Электронная онлайн библиотека

 
 История Древнего Востока

Этногенез и ментальность населения


Кто такие древние египтяне какой была их ментальность? Судя из древних изображений, египтяне были людьми среднего роста, широкоплечими, стройными, спортивного телосложения. Мужчины имели смаглявішу, чем у женщин, кожу, потому что им приходилось работать в поле и, поэтому, более жариться на солнце. Египтологов всегда поражала поразительное внешнее сходство между древними и современными египтянами.

Вопрос о этногенез древних египтян еще не вышло за рамки гипотез. Египтологи зачастую предполагают азиатско-семитском происхождении египтян, то есть считают их переселенцами из Месопотамии. Однако в старо-єгипегській языке, которую лингвисты относят к афразийской (семіто-хамитской) языковой семьи, насчитывалось очень много несемітських словам, в связи с чем среди специалистов бытует также мнение, что она, собственно, не происходит от семитских языков, однако имеет с ними общего первопредках. Есть сторонники концепции, согласно которой древние египтяне как этнос образовались путем смешения ряда туземных племен Северо-Восточной Африки (галла, сомали и т.д.). Оппоненты этой концепции указывают на то обстоятельство, что древние египтяне никогда не изображали себя темнокожими. В настоящее время в єгиптологічній литературе встречается утверждение, что древние египтяне - это, скорее всего, этнический феномен. Как бы подытоживая эту мозаику взглядов, французский египтолог Кристиан Жак искренне признается: "Элементарная честность заставляет признать, что мы не знаем ничего определенного о древнейшее население Египта".

Древние египтяне были похожи на нынешних не только внешностью, но и своей натуре, психологическим складом. Они очень любили природу, были трудолюбивыми, умелыми, практическими, честными, чуткими, кроткими, уравновешенными в своих взглядах на жизнь, артистическими, остроумными, и в то же время могли ошеломить кого-кого своей легкомысленностью, изменчивостью настроения, самовдоволеністю, язвительностью, бунтарским наклоном. В них сочетались вспыльчивость и долготерпение, злопамятство и відхідливість, энергичность и апатичность, экспансивность и сдержанность, хитрость и простодушие. Они легко поддавались грусти и занепадницькому настроения, однако ненадолго, больше же любили веселиться, вести беззаботную жизнь. Египтяне не были мовчунами, причем энергично жестикулировали во время разговора. Современники отмечали их не показную набожность, склонность ко всему таинственному.

Важной чертой характера древних египтян был их чистосердечный патриотизм. Они горячо любили свою родину, гордились ею, считали смерть на чужбине страшным бедствием. Вместе с тем они не страдали ксенофобией, к пленных относились гуманно, даже позволяли им сохранять свое вероисповедание.

Египетский писатель Юсуф Идрис так охарактеризовал своих соотечественников: "Мы - народ, который почти неспособен принимать решения.., сами никогда не создаем ни радости, ни печали, а поэтому не определяем самого главного - течения жизни. Для нас наша жизнь уже кем заранее определено. Оно подается нам в готовом виде семьей, классом, обстоятельствами, и мы воспринимаем его как обреченность, фатум. Мы никогда не отвергаем его, нам даже в голову не приходит изменить его". Это самобичевание можно адресовать, с определенными оговорками, и древним египтянам, в которых деспотическая власть, засилье бюрократии и глубокая социальная стратификация общества породили удивительную общественную пассивность во всем, кроме организации коллективных выпивок, и малоприятное чинопочитания. "И не пытайся быть наравне с египтянином, он всегда будет считать тебя или ниже себя - и тогда будет вести себя с тобой неучтиво, или выше - и тогда будет относиться к тебе с большим уважением, которую следует воспринимать как должное", - говорят о себе сами египтяне. Такой психологический стереотип - прямое следствие многовекового чинопочитанія, того нездорового социального климата, в котором (цитирую древнеегипетский текст) "не успеет человек появиться на свет, как сразу падает ниц перед своим начальником". Порождением затяжной гражданской пассивности социальных низов была их способность к слепого, беспощадного бунта, апокалиптическими сценами которого поражают древнеегипетские пророчества - "Предложение Іпусера", "Предсказание Неферті".

Традиционное мышление древних египтян поражает своим консерватизмом, рабским следованием традициям. Если египтянин был в чем убежден, его невозможно было убедить в обратном. "Эллины, - сообщал Геродот, - пишут свои буквы и считают слева направо, а египтяне - справа налево. И все же, поступая так, они уверяют, что пишут направо, а эллины налево". Реку Євфрат, которая текла не на север, как Нил, а на юг, египтяне удивленно назвали "Перевернутой водой", поскольку были убеждены, что все реки должны брать пример с Нила. Такой консерватизм мышления был важным залогом стабильности египетского общества.

Каким представляли себе древние египтяне мир и время? Они были уверены, что никаких изменений, никакого "развития" в природе нет. Мир на веки вечные остается таким, каким его создали боги. Если день сменяется ночью, жизнь - смертью, то это всего лишь заданный богами изначальный ритм жизни, который обеспечивает процветание общества.



Назад