Электронная онлайн библиотека

 
 Религиоведение

6.1 Исторические аспекты общего состояния религиозной жизни в Украине


История - неотделимая от современности, она всегда оказывается в той или иной степени, особенно когда речь идет о духовной жизни народа, об особенностях его выявления и состояние современного общественного сознания. Системное знание исторических фактов, эпизодов, событий формирует в нас более целостное понимание реального положения любого явления учитывая то, что мы добираемся до его корней и источников. Здесь открывается также возможность сопоставлять отдельные исторические моменты (в частности, и из религиозного бытия) через их возможный (или самоочевидное) связь с современностью, сравнивать их для лучшего понимания того, что именно и почему именно так происходило в прошлом и происходит сейчас.

Без исторического подхода общество не способно оценить, утвердить и согласовать достояние духовной жизни и уместно привлечь их к современного процесса. Например, обращение к эпохе крещения (христианизации) Киевской Руси Х-XI вв. через увязки ее с современностью позволяет осмыслить сложные вопросы утверждения единой Украинской Поместной Православной Церкви, то есть вопрос о ее унезалежненням от других духовных центров. Как свидетельствует история, это вопрос вирисовувалась уже тогда, в XIX в., во времена княжения Ярослава Мудрого. Формирование Киевской митрополии в пределах Константинопольского Патриархата он понимал как закономерный этап созидания своей (унезалежненої от Царьград - Константинополь) Церкви, против чего (вопреки церковно-каноническим основаниям) выступал Константинопольский патриарх, спричинившись к устранению от своей должности первого (из украинцев) Митрополита Киевского Илариона. Между тем, кількасотлітнє пребывания на Киевском престоле византийских митрополитов не могло духовно сплотить христиан Руси-Украины такой степени, если бы это было возможно по правления епископов-русичей (за период Х-XII вв. на столичном церковном престоле их было только два). Не смотря на попытки утвердить свою самовладну православную церковь, Киевские князья так и не смогли этого сделать. Потерялся, следовательно, исторический шанс церковно-организационного утверждение Киевской Митрополии, что в XII в. территориально, структурно и по количеству духовенства превышала саму Константинопольскую Патриархию.

Исходя из специфики своего бытия (см. функции религии), Церковь обладает значительными консолідаційними (объединительными) возможностями. А это становится особенно уместным в ходе национально-освободительных соревнований (вспомним: в XVII в. ведущим лозунгом для Хмельнитчины было „За веру православную, за Украину!”).

Итак, современное состояние любого явления в значительной мере обусловлен своим историческим становлением, тем более, когда речь идет о религии, что своим духовным потенциалом пошире связана с бытием человека и общества в целом.

Украинский народ на протяжении последнего тысячелетия в основном стремился восстановить реальную государственную независимость, чтобы на основании ее функционирования развивать свою традиционную религиозную наследство. Беспорядки, восстания, революции, войны влияли и на духовное состояние, способствуя или, наоборот, нанося непоправимый ущерб миллионам верующих. Следствием этих исторических событий стали депортации, миграционные (в частности - межэтнические) процессы, а с момента утверждения в 1917 году тоталитарного коммунистического режима - также три Голодомора, преследования, гонения, репрессии, дискриминации относительно фактических национальных, социальных, религиозных прав и свобод, как верующих, так и духовенства).

На протяжении веков украинские земли были оккупированы, или административно подчинялись иностранным правителям, которые стремились распространить или насадить силой также и свою веру, что, естественно, вызвало сопротивление украинского населения.

Отголоски этих часто широкомасштабных трагических событий, акций, безусловно, негативно повлияли на духовный организм народа, зародив в душе части народа неверие в извечные ценности, а, с другой стороны, стремление к нетрадиционных религиозных образований. В советские времена со стороны власти насаждался так называемый “массовый атеизм”, поскольку марксистская идеология видела самую большую идеологическую несовместимость именно с религиозным мировоззрением. Массовая же кількадесятирічна атеїзація вызвала определенную индифферентность к первых духовных достижений и ценностей человечества, равнодушие; и часть общества в условиях духовного вакуума стала легкосприйнятливою относительно различных (часто - экзотических) идей любых миссионеров. В таком состоянии дел свою негативную роль сыграло и то духовенство, которое допускала к церковного руководства и религиозных отправь советская власть. С одной стороны, оно находилось под пристальным надзором органов государственной безопасности, с другой стороны, было существенно ограничено в своих действиях. Вследствие того православное духовенство утратило навыки проповедничества и месіонерської деятельности, в то время как месіонери, что приезжали в Украину из зарубежных стран, наоборот, были очень хорошо вышколенные именно в такого рода делах. Здесь сработала и инерция длительной духовной незащищенности населения советских территорий, социальной, экономической и духовной нестабильности, сопряженных с низким уровнем национального сознания. Так называемая интернационализация общественной жизни в эпоху тоталитарного советского режима привело к потере значительной части религиозной духовного наследия, что принадлежала разным культурам и народам (уничтожение, осквернения или пренебрежение им культовых сооружений, видов сакрального искусства, и т.д.).

