Электронная онлайн библиотека

 
 История Древнего Востока

Ирригационное земледелие другие отрасли сельского хозяйства


Основой основ экономической жизни древних египтян всегда было сельскохозяйственное производство, прежде всего, хорошо поставленный ирригационное земледелие, эффективность которого оставалась высокой даже в периоды политического упадка государства. Ирригационное земледелие преобладало в Верхнем Єгипті, плодородные земли которого использовались главным образом для развития зернового хозяйства, земли же Дельты, отвоеванные у болот, больше годились как предместья. Объединение страны в единое государство способствовало строительству и эксплуатации ирригационной сети, создавать которую население начало еще в Додинастичну сутки, а завершило уже в эпоху Среднего Царства.

Древние египтяне построили оригинальную ирригационную систему, не похожую на месопотамську. Если в долине год-близнецов система каналов и дамб имела прежде всего дренажное назначения, то в долине Нила сложилась простая и надежная бассейновая система ирригации, призвана как можно дольше, на протяжении всего посевного периода, задержать воду на полях. Строить и эксплуатировать такую систему искусственного орошения земли можно было только всем миром, согласованными усилиями всех номов, что очень повлияло на политическую организацию древнеегипетского общества.

Сооружать именно бассейновый систему ирригации египтян побудил рельеф Нильской долины. Дело в том, что на естественно высоких берегах Нила ил во время паводка откладывался толстым слоем, чем в долине, которая через это понижалась также на запад и восток, в сторону Ливийского и Аравийского плато. Воспользовавшись этой особенностью рельефа Нильской долины, египтяне поделили ее продольными и поперечными плотинами и дамбами на большие и меньшие бассейны, через что она стала внешне похожей на гигантскую шахматную доску. Накануне разлива Нила, или когда вода уже начинала прибывать, крестьяне прорывали сквозь высокие нильские берега (их они еще и искусственно наращивали) короткие каналы, которыми впускали в воду бассейна, откуда ее потом распределяли на поля с помощью небольших земляных валов. Когда ил оседал, паводковую воду отводили назад, в реку. Вода заодно промывала фунт, оберегая его от засолки. Нильский ил, который оставался на полях, хранил влагу на протяжении двух месяцев, однако этого времени вполне хватало для прорастания и созревания зерновых культур (нильский ил был настоящим питательным бульоном для растений, он давал самые быстрые всходы в мире).

Бассейновая система ирригации в Єгипті оказалась значительно более эффективной, чем дренажная - в Месопотамии. Она оказывала меньшее давление на природу и обеспечивало стабильную экологическую обстановку в стране. Вода в Нільській долине стояла в каналах только во время наводнения, на протяжении 6-9 недель, остальное время они оставались сухими, по каналам же в Месопотамии приходилось наблюдать в течение целого года. Просуществовала эта система ирригации в Єгипті до середины XIX в., пока ее не разрушила Асуанская плотина. Сейчас она отчасти сохранилась лишь в Верхнем Єгипті.

Почти каждый египетский фараон уделял внимание іригаційному строительству в стране. Однако грандиозные ирригационные работы было осуществлено в эпоху Среднего Царства на территории Фаюмского оазиса, и в царствование Рамзеса II - в Дельте.

Фаюм представлял собой естественную впадину, что в глубокой древности зрошувалась рукавом Нила, однако постепенно, еще до неолита, отделилась от Нильской долины. В самом низком месте этой впадины существовало природное озеро, окруженное заболоченными землями. Осушить фаюмские болота египтяне попытались еще в эпоху Древнего Царства, однако реализовать это намерение удалось лишь в первые века II тыс. до н. э. В частности, фараон Аменемхет III превратил старый рукав Нила (арабы называли его Бахр-Юсуф - "рукав св. Иосифа") в обводный канал.

Паводковая вода этим каналом заполняла Мерідове озеро (его нынешнее название - Біркет-Карун), когда же паводок заканчивался, ее отводили с помощью сложной системы дамб и каналов назад, к Нилу, и она, таким образом, в засушливую пору года; большие массивы земель. Благодаря фаюмській іригаційній системе Мерідове озеро служило своеобразным регулятором реки. Оно понижувало ее максимальный уровень во время паводка и замедляло спада паводковых вод.

