Электронная онлайн библиотека

 
 История Древнего Востока

Восточная Хань


Чтобы Китай окончательно не превратился в пустырь, Гуан У-ди, как это делали и его предшественники, пошел на некоторые уступки народу. Он объявил всеобщую амнистию, отпустил на волю часть государственных рабов, уменьшил государственные налоги, упорядочил работорговлю, даже попытался ограничить рост латифундіального землевладения. Однако его политика не имела надежной социальной опоры. Знать лишь на словах поддерживала императора, на самом же деле сопротивлялась его либеральным начинанием. Историк Фань Является свидетельствовал, что латифундисты "повсеместно поднимали мятежи, убивали старших чиновников". Гуан У-ди сумел положить конец эскалации насилия варварским, но, как показала жизнь, надежным методом - обещанием амнистии тем пяти мятежникам, которые принесут ему голову шестого. Военное сопротивление знати император придушил, однако он не смог повернуть назад колесо истории. Расслоение в обществе продолжалось, причем приобрело угрожающие масштабы.

Современники сообщали: "Высшие семьи накапливают миллионные богатства, становятся собственниками земельных латифундий, которые не уступают владением удельной знати. Они подкупают власть, чтобы она оказывала несправедливости, держат собственных охранников для запугивания простого люда, убивают невинных и похваляются, что ни одного из их людей не казнили как преступников на базарном майдане. Так живут, а после смерти пользуются царскими почестями. Поэтому (люди) низших дворов топчутся напуганы, не зная, как и ступить. Родители и дети, склонив головы, по-рабски служат богачам и приводят им к услугам женщин и детей".

Основная масса крестьян терпела материальные затруднения, а в голодные годы и во время войн вообще была на грани вымирания. Фань Является уверял, что много китайцев "становилось людоедами, и кости мертвецов были разбросаны по всей стране".

Как свидетельствуют источники, в Восточной Хань все больше крестьян отдавались под защиту "сильных домов", поэтому переставали быть земельными собственниками и, в конечном счете, попадали в феодальную зависимость.

Хозяйственный механизм Восточной Хань розладнувався. Нувориши не спешили вкладывать свои богатства, нажитые спекуляцией и ростовщичеством, в сферу производства, соревновались в расточительстве с царским домом. В обществе нарастали анти рыночные настроения, от правительства добивались свертывания, даже ликвидации, денежного обращения, на что он и ушел в начале III ст., "отменив" монету. Экономика страны развивалась, таким образом, в направлении натурализации. Государственная казна обнищала, армия в условиях нарастающего экономического кризиса сокращалась и деморалізовувалася. Чтобы спасти армию и в то же время пристроить люмпенов, не способных себя прокормить, правительство стал набирать воинов преимущественно из среды деклассированных элементов. В армию вербовали даже кочевников"варваров" - еще не более надежную публику. Правительство начал расселять кочевников во внутренних районах Китая, надеясь, что они ассимилируются и в дальнейшем не будут представлять опасности для государства, однако кочевники начали вытеснять коренных жителей в ряде провинций, неоднократно восставали, так что государственная власть лишь приобрела себе этой непродуманной политикой очередную передрягу. В самом государственном аппарате процветала коррупция, все усиливалась фракционная борьба между столичным чиновничеством и придворными евнухами. Дошло до того, что в конце 60-х годов II в. евнухи захватили власть в государстве и вырезали почти всю столичную интеллигенцию. Император лишь бессильно наблюдал за этой политической вакханалии, став марионеткой в руках обнаглевших евнухов. Интриговало влиятельное двірцеве женщины.

Во второй половине II в. ханьське общество буквально лихорадило. В стране произошло около сотни местных народных волнений. Больше всего восстание, которое вошло в историю под названием Желтые повязки, вспыхнуло 184 г. Впервые в истории народных движений Китая началось оно не стихийно, а организованно. Его тщательно подготовил Чжан Цзюэ - руководитель лаосской секты "Тайпіндао" ("Путь великого спасения"). Этот политический авантюрист во время вспышки эпидемии стал лечить больных своими магическими действиями и, волшебствами и получил большую популярность в народе. Его 300-тысячная повстанческая армия уже имела свою программу, составленную в духе лаосской доктрины. Повстанцы отождествляли ненавистную Ханьскую династию с Синим Небом и верили, что его заменит справедливое Желтое Небо (так Чжан Цзюэ называл себя), поэтому связывали свою голову желтой лентой. Желтые повязки брали штурмом города, разрушали поместья знати, отпускали на волю заключенных и рабов, добивались уравнительного перераспределения пахотных земель. Восстание охватило почти всю восточную часть

империи. Правительство бросило против повстанцев отборное войско, навербоване преимущественно из кочевников, которые не знали, что такое милосердие, резали всех подряд, составляли из черепов убитых пирамиды. На протяжении десяти месяцев основные силы Желтых повязок было уничтожено. Чжан Цзюэ внезапно умер от болезни, другие вожаки наложили председателем или попали в плен.

Кровавое подавление народной стихии в конце концов принесло гибель Ханьській империи. В 189 г. военные командиры, брошены на борьбу с повстанцами, неожиданно захватили столицу Лоян, вырезали, словно баранов, около двух тысяч царских евнухов, взяли в плен императора, а с конникам и - "варварам и" расплатились его наложницами. Однако сюнну, сяньбіни, ухане и другие кочевники, которые принимали участие в этих драматических событиях (они, кстати, выступали попеременно то на стороне "сильных домов", то на стороне повстанческих отрядов), не покинули Китай, образовали на севере страны свои "варварские" государства. Да и сами мятежники вскоре перессорились. В 220 г. Китай распался на три независимые царства Вэй (на севере), Шу (на западе) и В (на юго-востоке и востоке). Китай, таким образом, вступил в свое средневековья - "печальную эпоху измен и жесткостей " (С. П. Фицджеральд) - разобранным и занехаяним.



Назад