Электронная онлайн библиотека

 
 Политология

Украинско-российские отношения и политика Запада


Современные геополитические направления России. Россия стремится остаться евразийским государством, ее властные структуры пытаются не только держать в повиновении автономии и республики, которые расположены на его территории, но и сохранить влияние во всех післякомуністичних странах. Дискуссии в Москве неуклонно направленные на утверждение активной доминирующей роли России в мире.

"Ультрапрагматичність" российских аналитиков нередко граничит с цинизмом, когда странам Балтии и Украине отводится роль "зоны стратегического соперничества", бывшим республикам СССР в целом - "зоны особых интересов России", а странам Восточной и Центральной Европы - "пояса нейтральных слабоозброєних государств". Возможно, не вина, а беда России в том, что ее власть и до сих пор представляет Европу разделенной на "сферы интересов" поясом "нейтральных слабоозброєних государств".

Главный фактор обезвреживания внешней угрозы московские стратеги видят в поддержке центростремительных движений в пределах СНГ, предрекая раздел Украины и присоединения ее восточных и южных областей России, а также откровенное вмешательство во внутренние дела других соседей.

"Что имеем сейчас? - спрашивает. Жириновский. - Разрушения СССР (России), отпадения от единого Русского государства Казахстана, Средней Азии, Закавказья, Украины, Молдавии. Это очередная попытка отбрасывания россиян на Север, куда их некогда ездили монголо-татары и западноевропейцы. Поэтому концепция "броска" на Юг включает в себя и восстановление исторически сложившейся территории нашей страны. Эта концепция проектируется не только на будущее, но и на нынешнюю политику, которая отвечает национальным интересам России". И далее: "Если перед Россией стоит задача движения на Запад, то, прежде всего, надо вернуться в свое геополитическое пространство, то есть воссоединить территории Украины, Белоруссии, Прибалтики, а также восстановить свой преобладающее влияние в Восточной Европе".

Геополитические взгляды лидера ЛДПР достигают далеких горизонтов: "Россия будет простягатись на севере до Ледовитого океана, на востоке - до Тихого океана, на западе через Черное, Средиземное и Балтийское моря до Атлантического океана и, наконец, на юге через дружественные нам страны и народы до Индийского океана... Будет достигнута договоренность с Кабулом и Тегераном о создании коридора между Афганистаном и Ираном, по которому Россия выйдет до Индийского океана. При этом приобретение территорий и никаких привилегий на юге для России - это не награда, это будет нормальное развитие геополитических факторов".

Вирус гигантомании, представление мира исключительно как поля стратегического соперничества разных лагерей поразил значительную часть политического истеблишмента и даже простонародья.

Важнейшим шагом в осуществлении своей цели - господство в регионе - Россия считает достижение как можно более тесного идейно-политической, военной и экономической интеграции государств СНГ под российским контролем. Для закрепления своего присутствия в странах бывшего СССР Россия использует все возможные формы влияния, начиная от информационной экспансии и заканчивая откровенным экономическим или военным шантажом. Все инициативы, которые касаются совместной защиты внешних границ СНГ, единой таможенной системы, общего экономического и информационного пространства, создание центральных надгосударственных органов Содружества идут от Москвы. Россия настойчиво пытается превратить СНГ на обновленную Российскую империю. Вполне возможно, что на первых порах россияне видят СНГ как конфедерацию, в которой государства будут иметь различную степень независимости, но в самых главных вопросах все будут подчиняться единому центру - Москве. Конечно, что перерастания конфедерации в федерацию, а затем - в единую Россию будет лишь вопросом времени.

Создание на базе СНГ новой Российской империи потянет за собой и другие последствия. Россия непременно начнет расширять сферы своего влияния, в частности, на восточноевропейские страны бывшего коммунистического лагеря. Свое стремление доминировать в Европе Москва может реализовать единственным доступным и традиционным для нее способом - мілітаристичною могуществом.

В противостоянии с Западом Россия потерпела безусловной поражения. Многим начало маритися, что под угрозой оказалась национальная самобытность России, что для нее и возникла опасность потерять экономическую и культурную независимость в результате целенаправленного наступления Запада, который пытается подчинить Россию своим интересам.

