Электронная онлайн библиотека

 
 Политология

Иван Франко и марксизм


Одним из выдающихся представителей политической мысли Украины был И. Франко (1856-1916) - поэт и публицист, философ, ученый-исследователь, общественно-политический деятель.

Из-под его пера вышло около 3000 литературных произведений, публицистических и научных трудов. В них глубоко запечатлено интеллектуальное и общественно-политическую жизнь в течение более 50-летнего периода истории не только украинского, но и всех других народов тогдашней Европы. В его лице появляется человек с широким мировоззрением, научным пониманием природы и общества в их историческом прошлом, в развитии, человек, который при этом прозорливо всматривалась вперед, в будущее истории человечества.

Бесспорно, что на доработку И. Франко, как и других мыслителей, отразились сложные противоречия идейно-политической борьбы различных классов, партий и общественно-политических течений переломного периода в историческом развитии человечества. Как реалисты, они не обошли зримых противоречий современной ему жизни, раскрывали взгляды различных по своей классовой природе политических теоретиков, страдали непоследовательностью и шатаниями. Мировоззрение И. Франко формировался в условиях нарастания движения трудящегося крестьянства против социального и национального гнета. Стимулом для его кипучей и разносторонней деятельности была любовь к своему народу, за лучшую долю которого поэт боролся всю свою жизнь. В статье "Немного о себе самого" читаем: "Как сын украинского народа, вскормлен черным крестьянским хлебом, трудом твердых крестьянских рук, чувствую обязанность панщиною всей жизни отработать те гроши, которые выдала крестьянская рука на том, чтобы я мог выкарабкаться на высоту, где виден свет, где ясніють всечеловеческий идеалы".

Решающее влияние на его политические убеждения, мировоззрение в целом имел Т. Шевченко. В большой степени именно благодаря этому у него выработалось четкое негативное отношение к политической системы Российской империи, до того положения, в котором находился украинский народ под давлением социального и национального гнета. И. Франко хорошо знал историю украинской культуры, высоко главный ценитель доработок прогрессивных деятелей русской культуры, особенно труда В. Герцена и М. Чернышевского, которого называл бессмертным большим революционным деятелем. Хорошо был знаком и с европейской культурой. В его произведениях находим ссылки на выдающегося этнографа и историка культуры Е. Тайлора, философа и социолога Г. Спенсера, американского экономиста Г. Джорджа, на представителей западноевропейского утопического социализма, философов-рационалистов, позитивистов, представителей антропологического направления и др.

Большой интерес проявляет И. Франко и к марксизму. Тщательно ознакомился с "Капиталом" и даже перевел на русском языке 24-й раздел, написал к нему предисловие, в котором советовал читателю изучить всю работу в целом. Он также проштудировал другие произведения К. Маркса и Ф. Энгельса, в частности, "Манифест Коммунистической партии", а также "Положение рабочего класса в Англии", "Людвиг Фейербах и конец немецкой классической философии", "Анти-Дюринг" Ф. Энгельса. Вступление и две первые главы раздела "Социализм" последней труда Ф. Энгельса также перевел на русском языке.

Идеи марксизма, особенно экономическое учение К. Маркса, оказали существенное влияние на формирование мировоззрения и политических взглядов И. Франка. В научных и публицистических работах он часто ссылается на те или иные положения марксизма. Во многих статьях ("Кто есть человек?", "Как возникла наемный труд?", "Что нам приносит труд?", "На кого мы работаем?", "Кто виноват?", "О социализме" и др.) он глубоко проанализировал тогдашний капитализм, раскрыл его експлуататорську природу, указал на источники прибылей капиталистов, нередко ссылаясь на К. Маркса. "Славный немецкий социалист Карл Маркс, - пишет он в одной статье, - ясно доказал, что именно из дополнительных стоимостей, урваних от рабочих, предстали все капиталы". Известно, что И. Франко был знаком и с произведениями и деятельностью Г. Плеханова, поддерживал переписку с журналом "Жизнь". Отмечал решающей роли экономических отношений в развитии государства и права, разделял мнение о том, что человечество прошло путь от безгосударственных форм существования в государственных, положительно воспринимал теория общественно-экономических формаций и т.д. Так, в статье "Еще о нашей культурной нужду" он писал, что "историческая смена экономических порядков: феодализма, капитализма и социализма является фактом".

