Электронная онлайн библиотека

 
 История Древнего Востока

Приход вадзін. Зарождение раннегосударственных образований (эпоха яйої)


До появления на островах "людей ямато", или вадзін (носителей языка предка современного японского) цивилизационное развитие архипелага происходил почти обособленно от социально-экономических, культурных и этнополитических процессов на континенте. Фактически до середины i тыс. до н. э. Япония представляла собой напівізольований культурно-хозяйственный анклав, оторванный от основных очагов дальневосточной цивилизационного сообщества. Айны, ама, ідзумо, кумасо и другие островные этносы уже произвели на тот момент зародыши собственных протидержавних институтов и стратифікованого общества, создали многоотраслевую экономику с доминированием воспроизводящих типов хозяйствования, заселили и освоили абсолютное большинство островных территорий, но не знали металлов, комплексного полеводства и животноводства, развитых общественно-государственных институтов, письменности. Приход вадзін сломал рутинную культурно-историческую автаркию Японии, ускорил ее общественно-хозяйственный и политический развитие, включил "Страну Восходящего Солнца" в горизонт дальневосточной региональной общности, лидером и эталонным образцом которой считался тогда Китай.

Происхождение вадзін остается неизвестным. Лишь дальние родственные связи японского языка с группой алтайских языков дают основания ученым строить гипотезы относительно того, откуда пришли "люди ямато". Известно лишь, что, придя сначала в Корее, вадзін заимствовали много полезных социально-политических и хозяйственно-технологических новаций у китайцев и протокорейців, а в середине i тыс. до н. э. осуществили массовое переселение из Кореи к юго японского острова Кюсю, откуда начали расширять свои территориальные владения, продвигаясь на север архипелага.

Пришельцы значительно преобладали островных аборигенов уровнем развития своих хозяйственных технологий, научных знаний, культурных и политических традиций. Они научили островитян обрабатывать первые металлы (медь, бронзу, золото, серебро), завезли в страну лошадей и коров, что способствовало появлению на островах комплексного пахотного земледелия вместо примитивного мотыжному. Знали древние японцы и железо, однако добывать и обрабатывать его они еще не научились, а железные изделия, импортируемые из Кореи, были чрезвычайно дорогими и потому оставались экзотической редкостью для островитян. Наконец, действительно революционное влияние на развитие давньояпонської цивилизации произвело появление на островах риса - завезенной из Кореи сельскохозяйственной культуры, что лучше всего прижилась в условиях влажного и относительно теплого климата Японии. В истории страны началась эпоха, которую местная археология классифицирует как времена яйої (III в. до н. есть, - III в. н. э.).

Приход протояпонців качественно изменил цивилизационное лицо страны. "Люди ямато" были выраженными монголоїдами, и результатом их интенсивного смешивания с аборигенами стало формирование японского антропологического типа, который относят к смешанной расы с преобладанием элементов монголоїдності. В агрокомплексе окончательно утвердилось воспроизводящую хозяйство оседлых земледельцев и животноводов. Появление медно-бронзового литья положительно повлияла на качество обработки земли, что способствовало повышению урожайности полеводческих культур. Выросла урбанизация: на смену поселкам, число жителей которых не превышала несколько десятков человек, пришли первые протогорода, население которых достигало сотен, а нередко и тысяч человек. Общее количество островитян достигла 600 тыс. человек. Богаче стало духовную жизнь людей.

Как народ-завоеватель вадзін не могли успешно конкурировать с аборигенами "за место под солнцем" без родокланової взаимопомощи, поэтому основой их социальной структуры выступала система экзогамных кланов хара, в сравнении с которой даже семейные связи играли второстепенную роль. О легкомысленное отношение к институту брака свидетельствует, в частности, отсутствие у "людей ямато" любых свадебных ритуалов. Согласно традициям, если женщина или девушка называла мужчине или парню свое имя, это уже обязывало ее отдаться ему - вот и все свадьбы! А некоторые праздники (например, праздник урожая ніїнамесай) сопровождались обязательными оргиями. В то же время жестко кодифицирован в рамках обычного права система возрастных казней поражает стабильностью. Она предполагала, что до 14-15 лет юноши жили в доме родителей на правах детей; затем, после непростого, зато пышного испытания во время церемонии инициации, ребята переселялись в "дома для юношей". Они становились полноправными воинами, получали право совещательного голоса на клановых собрании и могли искать себе жену. Найдя "невесту", юноши переходили к состояния мужчин, создавали собственную семью, жили в отдельном доме, заводили детей и могли голосовать на собрании клана.

