Электронная онлайн библиотека

 
 История Древнего Востока

Религия и мифология


Первобытные верования и культы китайцев почти не отличались от тех, что сложились в других древних народов.. Однако постепенно, до середины i тыс. до и. э., в специфических условиях развития китайского общества, которое очень долго не было контактов с другими очагами цивилизации, в стране сложилась чисто китайская религия с ее неповторимым стилем. Синтез местных верований и культов в самобытную старокитайську религию состоялся по чжоуської суток в связи с завершением этнокультурной интеграции китайских племен и народов.

Видное место в религиозно-мифологическом мировоззрении по крайней мере еще с эпохи неолита занимали тотемные представление. Древние китайцы считали священных тотемов своими предками, верили, что с ними можно поддерживать хорошие отношения, даже жениться. Об этом, в частности, свидетельствует оригинальное иньская бронзовый сосуд, сделанный в виде испуганного китайца в любовных объятиях могучего тигрицы. Китайская знать имела привычку выводить свою родословную от священного тотема. Существует предположение, что тотемне происхождения было обязательным для претендента на китайский престол.

С древности в Китае сложились также анімістичні представление. Китайцы обожали явления природы, прежде всего небо и землю, звезды и планеты, дождь и ветер, горы и реки. Каждый водоем, дерево, куст, камень они считали одухотворенными, наделены магической силой. Духов гор, прудов, рек, рощ они изображали в виде симпатичного старика или красивой девушки. Чтобы задобрить духов, китайцы справляли в священных рощах, расположенных в районе слияния рек, сакральные обряды, приносили им жертвы, даже человеческие. Так, в 621 г. до н. э. в царстве Цинь во время погребального обряда царя Ма-гуана было закопано живьем 177 его родственников и слуг, о чем узнаем из древней китайской песни. В царстве Вэй в середине i тыс. до н. э. в жертву духу реки Хуанхэ приносили самую красивую девушку, которую наряжали в свадебный наряд, клали на деревянное ложе и пускали по реке. Девушка, разумеется, медленно тонула - и это означало, что дух Хуанхэ принял жертву. Этот жуткий ритуал сообразительные чиновники использовали для взимания налога с населения.

За чжоуської суток тотемістичні и анімістичні верования слились в одну религию, в результате чего священные животные были наделены фантастическими чертами. Это касается прежде всего феникса, единорога, дракона, тигра и черепахи. Феникс (фазан) символизировал семейное согласие, одно-рог - мир и достаток, тигр считался царем зверей льва китайцы не знали), черепаха символизирует долголетие и физическая мощь. Древние китайцы верили в то, что черепаха способна превращаться в обольстительную женщину и отбивать у женщин мужчин, поэтому выражение "сын черепахи" был в Китае оскорбительный, а нарисованный на стене дома или на воротах контур черепахи был китайский вариант русского обычая мазать ворота дегтем. Что касается дракона, то он стал символом самого Китая, а в ханьскую эпоху - также власти императора (императрицу символизировал феникс). Характерно, что в старокитайській мифологии дракон символизировал в то же время мир и достаток, а праздник дракона (оно приходилось на 5-то число 5-го месяца по китайскому календарю) усталилося как одно из самых любимых праздников китайского народа.

Интересно, что в системе народных верований Древнего Китая большинство духов происходили не от абстрактных существ, а от реальных лиц, то есть были духами конкретных покойников.

Важное место в религиозно-мифологическом мировоззрении древних китайцев занимали астральные культы, связанные с господствующими космогоническими и натурфілософськими представлениями. Так, Солнце и Луна воспринимались китайцами всегда в паре, причем Месяц считался воплощением темного, мрачного, пассивного женского начала инь, а солнце - светлого, яркого, активного мужского начала ян. Пять планет отождествлялись с пятью первоэлементами: Юпитер - с деревом, Марс - с огнем, Сатурн - с землей, Венера - с металлом, Меркурий - с водой.

В иньскую эпоху многочисленный пантеон богов и духов возглавил Шанди - великий бог и божественный першопредок іньців, предок их обладателей-ванов. Следует отметить, что Шанди воспринимался китайцами не столько как верховная мистическая сила, сколько как першопредок. Л. С. Васильев отмечает, что "смещение в культе Шанди акцента в сторону его функций первопредках сыграло в истории китайской цивилизации огромную роль: именно оно логично привело к ослаблению религиозного начала и усиление рационального начала, что проявлялось в гіпертрофуванні культа предков, который позже стал основой основ религиозной системы Китая".

С образованием в Китае Чжоуської государства культ Шанди постепенно был вытеснен чжоуським культом Неба. Этот культ не имел иконографии, он воспринимался китайцами как большая абстрактная сила, воплощение абсолютной мудрости и высшей справедливости. Население Китая считало, что Небо наказывает злых и вознаграждает добрых. Первосвященником культа Неба был император, только он мог выполнять в полном объеме ритуал, связанный с этим культом. Поскольку культ Неба был вне племенным, он способствовал этнической консолидации населения Китая в единую централизованную монархическую государство. Вокруг этого культа в стране возникло множество народных верований и предрассудков. Считалось, например, что ребенок, зачатый в полночь, родится калекой; во время грозы, когда Небо сердится,-дебилом, во время лунного или солнечного затмения - не заживется на свете.