Наряду с этим И. Франко подвергает острой критике некоторые марксистские положения, гениально предусматривает негативные последствия реализации некоторых постулатов марксизма, стремится к более адекватного современной ему действительности толкование общественного, в том числе и политического, жизнь, к комплексному решению важных политических вопросов общественного развития в целом.

Взгляды И. Франко на возникновение государства были близкими к марксистских. Зарождение ее он связывал с появлением частной собственности и расслоением общества. Но относительно сущности государства, ее властных функций у него были своеобразные соображения. Важнейшим признаком государства он считал отделен от общества управленческий аппарат, который выступает как фактор насилия и тем самым лишает других членов общества политического права. И. Франко подчеркивал, что все эксплуататорские государства с их учреждениями и правом были отчужденным от народа политической силой, которая противостояла и противостоит народу, господствует над ним. С этих позиций И. Франко рассматривал и Австро-Венгерский и Русский государства. Российская империя, где царила абсолютная монархия, была для него "темным царством", "машиной" которого был поліцейсько-бюрократический аппарат, который руководил и контролировал и дела, и мысли, и стремление каждого человека. Острой критике подвергал он буржуазную государство, для которой, по его мнению, характерные крепкая армия как опора существующего политического строя, крепкий бюрократический аппарат, усиление исполнительных административных органов и умаление роли избирательных органов, концентрация богатств в немногочисленной правящей верхушки и невозможность удовлетворить самые элементарные потребности миллионов.

В буржуазном обществе, по мнению И. Франко, политическая власть превратилась также на капиталиста. Конституционность современных ему буржуазных государств не ликвидирует социальной и национальной неравенства, фактического бесправия миллионов. Следовательно, и буржуазный парламентаризм, как он подчеркивал в своих статьях, является достаточно чужим для трудящихся, потому что парламент на самом деле представляет интересы, прежде всего, шляхты, буржуазной интеллигенции, что лелеют одну цель - "братья и драть парламентарно".

Австрийскую конституцию 1867 г. он называет "бумажной", "формальной", даже "свинским". Обращаясь к тем, кто имеет власть, И. Франко писал, что для них право - это щит, прикрывающий бесправия народа. Действительность давала много оснований для таких выводов. Как пример И. Франко приводит данные о том, что с 1848 по 1881 г. с 32 тыс. возбужденных судебных дел о сервитуты (право помещиков на владение лесами, пастбищами, за пользование которыми они могли назначить любую цену для крестьян) крупные землевладельцы выиграли СО тыс. И. Франко подчеркивал, что следует различать формальное и реальное равенство и свободу. "С этой точки зрения, - утверждал он, - ни одна из провозглашенных конституцией свобод не может считаться реальной, ибо равенство перед правом, что не опирается на экономическую и образовательную равенство, остается на бумаге, а в повседневной жизни она для низших слоев невыполнима". Беспощадно критиковал И. Франко избирательный закон, обличал фальшь всего механизма избирательной системы, которая существовала в Австрии и Галиции и вроде бы предоставляла избирательные права народу. "Во время выборов, - доказывал он, - голосуют за того, кого господин староста покажет".

В статье "Новейшие галицкие выборы" он пишет, что "полную законность" галицких выборов почувствовал на себе самом, когда четыре раза выдвигался кандидатом в депутаты и познавал те "подлые средства", к которым прибегали господствующие слои вопреки любым законам, а именно: подкуп, угрозы, аресты избирателей и агитаторов, даже применение оружия против тех, кто хотел отдать голоса за народных кандидатов. Известно, что И. Франко трижды был привлечен к следствию и суду и на собственном опыте убедился в настоящий и не формальной сущности провозглашенной "равенства всех перед законом. Так называемое "право", по его мнению, как и основной закон - это колесо одной поліцейсько-бюрократической машины буржуазного государства, машины, что действует в интересах господствующих классов. В этом государстве существует лишь карикатура на правосудия: законы нарушаются самими судьями в угоду власть имущим. Гневно обличал И. Франко порядки в галицких тюрьмах, произвол, который там царит в отношении заключенных, применение пыток. В этом он убедился за 15 месяцев пребывания за решеткой: беспредел творился в законе, в суде и в тюрьме.

