Электронная онлайн библиотека

 
 Политология

Верификация прогноза


Достоверность прогноза и его уровне. Верификация (от лат. verus - истинный) прогноза - это вероятность произведенного прогноза, то есть определение степени его соответствия действительному положению объекта в будущем, что прогнозируется; определение степени соответствия прогноза требованиям современной науки, тенденциям развития общественной практики; степени достоверности прогноза (т.е. вероятности осуществления предусмотренного в заданный временной интервал); обоснованности (т.е. соответствия теории практике). Опыт свидетельствует, что верифицированы таким образом прогнозы сбываются с высокой степенью вероятности и, кроме того, они служат надежной ориентировочной информации для управления.

В относительно простых случаях роль верификации играют экспертные опросы (оценки). В более сложных случаях нужны специальные процедуры, например:

  1. Разработка прогноза методом, который отличается от уже примененных.
  2. Сопоставление прогноза с другим, полученным из других источников информации.
  3. Проверка адекватного прогноза в ретроспективе.
  4. Аналитическое или логическое исследование прогнозов.
  5. Дополнительный опрос экспертов.
  6. Опровержение критических замечаний оппонентов.
  7. Выявления и учета источников возможных ошибок.
  8. Сравнение с мнением компетентного эксперта. Мировая практика свидетельствует: точность, надежность прогнозирования в политической сфере в основном зависит от многих факторов и условий, которые определяют политическую деятельность и быстро меняются. Эффективность политического прогнозирования повышается в тех случаях, когда оно исследует политические процессы, в которых заметно проявляется одна или несколько тенденций.

Социально-политическое прогнозирование осуществляется на трех уровнях. Самый высокий уровень - это общество вообще, средний - определенная территориальная общность или регион и ниже - отдельный коллектив. Самым высоким временным уровнем прогнозирования считается долгосрочное прогнозирование, которое рассматривает социальные процессы на длительный период - 15-20 лет - и решает вопросы на уровне государственной политики. Средний часовой уровень - 10-15 лет - анализирует возможность решения стратегических задач, которые дают ориентировочную ответ на вопрос: что можно сделать? Самый низкий уровень решает оперативные задачи, которые предстоит осуществить в ближайший период.

Будущее человечества сегодня определяется гуманистическими ориентирами. Однако речь не идет о том, чтобы придумывать привлекательный образ будущего и потом навязывать его жизни. Будущее вырастает не из мечтаний о нем, а из современной, из присущих настоящему противоречий и тенденций развития общества.

Теоретическим проработкой и обоснованием различных вариантов развития человека в будущем обществе занимается в западном мире футурология (от лат. futurum - будущее и от греч. logos - речь, учение). Этот термин впервые начал употреблять в 1943 г. О. Флайхтгайм, профессор политологии в институте им. Отто Зура при Свободном университете Западного Берлина. Он писал, что "слово "футурология" ввел с целью отмежеваться от одиозных идеологических доктрин прошлого и, прежде всего, от "марксистского утопического мышления".

"Футурологический бум". Футурология, или, как ее еще называют, "наука о будущем", разработка разного рода альтернативных проектов развития, прогнозов стали модной темой в странах Запада, в которых с конца 60-х - начале 70-х годов 20 в. интенсивно создаются институты и учреждения по исследованию будущего, проводятся международные футурологические конгрессы. "Футурологический бум", или "бум прогнозов", который охватил в этот период ведущие страны Запада, характеризовался появлением сотен государственных специализированных научно-исследовательских центров и частных учреждений по разработке социально-экономических, научно-технических, политических и военно-политических прогнозов. Футурологічними исследованиями активно занимаются Коннектикутський институт исследования будущего, Гудзонівський институт, корпорации "РЭНД" и "Ресурсы для будущего", Чикагский и Калифорнийский университеты (США), а также "Комитет следующих 30 лет" (Англия); футурологические институты во Франции, Западной Германии, Голландии, Западном Берлине и др. Созданы крупные международные ассоциации: "Мировое общество футурологов". "Мир будущего", "Международная организация футурологов"; издаются многочисленные футурологические журналы: "Футуролог", "Будущее", "Дедалус" и др. Регулярно проводятся съезды и конференции. Ливень футурологической литературы буквально заполонила книжный рынок западных стран, а обывателя заливает мощная волна футурологических прогнозов, подавляющее большинство которых полна апокалипсических пророчеств и предсказаний будущих глобальных и региональных катастроф и неминуемой гибели человечества. Эти прогнозы выражают общую тенденцию эволюции западной футурологии в 70-80-х годах 20 в. Наиболее характерной чертой эволюции этого периода является то, что претерпят существенных изменений не детали, а фактически целостные теории, которые до недавнего времени считались на Западе общепринятыми. Надежды на то, что прогресс технологии, роботизация и компьютеризация смогут решить все проблемы капитализма, не оправдались. Поэтому сегодня подвергаются пересмотру все концепции "индустриализма" и связанные с ними многочисленные концепции, что предсказывали наступление "золотого века", общего благосостояния и благополучия для нынешнего поколения. Происходит быстрый переход от оптимистичных прогнозов, разрабатываемых в 60-х годах 20 в., к мрачных пророчеств о непременной гибели цивилизации в результате бесконтрольного развития науки и техники. Этой отрасли знания посвятили себя много выдающихся и талантливых ученых Запада. Они разработали технический инструментарий прогнозирования и моделирования, который, бесспорно, имеет определенную научную ценность.

