Электронная онлайн библиотека

 
 Политология

Политическая наука в Германии


Политическая наука в Германии начала развиваться в 19 в. как дочерняя дисциплина традиционных наук, прежде всего философии и юриспруденции. Поэтому до последнего времени она имела преимущественно философский характер, находилась под сильным влиянием идейного наследия Ф. Гегеля, И. Канта, Фихте. Но в 70-80-е годы, как подчеркивает Г. Вебер, немецкий политология стала все больше переключаться на эмпирический рассмотрение политики с применением "жестких" количественных методов, ориентируясь на известного немецкого политолога Г. Майера. Современная политическая наука имеет методологическую остроту и убедительность эмпирических наблюдений вследствие ограничения своих задач. Различие между старой и новой политической наукой заключается в том, что современные политологические студии делают акцент на выяснении причин, а не цели политической деятельности. Они также отказываются (возможно, временно) от проблематики ценностей. Применяя количественные методы исследований и ограничивая изучения причинными связями, политология действует в суженном сфере на высшем научном уровне.

Некоторые ученые утверждают, что сейчас в Германии нет единого мнения относительно предмета и задач политической науки. Так, Г. Вебер пишет, что в его стране не существует единой политической науки, есть лишь различные сферы интересов, разные области исследований и различные методы. Политолог К. Ленк выделил некоторые современные политологические направления. Одна группа политологов считает, что политическая наука - это государствоведение, которое дополняется анализом динамики государственных институтов. Вторая группа отрицает единство предмета политической науки, ведет речь о политических науки - историю, социологию, экономику в их политических аспектах. Третья группа рассматривает политологию как один из аспектов социологии. Рассуждения четвертой группы сводится к тому, что задача и цель политологии заключается в историко-герменевтичному анализе современности. Но главное отличие между всеми политологическими направлениям заключается в подходах к решению проблемы соотношения науки и политики. Сторонники понимание политической науки как практической дисциплины доказывают, что она должна философски осмысливать социальную действительность и ориентировать политическую деятельность на определенные социальные и моральные ценности. Очень большой интерес сторонники "практической" политологии проявляют к истории политической мысли. Они призывают возвращаться к норм, что является наивысшей ценностью политического мышления и вытекают из религиозной и философской самосознания.

Сторонники "чистой" политической науки опираются на неопозитивістську методологию и гносеологію. Они убеждают в том, что следует постоянно разделять сферу ценностей и сферу фактического. Научному анализу подлежит только сфера фактического, но много авторов подвергали критике неопозитивістську интерпретацию политической науки. Типичным аргументом противников этой концепции была тезис о том, что неопозитивісти понимают прогресс лишь как перманентное совершенствование теории и углубление ее содержания. Вследствие этого истории, в том числе и политической, отказано в праве на существование.

Свою трактовку понятия "политическая наука" выразили Г. Лепсіус и П. Ноак. По мнению первого, она исследует политическое устройство общества и его принципы, охватывает феномен политического процесса, который предоставляет человеку формы политической экзистенции в обществе. Однако политология не является энциклопедическим наукой, не растворяется в совокупности наук, она разделяет с ними объекты исследования, но не объект познания.

В своей книге "Что такое политика? Введение в науки о ней". Ноак заявляет о необходимости новой политической науки, которая бы создала для человека возможность найти себя и свое место в государстве, обществе. Он подчеркивает, что сейчас политология борется за статус самостоятельной науки. Эта борьба ведется по четырем направлениям:

1) против предубеждения, что политика - это искусство, поэтому к нему нельзя применять научные категории;

2) против убеждение в том, что политическая ситуация - это нечто одноразовое, неповторимое, и поэтому, чтобы ее познать, достаточно исторической науки;

3) против предубеждения, что политика имеет дело с формами господство, хотя это касается компетенции общего государственного права;

4) против тех, кто отрицает ее самостоятельность.

Следовательно, проблема политической теории, ее статуса - одна из важнейших в современной политологии Германии.

Вопросы политики и политических отношений традиционно рассматривались в рамках философии государства, сама политологическая наука возникла в начале 20 в. как социология государства. Все политические процессы в целом рассматривались в пределах государствоведения, в него также входили вопросы государственного управления. Современная политология Германии пытается совместить философское осмысление государства с исследованием конституционных и политических реалий. Но центральный объект всех политологических исследований - государство, которое является, по мнению Г. Лепоуса, наиболее носителем политического порядка. К этому времени в политической науке преобладает тенденция рассмотрения понятия "государство" как центрального. К тому же политологи убеждены, что политику вообще можно познать только через государство. Однако это не означает ограничение предмета политической мысли только государством.

В то же время в немецкой политологии существуют различные трактовки самого понятия государства. Некоторые исследователи пытаются показать, что государство - это элемент социальной системы. Но большинство ученых традиционно характеризует ее как носителя "трансцендентального ума", "вечных ценностей", а также как сферу реализации свободы (концепции Е. Фортхоффа, X. Куна, Е. Хіппеля).