В этих рассуждениях ощущается значительное влияние социалистических идей, в частности марксизма, от которого, однако, взгляды И. Франко по социально-политическим вопросам существенно отличались. Марксистская теория исходила из безоговорочной убежденности ее авторов и носителей в исторической миссии пролетариата, которому предстоит возглавить революционное изменение общественного строя в социалистическом направлении. Пролетариат, за марксизмом, - это могильщик капитализма, авангард всех социалистических преобразований. Однако И. Франко подходил к решению политических проблем с позиции "рабочих", к которым он относил всех трудящихся, в том числе крестьян, работающую интеллигенцию, "мелких мастеров" и "мелких собственников", то есть не только чисто пролетариат. Он также не рассматривал пролетариат как авангардную силу революции. В статье "Российские социал-демократы" И. Франко критиковал Г. Плеханова по ориентированию исключительно на пролетариат. Эту осібність соображений выходец из крестьянской семьи традиционно объясняли слабым развитием пролетариата в Галичине. Но И. Франко хорошо знал и жизнь восточной Украины, и в целом Российской империи, политическое положение в западных странах, где пролетариат был более развит, чем в России (включая Украину) и в Галичине. И. Франко не разделял марксистской идеи относительно "исторической миссии пролетариата" скорее не потому, что не смог увидеть революционного потенциала пролетариата (он это видел!), а потому, что идея авангардной роли пролетариата, за марксизмом, была связана с идеей диктатуры пролетариата как важнейшего орудия осуществления социалистических преобразований. Не признавая авангардной роли пролетариата, И. Франко вместе с тем понимал, что именно крестьянство, необразованное, с низкой политической и общей культурой, не способно вести успешную борьбу за социализм и поэтому мало выступать вместе с рабочим классом и другими слоями.

Подвергая критике марксистские взгляды на пути утверждения социализма, И. Франко в то же время стоял за социализм. Сама "народная революция" ассоциировалась И. Франком с коренной перестройкой общественных отношений на социалистических началах. Он был убежден, что только так можно реализовать идеи социальной справедливости, установить действительно гуманные принципы в обществе.

Анализируя современный ему капиталистический мир, он пришел к выводу, что только социализм может обеспечить каждому из народов свободу и социальную справедливость, потому что этот порядок, по его мнению, самый свободный и обеспечивает народу надлежащий материальный достаток. Отдавая дань Великой французской революции, которая провозгласила лозунги Свободы, Равенства и Братства, И. Франко считал, что эти лозунги были "большим засевом и на дальнейшую будущность, засевом, который созреет в пізнішім времени, когда никакого капитализма не будет на свете". Однако представление И. Франко о будущем "царство труда" отличались от марксистских, хоть он и отмечал, что именно Г. Маркс поднял теорию социализма к значение позитивной науки.

Марксизм отмечал главной роли государства в организации нового экономического общества жизни. За И. Франком, новый социально справедливое устройство будет базироваться на якнайширшім самоуправлении общин и краев, составленных из свободных людей и соединенных между собой свободной федерацией, которая основывается на солидарности интересов. Что же касается государства, то оно в современном ее понимании, по мнению И. Франко, не может иметь места в заветном общественном строе.

Из франка понимание государства, роли государственного чиновничьего аппарата было важной предпосылкой его крайне отрицательного отношения к идее диктатуры пролетариата как государственного, хотя и временного, устройства. И. Франко справедливо считал: "Государство невозможна вне административным аппаратом - прослойкой самовоспроизводящейся. Поэтому и наличие государства рассматривается как господство именно административного слоя, которое ведет к социального неравенства в обществе". Он высказывал убеждение, что при наличии государства, как ее понимали социал-демократы - марксисты, социальное неравенство не будет преодолен. "И старая беда - неравенство, изгнана дверью, вернулся бы окном: не было бы эксплуатации рабочих через капиталистов, но была бы всевластии руководителей - все равно, родовитых, или выбранных над миллионами членов народного государства. А имея в руках такую неограниченную власть хотя бы лишь на короткое время, как легко могли бы те вожди захватить ее на всегда! И как легко при таком порядке подрубить среди населения корень всякого прогресса и развития и, доведя весь общественность до определенной степени общего насыщения, остановить его на той ступени на долгие века, подавляя всякие такие силы в обществе, что суют вперед, делают определенный мятеж, будят недовольство из того, что есть, и ищут нового". В статье "К истории социалистического движения" И. Франко указывает, что "всевластии коммунистического государства, указанная во всех 10 точках К.М. (Коммунистического Манифеста - Авт.), в практическом переводе означало бы триумф новой бюрократии над общественностью, над всем ее материальным и духовным житием".

