Электронная онлайн библиотека

 
 История Древнего Востока

Старовавилонське общество


Сохранилось уникальное источник, которое проливает свет на характер общественных отношений в Древнем Вавилоне. Это обнаружены в начале XX века французскими археологами в еламській столицы Сузах "Законы Хаммурапи", отчеканенные на двухметровом базальтовом столбе. К сожалению, ряд статей этих законов, что их Хаммурапи составил на закате своего долгого царствования, кто еще в древности уничтожил, однако утраченный текст удалось почти полностью восстановить благодаря находкам фрагментов этого юридического достопримечательности.

Ученые по-разному трактуют "Законы Хаммурапи". Одни считают их своеобразным отчетом царя перед богами о своем "мудрое" и "справедливое" властвования, другие - сборником добрых пожеланий, моральным кодексом, способным продемонстрировать "разрыв между действительным положением (в государстве) и намерениями правительства", третьи - действующим законодательством, призванным дополнить и обобщить обычное право городских общин.

"Законы Хаммурапи" - это, собственно, еще не кодекс законов, а лишь хорошо благоустроена сборник обычного права, в центре внимания которой - юридическая защита собственности и правовое оформление использование чужого труда. Законы сгруппированы в ней отдельными блоками, касающихся процессуальных норм и основополагающих принципов вавилонского правосудия (статья 1-5), охраны государственной и частной собственности (статья 6-25), имущества, полученного от царя за службу (статья 26-41), операций с недвижимым имуществом и соответствующих правонарушений (статья 42-50), торговых отношений (статья 50-126), норм семейного права (статья 127-195), наказаний за совершение умышленных и неумышленных телесных повреждений (статья 196-214), сделок с движимым имуществом и соответствующих правонарушений. Структурно "Законы Хаммурапи" состоят из трех частей: вступления, самого текста законов и заключения.

В "Законах Хаммурапи" отображаются не все стороны жизни вавилонского общества. В них, скажем, даже не упоминается довольно многочисленная в Старовавилонському царстве социальная группа хапіру (люди, потерявшие средства к существованию и часто-густо занимались разбоем), ничего не говорится о социально-экономическое положение монастырей, об отношениях между царской администрацией и общинами городов, о сферу использования рабского труда. К тому же эти законы, вероятнее всего, не были единственной правовой основой вавилонского общества, кроме них действовали и другие законодательные акты и нормы обычного права. Поэтому есть основания считать, что "Законы Хаммурапи" - казуистическая достопримечательность, то есть, они отражали лишь спорные случаи, когда требовался верховный арбитраж царя и Его чиновников. Они свидетельствуют о том, что вавилонское право еще не делилось на уголовное, гражданское, процессуальное, государственное. Этот сборник законов устанавливал сразу и нормы поведения, и ответственность за их нарушение.

Которым выступает общество в "Законах Хаммурапи" и других мудрецов источниках?

Если считать собственность на средства производства категорией социально-экономической, т.е. такими отношениями в обществе, когда одни, не владельцы, работают на других, владельцев, то анализ "Законы Хаммурапи" дает основание с высокой вероятностью утверждать, что в Древнем Вавилоне сосуществовали три формы собственности на землю: государственная, общинная и частная, с явным преобладанием первой. Земля из государственного фонда раздавалась в служебное пользование воинам, чиновникам, персонала царсько-храмового хозяйства и т.д. Пользование царской землей, как это видно со статьей 40 "Законы Хаммурапи", обуславливалось выполнением определенных повинностей на государство (ільк). В статья 71 упоминаются не-ильку, то есть не обложены повинностью на государство, частные хозяйства. Впрочем, частное землевладение в те далекие времена не существовало в чистом виде, оно сохраняло элементы общинной собственности. Индивидуальный владелец еще находился в определенной зависимости вич общины.

Община в Вавилоне традиционно была крепкой. Развитие торговли и ростовщичества подтачивал ее изнутри, однако не разрушал: она приспосабливалась к новым условиям. Крепла общинная верхушка, которая уже не заботилась о защите рядовых общинников от чиновничьего произвола, а наоборот, сама задевала их.