Отказ от прежних идеалов и принятия ценностей врага, потеря захваченных территорий и откровенное проявление ненависти со стороны некогда порабощенных народов, падение былого могущества и уменьшение уважения в мире, экономический кризис, социальное расслоение и раздор в российском обществе, разгул преступности и т.д . - все это глубоко травмировало россиян, поразило их чувства имперского превосходства над другими.

Конечно, в таких условиях определяющим для рядового россиянина является стремление взять реванш за поражение перед Западом. Это стремление сегодня, к сожалению, доминирует среди высшего руководства Российской Федерации. Именно тоска по утраченной властью над народами лежит в основе нынешней политики Москвы.

Политика России в отношении Украины. Оценивая геополитическое положение Украины, следует учитывать два обстоятельства, которые могут сыграть определяющую роль в отношениях с северным соседом:

1) реакционные силы в России занимают сильные позиции, чем в Украине, они пользуются поддержкой значительной части населения;

2) разграничение в стане демократов и рост комплекса великодержавности.

Как это не прискорбно осознавать, но утверждение независимости Украины - это неизбежная конфронтация с Россией, изнурительная борьба со всеми внешними и внутренними силами, которые стремятся уничтожить украинскую государственность. Общественное мнение русских националистов сильнее всего поражена именно независимостью Украины, и они делятся на тех, кто выступает за политику давления с целью восстановить стратегическое и культурное единение России и "православной Украины-Руси", и на тех, кто стремится вернуть некоторые украинские территории, на которых проживает значительное количество этнических русских.

Вот почему в значительной части политиков и ученых национально-демократического спектра Украины ощутимое стремление дистанцироваться от России. Ведь подавляющее большинство граждан желает жить в независимом государстве. В то же время они не против добрососедских отношений с Россией. А некоторые видят в России только вековечного врага, с которым и отношения должны быть соответствующими. И скажем откровенно: оснований для именно такой оценки России достаточно, ведь в этом государстве немало и весьма влиятельных сил, которых не устраивает украинская независимость. Они не в состоянии избавиться от великодержавных, шовинистических амбиций. Нельзя закрывать глаза на то, что независимое существование Украины большинства политиков в России представляется искусственным, временным. Эту мысль сформулировал член Президентского совета. Мигранян: "Украина является хрупким, искусственным гетерогенным этнополитических образованием, которое не имеет реальных шансов на формирование собственной государственности...". Всячески пропагандируется идеология превосходства российских элит, восстановление российской великодержавности. В руководящих кругах России явно просматривается желание неким образом повлиять на Украину, чтобы добиться более тесного интегрирования ее с Российской Федерацией.

Отношения России с Украиной осложняются историческими и психологическими опытами сторон: русские украинцев рассматривают как часть православной славянской цивилизации, созданной благодаря слиянии украинцев, россиян и белорусов под руководством России; украинцам же характерна сильная самосознание отдельной нации, отличной от российской. Российская политическая мысль никогда,>, не рассматривал Украину как самостоятельную политическую силу, всегда была склонна считать ее органичной составной частью России, без которой подлинной России и быть не может. Вспомним хотя бы М. Карамзина, который подчеркивал, что "силы России не в Сибири, а в Малороссии".

Сейчас этот многовековой стереотип постепенно тускнеет, но высший политико-управленческий истеблишмент спит и видит Украину "запряженной в российского телеги". Это - заявления о крыме и Севастополе, о Восток и Юг Украины, даже несмотря на ратификацию парламентами обоих государств широкомасштабного украинско-российского договора.

Но не стоит как недооценивать, так и переоценивать эти угрозы. Украина уже превратилась на признан и ощутимый фактор всемирного сожительства и поэтому никакие агрессивные посягательства извне на ее суверенитет не в состоянии изменить ситуацию. Независимость Украины скорее в ее собственных руках, в том числе в социально-экономической сфере. Глубокий экономический кризис, поразивший украинское общество, может привести в недалеком будущем к окончательной потере интереса граждан к выполнению определенных функций гражданина своей страны, к необходимости поддерживать и защищать ее суверенитет. В значительной степени это будет зависеть и от сбалансированной политики государств Запада, от содружества с США, с "большой семеркой", ПЬЕС. Именно они должны быть посредниками в устранении имеющихся российско-украинских разногласий.