Сам он представлял будущее социалистическое общество иначе. Его признаками должны быть содружество людей труда, построенная на хозяйственной равенства, установлении полной гражданской и политической свободы. Политическая свобода - это отсутствие политического давления сверху на народ, отсутствие государства как силы принуждения, отсутствие и управления сверху, а сам народ снизу управляет сам собой, работает сам на себя, сам признается и защищается сам.

В будущем обществе должна утвердиться подлинное народовластие, реальная, а не формальная демократия. И. Франко подчеркивал приоритет непосредственной демократии. Главный средство осуществления народом своей власти, на его взгляд, это общины, которые выполняют все функции управления обществом: хозяйственно-экономическую и культурно-образовательную, судебную. Не возражал он и необходимости представительной демократии для решения некоторых важных для всякого общества вопросов. ее органы предстоит создать на уровне свободного союза общин, избранники которых сформируют единый представительный орган для решения вопросов внешней торговли, обмена, суда, обороны. Все избранники подконтрольные общинам, которые их избрали. По социализма, считал Франко, будет обеспечена свобода каждого человека, ценность которой будет определяться ее способностями и полезным трудом. Социалистическое общество, по его убеждению, это очень организованное общество, где царит народный суверенитет.

В статье "К истории социалистического движения" И. Франко четко отдает предпочтение фур'єристові Консидерану перед К. Марксом, поскольку Консидеран "ясно понимал, что развитие человечества, учет совершенствования общественной продукции, доказывает одновременно до все большего выработки человеческой индивидуальности, а вторая сторона развития для каждого человеческого осібника на определенной ступени осознания делается дороже даже от общественного развития продукции".

Касаясь путей, способов утверждения социалистических отношений в обществе, И. Франко не был последовательным. Во многих его статьях подчеркивается правомерность, в случае необходимости, применение самых радикальных, крайних мер получения трудящимися свободы, освобождения от эксплуатации. В статье "Или возвращаться назад к нам народа?" он подвергает критике труда И. Наумовича "Просвещение нашего народа" и "Назад к народу" (1881), в которых предлагается интеллигенции вернуться к народу и лечить общественные болезни проповедью христианства. И. Франко говорит, что интеллигенции следует идти не назад к народу, а вперед с народом и не ограничиваться просветительской деятельностью даже в широком смысле, поднимая народ к себе, потому что "сэ лик медленно дійствуючий. Но если бы явилась потребность быстрее дійствуючих лекарств, то и от них интеллигенция не должна оступатися, потому что... на тяжелую болезнь надо радикального лику".

Находясь под впечатлением событий во время выборов в галицкий сейм, когда правительство применил оружие, чтобы помешать народу выдвинуть в сейм своих избранников, И. Франко в статье "Политическая хроника" писал, что у народа есть пределы терпения и он начинает понимать необходимость активной борьбы и в защите своих прав может пролить свою кровь.

В то же время во многих работах он склоняется к бескровных, политических форм борьбы. В частности, в работе "Мысли о эволюции в истории человечности" И. Франко пишет, что идеал рабочих вырастает из реального исторического развития, поэтому можно только ускорить его реализацию, "помочь расширению его осушения в разумной форме, без насильних и кровавых потрясений".

Большое внимание уделял И. Франко решению национального вопроса в будущем обществе. Его глубоко волновала судьба украинского народа, развитие его культуры. Он призвал украинскую интеллигенцию способствовать формированию украинской нации как общественного культурного организма, способного к самостоятельной культурной и политической жизни, способного противостоять асиміляційним процессам и в то же время активно, быстро усваивать общечеловеческие культурные достижения, "без которых сегодня ни одно государство и ни одна хоть и как сильное государство не может противостоять". Для него будущая Украина - это развитая, высококультурный нация Европы.

В достижении этой цели. Франко придавал большое значение развитию украинской культуры: сети школ, прессы, что отстаивает "знамя национальности", национального языка, литературы, народного образования. Особенно заботился он о национальном языке: "Для успешного развития нужны национальные институты и, прежде всего, национальный язык, без которой воспитания народа не может сделать желаемого прогресса".

