Электронная онлайн библиотека

 
 Дозвіллєзнавство

4.3. Феномен субкультурної активности молодежи


К специфических тенденций развития молодежного досуга относится прежде всего развитие молодежной субкультуры, носителями которой являются многочисленные молодежные объединения, которые отмечаются социальной направленностью, характером групповых ценностей и особенностью проведения досуга. Термина субкультура до недавнего времени пытались избегать, потому что было непонятно, откуда в нашей молодежи, выросшей в обществе, в котором долгие годы стремились к достижению полной социальной однородности, может взяться некий собственный образ жизни, основанный на специфических ценностях, зачастую очень отличных от приоритетов окружающего мира. Общественное мнение по этому поводу разделилось. Одни считают любые необычные формы поведения молодежи как социальные отклонения и подражанием Западу, а потому такими, которые необходимо искоренять. Другие думают, что наша молодежь пытается (пусть немного экзотическим способом) однажды выразить себя, свое мироощущение и то сказать о себе обществу. Другими словами, как только общество достигает определенного уровня материального благосостояния, который гарантирует удовлетворение основных биологических и социальных потребностей подавляющего большинства своих членов, молодежь начинает вести себя необычно, не так, как взрослые: впитывается в необычную одежду, украшается их экзотическими цепями, шпильками, шипами и др. Имея доступ к высочайших образцов культуры, она создает контркультуру: свое искусство, свой образ жизни, свои правила поведения.

Но все это не очерчивает всех обстоятельств, повлекших за собой феномен субкультурної активности современной молодежи. Одну из них С Лем [63] заметил еще в 1969 г.: быстрое благодаря НТР достижения обществом высокого уровня материального благосостояния, резкое снижение сопротивления внешней среды создало определенный „люфт", свободное от выполнения биологически необходимых действий, от ежедневной борьбы за существование. Постепенно этот „люфт" начал заполняться случайными, избыточными образцами поведения, и прежде всего, со стороны молодежи. За спиной молодых людей, которые получили свободу от пожизненной труда, - мощный слой многовековой культуры, что и служит основным материалом для построения молодежной субкультуры, независимо от сознания ее участников. В рамках модели С. Лема, молодежная субкультура появляется как закономерное явление вторичного генезиса культуры в обществе, как последствия НТР. Поэтому ее рассматривают не как некое массовое отклонения в поведении целого поколения, а как іманентний феномен культурно-исторического процесса, что при необходимости возникает в обществе, которое быстро достиг высокого материального благосостояния, но не произвело еще соответствующих механизмов социального гомеостазиса. Второе обстоятельство, тесно связана с первой и заключается в том, что научно-технический прогресс, создав основы материального достатка, одновременно вызвало мощную волну социальной акселерации. Изменения, которые заполонили мир, в корне изменили современную культуру и сам механизм ее передачи. В исторически короткий срок ушел в прошлое традиционный способ, основанный на принципе „делай, как я", на совокупности неизменных ценностных и поведенческих стереотипов. В условиях, которые быстро меняются, новые поколения не могут жить по заветам отцов, а должны создавать свой собственный ценностный мир. При этом возникает угроза существованию самого механизма преемственности. В течение многих лет в нашем обществе действовал жесткий императив нужды. Молодежь рано включалась в трудовую жизнь со всеми его атрибутами. Это не оставляло сил и времени для свободных, избыточных форм поведения, и проблемы преемственности ценностей не было: их передача осуществлялась традиционным способом - путем усвоения готовых стереотипов мышления и поведения. Однако с середины XX века ситуация изменилась. Страна вступила в эпоху НТР, повысилась производительность труда, увеличился объем свободного времени.

Но хотя объективные условия социализации молодежи существенно изменились, механизмы этого процесса, произведенные административной системой, остались прежними. Каждое поколение, вступающее в жизнь, - это система, которая динамично развивается, а значит,

которой необходима в некотором минимуме разнообразие как основа формирования избыточных элементов поведения, его альтернативных вариантов. Поэтому, осуществляя только сознательный выбор, человек принимает на себя ответственность за его последствия, производит внутреннюю мотивацию, рефлексивность поведения. Именно на этом принципе функционирует механизм социализации молодежи и традиционных либеральных демократий. Новое поколение по возможности безболезненно должно вписаться в устоявшиеся общественные структуры, ключевые места в которых заняты представителями старшего поколения. Поэтому все возможные варианты своего будущего социального поведения молодежь проигрывает на модельном уровне субкультуры. Старшее поколение не ограничивает этих поисков, а контролирует лишь конечный результат и прекращает те формы, которые угрожают обществу. По мнению психологов, определение границ своих возможностей - фундаментальная потребность всего живого. Когда же существуют ограничения на реализацию этой потребности, считает В. П. Зинченко [54], тогда и возникает комплекс проблем, в частности подростковых. Поэтому запреты, что мы вводим в воспитание, чаще всего вызывают противоположную реакцию. К сожалению, наше общество отличается пристрастием к запретов. Десятилетиями официальная идеология насаждала как эталон только один образец-жесткий тип борца за идею за любую цену, естественно, за ту идею, которая на сегодняшний день навязана „сверху". Все другие варианты попадать в разряд поведения, которая отклоняется от общепринятой нормы. В этом смысле мало что изменилось почти до конца прошлого века, поскольку идеология единообразия продолжала господствовать: всем предлагалось стремиться к единой цели. Одновременно устраивались «идеологические облавы» на те группы молодых людей, которые хотя бы внешним видом пытались однажды отличаться от всех. Кампания эта включала и насильственные меры: разрезание узкой обуви и стрижку длинных волос. За нетерпимостью к ширины брюк, длине юбок и волосы угадувалися знакомые очертания идеала казарменного социализма - гигантской фабрики, в которую зачем? должна превратиться вся страна. Не та прическа самим фактом своего наличия создавала даже не прецедент, но тень прецедента другого поведения, которого нельзя было допускать в принципе.