Появление новых типов хозяйствования и социального устройства отразилась на ментальности островитян. Рисоводство требует скрупулезности, скрупулезности и точности до мелочей, высокой групповой и индивидуальной самодисциплины, а также четкой организации и взаимодействия между пахарями, сеятелями, строителями ирригационных сооружений, оросителями и т.д. Со временем такая система хозяйствования воспитала у японцев трудолюбие, дисциплинированность, организованность, порядочность и терпимость, а также осторожность относительно любых новаций. Отличали "людей ямато" также клановый корпоратизм, уважение к вождей, дисциплинированность, воинственность и этническая чванство - именно благодаря этим чертам пришельцы смогли отвоевать для себя землю в кровожадных кумасо, воинственных ідзумо, неуловимых ама и многочисленных айнов.

С появлением металлов, рисоводства, комплексного сельского хозяйства и т.д значительно возрос объем дополнительного продукта, что его производила островная экономика, и, как следствие, в конце i тыс. до н. э. возникли первые протодержави - чіфдоми ("вождівства"). Чіфдом представлял собой группу общин, подчиненных центральному поселку, где находилась резиденция вождя. Задача лидера заключалось в создании как можно более эффективной системы управления и оптимальной организации производственного процесса с целью получения большего совокупного прибавочного продукта. В о-тодержавах появилась первичная стратификация общества на вождей и их приближенных, жрецов, администраторов, дружинников и простой люд. Однако границы между этими социальными слоями оставались еще достаточно условными. Средством политической стабилизации ранних японских чіфдомів стала сакрализация и обожествление власти и лица вождей, опорой которых выступал первосвященник местного племенного культа и личная жена. Технологической базой хозяйства чіфдомів оставались мотыга, орало и копалки суток ранних металлов (меди, бронзы, камня или дерева).

Данных о конкретную историю первых японских прото-государств очень мало. Это преимущественно отрывки из китайских и корейских хроник и небогатый археологический материал. Первыми очагами государственных процессов на островах стали общины, жившие на севере о-ва, Кюсю и юге и в центре-ва Хонсю, где хозяйственный прогресс и общественное расслоение происходили наиболее активно, поскольку именно туда прибыли во второй половине i тыс. до н. э. "люди ямато". их вожди жили в деревянных домах и имели по 4-5 жен, в то время как простолюдины довольствовались моногамией и травяными куренями. Хоронили знатных в пышных лодках, которые пускали плыть водами моря в вечность, других покойников просто закапывали в землю. В общественной иерархии появились "рабы" (нухї) и "зависимые люди" (сейко). Заметные сдвиги происходили в хозяйственной жизни страны. Развивались полеводство (просо, рис, конопля), садоводство (слива, каштан, тутовое дерево), огородничество (тыква) и скотоводство (лошади, собаки, коровы). Важную роль играли также охота, морское рыболовство и собирательство, улучшилось качество ремесленных изделий. Японцы научились производить ткани не только из коры бумажного дерева, дикого хлопчатника (томен) и крапивы, а и из конопли и шелка, красить их в синий и красный цвет; добывать и обрабатывать жемчужины, жадеит, зеленую яшму, плавить медь и бронзу. Что же касается права, по которым жили тогдашние протояпонці, то оно оставалось "суровым и неумолимым": за незначительные проступки в человека забирали жену и детей, за большую - убивали, нередко виновника уничтожали вместе со всеми родственниками.