В Вавилоне активно развивались арендные отношения. В аренду сдавали землю, сады, скот. Закон, стараясь успевать за жизнью, регулировал эту сферу общественных связей. Он позволял арендовать поле сроком на 1-2 года, целину - на 3 года, садик - на 5 лет, регламентировал арендную плату за пользование полем третью собранного урожая, садиком - двумя третями. Поле можно было сдавать в аренду и на условиях половинщини (за половину урожая), но в таком случае землевладелец должен был помочь арендатору рабочим скотом и посевным .матеріалом. Чтобы землевладелец спал спокойно, не боялся за свои прибыли, закон устанавливал размер арендной платы в неурожайные годы такой же, как и в благополучные.

"Законы Хаммурапи" разделяли вавилонское общество на три социальные сословия: авелумів ("люди"), мушкенумів ("покорные") и вардумів (рабы), Ассиріологи считают, что на самом деле структура вавилонского общества была значительно сложнее. Но кто такие авелуми и мушкенуми?

Авелумами "Законы Хаммурапи" явно называли полноправных членов сельской или городской общины, владельцев определенной доли общинной земли. Определить кем были мушкенуми сложнее. Как видно из законов, мушкенуми пользовались ограниченными гражданскими правами в обществе. Так, за оскорбление мушкенума предусматривалось наказание мягче, чем за такую же обиду авелума. Имущество мушкенума охранялось меньшим штрафом, здоровья оценивалось дешевле и т.д. Кем были мушкенуми, точно не установлено. Ясно только, что в эту социальную группу, которой занималась царская администрация, входили также бедняки, ведь родственное ЕЕ названии слово мушкенуту означало нищета, бедность. В советской историографии мушкенумами чаще всего считался прослойка из пауперизованих крестьян и представителей других социальных групп, которых объединяли служба царю и совместная название, одним словом - "царских людей". Существовали ли между мушкенумами и авелумами непреодолимые социальные барьеры? Скорее всего, не существовали (если наше представление о социальную природу мушкенумів адекватное), ведь земля в Вавилоне свободно покупалась и продавалась, поэтому те мушкенуми, в которых водились деньги, могли приобрести землю и стать полноправными членами городской или сельской общины, т.е. авелумами.

В "Законах Хаммурапи" много внимания уделяется рабовладельческим отношениям - свидетельство того, что рабство в Вавилоне было важным общественным явлением. Основными источниками рабства были войны, работорговля, наследственное рабство, обращение на рабов правонарушителей. В Древнем Вавилоне рабы уже были юридически бесправной массой, их клеймили (брили полголовы делали ли специальное татуировки), нередко держали в кандалах. Закон позволял убивать непокорных рабов. Правда, статья 282 позволял рабу жаловаться на своего господина в суд, однако судебные процессы между рабами и их хозяевами, хотя и были реальностью еще за III династии Ура, в старовавилонську сутки уже не практиковались.

Характерно, что среди мудрецов рабов существовала определенная социальная градация. Так, рабыня-наложница пользовалась преимуществами перед другими рабами, ее саму и ЕЕ детей запрещалось продавать, после смерти господина все они становились свободными (статья 146, 171). Отпускались на волю также бывшие вавилонские граждане, которые попали в рабство за пределами страны.

Государство оберегала рабовладельческие устои, в частности опекала работорговлю, помогала разыскивать рабов-беглецов, наказывала за сокрытие чужого раба, за уничтожение на нем рабского клейма и т.д.

В "Законах Хаммурапи" ничего не говорится о том, где использовался рабский труд, тогда подробно говорится о сферу использования наемного труда, на основании чего некоторые ученые считают старовавилонське общество капиталистическим, хоть свободный наем существовал еще в докапіталістичну сутки и не обязательно является признаком именно рыночной экономики. Вавилонское право не регламентирует эту сторону производственного жизни, очевидно, потому, что считало использование рабского труда личным делом самих рабовладельцев.

Отдельным общественным слоем в Древнем Вавилоне были воины. Государству нужно было сильное войско, поэтому она заботилась о воинах, предоставляла им ряд привилегий. "Законы Хаммурапи", в частности, оберегали воинов от хищнических ростовщиков и своевольным командиров. Запрещалось отбирать за долг или приобретать имущество в воина, разве что это была земля, приобретенная воином дополнительно к царскому надела. Ограбление, продажа в рабство воина командиром считались преступлением и карались смертью. Имущество воина мог унаследовать его старший сын, если он шел по стопам отца. Когда у воина не было совершеннолетних детей, треть его имущества оставалась вдове, чтобы она могла вырастить детей. Воинов, которые попадали в плен, выкупали за средства государственной казны. За все это воин должен был благодарить государстве добросовестной службой. Когда он опаздывал в поход или присылал вместо себя наемника, то есть непрофессионала, и при этом продолжал пользоваться служебным имуществом, его казнили.

