Электронная онлайн библиотека

 
 Политология

Политическая наука в Великобритании


Английская политическая наука имеет богатые историко-философские традиции, связанные с именами Т. Гоббса, Дж. Локка, И. Бентама, Г. Спенсера, Дж. Бентама. Идеи именно этих мыслителей стали исходным пунктом многих современных политологических исследований. Но, как уже подчеркивалось, если до конца 19 в. в мировой политической науке доминировали концепции европейских мыслителей, то в 20 в., особенно во второй его половине, лидерами становятся американские ученые. Итак, сегодня английский политология обозначена определенным провінціалізмом в том смысле, что основой исследований ученых Великобритании, как правило, становятся концепции их коллег из-за океана. Несмотря на это, английская школа уже не раз доказывала, что может создавать сильное культурное поле, которое воздействует на политологию всей Европы.

Долгое время, почти до начала 50-х годов 20 века., в английском политологии доминировали два направления понимание поведения человека - социологический и экономический. "Социологи" считали политическое поведение лица результатом влияния культурной традиции. Система ценностей этой традиции подчиняет поведение людей. "Экономисты" рассматривали политику как сферу рациональной деятельности людей с прежними целями, суть которых заключается в том, чтобы получать максимальную пользу. После второй мировой войны социологический направление стал теоретической основой консерватизма. Дальнейшему развитию экономического подхода способствовали успехи формальных методов экономического анализа.

Преимущество эмпирического подхода в рамках социологического и экономического направлений политологии была обусловлена, с одной стороны, потребностями политической практики, а с другой - влиянием американского опыта. Но эмпиризм в Англии имеет противников. Среди них профессор Ливерпульского университета Ф. Ридли и его оксфордский коллега Дж. Лайвли. Так, Ф. Ридли высказал мнение, что природа существующих институтов, отражена в законодательстве, в наибольшей степени влияет на политическое поведение, а не наоборот, как считают біхевіористи. И сегодня дискуссии по тем или иным вопросам ведутся преимущественно в пределах двух основных направлений - социологического и экономического.

Одна из важнейших проблем английского политологии - проблема власти. Она охватывает такие вопросы, как понятие власти, природа власти, авторитет влияния. Дж. Лукас, например, так аттестует власть: "Кто имеет власть, если после его слов "пусть то будет выполнено" это обязательно будет выполняться. Если кто имеет авторитет, то из этих его слов следует, что действие нужно выполнить, а если этот "некто" может оказывать влияние, то после его слов другие люди будут повторять "пусть то будет выполнено".

Сторонниками экономического направления был предложен другой путь. Так, Б. Барри выделяет экономический тип власти, который осуществляется путем угроз и обещаний. Политолог П. Данливи квалифицирует власть (вслед за Г. Далем) как возможность А заставить сделать то, что Бы не делал бы без принуждения.

Известный политолог Бы. Бран пишет, что отдельная или коллективно действующее лицо имеет власть в той мере, в которой существующие порядки подвергаются ее руководству. Социальную власть имеют те, кто пользуется правом управлять социальной действительностью на собственное усмотрение. Владение властью - это обладание правом свободы действий;

получить власть - получить такое право; потерять власть - потерять это право. Подчеркивая, что власти индивида фактически зависит от способности к действию других лиц, Б. Бран сравнивает такого индивида с водителем автомобиля. Его власть заключается в самом автомобиле, зависит от того, как работает двигатель и др. Водитель правує и, можно сказать, владеет автомобилем. Аналогично индивид имеет власть лишь в некоторой степени.

Традиционно вопрос о власти связывается с анализом понятий государства и суверенитета. Так, В. Риз выделяет три главных значение термина "государство" в політологічній литературе: во-первых, это "политически организованное и территориально ограниченное общество"; во-вторых, это "общество, организованное политически согласно моральных идеалов"; по-третье - "правительство как учреждение, учреждение". Последнее значение, подчеркивает исследователь, в наши дни используется все чаще. Политолог Дж. Филд выделяет такой признак государства, как владение верховной властью на данной территории. Таким образом он связывает понятие государства с понятием суверенитета.

