательно провалился и оказался среди мумий, что разламывались, причем меня сопровождал треск костей, разрывы тряпок, ломка деревянных ящиков, которые подняли такую пыль, что я должен был добрую четверть часа сидеть неподвижно, пока она не осела... [Проход] весь был забит мумиями, и я не мог ступить и шагу, чтобы не тицьнутись лицом в некоего зітлілого египтянина... Я весь был усыпан костями, ногами, руками и черепами, которые скатывались на меня сверху. Так я продвигался от одной пещеры в другую, и все они были доверху заполнены мумиями... Я не мог и шагу ступить, чтобы так или иначе не повредить некую мумию".

Потрошить древние могилы европейцам помогали местные фелахи-сначала ради ароматической смолы - мумие, которая считалась панацеей от всех недугов, а впоследствии для подпольной торговли папирусом.

Основные археологические открытия в Єгипті было сделано во второй половине XIX ст. В частности, очень богатый археологический материал собрал в середине XIX века немецкий ученый К. Г. Лепсіус. Он опубликовал его в двенадцати добротно выданных альбомах "Памятники Египта и Эфиопии", которые и до сих пор не потеряли научного значения. Тогда же к Египта прибыл талантливый французский ученый-са-моучка О. Мариет, который первым стал раскапывать не отдельные памятники, а целые архитектурные комплексы. Он раскопал вблизи Мемфиса (средневековые арабы до последнего камешка разобрали руины этой древнейшей египетской столицы на строительство Каира) гробницы эпохи Древнего Царства, а также остатки Серапеума - погромленої своего времени фанатиками-христианами просторной каменной гробницы для священных быков - Алісів, на стенах которой было выбито исторические хроники. Неутомимый О. Мариет обследовал великолепные храмы в Абидосе, начал раскапывать "стобрамні" Фивы - гордость земли градостроительства. Он организовал египетскую Службу давности - для борьбы с подпольной торговлей древностями, добился открытия в Каире в 1858 г. Єгиптологічного музея и стал первым его директором (на территории этого музея археолога и похоронили в египетском саркофаге).

Немало сделал для археологического изучения Египта француз Г. Масперо, который в 1881 г. заменил О. Мариета. Он начал расчищать от песка гигантские храмы Карнак и Луксор, обнаружил в царских гробницах в Дашури, Медумі и Саккара "тексты пирамид" - древнейшие в мире религиозные тексты, а в гробнице фараона Аменхотепа II - тайник с 36 мумиями фараонов Нового Царства - Яхмоса И, Аменхотепа И, Тугмоса III, Сети i, Рамсеса II и др. (эти мумии спрятал от грабителей в конце II тыс. до н. э. фараон-жрец Херіхор). Впоследствии французы нашли еще один тайник с девятью царскими мумиями. Обнаружены мумии были доставлены под охраной до Єгиптологічного музея.

В конце XIX в. масштабные археологические раскопки в Єгипті осуществили француз де Морган, швейцарец Навіль, англичанин Ф. Питри. Они раскопали древнейшие царские гробницы в Абидосе, город эпохи Среднего Царства в Фаюмском оазисе, обследовали пещерный храм в Дейр-эль-Бахри, а Ф. Питри еще и открыл миру знаменитые Фаюмские портреты.

В 90-х годах на территории современной Амарны начались раскопки Ахетатона - резиденции фараона-реформатора Эхнатона. Немецкие археологи, которые в 1907-1914 гг. взяли на себя эти раскопки обнаружили в Ахетатоне настоящие художественные шедевры - скульптурные портреты Эхнатона и его первой жены Нефертити. Эту бесценную находку были тайком вывезены в Германию. Однако историков больше всего порадовало выявления в Ахетатоне большого царского архива - около 400 дипломатических корреспонденций

XIV в. до н. э. по-аккадски. Этот архив по месту находки назван Амарнським.

До XX в. археологические работы в Єгипті велись на скудные средства самих археологов, затем их начали финансировать государственные учреждения и богатые меценаты. Так, очередную археологическую экспедицию в Єгипті в начале XX в. финансировал американский "медный король" Т. Девіс. ее участники проявили скальную гробницу фараона Тутмоса IV с потайной камерой, в которой размещались останки родственников фараона Эхнатона и неизвестная мумия в чужом саркофаге. Тайну этого захоронения ученые еще до сих пор не разгадали.

Накануне Первой мировой войны большинство археологов были убеждены, что египетская земля уже раскрыла им все свои тайны. Однако молодой американский египтолог Г. Картер затеял рискованные поиски гробницы фараона Тутанхамона. Ему удалось уговорить английского лорда Карнарвона выделить на это необходимые средства. Раскопки велись в мрачной Долине царей в течение шести лет. В І922 p., когда Г. Картер, убедившись в тщетности своих усилий, отдал распоряжение прекратить поиски, его рабочие наткнулись вблизи гробницы Рамсеса VI на вход в подземелье. Так было сделано "открытие века" - найдено единую непограбовану царскую гробницу, которая своим богатым погребальным утварью могла конкурировать со сказочной пещерой Али-Бабй. В нескольких ее камерах одних лишь изделий из золота хранилось свыше 600 кг. Мумия фараона лежала в одном из восьми, помещенных один в один, саркофагов - четырех деревянных ящиков, обитых золотым листом, саркофага, вырубленного из монолитного блока желтого кварцита, и трех антроповидних гробов, две из которых сделаны из дерева и золота, а третья - из листового золота толщиной 2,5-3,5 мм и весом более 200 кг. Лицо мумии прикрывала золотая маска (весом 9 кг). В погребальном саванне обнаружено около 150 украшений и драгоценных амулетов, в том числе железный, оправленный в золото. Впрочем, Г. Картер вспоминал, что на археологов наибольшее впечатление произвело не сказочное богатство могильного утварь, а засохший венок полевых цветов, положен в гроб вдовой Тутанхамона: "Среди всей царской роскоши, государственной величия и блеска золота не было ничего более красивого за эти несколько увядших цветов, которые еще сохраняли невнятные следы древних красок. Они свидетельствовали о том, насколько короткие в действительности тридцать три века - это всего лишь вчера и завтра".