Вместе с тем эта цель может быть достигнута с воплощением общественного идеала, за которое он борется: достижения Украиной политической самостоятельности. Именно исходя из таких соображений, И. Франко подвергал критике марксизм, который распространился в России и в Украине, за недооценку важности национального вопроса украинского национального движения. В рецензии на статью А. Фаресова "Народники и марксисты" он сожалеет по поводу того, что марксівський социал-демократизм добывает себе ярых сторонников в России среди российской и украинской молодежи, "хотя социал-демократизм становится как враждебно против всяких об'явів общественной самодеятельности и децентрализации, так же и против национального движения и с той точки зрения является для украинства далеко худшим врагом, чем российское самодержавіє", ибо последнее оказывает давление физической силы, вяжет руки, а социал-демократизм крадет души, напоюючи их ложными доктринами, отвлекая от работы на родной почве.

Крылатыми стали слова великого гуманиста о том, что не может быть свободным народ, который угнетает другие народы. Он призвал к борьбе за достижение народом общечеловеческих, а следовательно, национальных прав, выступал за политическую самостоятельность, политическую независимость наций. Но эти понятия, на его взгляд, не предусматривали обязательного на то время отделения всех наций, которые входили в состав Российской империи. Каждая нация имеет право на свою государственность, но национальная политика должна опираться на осознание фактических отношений, а не на возбуждение низких чувств и инстинктов, то есть быть реалистичной. Он считал, что формой политической независимости социально освобожденных народов может быть демократическая автономия в составе федерации, то есть отстаивал идею федерации равноправных народов, политически и юридически, которые имеют демократическую республику, основанную на общине как первичном территориально-избирательном объединении, что самоуправляється. В статье "Ukraina Irredenta" он писал: "Конечно, термин "политическая самостоятельность" не надо понимать как целый сепаратизм от России, как конечность сотворения отдельного украинского государства. Политическая самостоятельность возможна и в связи с Россией, при федеральнім ее устройства. До такого устройства прут собственно факты экономической жизни".

Свободное развитие народов без любого верховенства одной народности над другой способны обеспечить социализм и федерация. Федерализм без изменения социально-экономической базы общества, без утверждения демократического равенства членов добровольного политического объединения не будет полезным для народа. Сплочение будущей федерации. Франко представлял себе в таком порядке:

1) создание федерации в пределах воссоединенной Украины;

2) создание федерации в пределах освобожденных народов России;

3) объединение славянских наций в единую федерацию;

4) оформление всемирной федерации.

Проявляя крайне негативное отношение к царизма, к бюрократически-полицейского строя Российской империи, рассматривая ее как "темное царство", "тюрьму народов", И. Франко вместе с тем не разделял русофобских взглядов, четко отделял российский народ от российского государственного аппарата, прогрессивную русскую культуру от реакционной. В статье "Идеи и идеалы галицкой москвофильской молодіжи" (1905) он пишет, что не надо верить галицким москвофілам, которые утверждают, якобы галицкие украинцы ненавидят все русское. "Мы, - пишет И. Франко, - все русофилы, слышите, повторяю еще раз: мы все русофилы. Мы любим великоруський народ и желаем ему добра, и обучаем его язык, и читаем в той языке вероятно не меньше, а, может, и больше от вас. Есть между нами, галицкими украинцами, и такие, что и говорить и писать тем языком потрафлять не хуже, если не лучше вас.

И русских писателей, крупных светочей в духовном царстве, мы знаем и любим, и не только тех, имена которых вы снова имеете в виду, но и таких, как Пыпин, Веселовский, Кареев, Шахматов, Фортунатов - известны ли вам такие имена, молодые господа русофилы!.. Подумайте о том, молодежи галицкие русофилы, то, может, и вам вместо духовной компании Победоносцевих, Саблерів, Рукавишнікових и Череп-Спіридоновичів вздумается чистой атмосферы".

И. Франко не ставил целью умалить научные заслуги и историческое значение К. Маркса и Ф. Энгельса, но считал, что для современных и будущих поколений будет лучше, "когда будет разбита легенда об их месіянство и непомилковість", когда на их теорию и на ее создателей начнут "смотреть как на людей данного времени и окруженя, что черпали свои идеи с того окруженя и переделывали их в соответствии со склада своего ума, для людей своего времени". "Именно такой подход, - говорил И. Франко, - предотвращать фанатизму и партийной заїлості и будет способствовать труда постижение великого идеала - социальной справедливости на почве гуманного чутье".



Назад