Электронная онлайн библиотека

 
 Политология

Современные теории элит


Первые современные классические концепции элит возникли в конце 19 в. - в начале 20 в. Они связаны с именами итальянских социологов и политологов В. Парето и Г. Моска. Вильфредо Парето исходил из того, что миром во все времена правила и должна править выбрана меньшинство самых способных и продуктивных людей - элита. "Нравится это некоторым теоретикам или нет, - писал он в трактате по общей социологии, - но человеческое общество неоднородно, и индивиды отличаются физически, морально и интеллектуально". Совокупность индивидов, которые отличаются результативностью, действуют с высокими показателями в определенной сфере деятельности и составляют элиту. Парето сформулировал оригинальную теорию круговорота элит, которая объясняет, по его мнению, динамику социального развития. Суть этой теории заключается вот в чем: социальная система стремится к равновесию и в случае нарушения этого равновесия впоследствии пытается снова вернуться к ней; процесс колебания систем и постепенной "стабилизации" их образует социальный цикл; продолжительность цикла зависит от циркуляции элит. Элиты возникают из низших слоев общества и в процессе борьбы поднимаются на высшие ступени, там расцветают, а впоследствии вырождаются и исчезают. Этот круговорот элит Парето считает "универсальным законом истории". Ученый предлагает вариант классификации элит. Он разделяет их на две главные типы, которые последовательно сменяют друг друга. Первый тип - "львы", которым присущ крайний консерватизм, грубые "силовые" методы правления. Второй тип - это "лисы", мастера блефа и политических спекуляций. Каждая из этих элит имеет определенные преимущества на том или ином этапе общественного развития, которые с течением времени перестают отвечать потребностям общества.

А потому сохранение равновесия социальной системы требует постоянной замены одного вида элит на другой через изменения повторяющихся ситуаций. Общество, где преобладает элита "львов", - застойное, в то же время элита "лис" является динамичной. По Парето, механизм социального равновесия функционирует нормально, когда обеспечивается пропорциональное приток к элиты людей обеих ориентаций. Приостановлении такой циркуляции приводит к вырождению правящей элиты, к революционного разрушения системы, до появления новой элиты, состоящей преимущественно из "лис", которые впоследствии вырождаются в "львов" - сторонников деспотизма. Разделяя элиту согласно теории циркуляции на правящую и неправлячу, Парето рассматривает революцию лишь как борьбу и замену правящей элиты на потенциальную, которая только маскируется под защитников интересов народа, чтобы получить его поддержку, а на самом деле только обманывает его. Массы от смены элит в основном ничего не выиграют. Более того, новая правящая элита удалось со временем к еще более жестокой и более утонченной эксплуатации масс, чем ЕЕ предшественники.

Другим известным теоретиком элитизма был соотечественник Парето - Гаэтано Моска. В труде "Основы политической науки" он обосновал идею разделения всех существующих обществ на два класса - класс правящих и класс неправлячих, подчиненных. Первый класс всегда относительно малочисленная, монополизирует власть, осуществляет все политические функции и пользуется преимуществами и привилегиями. Исходя из идеи о класс "правителей", Моска разработал концепцию формирования "правящих классов", политической элиты. Он считает, что важнейшим критерием вхождения в политической элиты является умение управлять другими людьми, то есть организаторские способности, а также материальные, моральные и интеллектуальные преимущества, которые выделяют определенное лицо из общей массы общественных индивидов.

Отмечая сплоченность этой группы и ее господствующее положение, Моска называет ее политическим классом. Этот класс не является неизменным. В его состав могут постепенно попадать лучшие представители других слоев. Ученый считает, что существует две тенденции его развития: аристократическая и демократическая. Первая проявляется в стремлении политического класса быть правящим через наследственность, если не юридически, то фактически. Преобладание аристократической тенденции приводит к кристаллизации, а впоследствии и к вырождению класса и, как следствие, к общественного застоя. Это способствует активизации борьбы новых социальных сил, чтобы занять господствующее положение в обществе. Вторая, демократическая, тенденция заключается в обновлении политического класса за счет наиболее способных к управлению и активных элементов низших слоев. Такое обновление защищает элиту от деградации, делает ее способной к эффективному руководству обществом. Самым желанным для общества состоянию есть равновесие между аристократической и демократической тенденциями развития политического времени, поскольку это обеспечивает стабильность и преемственность в руководстве обществом, способствует его качественному обновлению.

Толкование Моска понятие "класс" отличается от марксистского толкования. Как уже отмечалось, для Моска, как и для многих других представителей элитизма, определяющим фактором социального расслоения выступает не экономика, а политика. Поэтому в него политический класс приравнивается к правящему как организованной при власти меньшинства.

Первые елітисти были враждебно настроены по отношению к демократии. В основу их теорий положен тезис о извечную неравенство людей, о неспособности массы осуществлять функции управления обществом. Массы некомпетентны в политике, они инертны, а в состоянии бунтарства подрывают устои общества. Поэтому правление большинства народа неосуществимо на практике.