В последнее время среди политологов Германии стала модной концепция создания "сильного" государства. Еще в начале 70-х годов М. Вебер подчеркивал, что в политике, когда речь идет об индивидуальной и политическую свободу и демократию, главное - это усиление государственности.

Во второй половине 80-х годов идея "сильного" государства получила развитие в трудах представителей так называемого неоконсерватизма (К. Хорнунг, А. Молер, Г. -К. Кальтенбрунер и др.). Вообще, одна из главных "конституционных" идей политической философии неоконсерватизма в Германии - подчинение индивида государству. Приоритетность сильной власти обосновывается представителями неоконсерватизма прежде всего тем, что только она может осуществить самую высокую цель - самоутверждение государства, нации. По мнению К. Хорнунга, нельзя абсолютизировать волю большинства. Общественное мнение формируется целенаправленно, ее можно подвергать различным манипуляциям. Поэтому не стоит придавать демократическому большинству очень большой власти. Концепция "ограниченного" демократии в политической философии неоконсерватизма имеет, как подчеркивал А. Фрэнкин, такие источники. Вследствие функциональной комплектности современного общества, его плюралістичності, разнообразия культур политическое единство стала невозможной. Нельзя гарантировать, что в обществе существует единственная, единодушное общественное мнение. Поэтому целесообразно изъять часть политических решений из сферы демократии, принимать решения властным порядком.

Характеризуя немецкую политологию, надо обязательно остановиться на творчестве выдающегося мыслителя современности Н. Лумана. Свою теорию политической системы он развивает, опираясь на традиционную для социально-политической мысли Германии идею соотношения общества и государства. Кстати, в немецких научных кругах это соотношение сводят к диалектики экономики и политики. Утверждение Н. Лумана основываются на том, что политика, политическая система независимые от других систем общества. Главные функции политической системы заключаются в том, что она производит решения, обязательные для всего общества, формирует аппарат власти, поддерживает консенсус и выполняет политические решения. Экономическая система должна вырабатывать решения относительно удовлетворения потребностей или иметь право откладывать принятие решений. Диалог между политической и экономической системами происходит на основе принципа невмешательства.

Старую структуру власти, которая основывалась на разграничении законодательства, судопроизводства и управления, потеряно. Чтобы вернуться к этому разделения властей, принадлежит, по мнению Н. Лумана, выполнить четыре условия:

1) строго контролировать систему управления, ведь администрация часто принимает решение без ведома общественности, в ее руках сконцентрирована большая власть;

2) волеизъявление в государстве освободить от давления малых групп специалистов, а также от капитала;

3) капитал (следствие предыдущей труда) поручить только опытным людям, но среди них не может быть государственных чиновников;

4) воспитание и образование должны быть независимыми от государства сферами самоуправления учителей, ученых, деятелей культуры.

По вопросам демократии доктрину Н. Лумана можно квалифицировать как консервативную. Для него конкретная участие индивидов в процессе принятия решений - это утопия, ложная идея. В политической системе народ может выполнять лишь определенную роль - избирателя. Следовательно, сама демократия становится исключительно технической функцией, которая существует для поддержки политической системы.

Проблема демократии и демократизации общества занимает большое место и в творчестве другого немецкого социолога и политолога Г. Дарендорфе (ныне работает в Великобритании), который писал: "Демократия - это не просто разнообразие мнений, не просто форум, где любой взгляд входит в обращение; демократия - это система правления, ее цель - обеспечить тем, кто руководит, поддержку народа, по крайней мере на старте, и демократия должна предоставлять возможность править. Демократия - это правительство: его выбирает, а если нужно, то и смещает народ. Кроме того, демократия - это правительство, которое имеет собственный курс".

Чтобы развитие политической системы Германии отвечал "европейским стандартам", чтобы избежать угрозы тоталитаризма, следует иметь, по мнению Г. Дарендорфе, два крупных политических группировки: консервативное, которое защищает бюрократическую систему, и прогрессивное, ориентированное на реформістсько-либеральный курс. По обе стороны этих группировок расположены более радикальные партии. Такая система дает возможность существования полному спектру интересов.

Исследуя вопросы демократизации общества, Г. Дарендорф также изучает проблему активной и пассивной общественности. Он считает, что уровень демократии в обществе определяет активность населения в решении некоторых политических проблем. Но "постоянное участие всех во всем" не способствует процессу демократизации общества, наоборот, фактически является свидетельством полного застоя. Активная общественность - это важная сила политического процесса. Она является своеобразной элитой, а наличие конкурирующих элит - это условие життєспроможності демократии. Но радикализация активной части общественности может быть опасной для представительного правления. Поэтому, полагает исследователь, функция этой группы населения - политический контроль. Он также является существенным аспектом политического процесса.

Разделяя мнение Г. Дарендорфе о необходимости общественного контроля над государством, другой немецкий мыслитель - Ю. Хабермас в то же время настаивает, что такой контроль могут осуществлять только политические союзы и партии. Только общественность, объединенная организационно, может принимать участие в процессе социальной коммуникации, контролировать государственно-политическую бюрократию.



Назад