Однако стержневым в религиозно-мифологической системе Древнего Китая был культ предков. Китайцы представляли загробный мир прямым продолжением этого мира и считали, что души предков способны влиять на живых родственников, даже верили, что покойники могут жениться, причем рудименты этой веры сохранились в Китае по сей день. Еще в иньскую сутки китайцы строили храмы своим предкам, приносили их душам пожертвования, чтобы предки не сердились на них и не оказывали им неприятностей. Это объясняет, почему для китайца не иметь сына, который бы позаботился о его посмертный культ, всегда означало жизненную катастрофу.

На закате древнекитайской истории, в ханьскую эпоху, в страну из Индии проник буддизм. Центром буддизма в Китае стал монастырь Баймасы ("Храм белой лошади"), возведенный в i в. н. э. близ Лояна (легенда объясняет такое название тем, что буддийские сутры были доставлены в Китай на белом коне). Однако завоевать конфуцианский Китай буддизма не удалось, потому что его эгоцентризм не соответствовал общепринятым нормам конфуцианской морали (воспитанный в конфуціанському духе китаец более всего ценил земную жизнь, свою семью, культ предков), к тому же перевести на китайский язык буддийские термины и понятия было нелегким делом. В Китае буддизм постепенно китаїзувався. Его упадок начался здесь в IX в., однако эта религия не отмерла, а подчинилась конфуцианской государстве.

Одновременно с появлением буддизма в Китае стал распространяться религиозный даосизм, который заботливо оберегал народные верования и культы. Даосизм охотно включал в свой пантеон "чужих" богов и духов, а потом выдавал их за своих. Его пантеон состоял из множества небожителей, канонизированных обладателей и героев древности, лаосских проповедников, "бессмертных святых" (лиц, которым якобы повезло обрести физическое бессмертие), канцеляристов, тех, кто чем прославился за жизнь. Количество богов и святых в даосизме в конце концов так разрослась, что их пришлось разделить на семь разрядов-рангов, что соответствовало лаосской догме о семи небес. В ханьскую эпоху выделилась троица основных лаосских богов, возглавляемая Нефритовым императором. К ней принадлежали также легендарный основатель даосизма Лао-цзы и мифический создатель вселенной и першопредок Пангу.

Даосизм развил идею о возможности достичь физического бессмертия. Чтобы стать бессмертным, достаточно было отведать чудодейственные персики, которые раз в три тысячи лет вырастали в саду богини Западного неба Си Ван-му (ее имение был расположен в горах Кунь-лунь), или экзотическую траву, которая растет на недоступных волшебных островах.

Даосские монахи занимались магией, мантикою, гаданием и другими колдовским упражнениями, в которых китайцы были очень желающие. Они разработали рекомендации, как уберечь себя от злых духов (для этого, например, нужно было позагинати края кровли, чтобы всякая нечисть, которая движется только по прямой, не попала в помещение, воспользоваться магическим бронзовым зеркалом, с помощью которого удалось узнать оборотня, и т.д.).

В Древнем Китае сложилась оригинальная концепция о потустороннем мире, которая, по мнению исследователей, потерпела буддийского влияния. Китайцы считали, что у человека несколько душ (они появляются, соответственно, в момент зачатия и во время рождения человеческого существа). Одна душа сопровождает тело покойника под землей, другая поселяется в храме предков в табличку с именем покойника. Посмертная судьба души зависит от того, грешная она или праведная. Праведную душу ждет рай, грешную - ад. Китайская концепция про рай и ад в общих чертах похожа на христианскую, особенно относительно описание адских мук, однако выглядит милосерднее. Китайское ад напоминает христианское чистилище. В нем душа мучается не пожизненно, а лишь столько, сколько нужно для искупления грехов, а потом навсегда поселяется на небе.

Характерно, что подземный мир представлялся китайцам как земная канцелярия. Они даже клали в гроб чиновника рекомендательное письмо, написанное канцелярским стилем и адресованное одному из начальников в царстве теней.

Китайцы пытались сделать тело покойника нетленным. Еще не выяснено, как это им удавалось, но процессу гниения они предотвращали. Археологи обнаружили тела, которые на протяжении веков и тысячелетий так хорошо сохранились, что мышцы не потеряли своей упругости.

Не только буддизм, конфуцианство и даосизм не стали в Китае окремішніми религиями. Они постепенно слились в одну религиозную систему под главенством конфуцианства. Китаец мог быть одновременно и буддистом, и конфуціанцем, и даосом. В таком симбиозе эти религии просуществовали в Китае до новейших времен.