Длительное время в английском политологии доминировала теория не-ограниченного суверенитета Т. Гоббса. Первым, кто начал ее атаковать, был Г. Ласки. Он считал, что государство является лишь одной из многих форм регулирования поведения человека. Эту идею поддерживали Есть. Баркєр, Дж. Лукас и некоторые другие политологи. Например, Дж. Филд писал, что теория неограниченного суверенитета в демократических обществах невыполнима, поскольку власть государства ограничивает власть других общественных ассоциаций - партий, профсоюзов, церкви, а также международных организаций (ООН, ЄЕС). Неограниченность юридического суверенитета можно понимать таким образом, что орган, который его имеет, не контролируется другими учреждениями и может осуществлять изменения конституции.

Важное место в політологічній науке Великобритании занимает проблема классификации политических режимов. После второй мировой войны она рассматривалась в контексте дискуссии о будущем демократической системы Запада. Есть. Баркєр подчеркивал, что разграничение между государством и обществом является основой демократии. Дж. Парри писал в конце 60-х годов, что разница между демократией и тоталитаризмом заключается в большей независимости партий, групп давления, объединений и т.д.

Наиболее значительной попыткой политико-философского осмысления проблемы соотношения демократии и тоталитаризма является концепция "открытого общества", которую долгое время разрабатывал К. Поппер. По его мнению, западная демократия, атрибутами которой являются выборы, референдумы, то есть сфера индивидуальных решений, постоянно расширяется, - это переходная форма на пути к "открытого" общества. Хотя иногда ситуация может сложиться таким образом, что, отстаивая свою индивидуальную независимость, человек наталкивается на внешнее давление. После этого у нее возникает желание освободиться от личной ответственности, заменить ее на групповую или коллективную. Это ведет к возрождению "закрытого" общества, которое характеризуется тотальным безответственностью индивидов, тиранией сильной личности, которая контролирует интересы и политические убеждения. Такое общество, полагает К. Поппер, предлагает теория К. Маркса.

Разница между демократией и тиранией заключается в том, что институты первой обеспечивают смену правительства мирным путем, а второй - путем насилия. Поэтому К. Поппер предлагает на место вопрос "кто должен править?", задать вопрос "как можно избежать таких ситуаций, когда плохой правитель может причинить вред?". Следовательно, принцип демократической политики заключается в том, чтобы создавать и развивать учреждения, которые дают возможность осуществлять общественный контроль за правителями, а если нужно, то устранять их. Один из возможных путей - создание двухпартийной системы вроде той, что существует в Соединенных Штатах. При такой системе партия, потерпев поражение на выборах, начинает критически переосмысливать свои цели, реформировать идеологию, искать новые идеи.

Проблемам демократии и тирании уделяет внимание известный философ М. Оукшотт. Он утверждает, что в чистом виде нет ни демократии (общественной ассоциации), ни тирании (целевой ассоциации). В Западной Европе идет процесс трансформации "целевого" объединение эпохи средневековья в общественную ассоциацию. Но возможны эксцессы возврат к режиму "целевой" ассоциации. Главное средство борьбы с ними М. Оукшотт видит в европейской культурной традиции. По мнению политолога И. Терліна, демократию характеризует "негативный" идеал политической свободы, когда никто не мешает человеку, который может и хочет действовать. Авторитаризмові присуща "позитивная" свобода. Она декларирует право человека на самоуправление и самоопределения. Но осуществление этих принципов предполагает совместное действие больших групп - классов, народов и т.д. На практике это ведет к авторитаризму.

Главная задача политического режима Бы. Крик и Г. Ионеску усматривали в разрешении противоречия между необходимостью порядке и разнообразием интересов членов общества. Автократия пытается решить ее путем поддержания одной группы интересов, подавляя при этом другие силы общества. Тоталитарный режим реорганизует общество таким образом, чтобы ликвидировать корни конфликта интересов.

Б. Крик выделяет еще несколько отличительных черт каждой из форм правления. Автократия жаждет пассивной покорности граждан, ее официальная доктрина - религиозная или националистическая идеология. Социальная структура отличается наличием классов и каст, элитных групп закрытого типа. По тоталитарного режима от граждан требуется массовое участие в государственных делах. Официальная доктрина - революционная идеология, которая претендует на научность. В социальной структуре быстро идет выравнивание различий.

