Электронная онлайн библиотека

 
 История Древнего Востока

Реформационные вероучения середины i тыс. до н. э


Сразу отметим, что появление реформационных вероучений, лучше приспособленных к новым общественных условий, чем религия Вед, не подписала смертный приговор брахманизма. Брахманизм, немало идей и сюжетов которого новые вероучения позаимствовали, и в дальнейшем удерживал в своих рамках духовная и светская жизнь массы населения, причем его влияние сохранился в Индии до сих пор (сегодня каждый грамотный индеец знает наизусть все 1028 гимнов "Ригведы"). Почти не уменьшился и бывший престиж брахманов. Эти создатели и хранители ведийской литературы обеспечивали межэтнический мир и согласие, сохранили сам принцип станово-кастового деления населения, который, по словам С. Ф. Ольденбурга, "на первый взгляд, расчленял, однако на самом деле выполнял и объединительную миссию, потому что он не считался ни с племенем, ни с государством, создавая нечто крепче, чем условные границы племени или страны".

Изменения в духовном климате Индии начала появление литературы упанишад ("сидеть возле учителя"). Упанишады завершают ведийскую литературу, поэтому их еще называют ведантою - "концом Вед". Традиция насчитывает 108 упанишад, древнейшая из которых, "Брихадараньяка-упанишада", датируется VIII-VII вв. до н. э.

В науке упанишады характеризуются по-разному. Одни исследователи видят в них принципиально новые религиозно-философские учения, другие органично связывают их со всем предыдущим развитием индийской религиозно-философской мысли. Однако в любом случае упанишады произвели более целостную мировоззренческую систему, чем Веды. "Если авторы рігведійських гимнов были прежде всего певцами и поэтами, то авторы упанишад - это уже философы и мудрецы".

Упанишады поставили под сомнение утверждение брахманов, будто только жрецам доступна "высшая истина", выразили уверенность, что наставником в религиозной жизни может быть даже безродный, чтобы он только имел соответствующую подготовку, допускали безгріховність нарушения станово-кастовых ограничений и запретов. Саму варнову систему они не отвергали, однако связывали принадлежность человека к той или иной варны не с ее происхождением, а с нравственностью и профессией.

Упанишады породили (или возродили) веру в переселение душ - сансаре. Согласно этой религиозной идеей, Вселенная - это сансара, "колесо жизни", то есть бесконечный цикл рождений и смертей, в котором смерть переселением души в другую материальную субстанцию. Судьбу каждой души в ее новом рождении определяет карма - совокупность поступков, слов, помыслов в каждом из предыдущих жизней. Согласно незыблемого закона кармы, которому подлежит все, что живет в сансарі (то есть даже боги), душа праведника возрождается в представителю той самой, а то и высшей касты, душа грешника - в какой ничтожному существу.

Карму образно сравнивают с рекой: "Жизнь реки поддерживается тысячами ручьев (желаний), что несут в то же время и чистые воды (добрые дела), и нечистоты (злые поступки). Відринаючи нечистоты или, наоборот, впитывая их, река может изменить и свою будущую карму (однако не теперешнюю) и в следующем существовании стать прозрачным горным ручьем или вонючей канавой, русла которых опять же будут заранее определены кармой...".

Сложное учение о сансаре и карму оправдывало социальное неравенство, переводил вину за существование социальной несправедливости на тех, кто стал ее жертвой, а потому поддерживало в стране социальный мир и стабильность. Мол, если кому приходится сполна пить горькую чашу, то в этом виноват он сам, потому что не заслужил себе лучшей доли в предыдущих жизнях.

Упанишады подарили людям желанную надежду на "самоспасіння", выразили (в теологической форме) стремление человека самостоятельно определять свою судьбу. Уже поэтому они имели колоссальное влияние на мировоззрение и поведение индейцев. Однако упанишады не давали исчерпывающего ответа на запросы человека, который в своих духовных исканиях стремилась не только выявить причину зла в мире, но и найти пути его преодоления. Поэтому в середине i тыс. до н. э. в стране появились и другие реформационные учения, которые на свой лад решали эту задачу. Одно из них, Йога, предлагало как выход слияние индивидуальной души с Абсолютом. Вырваться из проклятой сансары, раствориться в природе можно, согласно Йогой, путем специальных физических и психологических упражнений, мистического экстаза, транса, благодаря которым человек перестает воспринимать окружающий мир. На фунте Йоги возник и очень распространился в VII-VI вв. до н. э. знаменитый индийский аскетизм - следствие глубоких изменений в обществе. "Древние племенные объединения распадались, - отметил английский індолог А. Бешем, - исчезло чувство взаимной опоры, сплоченности, присущее родовые. Человек оказался наедине с внешним миром, она уже не чувствовала поддержки со стороны соплеменников... Чувство страха и неуверенности заполонило сердца людей", бросая их в объятия мистики и аскетизма. Многих аскетизм привлекал новыми знаниями, которые он давал человеку. Не случайно индейцы считали, что подвижничество наделяет каждого особой мудростью и магической силой, а в их мифологии аскетами становились даже демоны - чтобы быть сильнее и мудрее богов.



Назад