"Русская идея": понятие и сущность. Российская национал - шовинистическая идея "где невозможно обычным способом собрать земель русских" всегда имела вес. Сейчас эта идея, заменив собой здискредитовані коммунистические идеалы, при наличии волевого деспотичного лидера вполне возможно, станет мощным фактором политической жизни России. Не исключено, что в российском обществе будут придерживаться определенных демократических принципов. Но от того, насколько сильной будет внутриполитическая единство россиян, в значительной мере будет зависеть и успех восстановления имперского господства России.

Определяющей парадигмой русской культуры, которая всегда выступала и продолжает определять политические, религиозные, философские и литературные ориентиры россиян, является "русская идея". Термин "русская идея" ввел в политический оборот С. Соловьев в книжке под таким же названием, которая была издана во Франции в 1888, p. а на русском языке вышла в 1911 г. в Москве. Ста лет существования этого термина оказалось мало для четкого определения его. Довольно популярная труд М. Бердяева "Русская идея" (Париж, 1946) также не расставила все точки над "и". М. Бердяев характеризует "русскую идею" через черты (мессианская, религиозная, эсхатологическая), но не дает ей четкого определения. "Меня будет интересовать не столько вопрос о том, чем эмпирически была Россия, - писал Г. Бердяев, - сколько вопрос о том, что замыслил Создатель про Россию, постичь разумом образ русского народа, его идею". То же самое видим в С. Соловьева: "Идея нации есть не то, что она сама думает о себе во времени, а то, что Бог думает о ней в вечности".

Вероятно, что восприятие постулата о Божий замысел при формировании и развитии русской нации и является главной методологической ошибкой, которая не только не дает возможности понять "русскую идею", но и сводит всю сложность проблем в опасной идеи "богоизбранности", комплекса самосвятості и самопрославляння. В основе ее лежит утопия, ожидания мифического преодоления любого конфликта через абсолютное единодушие, соборность, уселюдність. Мир мифа - это такой мир, где нет непонятного и нет проблем. Существует только то, что человек хочет видеть и понимать. Через это мир представляется более простым, а столкновение с реальным миром приобретает трагического содержания. Культура замыкается в определенных пределах и имеет за основу только то отборочное восприятия действительности, которое является желаемым. Нежелательно изымается, уничтожается или делается "несуществующим". Апокалипсическая идея конца истории (конец мира, царства Антихриста, коммунизма и т.д.) занимает одно из главных мест в российской культуре. Таким образом, "русская идея" является стержнем, вокруг которого группируются все культурные проявления нации, что и позволяет говорить о ней как о парадигму русской культуры.

Вообще среди всех слоев российского общества царила уверенность в некой исключительной миссии России, в том, что именно она озарена истиной и через то обязана нести ее всем странам мира, пусть даже ценой страданий и крови. Сначала доктрина мессианства России основывалась на идеях русского православия. Позже, во времена существования СССР, - на идеи "светлого коммунистического будущего". Рядовой россиянин в советские времена ничуть не сомневался, что именно на России лежит большая ответственность за судьбу человечества, счастье которого якобы зависит от победы СССР над мировым капиталистическим злом.

И вот советская империя потерпела крах. От России откололась ряд стран, народы которых провозгласили независимость, в том числе и Украина. Сфера доминирование России в окружающем геополитическом пространстве значительно сузилась. Перед ней все реальнее начала возникать "ужасная" перспектива стать Россией в этнографических границах, то есть стать такой, как все другие страны Европы. Для значительного числа россиян это был настоящий шок. Еще до недавнего времени они чувствовали себя обладателями полмира, а сегодня во многих некогда подконтрольных странах "неблагодарные" народы "обидно" называют их "национальным меньшинством". Вот почему чувство уязвленного самолюбия, жажда реванша доминируют как среди рядовых гражданин, так и среди некоторых представителей высшего руководства России.