В вавилонском обществе процветало ростовщичество и его атрибут - кабала. Слишком бурная деятельность ростовщиков грозила государстве обнищанием казны от недобора налогов, ослаблением военной организации, социальными неурядицами. Поэтому государство пыталось ограничить ростовщичество, уберечь основную массу общинников от разорения ростовщиками. Хаммурапи уже на втором году своего царствования, подобно своим предшественникам, восстановил справедливость в стране", то есть отменил долговые обязательства, сохранив саму лихварську практику. Его законы регламентировали ростовщический процент, позволив кредитору забирать у должника лишь ту часть имущества, которая покрывала одолженную сумму и годовые, возвращать долг не обязательно серебром, но и продуктами (статья 51, 96); запрещалось забирать у должника весь урожай (статья 49,66) и т.д. В неурожайный год взыскания долга відстрочувалося до лучших времен. "Законы Хаммурапи" запрещали держать в кабале авелума, мушкенум же имел отрабатывать долг в хозяйстве кредитора лишь на протяжении трех лет. Более того, если бы должник, работая на кредитора, умер через плохое содержание, кредитор мог поплатиться за это своей жизнью. Закон оберегал от непомерного эксплуатации также наемных рабочих, труд которых стала широко использоваться в Месопотамии именно в старовавилонський период. Конечно, на практике все эти запреты и ограничения не всегда срабатывали, знатные лица их часто игнорировали.

Основным звеном вавилонского общества была семья, которая имела ярко выраженный патриархальный характер. Мужчина платил калым за невесту, поэтому, хотя размер приданого и превышал размер выкупа (статья 162-164), считал ее своей собственностью, даже мог продать ее и детей в рабство. Семейное имущество принадлежало мужчине и после его смерти доставалось не вдове, а старшему сыну, на которого возлагались заботы о посмертный культ отца. Поэтому не удивительно, что женщину в Вавилоне были ничто. Хотя закон иногда и становился на ее защиту, все же делал это не для того, чтобы отстоять ее человеческое достоинство, а учитывая то, что надругательство над женщиной воспринималась как оскорбление ее мужа, опекуна, общества. В семье и обществе женщина была запуганной, затурканою существом, она даже не имела возможности сказать мужу все, что она о нем думает. Соответствующее предостережение ей фиксировалось в брачном контракте [без выполнения определенных юридических формальностей брак не считался законным (статья 128)]. В одном из них, например, читаем: "Рімум, сын Шахматума, взял себе жену Баштум, дочь Белісуни, жрицы бога Шамаша, дочери Иси-битумная... Если Баштум говорит Рімуму, своему мужу, "ты мне не муж", ее свяжут и бросят в воду. Если Рімум скажет Баштум, своей жене, "ты не женщина мне", он заплатит ей 10 сиклів серебра как плату за развод".

Полюбить другого замужем вавилонянка могла лишь ценой собственной жизни. Если бы у мужа закралась только подозрение о супружеской измене, женщине зоставалося только броситься в воду. Одним словом, до норм семейной жизни в Вавилоне вполне уместны строки Дж. Байрона:

Закон Востока мрачен и суров: Оковы брака он не отличает От рабства унизительных оков.

Браки в Вавилоне, как и повсеместно на Древнем Востоке, были ранними. Девушка выходила замуж в 12-14-вещь-ном возрасте, а помолвке, понятное дело, происходили еще раньше. В одной из месопотамским поговорок - образце тогдашнего черного юмора - мужчина неодобрительно отзывался о детские браки, которые излишне продлевают годы семейного счастья: "Не буду я брать трехлетнюю женщину, потому что я не осел" Интересно, какие поговорки о семейном Эдем составляли вавилонянки?

Следует заметить, что каким бы ни было беспросветным жизни вавилонянки, все же дышалось ей легче, чем шумерянці. Вавилонянка, например, в отличие от шумерянки, в некоторых случаях имела право на развод, могла выйти вторично замуж, когда становилась вдовой или когда ее муж попадал в плен (правда, как зафиксировано в законах м. Ешнунна, когда муж возвращался из плена, он мог снова забрать свою бывшую жену к себе). Приданое принадлежало женщине, на случай развода она забирала его себе, а заодно и часть совместно нажитого имущества. Даже больше, социальный статус в Вавилоне определялся не за мужем, а за женщиной - сын свободной вавилонянки и раба считался свободным, а рабы и свободного - рабом (статья 170-171, 175). С больной женщиной мужчина мог расстаться, однако не мог прогнать ее из дома, должен был до конца дней удерживать ее (статья 148).