Римский клуб и вариант будущего. Особое место среди футурологических организаций занимает так называемый Римский клуб - международная неправительственная организация, созданная в апреле 1968 г. на встрече СО западноевропейских ученых, бизнесменов и общественных деятелей в итальянской столице, которые собрались с целью неформально обсудить перспективы развития человечества. Сегодня ее членами являются 100 авторитетных деятелей науки и культуры из 47 стран мира. Члены клуба придерживаются различных мировоззренческих концепций, но их объединяет забота о будущем человечества, заинтересованность в решении глобальных проблем на основе сотрудничества всех стран.

Римский клуб - это "невидимый колледж", по определению. Печчеи, его первого президента, цель которого - способствовать тому, чтобы люди как можно яснее и глубже понимали трудности человечества. Другая цель состояла в "использовании всех доступных знаний для того, чтобы стимулировать установление новых отношений, политических курсов и институтов, которые бы помогали исправлять современную ситуацию".

Члены Римского клуба за годы его существования выполнили свыше 15 весомых исследований перспектив развития современной цивилизации, наиболее интересные из них изданы в виде "Докладов Римского клуба". Книги, издаваемые под его эгидой многими языками, распространяются десятками миллионов экземпляров и становятся бестселлерами.

Оценка выводов Римского клуба неоднозначная. Первые восторженные отзывы о них изменились резкой критикой. Сегодня признано, что глобальное моделирование и компьютерное моделирование в частности должны дополнять, а не отменять другие способы, методы исследования мира. Известный американский ученый-эколог Бы. Коммонер считает, что "невозможно решить заранее, что самое ценное: компьютерное моделирование на основе генерализованной мировой статистики или непосредственный анализ реальных связей".

Глобализм прогнозов. Варианты будущего развития человека и человечества разрабатывают не только Римский клуб, но и другие международные футурологические организации и отдельные ученые. Японский экономист Я. Кайя предложил вариант создания мировой экономической системы, способной спасти цивилизацию, а группа

латиноамериканских ученых представила мировой общественности вариант идеального общества, в котором выдержан высокое "качество жизни" и полное удовлетворение потребностей человека. Наряду с программами, которые претендуют на универсальную реконструкцию мира, создаются проекты решения отдельных глобальных проблем или ряда региональных проблем.

Новые научные центры с глобалистики, что появились в США и Европе, постоянно напоминают миру о необходимости сворачивать темпы экономического роста и индустриализации. Ученые Гудзоновского университета (США) в ряде публикаций обосновали невозможность сохранения в будущем современных темпов развития экономики. Однако есть и противоположные взгляды. Достаточно влиятельная и известная Организация экономического сотрудничества отрицает утверждения о необходимости замедлить темпы экономического роста. В 11-й докладе "Встречи с будущим" поддерживается позиция, что в ближайшие 20-30 лет, до 2020-2030 гг., не нужно сокращать темпы экономического роста. Эти полвека будут переходным периодом, в течение которого произойдут коренные изменения в технологии производства, в энергетике и сельском хозяйстве, и благодаря этому будет решена много глобальных проблем человечества.

Активно выступает с идеями решения проблем человечества на политическом и социокультурном уровнях ЮНЕСКО. Заслуживает высокой оценки ее борьба за мир, предотвращения военно-политическим конфликтам, сохранение и развитие культур народов планеты.