Славянское единство. Современный панславизм. Миф о славянское единство проходит через всю историю славян и представляет собой етноцентричну утопию, которая не имеет шансов на воплощение, ведь их территориальные претензии остаются достаточно опасными, потому что славяне поделены на усвоенные ими греческую и римскую традиции. Даже внутри религиозно идентичных славян напряжение и конфронтационность становятся довольно опасными. Об этом свидетельствуют раздоры в украинско-московских и сербсько-македонсько-черногорских церковных отношениях.

Увертюрой к российской политической эксплуатации славянского патриотизма, в котором утопические надежды опирались на апелляцию к "сакрального носителя панслов'янської идеи" - московского царя, был трактат дубровницького историка Мавра Орбіні "Королевство славян" (1601), который папский престол сразу же включил в реестр запрещенных книг, но впоследствии по приказу Петра И его было выдано в России.

Спикеры слов'янофільської течения - достаточно мощного течения русской интеллектуальной мысли - искали в материально отсталой

России духовное богатство "Третьего Рима", призванного создать и возглавить новую, духовно более глубокую, неевропейскую панслов'янську цивилизацию. Они просто не понимали, что другие меншокількісні, прежде всего восточнославянские народы, не хотят быть младшими братьями россиян. Миф о единстве русских земель только идеологически обеспечивал "собирания земель" московскими князьями. Провіденціалізм русского царя расширил сферу московских интересов на все православные земли. Панславизм распространил ее на все славянские земли. Мифологема гибели Европы - возрождение России обеспечила московский продвижение в Европу.

Российский экспансионизм за долгие века существования царской России привел к глубокого укоренения идеи русского мессианства на бытовом уровне. Россияне просто не привыкли рассматривать себя как нацию, ограниченную любыми государственными границами, не привыкли считаться с национальными пожеланиями других народов, то есть инородцев. Российский панславизм был центром политической культуры России. Даже самые демократичные представители российской интеллигенции никогда не понимали стремление украинцев к своему национального самоопределения. Яркий пример тому - С. Булгаков, который считал украинцев нацией, которая сама себе придумала. В разных интерпретациях эта мысль будет повторяться потом. Твердитимуть, что немцы придумали Украину, Ленин придумал Украину (Д. Волкогонов). Ослепленные мифом "русской идеи" - "идеей Третьего Рима", имперские проводники мечтали об российское доминирование над целым миром, грезили Константинополем. Российская историография привыкла выводить начало России с "мать городам русским" - Киева. Если же Киев - украинский город, значит, история остается без своего начала, и тогда "русская идея" неизбежно испытывает большой модификации и трансформации.

Нежизнеспособность панславизма нашла свое подтверждение в событиях 20 века. Большевистское "братство" в образе "пролетарского интернационализма" основывалось на насилии и братоубийственных войнах или же на "братстве" и "единства" в югославском варианте - это отношения превосходства одного этноса над другим.

На всех этапах развития панславизма нет ни одного примера, когда бы идея славянского единения как политическая форма решения проблем негосударственных народов дала положительный результат. Все попытки утвердить идею славізму для государственных народов заканчивались поражением, порой с весьма трагическими последствиями.

Это и исчезновения сербских поселений на Украине в 18 в. в результате российской колонизации, многочисленные репрессии украинских сторонников объединения на принципах равноправия.

Несмотря на все, "славянская идея" живет и сейчас. В основном она используется ловкими политическими містифікаторами ради спасения агонізуючих империй. Примечательно, что "сигналы" о единении, скорбь по поводу распада чаще всего поступают именно из бывших имперских центров. Отсюда - вспышки бєлградсько-московского братства или распространение мифологем о "сатанізацію сербов", "мятеж против православия", "сопротивление усташизму" или "бастион против мусульманства". Балканский опыт показал, что для идеологического оправдания военных действий провоцировали межэтнические конфликты. Но история подтверждает старую истину: что сильнее принудительное объединение и его содержание, тем сильнее будет будущая расплата - разъединение.