Церковного клира в Древнем Китае не было. Жрецом семейных богов и духов там был глава семьи, который осуществлял необходимый ритуал перед табличками с именами предков. Существовали и официальные жрецы, однако они были особыми чиновниками, а не служителями культа. Вся их деятельность "ориентировалась прежде всего на выполнение необходимых административных обязанностей, призванных сохранить стабильность санкционированной небом социальной структуры", что способствовало где сакрализации религиозной жизни древнекитайского общества. Религиозный фанатизм не был присущим для китайцев.

Поэтому религиозная жизнь Древнего Китая было весьма специфическим. Старокитайське религиозное мышление, в отличие от древнеиндийского, ориентировалось не на метафизику, а на социальную этику и административную практику. По словам Л. С. Васильева, китаец "никогда особо не задумывался над тайнами бытия и проблемами жизни и смерти, зато он всегда видел перед собой эталон высшей добродетели и считал своим священным долгом последовать его". В религии китайца влекла не сакральная, а сугубо земная основа, которая определяла нормы его социально-семейной жизни. Старокитайське жречество, в том числе целая армия лаосских шаманов, которые специализировались на магии, и шаманок, которых в засуху выставляли голыми на поле или даже сжигали, чтобы вызвать дождь, не выпадало из группового портрета чиновничества. Оно не пользовалось даже крошкой того колоссального общественного престижа, который выпал на долю древнеиндийской касты брахманов.

Одной из важнейших особенностей древнекитайской религии исследователи называют весьма скромную роль мифологии. В этой сфере духовной культуры китайцы не проявили особой фантазии. Примером может служить их крайне запутанная космогония. В общих чертах представления китайцев о возникновении мира и мироздание было таким. Все сущее в природе состоит из пяти первоэлементов: воды, дерева, металла, огня и земли, является следствием постоянного взаимодействия двух полярных космических сил - инь и ян, которые графически изображаются как две неотделимые половины - черная и белая, согнуты так, что одна готова перейти в другую. Инь и ян не противостоят друг другу, а взаимодействуют между собой, постоянно проникают друг в друга, меняются местами, создавая вечный круговорот вещей в природе. Небо и Земля, на которых замыкается Вселенная, по сути те же силы - ян и инь. Сначала они были слиты воедино, однако напівжінка-напівзмія Нюйва разъединила их. Загоревшись желанием творить, эта богиня, которая в китайской мифологии символизировала Месяц и выступала в паре с другим мифическим персонажем - "покрытым чешуей" Фуси, ее мужем или братом, принялась лепить из желтой глины людей. Это занятие вскоре Нюйві надоело, она начала халтурить - наполнять землю бедными и обездоленными.

Земля согласно китайской мифологии имеет квадратную форму и лежит под круглым небом. На земной поверхности под небесным шатром живут китайцы, а в четырех углах, не прикрытых небом, - примитивные народы, способные быть только вассалами китайского императора. Так в условиях окружения Китая кочевыми племенами сложился догмат о Поднебесную, Срединную империю - якобы единую цивилизованную страну в мире. В руках всесильных мифологических персонажей Земля оказалась простой игрушкой. Однажды мифический герой Гунгун разозлился до умопомрачения и разрушил столбы, на которые опиралось небо. На землю сразу рухнули страшные природные катаклизмы. Аварийный ремонт Вселенной осуществила Нюйва, однако она то где перепутала, чего не доработала, поэтому небо и земля остались немножко вывороченными и, как следствие этого, звезды движутся на небосклоне на запад, а реки в Китае текут на восток. Довершил дело праматери Нюйви Великий Юй - основной герой китайского мифа о потопе. Он вырыл русла "трехсот крупных год, а сколько малых, и не сосчитать", дал названия всем рекам, горам, животным и растениям. Свою лепту в благоустройство жизни на земле внесли также Охотник (древнее божество охоты), который изобрел лук и стрелы и научил людей охоте, першопредок чжоусців "князь Проса", который научил людей земледелию, и т.д.

Жертвоприношения Небу и Земле осуществлял лично император, причем делал он это на священной горе Тайшань - самой высокой в Северном Китае. Считалось (об этом позаботились конфуцианцы), что подняться на священную гору, не вызвав гнева Неба", способен лишь совершенно мудрый повелитель. Скажем, Цинь Шіхуану помешала это осуществить внезапная буря... Потому императоры долго медлили, прежде чем решались отправиться на гору Тайшань, ведь речь шла об их репутацию в народе.

Кроме космогонических мифов, в Древнем Китае существовали и другие мифологические циклы. Однако с развитием древнекитайского общества архаичная мифотворчество в нем зачахла, мифологические персонажи были переосмыслены как легендарные мастера и культурные герои, мифы уступили место сказкам и героическому эпосу. Одной из основных причин в демифологизации мировоззрения китайцев исследователи считают противодействие языческим представлениям со стороны сложившихся религий. Религия классового общества отвергла языческие культы, которые смогли сохраниться в этих условиях лишь благодаря своей в демифологизации. "Спасение" древних богов, - отмечает Е. М. Яншина, - как это ни парадоксально звучит, был достигнут уничтожением их как богов".



Назад