Электронная онлайн библиотека

 
 История Древнего Востока

Шан-Инь: рассвет китайской государственности


О рассветный период истории Древнего Китая ученые, к сожалению, знают очень мало. Отдельные из них не исключают, что общественные состояния и примитивная государственность могли появиться в Китае еще в условиях господства общинной собственности на средства производства в связи с переходом населения от мотыжному к плужного полеводства, а не значительно позже - на этапе классообразования.

Сыма Цянь считал создателями китайской государственности племена ся, в которых власть вождя в конце III тыс. до н.э. уже была наследственной. Ученые, которые придерживались "гіперкритичного метода" в джерелознавстві, считали эту концепцию выдумкой, более того, отрицали историчность более поздних китайских династий - Шан-Инь и Чжоу. Археологи еще накануне Первой мировой войны неопровержимо доказали факт существования государств Шан-Инь и Чжоу, однако не обнаружили эпиграфических подтверждений историчности государства Ся, хотя в существовании последней они, как правило, не сомневаются. Отдельные китаїсти отождествляют напівлегендарні племена ся носителями пізньонеолітичних культур Луншань ли Эрлитоу.

Несмотря на нерешенность вопроса историчности государства Ся, знакомство с на древнекитайском цивилизацией начнем с XVIII в. до н. э. В настоящее время в средней части бассейна Хуанхэ вождь тамошнего шанського племени Чен Тан, как об этом сообщал Сыма Цянь, распространил свою власть на ся и другие протокитайські племена, основав примитивную государство Шан. Чжоусці, которые жили по соседству с окопами, называли эту государство Инь. Чтобы не путаться в этих названиях, китаїсти приняли соломоново решение: первую китайскую государство называть Шан-Инь.

Шанцы селились в поймах рек - на узких полосах земли, к которым вплотную примыкали лесные чащи. Они восприняли земледельческую культуру туземных неолитических племен, научились отводить с полей излишки воды, занимались выращиванием проса, чумизи, пшеницы, сорго (гаолян) и других засухостійких злаков, а также разнообразных садово-огородных культур их земледелие не было іригаційним, базировалось на половодном и атмосферном орошении земельных участков. Население Шан-Инь держало быков, овец, свиней, занимались коневодством, птицеводством, коллективным охотой, рыболовством, сбором даров природы. Пожалуй, именно шанцы изобрели знаменитое китайское шелководство, которое позже стало своеобразным символом Китая (римляне, как известно, называли Китай "страной шелка"). Отлично освоили шанцы бронзовую металлургию, причем производили из бронзы почти исключительно ритуальный посуда, оружие и украшения, а орудия труда - из дерева и кости. Занимались они также гончарством, деревообработкой и строительством, резьбой по кости и камню, другими ремеслами. Именно за шанского суток в долине реки Хуанхэ наладилась обменная торговля. Денег тогда, конечно, еще не существовало, торговым эквивалентом служили раковины каури ли их бронзовые имитации, зерно, кожа, шелк и др. Обменная торговля была тесно связана с грабительскими военными походами, во время которых принимали военнопленных, которых сотнями и тысячами приносили в жертву богам и предкам. Беспрецедентно массовые человеческие жертвоприношения, упоминания о которых находим в тысячах тогдашних гадальных надписей, вызывали напряженность в отношениях между агрессивными окопами и соседними племенами, особенно цянами, женьфанами и др. Шанцы должны были хорошо защищать свои поселения, в которых существовали храмово-дворцовые комплексы и ремесленные кварталы.

Надежных данных о системе общественных отношений в государстве Шан-Инь нет. Можно уверенно утверждать лишь о наличии в шанському обществе имущественного и социального расслоения, что его подтверждает существование нескольких типов тогдашних захоронений.