События октября 1993 г. в Москве, война в Чечне, позиция России относительно Крыма, ее "миротворництво" и т.д указывают на то, что российская идеология существенно не изменила стратегии и тактики своего развития. Российское общество (как и века перед этим) объединяет "русская идея", несовместима с понятиями демократии, прав человека, свободной экономики, со стремлением к открытому обществу. Но разумно ли брать с собой в 21 ст., где нас ждут новые испытания, проблемы века, которое уже прошло?

Российское вопрос как главная этнополитическая проблема Украины. Кратковременное культурное возрождение Украины стало расстрелянным возрождением. Устрашающий голодомор 1932 - 1933 гг., сознательное истребление сталинским режимом крестьянства, духовенства, представителей науки и культуры, массовый геноцид против интеллигенции и других сознательных слоев населения, принудительное насаждение вместо украинского всего российского - это все трагедия огромного масштаба, от которой и ныне галузиться большинство всяких неурядиц.

Этнополитическая проблема в Украине - это не проблема крымскотатарского, польского, немецкого и даже не российского народов. Россияне в Украине, несмотря на всевозможные пропагандистские спекуляции и подстрекательство, не испытывают ни малейших притеснений. По данным переписи 1989 г., в Украине проживает 11,4 млн россиян. На тысячу работающих высшее образование имеют 482 россиянина и 355 украинцев. Высокая концентрация русских в городах вызвала большой процент россиян, занятых умственным трудом. Русское население имеет свободный доступ к российской периодики, книг, кино и др. Большинство фильмов украинского кинопроката демонстрируются на русском языке. Ежегодно на русском языке выходит больше чем половина всех изданий. Из более чем 1,5 тыс. газет, которые издаются в Украине, абсолютное большинство - русскоязычные. Культурные потребности россиян удовлетворяют 13 государственных российских театров, 90 театров-студий. Российских филологов готовят в Украине ресницы университетах, в 20 педагогических университетах и пединститутах. В высших учебных заведениях на русском языке обучается 55,6% студентов, в ПТУ - 48%. Это - одна из причин того, что в Украине нет социальной базы для создания экстремистских организаций вроде Інтерфронту или "Памяти", которые бы ставили своей задачей возвращение в лоно России или унижение достоинства людей другой национальности. А в России проживает около 10 млн украинцев. Но там нет ни одной украинской школы, факультета, вуза, театра, газеты. Все украинское давно витруєно дотла.

Именно поэтому главная этнополитическая проблема в Украине - не русские меньшинства, а проблема северного соседа, проблема отношений с Россией как государством, от которого нередко раздаются территориальные, политические и другие требования и угрозы. После 1930 г. в СССР не было ни одной союзной или автономной республики или области, где против коренной нации не было бы предъявлено обвинение в буржуазном национализме и измене родине. Только русский язык была признаком политической благонадежности, правовірності. Все российское рассматривался как выше, добротніше и прогрессивнее.

События в Чечне показали, что Россия не желает возвращения этнических русских на родину, поэтому они ищут убежища в Украине и Беларуси, в кавказских республиках. Очевидно, все будет зависеть от экономических факторов. Повышение жизненного уровня граждан автоматически приведет к ослаблению сепаратистских настроений среди русскоязычного населения Востока и Юга Украины.

Очевидно, единственным реально угрожающим объектом, которым Россия способна манипулировать, является Крым, где Москва проводит антиукраинскую пропаганду. Отвоевав информационное пространство в Крыму, Москва под маркой "защиты русскоязычного населения" вмешивается во внутренние дела Украины, а это не может не осложнять украинско-российские взаимоотношения. Украинцы Крыму - четверть населения автономной республики, - не имея своих школ, театров, газет, радио и т.д., могут создать соответствующие антироссийские прецеденты.

Проблемы национальной безопасности Украины. Национальная безопасность - это состояние общества, при котором совокупность государственных и общественных гарантий обеспечивает его устойчивое развитие, защиту базовых интересов наций, источников его духовного и материального благополучия от внешней и внутренней угрозы.