Наряду с проблемой "Запад - Восток" все больше интересует проблема "Север - Юг", которой был посвящен доклад Независимой комиссии по вопросам международного развития во главе с В. Брандтом: "Север - Юг: проблемы выживания"; в ней отражены сложную перспективу отношений между Севером и Югом в случае сохранения существующей системы взаимоотношений между развитыми странами и развивающимися странами. Авторы доклада настаивали на предоставлении финансовой и иной помощи развивающимся странам, и установлении равноправной и взаимовыгодной системы отношений между странами этих регионов мира.

Приведем подходы к изучению будущего современного американского футуролога Олвина Тоффлера. Его имя известно нашим читателям по книге "Шок от будущего" ("Футуро-шок"). Эта книга, а также его более поздние труды: "Екоспазм", "Третья волна", "Прогнозы и предпосылки", "Адаптуюча корпорация" вызывают все больший интерес в мире.

О. Тофлер ярким, образным языком публициста рассказывает, как безумно ускоряется темп жизни и человек чувствует себя в этом "безумном, безумном мире" все более одинокой. Все чаще она оказывается в состоянии шока. Но это, по его мнению, только начало, поскольку возникает не просто шок, а футуро-шок - от столкновения с будущим. Ученый считает, что "будущее нельзя определить заранее, оно не обусловлено полностью технологическим прогрессом и его нельзя проанализировать".

В труде "Укрепление власти" (1990) О. Тофлер проанализировал мировые тенденции становления нового социального порядка, в частности, негативные и позитивные аспекты качественно нового постиндустриального этапа развития социума. Этот этап он описывает с помощью принципиально новой теории, обозначенной в его ранних работах как "суперіндустріалізм", а в более поздних - как "третья волна".

Фрагменты панорамы развития общества на ближайшие десятилетия, согласно А. Тоффлеру, такие:

  • приоритет в этом социальном устройстве имеют знания, которые становятся символической форме капитала; главной формой собственности является информация, получаемая в результате знаний;
  • кардинального изменения претерпевает сама природа власти, которая может быть только высшего качества, - это власть знания;
  • политическая жизнь приобретает новых параметров, поскольку принцип меньшинства меняется на принцип большинства, происходит отказ от представительной демократии.

О. Тофлер далек от мысли, что "третья волна" обязательно наступит, тормозом для этого могут быть война, экономический крах, экологическая катастрофа, сверхактивность противодействующих политических сил. В таких сил он относит:

1) фашиствующие политические объединения, главная идея которых сосредоточена в лозунге "закон и порядок";

2) политизированы религиозные течения, которые враждебно настроены по секуляризма и сочетают в своей идеологии и деятельности тота-таризм, универсализм и фанатизм;

3) "патологические формы" экологического движения, например, "эко-вандализм", "екотероризм";

4) националистические силы;

5) объединение людей, которые проповедуют экстремистские взгляды, масонские ложи, противников абортов, преследователей сексуальных меньшинств.

Ученый утверждает, что они, а не коммунистический тоталитаризм, войдут в противоборство с демократией в 21 ст.

Подобных взглядов относительно общественных приоритетов придерживается и известный американский футуролог Джон Нейсбіт. Еще в 1982 г. выдано его первую книгу "Мегатенденции", в котором определялись самые кардинальные направления развития общества, в частности, знания и информация. Ученый утверждает, что важнейшим стратегическим ресурсом все ощутимее становится не капитал, как это было в индустриальном обществе, а информация. Новый источник силы, по Дж. Нейсбітом, не деньги в руках немногих, а информация в руках многих.

Отметим, что социально-политические прогнозы - это вид знания. Поэтому не случайно английский ученый Д. Томпсон, книгу которого "Предполагаемое будущее" в русском переводе изданы в середине 20 в., считал, что развитие техники социального прогнозирования неизбежно приведет к тому, что элиты начнут скрывать прогнозы от масс. Эти прогнозы будут представлять собой государственную тайну, а производство их, подобно производства атомных бомб, станет монополией государства.

Известный американский геополитик С. Хантингтон выступил с концепцией неминуемого столкновения цивилизаций. Он определяет цивилизацию как культурную общность наивысшего ранга и прогнозирует значительные конфликты вдоль линии разделения между цивилизациями: западной (европейской и североамериканской), исламской, конфу-ціанською и православно-славянской.

Можно ли согласиться с подобными прогнозами, которые отрицают становления единой цивилизации? Можно ли согласиться, что источником конфликтов в будущем будут не экологические и политические противоречия, не противостояние идей, а различие культур? Думается, что реальные процессы не дают оснований для таких выводов. За обострением национально-этнических отношений, за противостоянием религиозных движений в основном стоят определенные экономические и политические интересы.

