Электронная онлайн библиотека

 
 Политология

Легитимность княжеской власти


Становление государственной идеологии, политико-правовых норм было тесно связано со сложными процессами в общественной жизни, отражая его требования и потребности.

Как известно, с 10-13 вв. организация Киевского государства, ее власть и социальная структура понесли больших изменений. В княжение Владимира была проведена административная реформа, направленная на ликвидацию "племенного" княжение и введение нового административного деления страны на уделы - земли вокруг крупнейших городов. Возглавляли административно-политическую власть сыновья великого князя или доверенные лица из великокняжеского окружение - посадники. За Владимира и Ярослава процессы централизации достигли высокой степени развития. Завершается формирование основных атрибутов государственности, раннефеодального аппарата, оторванной от народа публичной власти, политической и правовой идеологии, писаного законодательства.

Центральное место в общественно-политической мысли Киевской Руси принадлежит проблеме князя и княжеской власти. Как и много других государственных институтов ранньокласового общества, княжеская власть формировалась из органов военной демократии. В процессе эволюции военно-политических союзов 7-9 вв. складывались условия для превращения племенных вождей на носителей государственно-политической власти, формировались соответствующие функциональные обязанности. Среди них важное значение имели военное руководство, организация вооруженных походов против врагов.

Тогдашняя литература всячески восхвалял вояцьку храбрость, боевые подвиги, беспощадность к врагам. Высокие требования предъявлялись к князю, который должен был быть особенно храбрым, смелым, своим примером вести воинов на противника. Вот как обращался Святослав до своих воинов накануне битвы:

И не посрамим земли Русской.

А ляжем здесь костьми, мертвым стыда нет.

А когда побежим, то стыд нам.

И не должны убегать, а станем крепко,

Я же пойду впереди вас.

К достижениям политической мысли Киевской Руси следует отнести коренное изменение взглядов на войну, на ее роль в общественной жизни.

Заметим, что Ярослав Мудрый не любил военного дела и не стремился расширять свои владения путем применения военной силы. Идея мира, мирных отношений ярко выражена в предсмертном обращении Ярослава до своих сыновей. Он говорил им: "...если будете жить в любви между собой, и Бог будет с вами, подгорное под вас врагов ваших, и будете жить, а когда будете жить в ненависти, в ссорах и междоусобицах, то и сами погибнете, и землю отцов и дедов своих погубите, которую одержали большим трудом, поэтому слушайте брат брата, живите мирно". Решительно осуждается война в гениальному "Слове о полку Игореве". Автор раскрывает причины злополучного похода 1185 г. и резко корит князей именно за склонность к междоусобной борьбы, "за готовность ради фальшивой рыцарской славы нанести стране незмірних страданий и горя". Мужество, храбрость, воинственность в авторском представлении не достоинствами, которыми можно гордиться и восхищаться, а недостатками, которые граничат с преступлением.

В системе политической власти князя весомая роль принадлежала судебной деятельности, основное острие которой было направлено на подавление классового недовольство, а также на регулирование правовых отношений между гражданами. По свидетельствам тогдашних документов, высшей судебной инстанцией в стране был князь. Безусловно, он, как и вся тогдашняя административная и правовая система, отстаивал классовые интересы феодалов. Но в сознании народа еще долго сохранялась уважение к родо-племенной старшины, поэтому князя и его суд воспринимали как высший и справедливый суд. Согласно церковно-государственной политической доктриной, князь был воплощением божьей справедливости на земле. С нарастанием классовых противоречий в обществе идеал справедливого суда воплощался в почитании княжеской власти, которая развязывала эти противоречия.

