Электронная онлайн библиотека

 
 История Древнего Востока

Письменность, язык, образование


Китайцы создали одну из самых древних систем письма, происхождение которого до сих пор не выяснено. Лингвисты в основном уверены, что свое письмо китайцы изобрели сами, а не позаимствовали у других народов.

Самым древним китайским письмом традиционно считают гуа - комбинации линий и штрихов, положенные в основу известной ворожильної "Книги перемен" (цзин). Действительно, лингвисты видят определенную схожесть между триграммами гуа и отдельными китайскими иероглифами. Автором готового иероглифического письма традиция называет царского министра Цан Се (XXVII-XXVI в. до н. э.), которого якобы натолкнуло на идею иероглифических знаков следы птиц на земле и тени от ветвей деревьев.

Археологические находки не только подтверждают упомянутые архаичные даты появления китайской письменности, но и подают ранее. В частности, орнамент на посуде неолитической культуры Яншао ученые воспринимают как комбинации магических символов и пиктограмм. В любом случае, знаменитые гадательные надписи на костях и панцирях черепах, которые до находки неолитического посуды культуры Яншао считались древнейшей китайской епіграфікою, - это уже зрелая піктографічно-ідеографічна система письма. Ученые называют ее цзя гу вэнь, то есть "знаки на костях и панцирях".

Следующим после "цзя гу вэнь" стилем китайского письма стало чжоу вэнь (или к чжуань) - "большое письмо для печатей". Именно им выполнены сжатые надписи на чжоусь-кому ритуальном посуде из бронзы. Когда Китай распался на независимые царства, возникли местные варианты чжоу веня. Основатель Ціньської империи Цинь Шіхуан велел своим министрам разработать единую упрощенную систему письма. ее назвали сяо чжуань ("маленькое письмо для печатей"). Через сотню лет после этого чиновник Чен Мао, как утверждает традиция, разработал в тюрьме еще проще письмо - ли шу ("деловое письмо"), а с появлением кисти, туши и бумаги в стране появилось кай шу ("уставне письмо"), которое окончательно сложилось в IV в. н. э. и дошло до наших дней почти без изменений. Рядом с "ли шу" и "кай шу" китайцы использовали в эпоху Хань скоропись, который оформился в стиль пин шу ("быстрый шрифт") и цао шу ли цао цзы ("травяные знаки").

Китайский иероглиф - это сногсшибательная комбинация рисков, количество которых порой достигает 52-х. Запомнить конструкцию иероглифа, тем более воспроизвести ЕЕ на бумаге непросто. Грамотный китаец должен был изучить минимум 7 тыс. иероглифов, которые размещались вертикальными столбцами сверху вниз (столбики размещались справа налево). В целом же в старо китайских текстах использовалось около 10 тыс. иероглифов. Однако основная сложность "китайской грамоты" заключается в том, что она в отличие от устной речи не менялась, поэтому между ней и языке возникли "ножницы". Разделительных знаков до XIX в. в китайском письме не существовало. Поэтому нет ничего удивительного в том, что в Древнем Китае, как и в Древнем Єгипті, возник культ грамотности. Этот культ проявился прежде всего в подчеркнуто почтительном отношении к письменної человека. "Профессия воина, полководца в Китае никогда не была окружена такой романтикой, которая хотя бы отдаленно напоминала бы отношение к рыцарей и воинов в других странах, в частности в Европе, - отмечает Л. С. Васильев. - Воин никогда не был социальным идеалом в стране - им всегда был грамотей вполне-чиновник". Магия грамоты проявилась также в развитии китайской каллиграфии. Китайская классическая теория искусства причислила каллиграфическое написание иероглифов и их гармоничное расположение на шелке или бумаге к способов художественного самовыражения, приравняла каллиграфию к живописи.

Отдельные мастера краснопису (Ван Січжі, Оуян Сюнь, Янь Чженьцін и др.) зажили в традиционном Китае громкой славы. Китаец, даже неграмотный, считал змережану иероглифами шелковую ленту самым ценным подарком, хотя не всегда мог прочесть надпись на ней. В крупнейших китайских музеях экспонировались достопримечательности краснопису.

Почему китайцы не переходят на алфавитная письменность ради сближения с культурой других народов? Дело в том, что "китайская грамота" имеет свои преимущества. В китайском языке существует множество очень отличных диалектов, которые часто передают одни и те же понятия разными словами. Избежать неминуемой путаницы и недоразумений при общении в связи с этим помогает как раз письмо. К тому же в китайском языке сила-силенна омофонів, то есть слов с одинаковым звучанием, что обозначают разные понятия. Например, слово "фу" может означать "отец", "жена", "богатый", "посылать", "возвращаться". Различить домофоны также можно только на писании, где каждому понятию соответствует отдельная форма написания слова ("фу" в значении "отец" пишется не так, как "фу" в значении "посылать" и т. д.). Таким образом, если бы китайцы перешли на другое письмо, они потеряли бы это преимущество в написании слов. К тому же, им пришлось бы или переписывать заново всю классическую литературу, что практически невозможно, либо отказаться от своего духовного наследия.

Сначала китайцы писали на костях жертвенных животных и панцирях черепах, а с XII в. до н. э. - также на бронзовом ритуальном посуде. В начале i тыс. до н. э. они научились писать сверху вниз на узеньких бамбуковых или деревянных дощечках. Бамбуковые дощечки "страницы" китайцы зброшуровували в "книги" с помощью кожаного ли шелкового шнурка. Бамбуковая "книга" была очень громоздкой, время "занимала пять повозок". Со временем китайцы начали использовать для письма шелковые ленты - удобный, однако дорогой материал.