Пессимистично выглядят во многих футурологических построениях власти и проводимая ею политика. Предлагаемый сегодня в литературе по этому поводу спектр идей не отличается принципиально от того, что его высказал представитель культурологической мысли Запада 20 в. голландец Йохан Хейзинги. Ученый убежден в том, что политика действует на "зоологических началах". Об этом свидетельствуют гіпернаціоналізм; отрицание значимости знаний, упадок моральных форм, идеализация прошлой истории и культуры; губительна для человека массовая культура.

И. Хейзинги считает, что для спасения цивилизации малоэффективными есть политические партии и государства, различные общественные организации и церковь, а необходимое достижения господства человека над собой.

Концепцию глобального развития человеческого общества пытается создать и современный французский историк и философ Жак Аттали. В своих произведениях "История времени" и "В прямом и переносном смыслах" он развивает идеи французского этнолога и социолога Рене Жирара, который высказал мнение о том, что человеческая общность способна держать под контролем то, что ее разрушает, - насилие. За Ж. Аттали, в истории существовали три формы подчинения и управления насилием: "священное", "сила" и деньги. В каждый момент истории, переплетаясь, они образовали собственный "костяк" общественных структур, на которых строились общественные отношения.

Нынешний этап общества Же. Аттали называет "торговым (или торгашним) порядком". В книге "Линии горизонта" (1990) он анализирует последствия вступления человечества в новую, девятую фазу "торгового порядка", характерной чертой которой является, прежде всего, свобода творчества, производства и обмена, коротко говоря, демократия. "И в новой фазы есть и обратная сторона: на смену жизненным явлениям приходят артефакты (подделки), природа превращается в товар и появляется угроза трансформации самого человека в продукт серийного производства".

В основу своей концепции Же. Аттали ставит номадизм, который, как он считает, будет присутствовать во всех сферах развития будущего общества (производственной и непроизводственной). Он убежден, что номадизм в большей степени повлияет на непроизводственную и, прежде всего, политическую сферу жизни общества.

Вследствие появления номадические вещей (портативный магнитофон, телефон, карманный компьютер, часы-телевизор, часы-записная книжка, переносной телефакс и др.) человек сможет получать образование самостоятельно с помощью видео, самостоятельно следить за своим здоровьем, лечиться и даже изменять внешность, чтобы соответствовать общепринятым нормам.

Номадизація - осевая линия развития цивилизации. Пути решения глобальных проблем Же. Аттали видит в рамках создания загальнопланетних организаций с широкими полномочиями, которые решали бы такие задачи, как борьба с загрязнением окружающей среды, с наркоманией, предотвращения распространения оружия, контроль над генетическими манипуляциями, справедливое распределение природных богатств.

Прогноз будущего Украины. Узнать о нем и сегодня очень трудно, практически невозможно. К сожалению, у нас все прогнозы социально-экономического и политического развития довольно изменчивы. Лидеры политических партий и движений, депутаты Верховной Рады и советов регионального уровня, все те, кто принадлежит или сам себя привлек в ряды политической элиты, с разных по значимости трибун уверенно заявляют: "Народ Украины хочет жить...", - а дальше, в зависимости от идеологических предпочтений и прагматических соображений оратора, перед нами демонстрируют желаемый для народа (как на этого оратора) символ общественного идеала - от "светлого" прошлого "реального социализма" к не менее "светлой" капиталистической будучини или весьма туманного результата "самобытного" пути развития Украины. Следствием этого является критический этап в развитии государства, прежде всего в политической и экономической сферах. Экономика расколота на три сектора: натуральный, частный и государственный. Налоговая система тем временем уничтожает новорожденный частный сектор. Власть же олицетворенное людьми, которые руководствуются не национальными, а монополистическими интересами своих кланов.

Следовательно, наблюдается отсутствие среди как власти, так и среди общественности консенсуса по основополагающим вопросам дальнейшей жизни. Хотя со стратегическими партнерами, кажется, все понятно. Это, прежде всего, Россия и США.

Однако, как отмечалось в материалах международной конференции "Стратегия национальной безопасности Украины в контексте мирового сообщества" (Киев, 2001), Украина определила направление своего движения как европейский. "Может сложиться впечатление, что Украина находится в некоем особом состоянии давления со стороны США и РФ, что она представляет особый геополитический интерес и поэтому должна строить особую стратегию внешней политики. Однако это не так. Международные отношения - это постоянная игра, не лишена давления. Его, так же как и Украина, чувствуют другие государства. Одни из них принимают требования других и согласовывают с ними приоритеты своей внешней политики. Другие, наоборот, разрабатывают собственные приоритеты и последовательно их реализуют. Описанная выше ситуация, собственно, и является тем международным фоном, на котором Украине приходится выработать приоритеты внешней политики, определить направление своего движения - ведь он, и это известно, может быть только один. Для нас он - европейский!"