Однако история нас учит, многое объясняет, но сама по себе не гарантирует положительного развития процессов общественной и духовной жизни в наше время. Проявление исторических реалий обусловлен также современным состоянием духовности верующих, т.е. тем, насколько они способны хранить, продолжать и развивать (в кругу своей семьи, семьи, общины) все по умолчанию-обрядовый комплекс, сложившийся в течение длительного времени, всю систему процесса веры учитывая общественно-политическое, культурно-образовательной и моральное состояние современного общества Украины. В определенной степени на положение религиозных структур влияют законодательные, государственные и судебные органы, особенно когда оценивать их деятельность учитывая реальное утверждение общедемократических принципов вообще и на развитие украинской национальной идеи - в частности. В конце ХХ - начале XXI в. в Украине фактически завершился перераспределение сферы духовного влияния между различными религиозными образованиями, хотя миссионерство (процесс распространения или укрепления веры, где она по разным причинам не ослабла ли обветшала) будет продолжаться для многих религиозных структур и дальше, поскольку это вытекает из самих их уставов.

Когда речь идет о религиозной принадлежности, то 97% украинцев исповедуют христианство в его различных церковно-конфессиональных видах (то есть православие, греко-католицизм, протестантизм, римо-католизм, хотя последний среди украинцев фактически традиционным не считается). Поэтому, несмотря на многочисленные организации различных религиозных образований, на их активную деятельность, самым влиятельным для украинского народа остается традиционное христианство, в частности православие (которое исповедует подавляющее большинство украинцев). Пока что ввиду отсутствия в Украине Единой Поместной Православной Церкви, то есть церкви, канонически узаконенной как такой, что существует для украинского народа в пределах своего государства, не используются в достаточной степени значительные возможности духовного влияния христьиянства на процессы национального жизни. Но и при этих условиях православия, укоренившееся в менталитете нации, остается ведущей христианской конфессией Украины и можно надеяться, что любые трудности, неудачи становления самостоятельной государственной жизни ничего существенно не изменят. Неслучайно Митрополит Иларион (Огиенко) - выдающийся украинский церковный, государственный и общественный деятель ХХ ст. - отмечал: “Православие - это корень Украины”.

Относительно такого явления, как регионализация религиозной жизни, то оно касается большинства зарегистрированных организаций (речь идет либо об их компактное распространение, становления и функционирования, или о те регионы, где соответствующие религиозные структуры стабильно преобладают). Это понятие не обязательно должен быть постоянным; например, постепенно лишается статуса региональной Украинская Греко-Католическая Церковь, общины, монастыри, духовной миссии которой действуют также в центральных, восточных и южных областях. Эта Церковь остается традиционной преимущественно для Галичины (здесь проживает 96% всех ее верных). Греко-католики - православные христиане (византийского обряда), которые, хотя и административно подчиняются папскому Риму, но с точки зрения по умолчанию-обрядового устройства сохранили большинство православных признаков (а некоторые из них снова возрождают): систему богослужб (с особенностями церковного пения), церковный календарь, традиции таинств, храмобудівництво, общие традиции в праздновании большинства праздников. Между тем региональными остаются протестантские организации (сосредоточены преимущественно в юго-восточной части Украины).

Всеукраинское распространение стабильно имеют православные общины, но не все три ветви Православия повсеместно духовно функционируют: 77% общин Украинской Автокефальной Православной Церкви, например, в Западной Украине, а так называемая Украинская Православная Церковь (переименован Украинский Экзархат Московского Патріярхії) наименее распространена в Западном регионе (с более 9000 общин там функционируют всего около 100, что объясняется украинской национальной ориентированностью верующих). Несмотря на внутренние проблемы и часто на отсутствие понимания со стороны властных структур, на путь всеукраїнськості становится Украинская Православная Церковь - Киевский Патриархат (13,4% общин - в Юго-Восточном регионе и 33,1%-в Центральном).

Отдельно следует сказать о количественно-цифровой информационный состояние. Характеризуя ту или иную религиозную организацию, в числе первых показателей называют количество общин, но надо иметь в виду, что величина их бывает очень разной: от минимальной - одного десятка верующих - до нескольких тысяч. Поэтому сам по себе сравнительно-статистический анализ общин еще не может свидетельствовать о реальном наличии верующих данного религиозного образования, а постоянного системного учета адептов той или иной духовной структуры фактически не ведется. Итак, при всей относительной обстоятельности статистических сведений, достаточно полной ориентации (в частности, относительно реальной пропорциональности верных сравнительных религиозных структур) пока что нет.

Есть смысл оценивать положение религиозных верований, конфессий и с точки зрения насыщенности религиозной жизни (например, сколько из расчета на 10 тысяч населения является действующих храмов, духовных учебных заведений (в т.ч. воскресных школ), монастырей, духовных миссий и т.д. Стабильно первым здесь есть Западный регион, в частности Галичина (то есть, Львовская, Тернопольская, Ивано-Франковщина), где функционирует 41,4% общин от всех зарегистрированных в Украине. Реальная постоянный труд духовенства и монахов (которые заботятся не только сугубо духовными обязанностями, а еще и воспитательной, культурно-образовательной, художественной, редакционно-издательской деятельностью и т.д.) дает хорошие результаты, в частности в сфере укрепления национально-патриотического сознания. Собственно этот регион можно оценивать с точки зрения результатов деятельности Церкви - составляющей украинского общества, миссия которой заключается в более глубоком распространении и усвоении христианской духовной культуры.



Назад