Республика нуждается добровольного личного участия граждан в управлении общественными делами. Официальную доктрину заменяют утилитарные "представление". В социальной структуре преобладает "средний класс". Элитные группы имеют открытый характер. С функционированием демократии тесно связана проблема партисипації (от англ. participation - участие). Следует заметить, что политологи реформистского направления рассматривают партисипацію как личное участие человека в принятии решений и контроле за их выполнением. Представители консервативного лагеря сводят ее к участию в голосовании. Политологи ищут ответ на вопрос, как связать некоторые признаки демократии (равенство партисипації и др.) с фактом признания элиты. Политолог Т. Ботомор, например, считает, что наличие элит не противоречит демократическому политическому режиму. Но степень открытости элит является показателем демократичности общества. Другой политолог - Т. Танкер - пишет, что политическая элита Великобритании постоянно конкурирует с местными элитами, групповыми. Они являются основными носителями протеста, и поэтому политическая "воспитательная" элита вынуждена искать с ними общий язык.

Много значат для анализа политической жизни Англии исследования избирательных кампаний, избирательной стратегии политических партий. По мнению Г. Роуза, партия - это очень сложная организация. В нее входят такие институты, как парламентская фракция, главный штаб, окружные отделения. Очень часто она объединяет людей, которые находят общий язык лишь в отношении некоторых политических мероприятий.

Важнейшие функции партии в Великобритании сосредоточены вокруг формирования правительства. Для партийного правления необходимы, во-первых, политическая программа, которую партия, если станет правящей, воплощать в жизнь; во-вторых, декларирования целей и принципов будущего правления (без сообщение о методах их достижения); в-третьих, назначения через партию руководителей правительства, наличие в этих руководителей необходимой квалификации для контроля за деятельностью бюрократического аппарата; и, наконец, преданность этих руководителей целям партии.

Теорию выборов как сферы экономической конкуренции двух или более партий разработал профессор Д. Робертсон. Главная ее идея, которую он перенял у Е. Даунса, - сравнение соперничества партий на выборах с рыночной конкуренцией. Д. Робертсон считает, что идеальный тип конкурирующей партии должен быть лишен идеологических предрассудков. Цель партии - не изменение существующих социальных условий, а прагматическое осуществления политики в рамках этих условий. Однако идеология является очень важным аспектом избирательной стратегии, неотъемлемой частью культуры каждого человека, в том числе и политика. Именно идеология в деятельности политика ограничивает выбор политических методов.

Партийная программа знакомит избирателей с проблемами будущего правительства, а также с путями их решения. Но на практике, подчеркивает Д. Робертсон, мы видим нарушение системы конкурирующей демократии. Информацию относительно проблем избиратели получают от политиков, которые искажают ее себе на пользу. Оппозиция не касается проблем, которые существующее правительство успешно решил. Правящая партия не вспоминает о нерешенные вопросы. Складывается такая ситуация, когда избирателям очень трудно разобраться в тонкостях политической борьбы.

О роли групп давления в избирательном процессе пишет В. Маккензи. По его мнению, усиление этих групп ведет к снижению роли партийных программ на выборах. Административная система становится сферой действий организованных групп, которые имеют формальную структуру, общие интересы и оказывают влияние на деятельность административных органов. Группы давления можно различать по типу государственных органов, на которые они влияют (центральные, местные и региональные), а также по внутренней структурой (демократические и олигархические). Методы действия групп давления - влияние на политические партии, апеллирование к общественного мнения, использование экспертных знаний. В то же время в их намерениях остается привлечение на свою сторону политических деятелей и государственных служащих. Некоторые депутаты парламента, отмечал В. Маккензи, действуют как представители групп давления. Они постоянно выступают на защиту определенных интересов. Хотя известно, что за такие выступления, как правило, обещают высокооплачиваемую должность, никто не считает такие действия противозаконными.

Политолог Е. Берг оценивает деятельность групп давления как канал для ознакомления "верхов" с общественным мнением. Однако много английских ученых считают, что активизация и рост влияния групп давления таят в себе угрозу для демократии.

Немало исследований политологов Великобритании посвящена проблеме роста политической апатии (И. Бадж, Т. Тепмен, Ф. Грінстайн, В. Хермен и др.). Они подчеркивают, что равные возможности влияния граждан на политические решения - важное условие существования демократии, поэтому рекомендуют тщательно заботиться о политическое воспитание граждан.

Большое внимание английские политологи (Д. Батлер, Д. Стоуне, Дж. Блаймлер, Д. Макквейл, Г. Харрисон и др.) продолжают уделять изучению влияния средств массовой информации на формирование общественного мнения.



Назад