Электронная онлайн библиотека

 
 Политология

Национальные и региональные интересы в сфере международных отношений


Общечеловеческие ценности и национальные интересы. Ценности - это категория прежде всего моральная, и уже поэтому по своей природе они имеют общечеловеческий характер. А вот интересы различных социальных сообществ могут быть разными. И это обстоятельство является постоянным источником конфликтов, в том числе и в области международной политики. Понятно, что всегда предпочтение надо отдавать общечеловеческим моральным принципам, которые воплощают в себе гуманистические устремления.

Таким образом, когда мы говорим о приоритете общечеловеческих ценностей, следует иметь в виду, что речь идет не о предательстве социального или национального. Признание этого приоритета представляет собой глобальный идеологический и политический компромисс, с помощью которого берутся под контроль и подчиняются высшим интересам противоречия между социальными слоями и нациями. Этот компромисс касается будущего человечества, сохранение цивилизации и ее достижений, без чего невозможна реализация ни социальных, ни национальных интересов. Без этого невозможен и социальный прогресс вообще, потому что если погибнет цивилизация, то никакого прогресса не будет.

В то же время следует отметить, что без учета культурно-исторических традиций и национальных ценностей понимание международной политики не может быть полным. Американский политолог Г. Моргентау вполне справедливо считает главной задачей внешней политики любого государства обеспечения ее национального интереса. Общая теория политики, внутренней или внешней, нуждается, по его мнению, центрального, стержневого понятия. Таким понятием является интерес. А теорию мировой политики надо строить вокруг понятия "национальный интерес". Будь-яка внешняя политика базируется на физической, политической и культурной реальности, которая называется нацией". В мире, поделенном конкуренцией и борьбой за власть суверенных наций, внешняя политика должна обеспечивать нации удовольствие первоочередной потребности - выжить. Поэтому основой всех видов национального интереса, как справедливо утверждает американский политолог Г. Осгуд, является выживание, или самосохранения, поскольку именно от национального выживания зависит достижения всех других интересов и целей, что на них лежит.

Понятно, что нынешнее международное положение заставляет и Украину производить во внешней политике такие правила поведения, которые были бы адекватными ситуации в мире и одновременно соответствовали бы ее собственным национальным интересам. Очевидно, что в условиях первых этапов создания государства национальные интересы должны играть повышенную роль, поскольку они дают возможность сплотить вокруг определенной центральной идеи широкие народные массы. Именно национальный интерес должен определять стратегическую цель внутренней и внешней политики. Цель зарубежной политики Украины сформулированы в ст. 18 Конституции так: "Внешнеполитическая деятельность Украины направлена на обеспечение ее национальных интересов и безопасности путем поддержания мирного и взаимовыгодного сотрудничества с членами международного сообщества по общепризнанными принципами и нормами международного права". Следует признать, что мы имеем достаточно аморфное трактовки национальных интересов Украины. Может, именно поэтому каждый и толкует их произвольно. Вероятно, что национальный интерес Украины в зарубежной политике должен иметь четкое политическое, экономическое, нравственное, правовое и военное определение.

В последнее время утверждают, и небезосновательно, что одним из основополагающих принципов так называемого нового политического мышления является баланс интересов, который, мол, заменяет собой принцип баланса сил, который был основой системы международной безопасности в недавнем прошлом. Безусловно, в современных условиях баланс интересов превращается в один из ведущих принципов.

Традиционное понимание надежной безопасности своей страны как отсутствия или минимума такой безопасности для стран-соседей или потенциальных противников меняется настановленням на ровную и общую безопасность, что гарантирует необходимый минимум доверия, а в перспективе - атмосферу взаимного доверия и гласности. Это связывается в первую очередь с тем, что в настоящее время утверждается общее видение угрозы международной безопасности, которая заключается в нестабильности в отдельных регионах, в углублении экологического кризиса, распространении оружия массового уничтожения, терроризма, наркотиков и т.д. Профессор В. Барановский, оценивая, например, опасность для Европы, выделяет следующие факторы:

а) международно-политические "выбросы" дезинтеграционных процессов в многонациональных государствах;

б) значительный и постоянно растущий разрыв между европейскими странами по уровню экономического развития и перспектива политической "маргинализации" более слабых;

в) вследствие возможного распространения шовинизма, популизма и милитаризма в некоторых странах на уровень межгосударственных отношений;

г) возможность репрессий против отдельных европейских государств вследствие прямого или косвенного вовлечения их в конфликт за пределами континента, а в более широком плане - весь спектр потенциальной угрозы (от террористических акций, которые поддерживаются государством, до применения оружия массового уничтожения), что ее несут авантюристические, авторитарные режимы.