В IV тыс. до н. э. египтяне изобрели ніломір. Он помогал хлеборобам прогнозировать не только время разлива Нила, но и размер паводка.

Существовало три типа ніломіру: прибрежные скалы, на которых обозначали уровень паводковой воды, каменные ступеньки до реки, которые использовались с этой же целью, и Шахта с колонной посередине. Третий тип ніломіру был совершеннейшим. Шахта, в которую вели ступеньки, была соединена с Нилом специальным каналом и действовала по физическим законом сообщающихся сосудов: уровень воды в ней (его регулярно обозначали на колонне или стене шахты) был такой же, как и в Ниле.

В эпоху Нового Царства было изобретено шадуф. С помощью этого нехитрого устройства две рабочие, работая посменно, могли полить за световой день до пол гектара земли. Шадуф позволил египтянам интенсивно осваивать высокие поля и посодействовал, прежде всего, развития садоводства. Наконец, в i тыс. до н. э. египтяне начали использовать для полива земли водоналивне колесо сакіє, которым пользуются и нынешние египетские крестьяне.

Система искусственного полива земли обеспечивала высокий валовой сбор зерновых в стране. По подсчетам египтологов, одна семья хлеборобов могла прокормить из египетских почв еще три семьи.

Сельскохозяйственный год начинался в Єгипті в августе зриттям заранее построенных плотин, чтобы спасти поля и каналы от затопления. В ноябре, когда наводнение спадала, египтяне приступали к посеву зерновых и посадка огородных культур. Из зерновых они выращивали преимущественно пшеницу-эммер (вид полбы), ячмень и сорго, с огородных - чеснок, огурцы и др., из технических - лен, из волокон которого ткачи производили полупрозрачную ткань, значительно тоньше за современный шелк или капрон. Пора жатвы наступала в марте - апреле, в южных номах на месяц раньше, чем в северных.

Уделяли внимание египтяне также садоводству и виноградарству, прежде всего выращиванию финиковой пальмы, хотя ее хозяйственная роль в Єгипті была значительно скромнее, чем в Месопотамии. Сады до середины II тыс. до н. э., когда в стране появился шадуф, поливали вручную (воду для полива носили в горшках).

Культура земледелия в Єгипті была архіпримітивною. До глубокой вспашки земли египтяне не удавалось, потому что она привела 6 до появления солончаков. Сяк-так царапали землю лишь в Верхнем Єгипті, в Дельте же сеяли зерно прямо в не спушений ил и сразу же выгоняли на засеянное поле домашний скот (в основном баранов), чтобы она своими копытами повтоптувала его в илистую почву. Жали высоко, срезая сами колоски, которые затем молотили на гумне копытами ослы.

Основным богатством египтян считались скот и домашняя птица, однако культура их животноводства и птицеводства была крайне примитивной. Об этом свидетельствует тот факт, что на протяжении длительного времени египтяне откармливали на мясо или пытались приручить антилоп, газелей, гиен, журавлей, пеликанов, лебедей и т.д. Из домашней птицы им больше всего пришлись по душе гуси и утки, хотя держали они и кур, которых называли "птицами, которые рожают каждый день". Египтяне Знали и пчеловодство, причем, вероятнее всего, именно они и изобрели его. В эпоху Среднего Царства они уже держали лошадей, однако широко использовать их стали лишь в ліслягіксоську сутки. В И .тис. до н. э. коневодство достигло в стране таких масштабов, что египтяне уже поставляли своими лошадьми передне-азиатский рынок. Вспомогательную роль в их хозяйстве играли с давних давен охота и рыболовство. Характерно, что в эпоху Древнего Царства египтяне использовали в охоте не только собак, но и прирученных львов.

Сельскохозяйственное производство развивалось в Древнем Єгипті на протяжении всей его истории исключительно экстенсивным путем (валовой сельскохозяйственный продукт рос благодаря расширению посевных площадей, а не повышение урожайности) и полностью зависело от состояния ирригационного строительства в стране. Ирригационное земледелие не только обеспечивало экономическое процветание египетского общества, но и в значительной мере определяло его социальный строй и политическую систему. Каждый бассейн в стране был составной частью единой ирригационной сети, и это объединяло египтян в монолитный трудовой коллектив. Бассейновая система ирригации нуждалась в централизованного руководства.



Назад