В начале нашей эры китайцы первыми изобрели бумагу. Автором этого изобретения считается чиновник Цай Лунь, который заведовал мануфактурами.

Цай Лунь якобы обратил внимание на волокна, что оставались на сите после промывки коконов и постепенно превращались в письмо. Изобретательный чиновник решил сделать из волокон материал для письма, использовав для этого массу из тряпок, древесной коры, конопли, шелковых волокон и старых рыбацких сетей. Бумажную массу он мял в специальной ступе, что ее в таньську эпоху поместили со всеми почестями в столичный музей.

Трудно сказать, что именно Цай Лунь изобрел бумагу, или это изобретение ему приписали как официальному лицу. Гипотетической также дата изобретения - 105 г. н. э., потому что археологи обнаружили в западных районах Китая древние образцы бумаги, которые датируются серединой i в. до н. э. Цай Лунь, вероятнее всего, лишь усовершенствовал изобретено до него бумажное производство. Со временем китайцы начали использовать для производства бумаги не только шелковую вату, но и другие волокнистые растения: рис, конопля, бамбук, тростник, шелковицу.

На бамбуковых и деревянных дощечках китайцы рисовали свои иероглифы расщепленным бамбуковым пером - своеобразным "каламом", ошибки в тексте исправляли специальным ножом, который вместе с другим письменными принадлежностями носили на поясе. В III в. н. э., если верить преданиям, Тан Вэй изобрел кисть и тушь. Кисть для письма китайцы делали из мягкого оленьего, заячьего или козьего волоса, ручку - из бамбука, иногда из золота, нефрита, малахита, слоновой кости и другого дорогостоящего материала, черную тушь - из клея, каменного угля или древесной сажи. Твердый брикетик туши они разводили водой в специальной тушечниці, которую любовно украшали декором, превращали на художественное изделие. Китайцы называли свое письменные принадлежности "четырьмя сокровищами кабинета", воспевали его в стихах, песнях, легендах. Характерно, что китайские художники-каллиграфы по сей день пользуются традиционным письменными принадлежностями - кистью, тушью, тушечницею и бумагой.

Рассмотрим подробнее особенности древнекитайской языка. Она не менее сложная, чем китайское письмо, к тому же очень отличается от сучасної. ее происхождения - сложная научная проблема. Исследователи не могут применить для ее анализа сравнительный метод, поскольку им неизвестна произношение фраз на костях для гадания. В настоящее время лингвисты считают, что в надписях для гадания есть элементы южноазиатских, северо азиатских (тибето-бирманских) и тайских языков древнекитайская речь появилась в результате длительного процесса их смешивания.

В чжоуську сутки в Китае появилось много диалектов. Языковые различия между независимыми царствами стали такими значительными, что населению соседних царств, чтобы поладить между собой, приходилось проходить специальный курс обучения. Эти разногласия были следствием миграций китайского и не китайского населения, переселение китайцев из одного царства к другому и т.д. Еще в конце эпохи Чжоу китайские диалекты образовали западный и восточный языковые блоки, граница между которыми проходит по западной окраине Великой Китайской равнины вдоль южного берега р. Хуанхэ и захватывал часть долины р. Феньхе. Этот рубеж был не только языка, но и культурным и этническим.

Образование китайцы получали в частных и государственных школах, которые готовили чиновников. Многочисленные грамотные (их китайский народ называл "мудрецами") набирали себе учеников, передавая им не только знания, но и собственные взгляды на жизнь и общественную мораль. Введение ханьським императором В Ди конкурсных экзаменов для желающих выбиться в начальники дало мощный толчок ученичеству в Китае. Выходцы из провинциальной элиты, чтобы приобрести репутацию "ученого человека", которая открывала путь к чиновничьей карьеры, записывались в частные конфуцианские школы.

Историк Фань Является сообщал: "Со времен (основателя династии Младшая Хань) Гуан У-ди военное дело потеряла свое значение, все занимаются только изучением канонов. Те, кто носил убранство конфуцианцев, восхваляли древних властителей, путешествовали от школы к школе, собирались толпами в лекционных залах, заполнили собой все края. Путь в десять тысяч ли к знатока канонов не считался далеким, останавливались в каждой школе, за обучение платили сотни тысяч монет. К тем, кто, вкусив славы и блестящей репутации, держал открытыми двери своего дома, записывались не менее чем по десять тысяч человек".

Отдельные школы в Китае были невероятно популярными. За пізньоханської суток в столичной школе Тайсюе - первом китайском высшем учебном заведении - обучалось до 30 тыс. учеников! Понятное дело, ажиотаж вокруг конфуцианской образования мало способствовал подъему духовной культуры народа, наоборот, - порождал формальное отношение многих учеников к обучению. Дети чиновных родителей в основном стремились не к знаний-их главной целью было занесения в школьных списков. Учителя, к которым записывался целая орава учеников, могли передать свои знания только не многим из них. Так, лишь каждый десятый из полутысячи учеников Ма Жуна непосредственно общался с учителем, остальные черпали знания из вторых рук. Образованным в Китае считался тот, кто овладел "шестью искусствами": ритуалом, музыкой, умел стрелять из лука, править колесницей, читать, писать и считать.



Назад