Электронная онлайн библиотека

 
 Дозвіллєзнавство

6.1. Методика культурно-досуговой деятельности как феномен


Практика работы с молодежью столкнула работников сферы досуга с рядом социальных заказов молодежи, которые невозможно удовлетворить. Речь идет о дефиците мест (домов, помещений с соответствующим оборудованием и реквизитом) и кадров для организации современного досуга молодежи, а именно: для полноценного общения в дозвіллєвому коллективе сверстников; для формирования социально-психологической компетентности в сфере личностного общения; для реализации активных и привлекательных для молодежи синтетических форм совместного досуга; для творческого освоения жизни не только в профессионально-трудовой, но и в других сферах; для взаимной психологической помощи в различных ситуациях.

До сих пор в студенческих клубах и домах культуры зачастую преобладают пассивно-зрелищные, а не діяльніші массовые формы досуга. Традиционно существующие формы досуга тем не способствуют реализации внутреннего потенциала и социального развития личности, предъявляя требования к участникам, ниже их возможностей, не ставя в сфере отдыха, развлечения, образования, творчества задач, требующих всей полноты умение и особистіших качеств. Даже в клубных объединениях по интересам интерес молодого человека к самому себе, к познанию и реализации своей индивидуальности, к творчеству в сфере межличностных отношений, к творческого преобразования собственного жизненного пути не становится деятельностным.

Повышение уровня запросов и домогательств в сфере межличностных отношений, который наблюдается в последнее время у молодежи, все больше наталкивается на неосвоение ею соответствующих психологических средств, отсутствие умения адекватно понимать и корректировать свои отношения с другими.

Существующая практика такой деятельности дает возможность обосновать целесообразность синтетического сочетание средств практического человекознания именно в сфере досуга. Это объясняется тем, что в свободной игре физических и духовных сил можно реализовывать поисковую, сверхнормативная, надситуативну активность, можно импровизировать, многократно пробовать преодолевать свои защитные психологические функции, поведенческие штампы и неадекватные реализации, не боясь неудач, и при этом всерьез примерить и закреплять все новое, удачно найденное в учебно-игровых отношениях. Таким образом, игра занимает в этой парадигме чрезвычайное значение.

Игра - сложное социально-психологическое явление уже потому, что оно не возрастное, а личностный. Потребность личности в игре, а также способность включаться в нее характеризуется особым видением мира и оно не связано с возрастом человека. Однако стремление к игре взрослых и детей имеют различные психологические основания. Игра является одной из трех основных видов деятельности человека. Отличие игры от других видов деятельности в том, что, например, в труде, реализуется общественная цель - создание материальных и культурных ценностей. Игра не преследует такой цели, то есть к общественных целей она не имеет прямого отношения, однако она имеет опосредованное, косвенное отношение. Философы утверждают, что игра - это особая форма жизни, произведенная или созданная обществом для управления развитием детей. В этом плане она представляет собой особый педагогический образование, хотя создателем ее были не отдельные люди, а общество в целом, а сам процесс возникновения и развития игры был массовым процессом, в котором естественно-историческая закономерность "пробивалась" через разнообразную сознательную деятельность отдельных людей. В теоретической литературе игра рассматривается как: особое отношение личности к окружающему миру; особая деятельность человека, которая меняется и разворачивается как его субъективная деятельность; деятельность, в ходе которой происходит развитие психики человека; социально-педагогическая форма организации человеческой жизни. Прежде всего, игра - порождение деятельности, посредством которой человек превращает саму деятельность, изменяет окружающий мир. Суть человеческой игры - в способности отражать, преобразовывать действительность. В игре впервые формируется и проявляется потребность ребенка влиять на мир, стать субъектом своей деятельности. Суть игры заключается в том, что в ней важен не результат, а сам процесс, процесс переживаний, связанный с игровыми действиями. Хотя ситуации, которые проигрывает человек, воображаемые, но чувства, пережитые ею, реальные. Игра подготавливает человека к обучению и труду. Эта ее специфическая особенность несет в себе большие воспитательные возможности, потому что, управляя содержанием игры, включая в сюжет игры определенные роли, можно там самим программировать определенные положительные чувства играющих. Во-первых, важен сам опыт переживания положительных чувств для человека; во-вторых, через переживания только и можно воспитать положительное отношение к деятельности. Игра имеет богатые возможности сформировать позитивное отношение к неигровую деятельности. Игра подводит к способности действовать в плане воображения. Естественно, что люди, которые имеют развитое воображение, легче познают окружающий мир, потому что они могут представить предметы и явления, недоступные непосредственному восприятию.