Постепенно судебная деятельность на местах переходила в руки вассалов, администрации князя и стала государственной функцией. Поэтому возникла необходимость судебной реформы, которая и была проведена Владимиром. В результате ее были разграничены сферы юрисдикции между князем, церковью и вассалами. Это было важным элементом разделения властных отношений в политической жизни, відбрунькуванням судебной власти (хотя еще и не по самым высоким уровнем) от законодательной и исполнительной. За князем оставался рассмотрение важнейших уголовных дел. Княжеский суд постепенно стал регулятором отношений между феодалами. М. Брайчевский отмечает, что в стране не удалось ввести смертную казнь, что уже выданную постановление через несколько лет пришлось отменить. "Русь, - пишет он, - вплоть до монгольского нашествия (или не единственная средневековое государство) не знала юридически санкционированного убийства как метода предотвращения преступлений и наказания за них".

Много значило в политической мысли Киевской Руси вопрос легитимности власти князя. Исследования древнерусских представлений о месте князя во властных системах, о сущность и границы княжеской власти фактически только начинается. Наиболее полно об этом говорится в книге А.П. Толочко "Князь в Древней Руси: власть, собственность, идеология". На основе широкого круга источников, в том числе иностранных, автор выразил свою точку зрения по этой проблеме. По его утверждению, в древнерусских взглядах на государственную власть существовало две противоположные правовые концепции: коллективных форм власти и единоличной власти. Первая оказалась в существовании киевских "дуумвіратів" - співправлінні князей Изяслава Мстиславовича и Вячеслава Владимировича, Рюрика Ростиславовича и Святослава Всеволодовича и др. Безусловно, такая форма правления могла сыграть положительную роль при определенных ситуаций. Впрочем, в политической мысли и политической практике доминирует взгляд на государственную власть как на единоличную власть. Первой перед-условием для занятия главного государственного стола и, следовательно, для осуществления общерусской власти в соответствии с нормами семейного права" был принцип "старійшинства", то есть престол занимал старший из княжеской семьи. "Политическая мысль Киевской Руси 11 - 13, ст. - отмечает В. Толочко, - приговаривал как проявления "самовластие", так и попытки его установки личными усилиями, потому что постановка князя и размеры его власти целиком в руках высших сил, и желать, а хуже того - добиваться большего, означало игнорировать божьи промыслы, идти против миропорядка".

Исследователи считают, что абсолютной власти и даже ее идеи Русь 11 - 13 в. не знала. А применяемые в источниках понятие "самовластие", "самодержавие" свидетельствуют не о принципиально иную власть, что практикувалась в реальной жизни, а лишь о отступление от идеальной нормы. "Единовластие" воспринималось как альтернативная форма правления относительно коллективного, но исключительно как временное состояние в рамках коллективного властвования.

В древнерусских взглядах на сущность государственной власти доминировало мнение, что субъектом власти и связанной с ней земельной собственности должен быть не один некий князь, даже киевский, а весь княжеский род, в отношении которого правящий князь выступает как временный правитель. Этим взглядам соответствовало и то, что правовое сознание домонгольской эпохи признавала право на государственную власть, а следовательно, и обладание княжеского стола только представителями одного рода - династии Рюриковичей.

Важное значение имела концепция, согласно которой князь уже от рождения рассматривался как потенциальный носитель государственной власти и вообще как необходимый элемент государственной структуры. Право князя на престол - его неотъемлемая качество, которым он обладает от рождения. Поэтому князья имели особый статус относительно остального населения.

В 11 в. политико-идеологическое обоснование роли единоличной власти усилилось уже на время борьбы Ярослава Мудрого со своим братом Святополком за великокняжеский престол. Автор "Повести временных лет" включил в нее традиционную доктрину, что отрицает случайность в становлении монархической власти. Он рассматривает власть как строго детерминированное явление: Бог дает власть кому захочет, ставит того "цесарем и князем, которого пожелает".

Подобные мотивы четко проходят в "Слове..." Илариона, который горячо отстаивал монархическую тенденцию княжеской власти. В єдиновладді он усматривал решающий фактор единства и силы государства, его территориальной целостности, сохранения национальной государственности. Великокняжеский централизм, по мнению автора произведения, это единственный путь преодоления тенденции к раздроблению страны, усиление удільно-феодального сепаратизма.