Вскоре после открытия гробницы Тутанхамона внезапно умер от воспаления легких лорд Карнарвон, впоследствии ушли из жизни еще около трех десятков человек, так или иначе причастных к раскопок в Долине царей. По этому поводу европейская пресса подхватила мистическую выдумку Л. Конай-Дойля, что эти смерти вызваны якобы "проклятием фараонов", местью мертвого живым за потревожен вечный покой. Г. Картер видел в этой газетной сенсации "полное отсутствие элементарного смысла".

Ученые, которые шли по следам "проклятие фараонов", считают, что причиной преждевременной смерти ряда участников раскопок была, скорее всего, легочная болезнь "імуноалергійна бронхопневмония", вызванная смертоносным грибком, который сохраняет живучесть на протяжении тысячелетий. Полагают, что именно этот грибок в начале 80-х годов оборвал жизнь двенадцати ученых, которые обследовали в Кракове древнее захоронение королевской четы. Аналогичную грибковая плесень было обнаружено также на мумии фараона Рамзеса II, однако французские медики, которые "лечили" эту мумию, остались живы благодаря тому, что, боясь заразить мумию, работали в респираторах и резиновых перчатках.

В конце 30-х годов археологи обнаружили в Танісі гробницу фараона-ливийца Шешонка II, а в ней - саркофаг с електруму, посмертную маску и мумию фараона, которая очень хорошо сохранилась.

В 50-х годах арабские ученые (в Єгипті на то время уже сложилась местная школа археологов) раскопали более 700 могильников эпохи Раннего царства, нашли в подземном склепе древнейшее в мире судно - солнечную барку фараона Хеопса, недостроенную пирамида фараона Сехем-хета в Саккара.

В середине 60-х годов в Нильскую долину были снаряжены крупнейшую в истории археологических раскопок международную экспедицию для обследования территории Северного Судана, которая должна была стать дном искусственного моря в Связи со строительством высотной Асуанской плотины, и избавление наиболее ценных историко-культурных памятников. Члены этой археологической экспедиции в 1980 г. перевезли на новое место более двух десятков крепостей, храмов и святилищ, в том числе гигантский скальный храм Рамзеса II в Абу-Сімбелі (на новом месте он сохранил не только свой внешний вид, но и бывшую географическую ориентацию), храм Изиды на острове Филе (его переместили на соседний остров Агілкія), крепости Бухен, Кум, Семне и т.д.

Территория Египта, особенно Нильской долины, до сих пор вполне благодарит археологам за их неустанный труд. По словам археолога, в Єгипті "не существует места, где удар лопатой не добыл бы на свет Божий нечто интересное". Лишь на протяжении 80-90-х годов там обнаружены следы персидского войска царя Камбиза, которое погибло от страшной песчаной бури, самое древнее египетское поселения VII тыс. до н. э., город и порт Пксоської суток, сотни мумий, несколько гробниц высокопоставленных чиновников, вторую солнечную барку фараона Хеопса (ее так и оставили в каменном склепе), нижний храм этого фараона, предназначенный для бальзамирование тела покойника, несколько небольших пирамид, 24 статуи на территории Луксорского храма, некрополь строителей пирамид в Пзі, наибольшую египетскую скальную гробницу для 52 сыновей Рамзеса II (насчитывает около 100 помещений) и т.д. В 1986 - 1987 гг. французские и японские ученые обследовали с помощью современной аппаратуры пирамиду Хеопса и обнаружили в ее толще засыпанную песком камеру неизвестного назначения* и туннель в направлении Большого сфинкса.

С сожалением приходится констатировать, что многие египетских древностей, обнаруженных археологами, гибнут буквально на глазах от загазованности атмосферы и подпочвенных вод. Разрушается Большой сфинкс, крошатся пирамиды, опасно "болеют" царские мумии (в 1977 г. мумию Рамзеса II даже возили на "лечение" к Франции). Больших, порой непоправимые, ущерб наносит науке также подпольная торговля египетскими древностями.

Немецкий журналист П. Елебрахт, который не побоялся проникнуть в среду мафии, чтобы ознакомиться с методами и масштабам ее деятельности по вывозу за границу историко-культурных памятников, пришел к выводу, что нигде в мире "зажерливе желание людей завладеть спрятанными сокровищами не проявляется так коварно, бесцеремонно и осмотрительно", как в Єгипті, и что "нигде наиболее кощунственный вид ограбления - разъем рытье могил - не стал такой традиции, как в этой стране...".



Назад