Понятно, что перечень факторов опасности для Европы здесь подано в самом общем плане. Но и он нам дает достаточно яркую картину угрозы, нависшей над человечеством. Поэтому естественно, что взаимную подозрительность и недоверие в области международных отношений меняет осознание необходимости баланса интересов на основе взаимоприемлемого компромисса. Возникает новое понимание заинтересованности каждого субъекта, который заботится о национальной безопасности, в безопасности международной. Как это не парадоксально, но первый среди равных, жизненно важный интерес любого государства заключается сегодня в укреплении надежности системы международной безопасности.

Следовательно, принцип баланса интересов - важный достояние миролюбивых сил. Но к реализации этого принципа в повседневной практике современных международных отношений пока очень далеко. Тем более, что и противопоставлять принцип баланса интересов принципиальные баланса сил нет необходимости. Сегодня пока что нельзя исключать непредвиденных сценариев международных событий, и поэтому определенный запас прочности необходим любой государстве.

Не следует забывать, что сила государства всегда была и остается до сих пор важным средством обеспечения национальных интересов и достижения внешнеполитических целей. И слова американского исследователя Бы. Крозье о том, что "общество, которое перестает себя защищать, начинает умирать, поскольку теряет желание существовать", все еще вполне справедливы. Вот почему такой нужный мировому сообществу принцип баланса интересов не получил пока достаточного обоснования и остается по сути лозунгом - красивым, привлекательным, но для многих неубедительным. А исходить следует из того, что баланс интересов, которые столкнулись, есть не что иное, как взаимная уступка, компромисс в конкретных вопросах, которые совсем не предусматривают полного, а иногда даже и частичного совпадения интересов конфликтующих сторон. В конфликте каждый руководствуется собственными, а не общими интересами. Это, в частности, подтверждают события в бывшей Югославии, Ираке, Чечне, Израиле и Палестине.

Это означает, что баланс сил еще не потерял своей актуальности. Однако сила не сводится только к своего военного компонента или даже материального фактора. Это многомерная категория, важным элементом которой является и политико-дипломатические возможности субъекта. Следовательно, сила и интерес - это не противоположные, а две взаимодополняющие понятия. При этом баланс интересов - более широкая категория, что требует баланса сил как составной части.

В современных условиях международную политику следует строить на основе учета процессов, связанных с влиянием глобальных проблем на жизнь человечества. И это влияние обостряет международное положение. Вот почему правилом для всех участников международного сообщества должно стать следующее: международные отношения надо строить на силе политики, а не на политике силы. Нет и не может быть никакой международной ситуации, которую нельзя решить политическими средствами, без применения силы или угрозы силой. Отсюда следует, что первостепенная задача политики состоит в том, чтобы найти средства нейтрализации и преодолению конфронтационной логики, которая еще, к сожалению, сказывается во взаимоотношениях между государствами, добиваться разрешения конфликтов политическими средствами и достигать на этой основе компромиссов и баланса основных интересов.

Укрепление международной безопасности. Доминантой современного мирового политического процесса является проблема укрепления международной безопасности, устранение феномена войн из жизни человечества.

Не вызывает сомнения общая тенденция отмирание политической функции войн, заметное снижение их роли как решающего орудие политики. Тем более аксиомой международного жизни, вершиной мировоззренческой пирамиды должно стать сегодня осознание того, что любая ядерная война неприемлема, недопустима, поскольку в ней не может быть победителя, а проигравшим окажется все человечество. Ядерная война - война тотальная и последняя. Она покончит со всеми войнами. Но в то же время положит конец и цивилизации. Вот почему ракетно-ядерная война не может быть средством продовжування политики. Она может быть следствием политики, которая вышла из-под контроля умных людей.

И все же любая война, в том числе и ядерная, является продолжением политики, ее результатом, а не спонтанным явлением. Ошибочная политика может привести мир к самоуничтожению, но этот катаклизм будет порождением действий определенных политических сил.

Что же касается войн так называемой малой или средней интенсивности, то опыт, а также обоснованный прогноз на ближайшее десятилетие особого оптимизма не добавляют. Мысль прусского военного теоретика 19 ст. Клаузевица о том, что война является продолжением политики другими средствами, таки подтверждается в реальной действительности, рассматривается как аксиома, к сожалению, пока что не подвластна времени.