В более поздних документах, в частности в "Поучении..." Владимира Мономаха, уже значительно более отчетливой становится линия на полную ответственность монарха за судьбу страны. Политические доктрины частично сочетаются с религиозными и направляются на обоснование чрезвычайного положения княжеской власти. Распространяется догмат безусловной подчиненности князю его подданных. Политический аспект подобной доктрины укреплял особое положение древнерусского князя, его неподсудности никаким органам и безответственность в общепринятом понимании. За совершенные действия князь нос только моральную ответственность перед Богом и не подлежал ничьим санкциям.

Здесь уместным будет привести мнение Ф. Энгельса о роли королевской власти в развитии западноевропейских стран. Он писал, что в условиях тогдашнего общего хаоса она была прогрессивным элементом, выступала представителем нации, которая рождалась, к ней тяготели молодые революционные силы бюргерства. Союз королевской власти и бюргерства, что сформировалось в 10, ст. нередко нарушался конфликтами на протяжении всего средневековья, пока не получил окончательной победы.

В системе политических взглядов русской феодального государства, формировании властных отношений важное место принадлежало представительным учреждениям, которые имели глубокие демократические традиции. В Киевской Руси, как и во многих других феодальных государствах, существовали соответствующие структуры: княжеская рада, боярская рада, княжеские съезды, соборы и т.д. Среди них самой влиятельной можно считать княжескую совет, становление которой было результатом компромисса прочной государственной структуры с відживаючими, еще с периода военной демократии, учреждениями.

Структурой, которая оказывала заметное влияние на функционирование княжеской власти, отношения между князем и "людьми", широкими массами крестьян и городским населением, оставалось вече. Оно пришло из древности родоплеменного общества. Безусловно, что "золотой век" веча и его учреждений периода Киевской Руси был уже далеко в прошлом. Но и не считаться с ним князья не могли, их владычества в большой степени зависело от воли веча. Да и среди народных масс еще достаточно сильной была эта традиционная учреждение. Известный исследователь древнерусского общества В.И. Сергієвич считает, что характер тогдашнего веча определен двумя условиями: слабостью княжеской власти и всесильностью личной свободы, такой обычной для первобытного общества.

Осуществляя свое личное право, народ, который сходился на вече, принимал непосредственное участие в обсуждении и решении важных для государства вопросов. Каждый участник веча ничем не был ограничен в своих суждениях и высказываниях. Без народного желания вече никогда не могло произойти, если бы даже созвал его князь. Компетенция веча чрезвычайно широка: это верховный орган власти городов и земель решал вопросы войны и мира, финансов, обсуждал законы, имел право "призвать князей", ставить их на владение, выгонять тех, которые не устраивали общину. Конечно, все эти ситуации регулировались не только желанием народного собрания, а и правилами, законами, которые действовали как в городах, так и в сельской местности, открывая широкие возможности самоуправления. "В старых городах, - говорит летописец, - были старые переводы и привычки, которые ограничивали власть князя. Местные жители считали власть князя ниже своей вечевой власти".

Итак, несмотря на авторитет и общественное вес князя, существование веча в сутки Киевской Руси ограничивало княжескую власть, делало ее организацией, призванной защищать интересы общества.

В системе регуляции политических отношений русской феодального государства важное место принадлежало церкви. Церковь и государство - две могущественные организации, которые имели общие экономические и политические интересы, и это делало их союзниками. В то же время их отношения были обозначены рядом противоречивых тенденций.

Князь Владимир, останавливая свой взгляд на христианстве, учитывал, что в системе византийской государственности церковная власть находилась в подчиненном положении, во всем зависела от императора. Положение же константинопольского монарха вполне соответствовало политическим устремлениям Владимира Святославовича, а потому он опирался в своей деятельности на практику византийских правителей. Отношения светской власти с церковной на Руси получили отражение в идее "богоданості" княжеской власти, единовластие князя. В "Слове..." Илариона князь является "єдинодержцем" своих владений, автор "Повести временных лет" называет Ярослава Мудрого "самовластием" Русской земли. Итак, мы видим, что, как и в ранньофеодальних государствах Западной Европы, так и в Движении, церковное обоснование монархической власти эволюционировало к утверждению принципа: монарх - помазанник божий.