Особенности сферы досуга дают возможность выполнить одновременно целый ряд заказов в ходе одной игровой программы вечера игры, игрового общения. Причем во время игры у каждого участника могут расширяться набор заказов, меняться заказ, переставляться акценты в мотивации участия в игре: например, пришел на необычную по форме развлечение, желая приятно провести время, но по ходу программы нашел серьезные вопросы к самому себе и сформировал свой заказ; или наоборот, пришел на лекцию по знаниям, а по ходу программы сформировал заказ и на "роскошь общения", и на "карнавальную праздничность". Предлагаемые реальные заказы (осознаваемые мотивы), предлагаемые мнимые заказа (без мотивации) и потенциальные заказы (латентные мотивы) находятся в сложной динамической соотнесенности. Успешность работы с такой структурой заказов на игровой программе определяется деятельностным подходом к составляемым с программой тем и проблем.

Ведущими (отправными, стартовыми) темам программ, которые предлагают для их совместной разработке участники, могут быть любые темы по проблематике "Человек": жизненный путь, отношения, социокультурная рефлексия (искусство и наука) и т. п. Установлено, что различные контингента участников по-разному, но с неизменным интересом берутся за совместная разработка таких человеческих ценностей, как помощь, радость, дело, успех.

Доступен для наблюдения и фиксации психолого-педагогический эффект игровой программы выражается прежде всего в:

- готовности после программы видеть себя и свои отношения с людьми более точно и реалистично;
- направленности на постановку важных в жизни человека вопросов, которые ранее ставить не приходилось;
- понимании важности постоянной работы над своими психологическими проблемами, которым ранее не придавал большого значения;
- появление (усилении) интересов к осознанию и раскрытия своей индивидуальности;
- ощущении важности (и возможности) помощи друг другу в процессе активного строительства будущей жизни;
- получении навыков игрового преодоления сложных жизненных ситуаций;
- направленности на продолжение освоения средств, техник, приемов практического человекознания;
- раскрытии моральных резервов личности.

В рекреационном плане эффект игровой программы выражается в:

- формировании практической навыки соотнесение самого себя с различными формами, жанрам, видами досуга, т.е. навыки индивидуализации своего досуга;
- освоении ранее неизвестных (малоизвестных) форм досуга и видов развлечений;
- некотором повышении общего уровня игровой культуры;
- хорошей рекреірованості и релаксированості за счет ярких переживаний во время программы;
- получении навыков снятие психологической напряженности в различных ситуациях досуга.

В досуговых игровых программах общения, предназначенных социальным группам различного типа, коллективная игровая деятельность имеет целью провоцировать:

- процесс формирования отношений игрового общения в различных его формах;
- процесс обогащения участников моральными и эстетическими переживаниями, чувствами, состояниями, настроениями;
- процесс преобразования общепризнанных человеческих ценностей (творческий поиск, саморазвитие, духовность, щедрость, жизненная незаспокоєність, патриотизм) в индивидуальные особистіші смыслы за помощью творчески-поисковой деятельности участников программы;
- процесс развития диффузной группы в единую социальную ассоциации (с тенденцией превращения ее в развитый досуговый коллектив), нахождения индивидом "установки на другого" (О.Ухтомський), а также возникновения потребности в трансляции во внешнюю среду всего приобретенного эмоционального и познавательного багажа.

Таким образом, коллективная игровая деятельность, рассматриваемая через призму воспитания, понимается нами как процесс порождения культурно-воспитательного потенциала в самой личности.

Однако даже при самом высоком уровне этапа предварительной сценарной разработки всегда возникает проблема адекватной реализации игрового сценария в конкретной аудитории, поскольку существует такой уровень неопределенности групповой динамики, который плохо поддается теоретическому осмыслению, тем более, что практические разработки, как правило, рассчитаны на индивидуальные особенности ведущих. Поэтому средства включения в коллективный игровую деятельность (приемы, техника, методики) должны иметь базовую сопротивления, опираться на систему методів. их может быть четыре:

- метод эмоциональной интеграции общности;
- метод снятия психологической дистанции;
- метод концентрации форм общения с активизацией игрового общения (в "роли", в "маске");
- метод режиссуры контактов.

