Электронная онлайн библиотека

 
 История Древнего Востока

Движение пророков, реформы Иосии


Еврейская знать становилась все пихатішою. Она не просто купалась в роскоши - выставляла их напоказ, будто специально для того, чтобы росло недовольство в обществе, ведь, как отмечал историк В. О. Ключевский, "богатые наносят ущерб не тем, что они богатые, а тем, что заставляют бедных чувствовать свою бедность". Социальная атмосфера в обоих староеврейских царствах розпалялася, причем именно в тот момент, когда международная обстановка складывалась для евреев не лучше. Поэтому мыслящая часть общества прониклась чувством тревоги за судьбу еврейского государства, что нашло свое отражение в движении пророков.

Пророки, т.е. прорицатели, ясновидцы, существовали в древности повсеместно. Жили она в основном при царском дворе или храме и выполняли роль официальных идеологов и пропагандистов. Такие пророки были и в Палестине, они с корыстной целью пропагандировали царскую политику, хотя это не мешало им принимать участие в дворцовых интригах. Однако большинство еврейских пророков не кривила душой, говорила с народом от собственного имени и по собственной воле. Если к этому добавить, что некоторые пророки (Амос, Єремія, Єзекіїль и др.) были выходцами из низов, и что их политические прогнозы нередко сбывались, то станет понятным, почему народ им верил и шел за ними. Кстати, пророки хорошо знали психологию толпы и умели различными экстравагантными выходками завоевать себе популярность.

Пророки, что их считают предтечей самого Моисея, гневно клеймили любостяжание ростовщиков, которые "приобщают дом к дому, присоединяющие поле к полю, вплоть места хватает для других..." (Ис, 5, 8), "продают безвинного за серебро, а бедняка за пару сандалий" (Ам., 2, 6). Сильнейших мира сего они называли користолюбивими и бездушными: "Народ мой! Князья твои упрямые и друзья ворам они, взятки все они любят подарки и гоняются за дачкою, не судят они сироты, и дело вдовы не доходит до них..." (Ис, 1, 23).

Староеврейских пророков иногда называют первыми социалистами, потому что они мечтали о справедливое общество, в котором "не будут... строить, чтобы другой жил, не будут насаждать, чтобы другой ел" (Ис, 40, 25; 65, 21-22). В таком обществе воцарятся мир и согласие, еврей ни за что не навредит еврею или, как живописал Исайя, "волк и ягненок будут пастись вместе, и лев будет есть солому, как вол... они не будут делать зла и вигубляти не будут..." (Ис, 65,25). Сами люди, по мнению пророков, такое общество не построят, его подарит им Бог, но сделает он это только в том случае, если евреи отрекутся от язычества и перейдут к монотеизму. Итак, социальный спасение виделся пророкам в победе монотеизма и религиозной самоизоляции евреев. Не вперед, а назад, в идеализированный ними родоплемінний устройство, звали они народ. При этом иногда призвали и другие народы до всеобщего мира и согласия, "перековать мечи свои на орала, а копья свои - на серпы" (Ис, 2, 4), но строить мир без войн и насилия, по их мнению, следовало лишь после того, как евреи "полетят на плеча филистимлян к западу, ограбят всех детей востока; на Едбма и Моава наложат руку свою, и дети Аммона будут подданными им" (Ис, 11, 14), то есть после построения "мировой" еврейского государства. Пацифизм пророков, таким образом, был весьма своеобразный, круто замешанный на этническом эгоизме, чтобы не сказать - шовинизме.

Политическая катастрофа 586 г. до н. э. (уничтожение войсками Навуходоносора II Єрусалима и "вавилонский плен" евреев) и ряд других причин и факторов привели в VI-V вв. до н. э. до угасания общественно-политического движения пророков.

Историки считают, что этническое самосохранение евреев стало возможным именно благодаря движению пророков: "Гсторія староеврейских царств... фактически ничем не отличается от истории полдюжины соседних стран. Ничто в ней не стоило особого изучения, когда прошло три тысячи лет, ничто не могло сохранить народ на протяжении тысячелетий после того, как канули во мрак забвения великие империи. И если среди всех мелких государств Древней Азии лишь царствам Иудеи и Самарии выпала другая судьба, то причину этого следует искать в одном-единственном факторе - еврейских пророках".

Призывы пророков к еврейской знати ограничить свои аппетиты, не притеснять простой люд, как это ни странно, не остались гласом вопиющего в пустыне, потому что тогда в сложной международной обстановке, когда сомнительным казалось само выживание евреев как этноса, потребность в социальных реформах была очевидной.

В 621 г. до н. э., через сотню лет после гибели Израильского царства, иудейский царь Іосій обнародовал "Второзакония" - последнюю книгу "Пятикнижия Моисея", которую якобы обнаружили во время ремонтных работ в столичном храме Яхве, но на самом деле составили по приказу царя (или с его ведома) столичные жрецы. "Второзакония" на религиозной основе регламентировало в малейших деталях образ жизни евреев и, что особенно важно, ограничивало ростовщичество и долговую кабалу. С тех пор держать в долговой кабале еврея (не евреев это не распространялось) разрешалось лишь в течение шести лет, по истечении этого срока его надо было отпустить на волю, наделив при этом самым более необходимым имуществом: "Когда продан будет тебе браттвій еврей или еврейка, то будет служить тебе шесть лет, а в седьмой год отпусти его свободным от себя, не отпусти его пусто, - очень надели его из мелкого скота твоего, и с гумна твоего и из точила твоего, - чем благословил тебя Господь, Бог твой, то дашь ему" (5 М., 15, 12-14).

Опираясь на "Второзакония", Іосій позакрывал в Иудее все храмы, кроме иерусалимского, причем жрецов языческих капищ истребил, а служителей периферийных храмов Яхве пристроил в столичном храме. С помощью такой решительной централизации культа Іосій надеялся укрепить свою власть и восстановить господство Давидидів во всей Палестине. Действительно, царская власть от этого не проиграла, удостоверяющих такие строки из Книги Екклезіаста (10 :20):

Даже и в мыслях не кляни царя, И в спальных покоях не клены владетельных, Потому что птицы небесные разнесут твой язык, И пернатые звістують дело.

Достичь социального мира и согласия в государстве Іосій не смог: слишком далеко зашло социальное расслоение в обществе, чтобы его можно было преодолеть за помощью половинчатых реформ, которые, по словам мудрого чиновника М. Сперанского, "имеют тот существенный недостаток, что не излечивают социальные болячки, а лишь залечивают их и, в конечном счете, делают невигойними". Древнееврейский историк Иосиф Флавий с горечью сообщал, что евреи старались превзойти друг друга в нечестивых делах перед Богом и в несправедливостях против ближних. Сильные угнетали простой люд, а народная масса пыталась истребить сильных; те рвались к власти, а эти прибегали к насилию и грабили богатых".



Назад