Электронная онлайн библиотека

 
 Политология (теория и история политической науки)

Исторический аспект


Во все времена человеческие поступки в любой сфере жизнедеятельности оценивались с точки зрения морали. Естественно, что и до политики, политического поведения мы с полным правом можем подходить с моральными мерками. Это право превращается в обязанность учитывая то, что политика является деятельностью по завоевания, удержания и использования власти, следовательно, связана так или иначе с принуждением, который сам по себе является злом, но при определенных условиях он объективно необходим и морально оправдан. Когда, при каких условиях применения принуждения в политике является оправданным, насколько сама политика является моральной, правомерно ли вообще применении к сфере политики категорий этики и моральных ценностей - эти и подобные вопросы возникли давно, и в истории политической мысли на них давали достаточно неоднозначные ответы.

Сначала политические явления и процессы рассматривались в связи со всем комплексом общественных явлений. Традиция, которая идет от Сократа, Платона и Аристотеля, рассматривает политику и мораль как единое целое, направленное на достижение общественного блага, справедливости. Так, уделяя особое внимание проблеме морального обоснования политики и законов, Сократ усматривал основу благополучия государства в незыблемости законов, в подчинении граждан законам. Аристотель считал, что государственным благом есть справедливость, то есть то, что служит общей пользы.

Христианская традиция также исходит из единства политики и морали, однако разделяет ответственность за них, возлагая ее соответственно на светского правителя - монарха и духовного - папу.

Впервые четко сформулировал проблему соотношения политики и морали и противопоставил их друг другу Н. Макиавелли. Он считал, что главной целью правителя должно быть благо государства, которое требует постоянного укрепления его власти. Однако достижение этой цели исключительно высоконравственными средствами в несовершенном обществе невозможно. Человек, который на каждом шагу руководствовалась бы только принципам добра, имела бы пропасть среди людей, которые руководствуются другими принципами.

Поскольку блага государства, укрепление власти невозможно достичь лишь высоконравственными средствами, то правитель должен действовать, несмотря ни на какие моральные соображения. Н. Макиавелли считал вполне приемлемыми в политике жестокость, лицемерие, физическое уничтожение политических соперников. Правитель иногда может позволить себе быть честным - все зависит от того, что именно в данный момент полезнее для государства. Следовательно, главным принципом действий правителя под углом зрения морали является полная беспринципность, но с политической точки зрения отсутствие этических соображений в поступках правителя оборачивается для него сохранением власти и государственной целостности, а потому является лучшим политическим принципом.

Макіавеллівське понимание соотношения политики и морали в дальнейшем неоднократно подвергалось критике от ученых, писателей и самих политиков. Правда, она не всегда была справедливой, потому что Н. Макиавелли не разводил политику и мораль на все времена и на все случаи жизни. Обосновывая свои взгляды, он выходил с моральной несовершенства тогдашнего общества, необходимости применения каких-либо средств прежде всего для объединения размельченных на то время итальянских государств. Мыслитель утверждал, что нет идеального государственного строя вне времени и пространства, является лишь порядок, адекватный ситуации; нет неизменно совершенных и неизменно плохих методов управления людьми, является лишь методы, которые соответствуют или не соответствуют ситуации.

Принципиально отличное от макіавеллівського решения проблемы соотношения политики и морали дала этика И. Канта, особенно формулировки ним категорического императива, которым должен руководствоваться каждый человек за будь-яких обставин. Согласно этим императивом, то есть общим моральным законом, к любой человека нужно относиться как к цели, а не как к средству. Это требование впоследствии была распространена и на политико-правовую сферу. Постепенно в сознании политиков, ученых и идеологов родилось понимание неразрывной связи между политикой и моралью, который, однако, не означает их полного слияния, как это было в древнегреческой политической философии.



Назад