В условиях, резко ограничили свободу индивидуального и группового выбора, молодежь оказалась вытесненной на периферию общественной жизни, в областях развлечений и досуга. ее социальная невостребованность в более значимых областях деятельности обернулась повышенной субкультурною активностью именно в сфере досуга, потому что здесь она могла сколько угодно отклоняться от общепринятых норм, ища свои пути оптимального вхождения в существующие общественные отношения, в „взрослую" культуру.

Кроме того, разрыв между официальной идеологией и реальной социальной практикой порождал отчуждение молодежи от институциональных ценностей, и это опять-таки толкало ее в сферу досуговой деятельности, где идеологическое давление был слабее, и оставалась возможность для создания альтернативных ценностей. В результате за годы застоя ориентация молодежи на реализацию себя преимущественно в досуговых формах деятельности приобрела устойчивого и традиционного характера, она продолжает сохраняться и теперь, когда многие социальных запретов снято.

Таким образом, отечественные варианты субкультурної активности молодежи вызванные отсутствием нормальных механизмов социализации в общественной практике. И не перестройка породила многочисленное племя неформалов - она их только легализовала. Естественно, что с первым же снятием запретов на несанкционированную сверху активность молодежь начала быстро заполнять все социально-экологические ниши, которые были пустыми некогда, возможными формами поведения. Сначала это были преимущественно развлекательные и социально-демонстративные формы деятельности. Газеты запестрели репортажами о рокеры, фанатов и др. Однако по мере расширения демократии ожидали политизации молодежных движений, и этот процесс не задержался.

Вообще субкультурна активность молодежи характерна, главным образом, для крупных городов. Это неслучайно, поскольку именно в городе достаточно социальных связей, поэтому есть реальная возможность выбора, которая лежит в основе субкультурної активности молодежи.

Однако действительный выбор поведения индивида зависит от специфики того социокультурного микросреды, в которую он включен.

По данным современных исследований, в различных субкультурных сообществ принадлежит 28,4% опрошенных. Наиболее популярными оказались группы любителей современной музыки и поклонников отдельных исполнителей (14,4%), любителей современных танцев (12,6%), самодеятельные спортивные группы - культуристы, скейтбордисты (10%). Наименьшей популярностью пользуются объединения, занятые какой-нибудь творческой деятельностью: общественно-политические клубы (2%), движение за охрану и восстановление культурно-исторических памятников (1%), экологические группы (0,4%). Как видим, преобладает ориентация на развлекательные формы досуговой деятельности. Существует устойчивый миф о повальное увлечение молодежи рок-музыкой. Однако только 53,7% является ее поклонниками. Из них 4,4% - фанатичные сторонники «хэви металл», что не признают другие формы культуры. Единственная социальная группа, в которой рок-музыка занимает первое место среди увлечений, - учащиеся ПТУ. В качестве культурного „кода" здесь превалирует звук, а не слово. Это косвенно подтверждается и такими данными: вербальная деятельность характеризует общее досуга 82% школьников, 65% студентов и только 44% учащихся ПТУ.

В отличие от учеников ПТУ студенчество характеризуется определенными социальными и психологическими различиями, которые дают возможность выделить его в особую социальную группу. Эти различия вытекают из особенностей социального положения, реальных моментов жизни и обучения. К тому же молодежь в этом возрасте имеет свои психологические особенности: интенсивное формирование самосознания, социальной самооценки, собственной точки зрения, установок, ценностей, осмысление явлений общественной жизни. Постепенно формируется социальная позиция в отношении себя, своего поведения и поведения других, планов на будущее и т.д.

Однако определенной части молодежи не хватает психических качеств зрелой личности: самостоятельности, критичности, ответственности, дальновидности и др.

Все это проявляется в конкретном поведении, в том числе и по проведению свободного времени. Большинство студентов выбирает пассивные формы его проведения: чтение газет, журналов и просмотр телепередач, общение с друзьями, родными, развлечения (прослушивание музыкальных записей и пластинок, чтение художественной литературы, посещаемость театров), саморазвитие (чтение литературы по специальности, занятия спортом, художественной самодеятельностью, домашнее рукоделие).

Взяв за критерий мотив выбора занятий в свободное время, можно выделить пять групп студентов:

1. Коммуникативная. К ней относятся студенты, которые руководствуются желанием общаться с друзьями, любимым человеком, родными и т.д. Эта группа представляет 42% всех опрошенных.

2. Рекреационная. В нее входят студенты, которые руководствуются желанием отдохнуть, улучшить свое настроение (21,2%).

3. Самореализация. Студенты этой группы стремятся реализовать в свободное время свои способности (11,7%).

4. Творческая. В нее входят студенты, ориентированные на эстетическое освоение мира, стремление к прекрасному (10,5%).

5. Познавательная. Студенты этой группы ориентированные на углубление и расширение знаний (8,5%).

Социальное поведение этих групп отличает ориентация на приобщение к вещественным символов городской жизни (радио - и видеоаппаратура, мотоциклы, спортивная символика и др.). Вместе с тем для таких молодых людей характерен высокий уровень конформизма не только по отношению к своей компании, но и к обществу в целом.

 



Назад