Во многих документах того времени проходит мысль, что князь является самовладним правителем, который не нуждается в посредниках ни в отношениях с подчиненными, ни в отношении к Богу. Духовенству и церкви отводилась второстепенная роль среди тех, кто служит князю и способствует реализации его замыслов.

Церковь принимала участие в выполнении государственных функций путем идеологического принуждения и оправдания социальной политики государства. В сфере ее влияния находились семейно-брачные отношения, а также правотворчі функции государства, поскольку она боролась за признание божественности княжеского законодательства. Церковь освящала карально-властные действия государства, наряду с этим в отношениях между церковью и государством, особенно в 12 в., наблюдаем претензию духовенства на руководящую роль по отношению к светской политической власти, что ставило его в оппозицию к великокняжеского престола. Эта тенденция усиливается в условиях княжеских междоусобиц и феодальной раздробленности.

Итак, украинский народ и его предки с древнейших времен были автохтонами на территории современной Украины. Здесь в ходе развития сложных общественных процессов произошли большие прогрессивные сдвиги в формировании политико-властных структур.

Данные о политической жизни того времени чрезвычайно бедны, у них, к тому же, немало противоречий и извращений, причем выяснить уровень этих искажений чрезвычайно сложно. Осмысление генезиса политических идей осложняется тем, что политическая мысль в те времена еще не выделялась из общей религиозно-теологической сознания, отсутствовали развитые формы теоретического осмысления мира. Политическая наука еще не смогла сформироваться в отдельный тип политической деятельности.

В условиях существования мощной раннефеодального государства - Киевской Руси, которая занимала достойное место среди цивилизованных европейских народов, политические идеи выступали важным фактором создания государства, регуляции общественно-политических отношений.

Сущность основных этапов формирования и развития политических идей в древних и ранньослов'янських сообществах приведены ниже.

Предпосылки формирования отечественной политической мысли

Достопримечательности политической мысли Киевской Руси

Религиозно-политические идеи митрополита Илариона

Переход общества к состоянию цивилизованности (станово-классовый строй, развитие городов, формирование элементов государственности)

 

Институционализация политической системы

интеграция племенных государств и образования Киевской Руси - государственно-политического

объединение имперского типа)

Распространение древней письменности, образования, научных знаний

 

Распространения и утверждения христианства в качестве официальной религиозной доктрины

 

Синтез ориентальных (восточно-византийских) и окцидентальних (западноевропейских) культурных влияний

Слово о законе и благодати" митрополита Илариона (1052)

"Русская правда":

 

"Правда Ярослава" (начало 11 в. )

 

"Правда Ярославовичей" (1073-1076)

 

"Русская правда" (начало 12 ст.)

 

"Повесть временных лет" Нестора и Сильвестра (1113-1119)

 

"Поучение" Владимира Мономаха (1117)

 

"Слово о полку Игореве" (1185-1187)

Древнерусский церковный деятель. Без разрешения византийского патриарха первым из русинов избран митрополитом Киевским. Его "Слово о законе и благодати" формировало политическое сознание многих поколений народа

 

"Основная идея "Слова" - общечеловеческая значимость христианского учения и важность его принятия для становления русского народа Илларион показывает, что человеческая благодать заключается в познании истины, в духовной свободе. Закон только готовит народ к благодати. Христианская вера приводит людей к Истине

 

Русский народ вышел из тьмы язычества и стал на путь, ведущий к Царства Христова. Это означает, что религия в Движении становится мощным идейно-нравственным регулятором поведения людей

 

Илларион решительно отрицает господствующую политико-церковную доктрину, по которой правители государств рассматривались как члены семьи царей, возглавляемой византийским императором. Киевская Русь, ее князья - равноправные члены союза свободных народов

 

Идеальный образ правителя государства включает такие качества, как мудрость и знания. Об князя Владимира говорит: "Засеял ум в сердце его". Одним из первых отечественных мыслителей говорит о моральные качества государственных деятелей, об их ответственности перед Богом и народом



Назад