Электронная онлайн библиотека

 
 Политология

Закономерности трансформации недемократических режимов в современные демократии


В последние десятилетия политологи разных стран обратились к проблемам трансформации недемократических режимов в демократические, и это привело к определенной переориентации в политологии. В 60-х годах 20 в. многие ученые утверждали, что недемократические режимы - довольно длительные феномены политической реальности. 3. Бжезинский и С Хантингтон в работе "Политическая власть: США и CPCP", изданной в 1964, p. определили одну общую особенность крупных государств: они принадлежат к элите успешно действующих. Поэтому многие политологи считали (несмотря на безусловные преимущества демократии над тоталитаризмом и авторитаризмом), что с точки зрения возможности функционирования тоталитарные режимы сверхдержав могут развиваться даже с большим успехом, чем демократические.

В 60-х - начале 70-х годов 20 в. действительно казалось, что история в очередной раз повернулась спиной к демократии. Между двумя мировыми войнами также был период, когда демократия отступала, а тоталитаризм воспринимался чуть ли не режимом будущего. В начале 70-х годов мир стал свидетелем краха молодых демократических режимов в Африке. На это время приходится волна военных диктатур и в Латинской Америке. Однако ситуация все менялась. Прекратили существование три авторитарные режимы (Греции, Португалии, Испании). В начале 80-х годов аргентинские военные отказались от власти, а бразильские генералы постепенно привели страну к демократии. их примеру последовали другие государства. И, наконец, страны Восточной Европы одна за другой отошли от тоталитаризма, стали на путь демократии, распалась самая большая империя - СССР. Эти события и сделали чрезвычайно актуальной проблему трансформации недемократических режимов и перехода к демократии как одной из найпосутніших составляющих современного мирового процесса. Эту проблему политического процесса в послевоенный период называют "теорией перехода", или "транзитологією". Считают, что начал эту теорию американский политолог Д. Растоу книгой "Переходы к демократии" (1970), в которой он проанализировал предпосылки и стадии демократизации в Швеции и в Турции, особо выделив роль субъективных факторов такого перехода.

Другой исследователь переходов к демократизации С Хантингтон характеризует мировую тенденцию демократизации как циклический процесс, которому свойственно дежурство "приливов" и "отливов". От начала 19 в. он выделил два такие полные циклы, заметив, что сейчас человечество переживает третью волну демократизации. Очевидно, что как и в предыдущих циклах, не все попытки перехода на демократический путь развития будет закреплено, но значительное наращивание демократического потенциала, несомненно, происходит.

Для демократических перемен прошлого десятилетия характерны общие черты, обусловленные природой демократии как организованного политического соперничества. Для стабильности такой "системы соперничества" необходимо взаимное доверие между претендентами на власть, традиционное уважение к правилам игры, которые Г. Даль называет "системой взаимной безопасности". Терпимость и взаимное доверие претендентов на власть формировались постепенно, сначала только внутри политической арены. Росток демократии, который здесь появился в ходе поэтапного развития, приобретал формы политического соперничества в относительно узком кругу элит. Только впоследствии он охватил большую часть населения.

Постепенность становления политической конкуренции необходима, чтобы партии и индивиды, несмотря на соперничество, могли научиться терпимости и взаимодействия, а также пониманию того, что поражение - это еще не гибель, что от победы неотделима отчетность, а от власти - ответственность.

Конечно, это, как считает американский политолог Л. Даймонд, "не может быть правовой основой продолжения жизни недемократических систем, которые потеряли легитимность и требуют замены". Нередко единственный путь к демократии лежит через быструю и решительную ликвидацию авторитаризма и тоталитаризма и их институтов. Это происходит, когда совокупность внутренних и, нередко, внешних факторов создает особенно благоприятную для демократии ситуацию или когда правящая элита не хочет уступать реальной властью.

Однако в основном недемократические режимы, особенно авторитарные, более-менее самостоятельно определяют время, способ и масштабность своего восхождения со сцены общественной жизни. Принципиально настаивая на их немедленном отречении, демократические силы в этом случае могут помешать возможным изменениям. По мнению X. Линца, "стратегия прямого развития может быть использована не только революционным способом. Залог успешного перехода заключается в ряде мелких реформ и зависит от готовности демократической оппозиции мириться сперва с весьма ограниченным полем действий". То есть оппозиция, которая формируется, должна довольствоваться имеющимися возможностями и избегать соблазна насилия. Преимущество такого варианта заключается в том, что конкурирующие политические силы получают время, чтобы привыкнуть к атмосфере демократических преобразований, прежде чем вся государственная структура станет открытой для политической борьбы.

Таким образом, недемократические режимы могут меняться по-разному. Польский политолог Есть. Вятр выделяет три формы трансформации. Первую можно назвать реформой сверху, когда автократические правители добровольно, а не в результате давления оппозиции решают изменить систему и к тому же имеют достаточно мудрости и воли, чтобы воплотить свою программу демократических перемен в жизни. Вторая форма - крах недемократических режимов, когда они очень быстро капитулируют. Третьей формой является постепенные реформы, согласованные с разными политическими силами.

По мнению политолога Д.А. Фадеева, переход от авторитаризма к демократии осуществляется в несколько этапов: кризис авторитарного режима; либерализация его; установление демократии. Рассмотрим их подробнее.



Назад