Электронная онлайн библиотека

 
 История Древнего Востока

Социальная структура Египта, ее государственное регулирование


Об общество Египта эпохи Раннего Царства мало что известно. Того времени в стране существовало крупное многоотраслевое царское хозяйство и, возможно, хозяйства вельмож, но кто работал у них и на каких условиях - об этом источники молчат.

Довольно туманную воображение имеют египтологи и по социальной структуры Египта в эпоху Древнего Царства. Ясно лишь одно: она отличалась поразительной своеобразием и, как считают египтологи, не была ни рабовладельческой, ни крепостнической.

Тогдашнее египетское общество было социально стратифицированной. Социальная элита состояла из фараона, царедворцев, которые почти поголовно вербовались из царских родственников, номової знати, жреческой верхушки, которая занимала особое место в социальной иерархии. Купечества в Єгипті не существовало. Фараону принадлежали обширные владения, гораздо большие, чем те, что имели месопотамские обладатели. Он раздавал значительную часть их своим вельможам в служебное пользование, причем вместе с крестьянами этих имений, обязанными работать на вельмож. Нередко вельможи дополнительно обзаводились собственным хозяйством, которым они могли распоряжаться свободнее, чем служебной недвижимостью.

Трудовой люд в хозяйствах фараона, храмов и вельмож официально назывался сроком мерет. Это были земледельцы, ремесленники, рыбаки, пивовары, птицеловы. Исполнители полевых работ объединялись в рабочие отряды и работали под присмотром чиновников. им задавали уроки - нормы выработки, за невыполнение которых угощали бамбуковыми палками. Собственных хозяйств мерет не имели, а жили на полном иждивении своих владельцев.

Некий процент египетских крестьян был освобожден от принудительных работ на вельмож. Однако полностью свободными и они не были, поскольку платили налог за пользование землей и водой для орошения, а также выполняли общегосударственные работы: строили царские гробницы, храмы, ирригационные сооружения и т.д.

В египтологічній литературе тех крестьян и ремесленников, работавших на царя и вельмож, порой называют крепостными. Однако подобное определение необоснованное, ведь в египетском обществе трудовую повинность выполняли также воины, мелкие чиновники (кроме писцов) и жрецы. Такая организация производственного процесса была вызвана тем, что по условиям пользования тогдашними примитивными орудиями труда трудоемкие полевые работы можно было выполнять только коллективными усилиями, всем миром. Принудительные работы на царя и вельмож следует квалифицировать как общегосударственную повинность, выполнения общественного долга, а не форму социального эксплуатации.

Уже в эпоху Древнего Царства в Єгипті были рабочие, которых называли баку. их труд использовалась, очевидно, исключительно в домашнем хозяйстве. Отдельные египтологи считают баку рабами, другие же - зависимым нерабським населением. Баку это был абсолютно бесправным, "живым инвентарем". Он мог жениться на свободной єгиптянці, свидетельствовать в суде против своего господина, пользоваться и свободно распоряжаться имуществом, в том числе землей. Количество баку не могла быть значительной, ведь на протяжении III тыс. до н. э. египтяне военнопленных еще убивали.

Активизация военной политики фараонов в эпоху Среднего Царства способствовала имущественному и социальному расслоению общества. Военная добыча распределялось неравномерно, львиная доля ее доставалась знати, простым египтянам почти ничего не перепадало. К тому же участие в военных походах, военные бремена привели к обнищанию многих тружеников. Тогдашние тексты называли обнищавших египтян неджесами, то есть "маленькими людьми", противопоставляли им уру, то есть "сильных людей" - представителей разбогатевшей верхушки, с которой рекрутувалися мелкие чиновники, писці, жрецы.

Материальный достаток в Єгипті эпохи Среднего Царства создавался трудом преимущественно "царских хемуу" (в современной социально-экономической терминологии аналога для термина хэму нет). В состав "царских хемуу" входило почти все трудовое население страны, представители всех существующих в ней профессий. Работали они на царя, храмы и вельмож, причем полевые работы выполняли мужчины, руками женщин велось домашнее хозяйство. "Царский хэму" не мог выбрать себе профессию по собственному произволу, это делали за него специальные чиновники. Условия труда для "царских хемуу" были одинаковы практически во всех хозяйствах, поэтому этим рабочим было безразлично, где выполнять принудительные работы. "Царские хемуу", как и предоставленные вельможам имения, считались служебным имуществом и закреплялись затеей или иной должности в государственном аппарате. Наследование родительской должности и закрепленного за ней имущества, включая "царских хемуу", могло происходить только с разрешения фараона.

Общественный статус "царских хемуу" дискутируется в египтологии. Некоторые считают их рабами, другие с этим не согласны, утверждая, что сроком хэму называли в Єгипті всех, кто находился в реальной социально-экономической зависимости.

Существовали в Єгипті эпохи Среднего Царства и баку, однако их труд, как и раньше, играла скромную роль в общественном производстве. Баку не подлежал государственной практике учета и распределения рабочей силы. Его можно было купить на рынке, получить в подарок от фараона, что, по мнению некоторых египтологов, создавало условия для зарождения в Єгипті работорговли.

Фараоны пригонили до Египта немало военнопленных, которые по своим социальным статусом занимали промежуточное место между баку и "царскими хемуу". Так, для них также составляли наряд на работу, однако использовали их труд не в поле, а в домашнем хозяйстве.