Важным направлением укрепления международной безопасности является нераспространении ядерного оружия. Идея нераспространения возникла в конце 50-х - начале 60-х годов 20 века., когда человечество только-что начало осознавать бесперспективность ядерного противостояния, опасность угрозы бесконтрольного расползание смертоносного оружия. Договор о нераспространении ядерного оружия был подписан в 1968 г. в Москве, Вашингтоне и Лондоне, а на начало 90-х годов 20 в. к нему присоединилось почти 150 государств. Основу договора составили встречные обязательства государств, в соответствии с которыми страны, которые обладают ядерным потенциалом, взяли на себя обязательство никому не передавать ядерного оружия и других ядерных устройств, а страны, которые не обладают таким оружием, не производить и не приобретать ее.

Контроль за выполнением этих обязательств государств было возложено на МАГАТЭ. Несмотря на эффективность этого документа, за его пределами остались такие ядерные державы, как Китай, Франция, Индия, Пакистан, а также группа так называемых близькоядерних государств - ЮАР, Израиль, Бразилия, Аргентина.

И проблема безопасности не сводится к чисто военной и военно-технической. Безопасность надо рассматривать шире - как безопасность всех сфер жизнедеятельности. Все человечество оказалось в одной лодке, расшатывание которого одним из субъектов международных отношений приведет к неминуемой гибели всех, кто в нем находится. Не имеют перспективы политические амбиции, осуществление которых происходит под девизом завоевания "жизненного пространства" или "места под солнцем".

Г. Макнамара предложил концепцию так называемой кризисной стабильности, согласно которой США, исходя именно из собственных интересов, должны добиваться того, чтобы соперник чувствовал себя в большей безопасности. Такую парадоксальную, на первый взгляд, мнение Г. Макнамара объясняет тем, что в эпоху ядерных вооружений, когда каждая страна держит судьбу другого в своих руках, старые правила более не применимы. А согласно правил ядерной эпохи нельзя загонять противника в угол, из которого для него может быть только один выход - ядерный удар.

Следовательно, важнейшим условием обеспечения национальных интересов является создание таких международных условий, которые бы гарантировали национальную безопасность извне. А это возможно только в том случае, если национальная безопасность будет опираться на ровную и общую безопасность для всех, будет гарантировать необходимый минимум доверия, а в перспективе - атмосферу глобальной взаимного доверия и гласности.

Приоритеты национальной безопасности Украины. Национальная безопасность Украины заключается не только в обеспечении условий выживания нации, но и в ее саморазвития, укреплении ее авторитета и обретении широкой международной уважения как суверенного государства, возможности участвовать в решении как региональных, так и общечеловеческих проблем. Реализация этой задачи в значительной степени зависит от уровня качества внешней политики, принципов, на которых она строится, векторных направлений и приоритетов. В разработке такой политики Украинскому государству присущи тесную взаимосвязь внешнеполитических ценностей с идеологией государства учитывая специфику геополитического положения Украины - поиск баланса внешнеполитической безопасности для себя. В такой политике, по сути, и сочетается общечеловеческое, региональное и национальное. В современном процессе развития Украинского государства среди приоритетных составляющих национальной безопасности можно выделить такие:

  • в дальнейшем не надеяться на благосклонность сильных соседей, а опираться на собственную мощь - экономическую и военную;
  • вырабатывать оптимальные, дружеские отношения с соседями на основе разумного компромисса, без притеснений суверенности;
  • не соглашаться в дальнейшем на вхождение в любой федерации, соблюдать последовательность в достижении полной независимости;
  • стремиться оптимального решения региональных и национальных проблем, гармонизировать взаимоотношения между центром и отдельными регионами, обеспечить права национальных меньшинств как залог избежания сепаратизма и использования его со стороны других государств;
  • вхождение во всех европейских структур, включая и оборонные (военно-политические группировки) на правах равноправного партнера;
  • поддерживать справедливые отношения, основанные на политической честности и принципиальности, гарантии взаимной безопасности и равноправного партнерства;
  • стремиться иметь в глазах мира репрезентативный вид, создавать добротный имидж Украины как суверенного государства.

Украина стремится к такого состояния государства, в котором было бы обеспечена стабильность ее существования. Но национальная безопасность - проблема многогранна и зависит не только от внешних, но и от внутренних угроз. К тому же преобладание внутренних опасностей (экономических, политических, социальных, духовных, информационных, технических, экологических, технологических и др.) не отрицает сегодня никто. Но самое опасное то, что такое признание не содержит самокритичности и не добавляет конструктивности ни управленцам, ни политикам, энергия которых сосредоточена на самоутверждении, укреплении собственной безопасности. Следовательно, содержание, характер угроз напрямую зависит не только от международных связей, но и от совершенствования, цивилизованности украинского общества. Уровень национальной безопасности определяется в конечном счете способностью общества к соответствующей оценки угроз и оптимальной противодействия.



Назад