Распространенным явлением в Вавилоне была проституция - бытовая и храмовая (она развилась еще в шумерские времена). Храмовой проституции в вавилонскому обществе отводилась такая важная роль, что, по свидетельству Геродота (видимо, преувеличенным), каждая вавилонянка имела хоть раз в жизни отдаться за бесценок первому встречному в храме богини любви Иштар (История, И, 199). Бедняки отдавали за плату в публичные дома своих малолетних дочерей. Для профессиональной подготовки жриц любви существовали специальные школы. К представительницам древнейшей в мире профессии в Вавилоне относились снисходительно, хотя и без пиетета. Вавилонская проститутка могла сделать себе неплохую карьеру, скажем, приобрести в собственность публичный дом, а случалось-даже выбиться в царицы.

"Законы Хаммурапи" оберегали нравственность общества, в частности устанавливали жестокое наказание за клевету, за двурушничество, за оскорбление детьми своего отца или опекуна, за лжесвидетельство. Особенно следили в государстве за благопристойностью и добропорядочностью жриц. Если бы одна из них приохотилась к рюмке, ее могли сжечь живьем.

В "Законах Хаммурапи" находим следы существования в вавилонскому обществе рудиментов первоначально родовых отношений: талиона (эквивалентной мести), круговой поруки, самосуда. Итак, по всей цивилизованности это общество еще стоял одной ногой в варварстве.

Что представлял собой политический строй Древнего Вавилона?

Украине существовала сильная монархическая власть, которая основывалась на развитом государственном секторе экономики. Как свидетельствуют переписки Хаммурапи с чиновниками, царь контролировал все стороны жизни общества, вмешивался в мельчайшие детали управления, что, по мнению историков, не предвещало обществу ничего хорошего. Помогали ему вездесущие чиновники, которых хватало и при царском дворе, и в административных округах. В государстве была тьма-тьмущая фискалов, которые следили за тем, чтобы население исправно вносило в казну зерно, финики, скот, рыбу и другие натуральные продукты, а также отдельный налог серебром и продуктами на содержание царского двора. Чиновники т.н. "царской палаты" следили, чтобы не опустела государственная сокровищница, в которой хранились на черный день золото, серебро, самоцветы.

В Древнем Вавилоне исправно функционировала достаточно развитая судебная система. Судьями были специальные чиновники, которые руководствовались в своей работе писаным правом. Без дела они не сидели, потому что через общедоступность законов и формальную ответственность судов за правильность вынесенных приговоров вавилоняне пристрастились к сутяжничества, особенно в делах продажи и аренды имущества. В государстве уже сложилось процессуальное право, которое требовало от судей не ограничиваться выслушиванием свидетелей, а проводить расследования по делу. "Законы Хаммурапи" установили уголовную ответственность за лжесвидетельство (оно, как и ложное обвинение, каралось по принципу талиона, т.е. тем же наказанием, которое ждало на обвиняемого, в случае, когда бы вину его было доказано). Конечно, вавилонскую Фемиду, как в этом убеждают источники, трудно заподозрить в справедливости и неподкупности, судебные злоупотребления были обыденным явлением, судьи в своей массе были предприимчивыми взяточниками.

В Вавилоне нередко сложные судебные дела решались с помощью "божьего суда", то есть клятвы именем богов (считалось, что боги непременно накажут того, кто даст ложные показания, поэтому отказ давать клятву приравнивалась к признанию своей вины) или водных ордалией (обвиняемого бросали в реку и, как, что он следовал, считали его невиновным; в средневековой Европе, наоборот, чтобы судьи признали обвиняемого невиновным, ему надо было утонуть).

В исторической литературе нередко можно встретить идеализацию государственного механизма Вавилон. В частности, высказывается мнение, что государство в Вавилоне обеспечивала "гармоническое равновесие" между различными общественными слоями и прослойками. На самом деле "социальная гармония" в обществе, где существовали рабы и рабовладельцы, бедные и богатые, простонародье и вельможи, была утопией. Старо-вавилонское общество знало, что такое социальные неурядицы, а возможно - и социальные взрывы.



Назад