Согласно такому определению, до основных показателей национальной безопасности относятся: национальная независимость и суверенитет, территориальная целостность; развитость гражданского общества, уровень демократизма, сформированность и действенность законодательной базы правового государства; защищенность лица; экономические возможности государства; состояние вооруженных сил, их боеспособность и боеготовность; национальное определение и самобытность; развитие национального самосознания, культуры, языка; наличие общей стратегии национального развития, "национальной идеи", обще-определенной цели; национальное единство и согласие; внутриполитическая стабильность; готовность и способность политических сил реализовать загальновизначені цели.

Основными направлениями обеспечения национальной безопасности является проведение сбалансированной внутренней и внешней политики, четкое определение угроз и принятия соответствующей военной доктрины (совокупность официально принятых в государстве взглядов на формирование и применение военной силы для обеспечения безопасности жизненно важных интересов государства.

Главными объектами национальной безопасности являются: гражданин - его права и свободы; общество - его духовные и материальные ценности; государство - его конституционный строй, суверенитет, территориальная целостность. В концепции национальной безопасности Украины отражены основные принципы ее обеспечения. Это - верховенство права, приоритет политических мер в разрешении конфликтов, соответствие мер защиты национальных интересов реальным и потенциальным угрозам.

Национальная безопасность предусматривает защиты от угроз в государственно-политической, экономической, социальной, экологической, демографической, информационной и образовательной сферах.

В государственно-политической сфере Украине грозит: вмешательство в ее внутренние дела со стороны других государств, выдвижение территориальных претензий к Украине (например, Россия - Крым; Польша - Галичина; Венгрия - Закарпатье; Румыния - часть Буковины и Бессарабии, остров Змеиный) и посягательство на ее государственный суверенитет; военно-политическая нестабильность и конфликты в соседних странах; посягательство на конституционный строй государства; наличие сепаратистских тенденций в отдельных регионах и со стороны определенных политических сил; обострение межэтнических и межконфессиональных отношений; нарушение принципа разделения властей; отсутствие эффективных механизмов обеспечения законности, правопорядка, борьбы с коррупцией и организованной преступностью; наличие незаконных вооруженных формирований.

В экономической сфере - это неэффективность системы государственного регулирования экономических отношений, экономическая изоляция Украины от мировой экономической системы, наличие структурных диспропорций в экономике, непоследовательность в проведении экономических реформ, нерешенность проблемы энергетической, ресурсной и технологической зависимости от других государств.

В социальной сфере опасными является существенное снижение жизненного уровня большей части населения, социальная незащищенность, рост числа безработных, проявления моральной и духовной деградации в обществе.

В экологической сфере особую опасность представляют значительные антропогенные и техногенные нарушения перегрузки, негативные экологические последствия чернобыльской катастрофы, неэффективное использование природных ресурсов, применения вредных технологий, особенно в химической, металлургической и горнодобывающей отраслях промышленности.

В информационной сфере опасной для Украины является информационная экспансия со стороны других государств и медленное вхождение Украины в мировое информационное пространство, недостаточность усилий и последовательности в создании объективных представлений о нашем государстве, утечка информации, которая составляет государственную тайну.

Очень опасны и проявления депопуляции (превышение смертности над рождаемостью) и неконтролируемой миграции в демографической сфере, что ведет к дестабилизации положения, возможности контрабанды оружия, наркотиков, стратегического сырья и др.

В сфере науки и образования опасность для жизнедеятельности страны составляют также уменьшение, а порой и свертывания исследовательских работ в области фундаментальных наук, незавершенности реорганизации системы образования, отток из Украины ее интеллектуальных сил.

