Электронная онлайн библиотека

 
 История Древнего Востока

Становление цивилизации. Греко-Бактрійське царство


Цивилизованное общество появилось в Средней Азии в конце II в начале i тыс. до н. э. Его построении способствовали вступление региона в железный век и создание в Прикаспии и в долине Муграба сложных ирригационных систем. По данным "Авесты", это общество состояло из жрецов, воинов-колонистов, земледельцев-скотоводов, ремесленников и рабов патриархального типа.

В VI в. до н.э. начался новый, третий, этап в истории древней Средней Азии. Иранские Ахеменіди присоединили часть ее оазисов (Бактрію) в своих необъятных владений. Для этого им пришлось преодолеть упорное сопротивление мощного племенного союза массагетів - грозы старосхідних цивилизаций (эти кочевники уже имели тяжелую конницу). Когда империю Ахеменидов возглавил Дарий И, Средняя Азия, как и другие иранские территории, взорвалась восстаниями. Особенно энергично добивалась независимости Маргіана. Дарий И сумел слепить воедино империю, даже расширить ее территорию. Однако после его смерти государство Ахеменидов потеряла былое могущество, и это подтолкнуло местную знать до сепаратистских восстаний. Відложився Хорезм, пренебрегали властью Ахеменидов кочевые племена.

Очередную страницу в историю древней Средней Азии вписали завоевания Александра Македонского. Когда он уничтожил государство Ахеменидов, Бесс, последний ахеменідський сатрап Бактрии, провозгласил себя "царем Азии" и предпринял попытку создать свое государство в составе Бактрии, Маргіани, Согди и Парфии. Но соратники Бесса услужливо выдали Александру Македонскому этого политического неудачника. На протяжении трех лет продолжалось народное восстание в Согді, возглавляемое представителем местной знати Спітаменом. Александр Македонский потопил этот народный выступление в крови, уничтожив 70 тыс. согдійців. Чтобы примирить регион, он застроил Бактрію крепостями И женился на красивой, но своенравной Роксаной - дочерью знатного бактрійця.

После смерти Александра Македонского Средняя Азия вошла в состав государства Селевкидов. Антиох, сын основателя этого государства, перестроил столицу Маргіани, окільцював весь оазис 25С-километровой защитной стеной, построил и укрепил ряд городов. Бактрія принялась энергично отстраивать свою экономику, истерзанную войнами, даже отчеканила свою монету. В то же время она завоевывала себе политическую независимость. Около 250 г. до н. э. бактрійський сатрап Діодот провозгласил себя независимым обладателем. Примерно тогда же от Селевкидов відложилася и Парфия. В Средней Азии, таким образом, образовалось несколько новых государств.

Самой заметной новообразованной государством было Греко-Бактрійське царство, власть в котором принадлежала завоевателям - грекам и македонцам. В нем сохранилась эллинистическая структура общества. В 80-х годах II в. до н. э. непоседливые греки Бактрии осуществили переход через Гиндукуш и начали завоевание индо-пакистанского субконтинента. Но уже тогда политически нестабильное Греко-Бактрійське царство начало распадаться на отдельные небольшие государства. Дальнейшая история Греко-Бактрии развивалась в русле этих двух тенденций.

Поэтому спокойствие и стабильность могли появиться среднеазиатской людности разве что во сне. Оазисы стонали от опустошительных набегов кочевых орд. В III-i в. до н. э. кочевники объединились в мощные политические союзы. Так, на севере Средней Азии кочевую государство образовали племена сюнну, на юго-востоке Казахстана - усуні. На Бактрію, словно гром с ясного неба, рухнули кочевники-юеджі. Свою посильную лепту в этот вселенский бардак внесли и саки. Появление кочевых государств открыла новую в мрачную, страницу в истории человечества.

Создатели кочевых государств отличались особой воинственностью. Помпей Тропе сообщал о них (с определенной долей субъективизма): "Всю жизнь они проводят не спішуючись с лошади верхом на лошадях они воюют, пируют, решают свои частные дела и выполняют общественные обязанности. Всадниками они переезжают с места на место, останавливаются, торгуют, ведут разговор... Всегда они в тревоге и движении, всегда озабочены или внешними войнами, или внутренним раздором... Обладателей слушаются не потому, что уважают их, а потому, что боятся. В любострасті не знают спину, в еде сдержанные. Никаким их словам и обещаниям нельзя доверять, если они сами не заинтересованы в соблюдении своего слова".

 



Назад