Своих вождей и князей шанцы хоронили в просторных могилах, причем сопровождали такие захоронения щедрыми жертвоприношениями, в том числе человеческими (каждый раз убивали до полутысячи жертв). Покойников низшего ранга хоронили скромнее, бедняков же закапывали в землю без гроба. Сам факт наличия в Шан-Инь нескольких типов захоронений дает основания предполагать, что китайская система социальных рангов, о которой пойдет речь далее, вероятно, начала формироваться еще на світанковому этапе китайской цивилизации.

Характерно, что шанцы при всей своей нищете приносили в жертву также домашнюю птицу, скот, клали в могилу бронзовая посуда, оружие, колесницы, раковины каури, другие драгоценности, продукты питания, одним словом - почти все средства существования, что, по мнению китаїста Т. В. Степугіної, служило своего рода предохранительным клапаном против чрезмерной имущественной поляризации населения.

Нельзя уверенно утверждать о существовании в шанському обществе рабства, если учесть тогдашние массовые ритуальные убийства пленных и низкий уровень материального производства. Правда, по мнению отдельных китаїстів, в древних надписях для гадания есть упоминания о рабов, однако точность перевода этих надписей всегда сомнительна, поэтому выводы, сделанные на их основе, следует считать предварительными.

В шанському Китае, скорее всего, существовало общинне землевладения с системой взаимопомощи и круговой поруки, причем общинная земля предоставлялась в индивидуальное пользование отдельным семьям. Кажется, существовали общественные поля, что их обрабатывали коллективно государственным инвентарем все общинники (в форме государственной повинности) или приписаны к этой земли крестьяне. На то время уже выделялись богатые и знатные роды, которые поставляли обществу царей, князей, жрецов, однако еще сохранилось немало первоначально родовых традиций (скажем, кровная месть).

Семья в шанському обществе была патриархальной. Родительский авторитет в ней усиливался культом предков и багатоженством. Практические китайцы строили свои гаремы по принципу сорорату - преобразования на побочных женщин сестер основной женщины (выгода от такого брака очевидна: несколько женщин и - одна теша). Тогдашние китаянки играли важную роль в семье и обществе. В основном их руками велись мотичне земледелие, ткачество, шелководство, гончарный промысел, виноделие, пивоварении. Порой они возглавляли охотничьи отряды, были военными командирами. Есть основания считать, что в шанському Китае, как и в Древнем Єгипті, царский трон, вероятнее всего, передавался по женской линии.

Китаїсти отмечают, что в шанському обществе принципы семейно-кланового и государственного устройства были почти тождественными, отношения в семье и клане служили шанцям "образцом иерархии в обществе и всего политического строя". Царская власть в стране, видимо, выросла с древней теократии, ведь шанський обладатель - он имел титул вана - выполнял также функции верховного жреца и считался вместе со всей своей родней потомком верховного божества Шанди. Шанський ван уже отделял себя от народа, взял себе красноречивый титул "я единственный среди людей". Однако его реальная власть еще оставалась номинальной. "Единственный среди людей" должен был учитывать мнение народных собраний и совета старейшин, не противопоставлял себя общине, а выступал как ее ставленник, как посредник между ней и миром богов.

Политическая централизация государства Шан-Инь находилась на начальной стадии. Создан окопами союз китайских племен не был крепким. Сильнее племена отпадали от шанського вана, их лидеры сами претендовали на роль политического лидера в бассейне Хуанхэ. В конце XII в. до н. э. Шанский государство пришло в упадок вследствие внутренних неурядиц и опустошительных набегов кочевников, прежде всего сюнну (их происхождение до сих пор не выяснено). Этим воспользовался, если верить песенной традиции, вассал шанського вана - вождь чжоуських племен У-ван, который захватил шанську столицу и основал на руинах Шан-Инь новое государство, что занимала значительную часть бассейна Хуанхэ и северную часть бассейна Янцзы. Столицу этого государства воинственные чжоусці построили на своей родине, на западе Китая, поэтому период древнекитайской истории XII-VIII вв. до н. э. ученые назвали Западным (Первым, Ранним, Старшим) Чжоу.



Назад