Гаэтано Моска утверждал: "Демократы являются, с одной стороны, не что иное как миф, а с другой - этот миф порождает худший тип политической организации: диктатуру тех, кто победил на выборах".

Эта антидемократическая направленность концепций Парето и Моска получила дальнейшего развития в трудах немецкого ученого Роберта Михельса. Г. Михельс проанализировал социальные механизмы, которые порождают элитарность общества. Ученый приходит к выводу, что сама организация общества требует элитарности и неизбежно воспроизводит ее благодаря закономерности развития организационных структур. В обществе действует "железный закон олигархических тенденций". Его суть заключается в том, что неотрывно от общественного прогресса возникают и развиваются крупные организации, которые обязательно вызывают появление олигархизации управления обществом и способствуют формированию политической элиты, поскольку руководство этими организациями невозможно всеми ее членами. Эффективность их работы требует специализации и рационализации, а следовательно, и руководящего ядра и аппарата, которые постепенно, но неизбежно выходят из-под контроля рядовых членов, отрываются от них, подчиняют политику своим собственным интересам, занимаются собственными привилегиями, то есть превращаются в олигархию. Железному закону олигархических тенденций подлежит и демократия, поскольку, чтобы сохранить себя и достичь определенной стабилизации, она вынуждена организовываться. А это влечет за собой выделение активного меньшинства - элиты, которой массы вынуждены подчиниться через невозможность прямого контроля над большой организацией. Вследствие этого, считает Михельс, демократия неизбежно трансформируется в олигархию. Итак, демократия сталкивается с противоречием, которое не способна преодолеть. Во-первых, она противоречит человеческой природе, во-вторых, неизбежно порождает в себе олигархическое ядро. Из действия закона олигархических тенденций Михельс делал пессимистические выводы относительно возможностей демократии и социал-демократических партий.

Антидемократическую направленность имели и элитарные концепции Вячеслава Липинского и Дмитрия Донцова, с которыми они выступили в начале 20 в.

В. Липинский разработал оригинальную концепцию национальной аристократии ней: "должна быть активная правящая и организующее меньшинство в нации". Вслед за итальянскими теоретиками Липинский считал, что "аристократию должны составлять лучшие люди нации, невзирая на их происхождение и имущественное состояние. Элита должна формироваться из всех сословий и классов украинского общества, прежде всего с продукуючого земледельческого класса и потомков дворянства и шляхты. Именно из продуцентов должна формироваться активная, инициативная, действующее меньшинство организаторов и руководителей нации, которые обладают материальной силой и моральным авторитетом".

"Без материальной силы и морального авторитета, - считал Липинский, - не может быть национальной аристократии. А без национальной аристократии, сильных и авторитетных проводников не может быть нации". Рассматривая основные методы формирования национальной аристократии - класократію, охлократию и демократию, - лучшим из них Липинский считал именно класократію. По его мнению, "только сочетание украинского крестьянского фермента с творческим украинским аристократическим элементом в одной надкласовій, общенациональной слое и даст жизнеспособность украинском государстве. Основой знания и служения государству национальной аристократии не национальный, а территориальный фактор - сознание своей территории, любовь к своей земле".

Другой украинский ученый Д. Донцов также под политической элитой понимал национальную аристократию, но сузил ее рамки, в конечном итоге, к понятию "каста правителей". Исходя из идеи "ієрархізованої общества", Донцов разделяет общество на касты, господствующей из которых должна быть не масса (демократия), не та ли и "кляса" ("класократія"), а каста "луччих людей". "Эта каста правителей, - писал Донцов, - должна быть отдельной общиной, обеспеченной, во-первых, из другой глины, викута из другого металла, чем инертная, безразлична, зыбь масса; во-вторых, должна занимать отдельное положение, собственно творить из себя отдельную касту; в-третьих, должен эта каста выражать совершенно отдельные приметы духа и души, другие идеи должны гореть в ее головах, чем в ограниченной, неспособного народной массы". Основополагающими факторами формирования касты "луччих людей" Донцов считал прежде всего иррациональные факторы: дух старины, старые инстинкты национального характера, воля к господству, иррациональные догматы веры в национальную идею, чтобы "они жили не в книжках и в программах, а в крови". Сами эти факторы должны формировать такие основные черты украинской элиты, как благородство, мудрость и мужество. Главной задачей этой элиты является формирование национальной идеи, внесение ее в сознание масс, формирование "барской психики народа-обладателя" и мобилизация народа на борьбу за национальную идею.

Как видим, элиты и демократия рассматривались в первых елітаристських концепциях как явления, которые исключают друг друга. Однако такая позиция все больше входила в противоречие с развитием западных стран в направлении демократии. Поэтому уже в 30-е - 40-е годы 20 века стали появляться различные концепции "демократического элитаризму", авторы стремятся обосновать совместимость этого принципа с принципами демократии и справедливости. Необходимость элитарного правления начинает выводиться с уточненной сущности самого понятия "демократия". Западные политологи Дж. Шумпетер, Г. Ласвел и другие пересмотрели постулаты родоначальников элитизма. Они выступили против отождествления демократии с правлением народа.