Почему так? Потому, что Европейский Союз, построенный на конкуренции, побуждает к прогрессу, а его мощная социальная составляющая не позволяет забыть о более слабых. Совместный информационный, товарный, туристический пространство предоставляет участникам преимущества открытости, а предохранители в гуманитарной и культурной сферах сохраняют национальную идентичность. Богатый, емкий рынок стимулирует производство, науку и технологии, гармонизировано законодательство и общие подходы дают безопасность гражданину, а только что рожденная Общая политика безопасности и обороны предотвращает возникновение конфликтов.

Европейский Союз требует от страны-бенефициара достижения высоких стандартов. Сам процесс их выполнения заставляет нацию-претендента к более активному развитию. И в этом плане задача, которую ставит Украина в процессе реформ, объективно совпадают с условиями Евросоюза.

Наконец, вступление к Евросоюза - это цель, что объединяет нацию, поднимает элиту, стимулирует общество.

О своем видении будущего Украины и других республик бывшего СССР пишет и Збигнев Бжезинский. Он вводит понятие "дифференцированное будущее", а бывшие социалистические страны Европы распределяет на 4 категории в контексте посткоммунистической трансформации в обозримом будущем. Под третью категорию подпадают Россия, Украина, Беларусь, Грузия, Армения, Азербайджан, Казахстан и Узбекистан - страны, "чье политическое и экономическое будущее, вероятно, останется невирі-отрезанным в течение десятилетий или больше".

Можно привести десятки других суждений-прогнозов относительно перспектив социально-экономического и общественно-политического развития Украины. Однако все их авторы сходятся на том, что Украина будет входить в реалии противоречивого 21 в. сложно, в поисках стабильных форм собственной государственности, экономики и духовной культуры. Теперь существуют и осуществляются различные проекты этих форм. Неодинаковый интерес к ним проявляют различные политические лидеры и партии, социальные слои и профессиональные группы, религиозные конфессии и культурные объединения.

Как видим, пророчества западных экспертов сбываются, и виноваты в этом прежде всего страны ЕС, ведь политику Запада в отношении Украины по целому ряду направлений трудно назвать адекватной. Декларации вроде "Стратегии ЕС относительно Украины", которые ни к чему не обязывают, заявления о том, что "Украина является ключевым звеном новой системы европейской безопасности", на практике сопровождается действиями по созданию нового "железного занавеса" на западных границах Украины.

ЕС (прежде всего малые европейские страны), несмотря на громкие заявления о принятии новой "консистентної" стратегии относительно Украины, очень осторожно относится к самой идее европейской интеграции Украины и продолжает балансировать между нежеланием создавать себе новые экономические и политические проблемы, которые могут возникнуть по попыток даже частичной интеграции Украины в ЕС, и страхом подтолкнуть Украину в "тесные объятия Москвы".

В результате Украина с молчаливого согласия ЕС рискует превратилось-рыться на "серую зону" между объединенной Європою и Россией и в конечном итоге будет вынуждена экономически и политически интегрироваться с этой страной.

И все же независимая Украина за годы своего существования доказала, что она, несмотря на все трудности, имеет будущее. Это мирная нейтральное государство, которое постепенно будет добывать имидж равноправного субъекта международной политики. Внутренние экономические и политические трудности со временем будут преодолены. Однако сделать это будет нелегко и непросто. Придется потерпеть незаурядного откровенного и скрытого давления тех сил в мире, которые меньше всего заинтересованы в том, чтобы возродилась могущество народов развалившегося Союза, чтобы они успешно развивались. Придется преодолевать сопротивление и тех, кто, шумно болтая о демократии и национальное возрождение, обанкротился в своих антинародных действиях, погряз в коррупции и предательстве собственных народов и стран. Будет нужно, преодолевая просчеты прошлого и сегодняшние ошибки, начинать восстановить разрушенное, создавать настоящую независимость для народа Украины. Независимость от произвола и высокомерия политиканов, от добычи со стороны "демократических" главарей и их сообщников; от горя, нищеты и бесправия во имя утверждения человечности, добра и справедливости.



Назад