Уже во II в. до н. э. на островах сложилось более сотни вождівств, "каждое из которых имело своего наследственного вождя". При таких условиях привычным состоянием внутреннего жизнь стала кровавая борьба чіфдомів за доминирование, причем почти ИЗ самых далекоглядніших лидеров уже во времена правления ханьского императора В Ди (140-87 гг. до н. э.) слали официальные письма или посольства в Китай, чтобы заручиться поддержкой могущественного китайского обладателя в борьбе с соседями. Результатом постоянной борьбы вождівств за гегемонию стала постепенная концентрация владений и вскоре среди них появились первые мікрогегемони - Тома, Мацура, Куна, Ито и др.

Сначала самым удачливым и самым хитрым проявил себя вождь расположенного на севере Кюсю "царства", который благодаря военным успехам и дипломатическому таланту сумел в 57 г. до н. э. получить от ханьского императора Сюань-ди (73-49 гг. до н. э.) золотую печатку с выгравированным на ней надписью: "Царь ва людей в стране".

Долгое время эту историю считали легендой, но в 1784 г. печать случайно нашел крестьянин, копая канаву. С тех пор бесценная находка экспонируется в Фукуоцькому музее искусств.

Признание за наським вождем обычно японской гегемонии со стороны Китая стало солидным козырем в внутриполитических дрязгах: к середине II в. н. э. вождівство На оставался самым мощным чіфдомом на Кюсю. Однако стремительный упадок Ханьской империи, который завершился в 184 г. н. э. восстания "желтых повязок", оставил без могущественного покровителя. Как гласит китайская хроника "Цзинь шу", "японцы взбунтовались и постоянно нападали друг на друга", пока война за "наську наследие" не завершилась победой вождівства Яматай, расположенного на юго-восточном (тихоокеанском) побережье о-ва Кюсю.

По данным китайской хроники "Вэй чжи" на рубеже i-II вв. н. э. лидером чіфдому Яматай был человек, имя которого осталось неизвестным. После его смерти вождівство "находилось в анархии и междоусобицах" и "много лет не мало правителя", пока в 173 г. власть взяла женщина Химико (Біміко - "Шаманка Солнца" или "Шаманка огня"), которая пробыла на престоле почти восемь десятилетий (до 250 г.). Взойдя на трон довольно молодой, Химико проявила себя выдающимся политиком, искусным дипломатом и неординарным руководителем. Стабилизировав благодаря репрессиям внутреннюю ситуацию и реорганизовав с помощью младшего брата систему управления, "Шаманка Солнца" перешла к внешней экспансии. Вскоре "владение царицы" (как именовали их китайские хроники) охватили территорию двадцати (!) бывших "царств" Кюсю, в том числе влиятельные в прошлом Ито и На. Племенной союз Яматай занимал теперь большую часть территории Северного и Центрального Кюсю. Среди всех давньояпонських вождівств он по своей внутренней структуре ближайшее подошел к стадии зрелого государственного образования. "Царство" Яматай владело четко определенной территорией. Объем дополнительного продукта и соответствующих сборов давал возможность удерживать солидные властные институты и пышный двор (Химико, в частности, имела 1000 служанок), а общественное расслоение теряло элементы бывшей аморфности. "Благородных и низких" теперь по-разному татуировали, а следовательно социальные отношения уже настолько созрели, что стало возможным по жизненно закреплять за человеком его общественный статус.

И несмотря на все успехи, племенной союз разъедали культовые, этнические и хозяйственные региональные различия. Ситуацию осложняли также властные притязания местных вождей. Далеким от процветания оставалось экономическое положение Яматай: корейский летопись царства Силла свидетельствует, что в 193 г. "люди Ва сильно голодали, потому свыше тысячи их прибыли (до Силла) просить еды". А когда, разгромив ближайших конкурентов из среды собственно вадзін, яматай эти совершили агрессию на юге Кюсю против воинственных племен кумасо, войны перестали приносить ожидаемые победы, престиж и добычу. В незнакомых протояпонцям горных массивах юга Кюсю воевать было трудно, грозные кумасо оказывали упорное сопротивление, а величественный Китай активно поддерживал все антияматайські действия, поскольку считал "царство" Химико своим врагом после разгрома яматайцями вождівства На - бывшего "друга и союзника" Ханьской империи.