Вместо формулы "правление народа" Шумпетер вводит формулу "правления от имени народа". Он утверждает, что "демократия - это правительство, которое одобряется народом". Именно демократическое правление получает, таким образом, элитарное толкования и элитарную структуру. Правя, элита существует, по мнению Шумпетера, в любом обществе, в том числе и демократическому. Демократическое правление допускает конкуренцию среди элит за власть. В рыночной концепции элит Шумпетера различные элиты выносят на продажу свои программы, а массы "покупателей" во время выборов поддерживают или отвергают их. Ученый понимает демократию как политическую систему, в которой массы, выбирая между конкурирующими элитами, в определенной степени влияют на политику.

По мнению Ласвела, демократия отличается от олигархии не отсутствием элиты, а "закрытым" или "открытым", "представительным" характером элит. Элита современного западного общества отличается от элиты прошлого, за Ласвелом, тем, что она открыта, ее члены обладают знаниями, умением, ответственностью, они приходят к власти на основе справедливой конкуренции.

В дальнейшем концепции демократического элитизма эволюционировали в направлении элитарного плюрализма, который основывается на принципе равновесия элит. Сторонники элитного "плюрализма" считают, что в обществе выдвигается и действует много элит, которые осуществляют лидерство в определенной сфере общественной жизни. Французский ученый Г. Прон выделяет в современном обществе такие разновидности элит: политическую, военную, деловую элиту, главарей масс и административную элиту. Считается, что между этими элитами существует постоянная конкуренция и политика заключается в том, чтобы достичь согласия между группами, которые конкурируют. А массы осуществляют давление на элиты, используя механизм выборов или референдумов.

Современные социологи и политологи обосновывают поєднанність демократии с елітизмом не только на основе принципа равенства, но и на основе принципа справедливости. На основе данного принципа были развиты все ценностные теории элит. На этой основе американские ученые Д. Белл, Г. Янг и другие развили теорию элиты, "меритократии" (так называемой элиты заслуг). "Меритократія" - это элита знаний, компетентности, которая объединяет самых талантливых представителей общества. Д. Белл, например, считает, что на смену элитам "крови" и "богатства", характерным для доиндустриального и индустриального обществ, пришла "элита знаний", которая соответствует характеру современного післяіндустріального общества. Післяіндустріальне общество - это общество справедливости в современном понимании этого понятия. Оно высоко ценит и поощряет тех, чей вклад в социальный прогресс является крупнейшим. Именно люди, которые законно пользуются авторитетом и уважением, имеют престиж, по справедливости должны править обществом.

Своего рода антиподом современных концепций демократического элитизма выступают ліволіберальні теории элит. Самым авторитетным представителем этого направления в западной политологии считается Г. Милс, который еще в 50-е годы 20 в. пытался доказать, что западными обществами, в частности США, правит не много элит, а одна. Ліволіберальні теории элит принадлежат к так называемой макиавелловской школы в исследовании элит, характерными чертами которой является определение одной, организованной и привилегированной володарюючої элиты - правящего класса (Моска, Парето, Михельс, Донцов); ее закрытость, оторванность от масс, групповая сознание и т.д. Современный ліволіберальний элитизм значительно расширяет характеристику правящей элиты новыми специфическими чертами: признанием демократических элементов в системе власти правящей элиты, возможности влияния (хотя и очень ограниченного) масс на элиту через систему выборов и другие демократические институты; дополнением ценностного подхода к элиты структурно-функциональным, то есть элитизм выводится не только из особых психологических и социальных качеств, но и из того, что отдельные личности занимают высокие командные позиции в общественной иерархии; властная элита не ограничивается политической элитой, она рассматривается как внутренне структурирована.

Г. Милс считает, что ядро американской правящей элиты составляют руководители корпораций, политики, высшие государственные чиновники и высшие офицерские чини. их поддерживают интеллектуалы, которые хорошо устроились в рамках существующей системы. Об'єднувальними факторами правящей элиты последователи ліволіберальних концепций считают не только общую заинтересованность в сохранении своего привилегированного положения и стабильности существующей системы, но и близость социального статуса и социальных ролей, культурно-образовательного уровня, круга интересов и духовных ценностей, стиля и др. Характерным для этих концепций является отрицание прямой связи экономической элиты с правящей элитой. Рядом с ліволіберальними концепциями широкое распространение леворадикальные концепции элит, ярким примером которых является марксистская партократия. Несмотря на возражения элитизма в общественно-политическом развитии, Ленин, как известно, разработал специфическую концепцию политической элиты как учение о авангардную роль партии рабочего класса и всех трудящихся. Главное ее назначение - руководство революционной деятельностью в построении бесклассового коммунистического общества, основанного на принципах самоуправления. Партократична теория элиты получила реального воплощения в деятельности коммунистических партий стран тоталитарного социализма. Распад коммунистической системы, крах социализма продемонстрировал утопизм и несостоятельность элитизма, основанного на его отрицании.

 

 



Назад