Все перечисленные факторы являются разрушительными для Украинского государства. Исходя из миролюбивого характера нашего государства, а также с реальной угрозы извне, национальная безопасность должна формироваться как оборонительная. В этом плане многое зависит от конкретного сотрудничества Украины и стран Запада и, в частности, НАТО. Наша страна подписала "Хартию об особом партнерстве между НАТО и Украиной". Однако, как отмечалось в материалах международной конференции "Стратегия национальной безопасности Украины в контексте опыта мирового сообщества" (Киев, 2001), существует также много проблем, связанных с сотрудничеством Украины с НАТО, а точнее, взаимодействием Украина - НАТО и последствиями этого взаимодействия. Эти проблемы являются достаточно серьезными и, учитывая экономические и политические последствия их, напрашивается извечный вопрос Дейла Карнеги: "не много Ли мы платим за свистульку?". Или, может, перед тем как развивать и продолжать сотрудничество, надо объективно подвести достижения и убытки этого сотрудничества как в экономической, так, особенно, в политической сферах, учитывая специфику украинско-российских отношений? Общая сумма помощи НАТО Украине в рамках программы сотрудничества за последние 8 лет оценивается примерно в 100-200 млн долл., а потери Украины вследствие санкций против Югославии уже превысили 4,5 млрд долл. и продолжают расти.

Напомним, что "украинское Дунайское пароходство" было до 1992 г. самой крупной пароходной компанией на Дунае. Сегодня, благодаря санкциям и косовской кампании, оно полностью парализовано. Десятки пароходов и барж заблокированы в портах европейских стран. Поставки грузов, в частности украинской железной руды на металлургические предприятия Южной и Центральной Европы, прекращены. И поэтому вполне естественно возникает вопрос: против кого в Европе проводятся санкции? Против Югославии или против Украины? И почему после окончания косовской операции и югославского кризиса в целом Украина оказалась практически изъятым из процессов реконструкции региона?

Другая серьезная проблема - это проблема экономического сотрудничества с НАТО в военно-промышленной сфере. Европейские страны-члены НАТО отказались, прежде всего по политическим причинам, от закупок украинского военного транспортного самолета АН-70, который уже сегодня имеет значительно лучшие параметры, чем виртуальный натовский прототип, который будет готов лишь через несколько лет и будет стоить гораздо дороже. То есть и здесь для Украины двери остались закрытыми.

Такой подход стран НАТО к украинской первоклассной техники, которая не имеет аналогов в мире, ставит вопрос не только о сотрудничестве в НАТО в упомянутой сфере, но и о целесообразности перехода на натовские стандарты в целом. Это очень серьезный и ответственный шаг. Зачем его делать, когда рынки продажи и реконструкции вооружений стран НАТО для Украины закрыты? Не стоит ли искать заинтересованных партнеров в странах Ближнего и Среднего Востока, Юго-Восточной Азии или Африки? Там натовские стандарты не только не нужны, но и мешают, поскольку большую часть вооружений составляют вооружения советского и постсоветского периодов. В этом плане вполне уместно прислушиваться к мнению руководителя "Укрспецэкспорта" (органа, ответственного за экспорт вооружений) Валерия Малева, который прямо говорит, что слепое следование стандартам НАТО на практике приводит к потере рабочих мест, экспортного потенциала и рынков сбыта. По его мнению, имеет по меньшей мере храниться разумный баланс между натовскими стандартами и традиционными стандартами, которых требуют открыты для Украины рынки сбыта.

В условиях, когда рынки вооружений стран НАТО закрыты для Украины, опять же возникает вопрос о целесообразности расширения сотрудничества с Россией в военно-промышленной сфере. Это касается и современного высокоточного оружия, систем ПВО и ракетно-зенитных комплексов, и авиационной техники. За будь-яких обставин все эти возможности должны быть тщательно проанализированы.

Следовательно, ни участие Украины в поддержании мира в бывшей Югославии или в показательных учениях типа "Щит мира", ни сотрудничество в рамках "Партнерства ради мира" еще нельзя признать действительно решающими шагами Украины к европейской системе безопасности, поскольку ни один из них не имеет широкомасштабного характера, не гарантирует безопасности Украины, изменения ее "буферного" - между Западом и Россией - статуса, реального привлечения к эффективных структур безопасности в Европе. Перспективы такого привлечения связываются с заключением широкомасштабного много-или по крайней мере двустороннего договора между Украиной и НАТО.

Это будет одной из форм возврата Украины от Євразії до Европы. Сильная, независимая и демократическая Украина - гарант стабильности не только самой Украины, но и России и всей Европы.



Назад