Трудовая повинность на государство в эпоху Среднего Царства сохранилась. Это были строительные и земляные работы, включая ирригационные, каторжный труд в каменоломнях, гребля на судах и т.д. "Царские хемуу" отбывали эту повинность независимо от того, в каком хозяйстве они работали. Если возникала насущная потребность (в основном во время сева или уборки), то часть рабочих, привлеченных к выполнению "царских работ", временно перебрасывали в хозяйства вельмож. Египтяне пугались "царских работ", потому что условия жизни в трудовых лагерях, очевидно, были невыносимы.

Следовательно, система общественного производства в эпоху Среднего Царства осталась традиционной. Однако в ней имели место и определенные изменения. Так, если в сутки Строителей пирамид крестьяне коллективно отвечали за уплату государству зернового налога, то теперь каждый земледелец нес за это индивидуальную ответственность. Весь хлеб, собранный из крестьянских наделов, шел в государственные закрома, крестьянину же потом выделялась определенная доля сельскохозяйственной продукции,

В эпоху Нового Царства штатных рабочих царсько-храмового хозяйства почему называли уже другим термином - іхуті (іхутіу). Реальное положение их не изменилось: тот же принудительный характер труда, та же урочная система, и сама порция киев за невыполнение нормы выработки. Как и ранее, некая часть крестьян - их называли "большими людьми поселения" - не принадлежала к іхутіу. Очевидно, это были частные земельные собственники, хотя прямых доказательств существования в Древнем Єгипті частного и общинного землевладения нет.

Остро дискутируется на материалах Нового Царства проблема египетского рабовладения. Опираясь на мем финский надпись фараона Аменхотепа II, в котором упоминается прибытия до Египта большого количества военнопленных, некоторые египтологи утверждают, что якобы "рабовладение достигло в Новом Царстве распространение, ранее неслыханного", и что "рабовладельческие отношения проникли почти во все слои египетского общества...". Другие же египтологи убеждены, что массовый пригонка военнопленных еще не означал, что египтяне превращали их в рабов, к тому же достоверность фактов, приведенных в мемфіському надписи Аменхотепа II, по мнению этих исследователей, весьма сомнительна. Французский египтолог К. Жак, его испанский коллега X. А. Ливрага и другие исследователи убеждены в том, что следует говорить не о специфике рабовладения в древнеегипетском обществе, а о его полное отсутствие там.

Многочисленным и пестрым был в Новом Царстве ремесленный люд: каменщики, штукатуры, маляры, ткачи, металлурги и т.д. В царсько-храмовом хозяйстве ремесленники объединялись в рабочие отряды, работали под присмотром мастеров, несли коллективную ответственность за выполнение каждым декадной, месячной или годовой нормы выработки. Начальники царских мастерских имели ежедекадно выходной, жили в достатке, некоторые из них даже строили для себя гробницы. Простые ремесленники работали без выходных и терпели материальные трудности, некоторые из них даже жаловались фараону на свою судьбу. Впрочем, официально они отдыхали в праздничные дни (таких в Древнем Єгипті насчитывалось свыше полторы сотни в год). Случалось, что ремесленники прогуливали и в рабочие дни, подыскивая для этого десятки различных приводов.

Например, один из ремесленников объяснял свой невыход на работу тем, что "дома варил пиво", в другой нашлась еще более уважительная причина: "дрался с женщиной". А однажды в течение четырех дней не вышла на работу целая бригада в составе 120 мастеров, их женщин и детей, т.е. около полутысячи человек. Все они были в запое, причем клялись и божились, что пили за здоровье фараона.

Отдельным социальным слоем в Новом Царстве были воины, на то время - уже профессионалы. Основная масса их вооружалась из царского арсенала, однако состоятельные из них покупали себе боевые колесницы. Командиры и владельцы колесниц жили безбедно, получая за службу приличную зарплату и свою пайку из военной добычи. Рядовым воинам жилось значительно хуже уже потому, что в мирное время их использовали на каторжных работах в каменоломнях. В египетском войске царила жестокая палочная дисциплина. В эпоху Нового Царства оно в значительной мере пополнялось иностранными наемниками (преимущественно ливийцами и шерденами), которым придавалось египетское гражданство.

Французский египтолог П. Монте так описывает жизнь египетского воина: "Будущего пехотного командира назначали с колыбели. Когда он достигал роста двух локтей, Его направляли в казарму. Там Его учили, и так, что на голове и теле оставались шрамы на всю жизнь... А когда он становился наконец пригодным для походов, жизнь его превращалось в сплошной кошмар... Писці считали воинов ниже себя, все же их юные ученики, завороженные блеском военной карьеры, время меняли щеточку и папирус на меч и лук, а скорее на колесницу с баскими лошадьми".

Элитный слой в Новом Царстве еще выше поднялся над простым людом, благодаря наплыву военной добычи он буквально купался в роскоши. Материальное благосостояние знати зависел также от царских щедрот. Больше всего обогащалась жрецька верхушка (настоятели храмов и их заместители), особенно жрецы фиванского храма Амона и мемфисского храма Птаха.

В Новом Царстве достигла апогея бюрократизация египетского общества. Страна стала по сути единственным государственным хозяйственным комплексом, в ней даже храмовые хозяйства контролировались царской администрацией и были особой формой государственного имущества. Государство регулировало количественный состав и социальную структуру общественных служб и учреждений, причем делала это, как и раньше, с помощью системы нарядов и регулярных переписей населения и имущества. Во время этих переписей чиновники устанавливали размер налога для каждого хозяйства и определяли профессию каждого египтянина (одних записывали в "государственные земледельцы", других - воинами, пастухами, рыбаками и т.п.). Институт гражданства, таким образом, в Єгипті отсутствовал. Переписи населения и имущества играли в жизни египетского общества такую важную роль, что служили точкой отсчета лет для египтян.



Назад