С целью лишить кумасо китайской помощи Химико отправила в 238 г. официальное посольство к вейсь-кого (северо китайского) императора Мин-ди. Я матай-ский посланник Насьонмі признал от имени Химико формальный вассалитет Яматай по Вэй. Нехитрый политический шаг сразу дал ожидаемый результат: Мин-ди "присвоил" Химико титулы "царицы Ва и вторая Вэй", пожелал ей мирно управлять подданными и пообещал перестать поддерживать "страну Куна" (то есть кумасо), что сразу показали дворцовых записи Вэй: если раньше война Яматай и Куны описывалась в категориях "воюют между собой", то отныне китайские хронисты отмечали, что кумасо "не подчиняются царицы", а следовательно является мятежниками против легитимного правительства Химико. И даже после дипломатических успехов прямой поддержки от Китая Химико не получила, а потому тяжелые кумасо-яматайські войны продолжались еще несколько десятилетий и завершились для "Шаманки Солнца" безрезультатно.

Последние годы правления Химико известно мало. Различные хроники скупо вспоминают о мятежи, междоусобицы и бунты, которые продолжались в этот период и не прекратились и после смерти (250 г.) знаменитой обладательницы. Вероятнее всего, это были восстания покоренных племен, которым надоело платить яматайцям обременительную дань, хотя отдельные японские историки склонны видеть в этих беспорядках протест вождей-мужчин против засилья женского правления. Результатом кровавых военных действий стало восстановление абсолютной независимости всех земель "царства" Куна (хотя остальные захваченных в прошлом земель яматайці содержали под своим контролем). Пышные похороны царицы имели, очевидно, продемонстрировать незыблемость и мощь шамансько-теократического режима. Вместе с Химико "в последний путь" отправили более ста ее "слуг", а на могиле грозной правительницы огромный курган насыпали в 100 шагов диаметром. Однако недаром эти кладовищенські новации считают точкой отсчета для нового периода в истории Японии - эпохи кофун ("курганов"), или Ямато, - с которой начинается средневековый этап развития японской цивилизации, ознаменован окончательным оформлением основ традиционной японской государственности дальневосточного типа. Что же до чіфдома Яматай, то смерть Химико стала началом его конца.

Не успели досыпать курган на могиле "огненной шаманки", как загорелась внутренняя война за ее наследство. Сначала "место на троне занял новый правитель, но люди не стали ему повиноваться. Резня и убийства продолжались; более тысячи было таким образом уничтожены". Пожалуй, среди тысячи этих неудачников был и мужчина, который пытался унаследовать яма тайский трон.

Лишь после долгих и кровавых столкновений трон заняла тринадцатилетняя "дочка" (скорее, внучка) Химико - Ійо (Таійо), которая сразу же начала искать поддержку в Китае. За море отправили новое пышное посольство в составе двадцати человек во главе с начальником царской гвардии Ядзаку. Он вез с собой богатые подарки: 30 рабов, 5 тыс. белых жемчужин, драгоценные самоцветы и 20 свитков красочной парчи. Уровень посольства свидетельствует о большие надежды, которые возлагали лидеры Яматай на эту миссию, а также, в определенной степени, о критичности ситуации, в которой оказалось Яматай в середине III ст. Однако Китай был в этот момент озабочен своими внутренними проблемами и никакой реальной поддержки Ійо не предоставил (ограничившись, в свою очередь, богатыми подарками).

Зажатый со всех сторон врагами "царство" Яматай роздиралося внутренними междоусобицами и было обречено на гибель. Вскоре этот племенной союз окончательно распался. Последнюю память в хрониках о вождівство Яматай историки датируют 266 г., а в начале IV в. даже память о государстве "огненной солнечной царицы" исчезает в Японии.

На то время, когда "Страна Восходящего Солнца" вступила в средневековье, население Японских островов достигло 1 млн. человек.



Назад