В основе первого метода лежит положение о том, что эмоциональные аспекты взаимодействия являются катализаторами консолидации группы больше, чем рациональные, интеллектуальные. Например, веселый смех по поводу остроумного шутки. Вообще для построения целостного коллектива и развития его сплоченности необходимо умелое сочетание эмоционального и рационального контактов. На этом и построен метод эмоциональной интеграции. Он совместит процедуры, которые разъединяют большую группу на отдельные общности по различным критериям, и процедуры, которые объединяют участников программы. В результате каждый за короткое время многократно оказывается членом различных сообществ, единомышленником многих других людей, многократно испытывает чувство близости, единение. Метод реализует диалектической спирали развития отношений между участниками в таком виде: интеграция - распад на отдельные общности-интеграция на новом, более высоком уровне единения.

По характеру образованных сообществ мы выделяем и организуем в игровой программе пять базовых типов сплочение, пять типов "МЫ".

Первый тип смыкания - "МЫ" как совокупность "Я"; богатство духовной жизни человека существенно зависит от того, как много в нем этих "Я", как сложно и вместе с тем они гармонично сосуществуют.

Второй уровень - "Я - ТЫ", это отношение принципиально отличное от отношений "Я - ОН" (он - другой, чужой, а ты-свой, близкий). "Я-ТЫ" - свободное вхождение в мир другого, радость сближения с ним.

Там, где отношения "Я - ТЫ" выходят за рамки диады, образуется дружеская общность, компания. "Мы - группа, компания"- это третий тип сплочение.

Если отношения между участниками игры и между возникающими сообществами (компаниями) строятся по типу "Я - ТЫ", то образуется четвертый тип смыкания - "МЫ - все вместе".

Пятой тип: "МЫ - участники, кавалеры вечера" и "МЫ-участник", дамы вечера". Этот тип сплочение активизирует ролевой диапазон участников, снимает напряженность, углубляет динамику колективоутворення, позволяет вводить в игровые программы важную для участников, интимную по содержанию информацию.

Второй метод - метод снятия психологической дистанции. Каждой психологической дистанции отвечает в отношениях между людьми дастанція физическое. Итак, операционное задача ведущего вечера заключается в том, чтобы постоянно учитывать это всеми доступными сценарно-организационными средствами. Резонно учитывать взаимовлияние физической и психологической дистанции. Уменьшение физической дистанции уменьшает и психологическую дистанцию, настолько, насколько у партнеров есть в этом потребность, хотя бы и неосознанная. Поэтому снятие дистанций реализуется через организацию и реорганизации пространства общения, через постоянную смену композиций и мизансцен межличностных контактов.

Третий метод - метод концентрации форм общения - работает на снятие противоречия между потенциальным многообразием форм общения, которыми люди могут и должны пользоваться в своей жизни, и конечно слабым использованием этого многообразия и реальной жизненной практике.

Согласно морфологии общения, во время игры реализуются такие формы общения:

- с подлинным субъектом (личные контакты и переписка, направленное на формирование самоцільного духовной связи между людьми);
- с квазисуб'єктом (самоспілкування, в том числе анкета и тесты, общение с художественными персонажами и образами людей прошлых эпох);
- с суб'єктивованим объектом (общение с животными, природой через слайды, игровые этюды - с выходом на природу или приглашению хозяев с животными на игру).

Четвертым методом работы ведущего является "режиссура контактов". Этот метод решает задачи спонтанного, импровизационного синтезирования:

- различных социокультурных институтов (наука, искусство, быт, здоровье, мораль, любовь, пропаганда), воплощенных в многообразии тем и жанров;
- социально-психологических методик, приемов, техник;
- различных элементов коллективной зрелищно-игровой творчества (пространство, атрибутика, свет, музыка, костюм, кукла, маска, экран) в формах массовой карнавально-маскарадной, театрализованной, обрядовой, ритуальной и другой игры.

Реализация этого метода основывается на возможности ведущего игровой программы (он же - автор-разработчик, сценарист, режиссер-постановщик, а также тренер, инструктор, преподаватель, учитель и еще желательно артист, гитарист, куплетист) выстроить отдельные заготовки, сценарные фрагменты и возможные "связывания" в единую композицию, которая обеспечивает коммуникативный процесс в соответствии с общих целей и задач игры, и спецификой групповой динамики. Постоянное видение ведущим всей игровой программы сквозь призму процессов групповой динамики (как обязательного условия проведения такого рода программ) способствует главному - развития межличностных отношений в пространстве программы. Принцип развития отношений не только выступает основным, стержневым для данного вида программ, но и обеспечивает более успешную реализацию других принципов построения синтетических программ в КПР. Имеются в виду принципы: потребности, тематический, художественный, принцип творческого соучастия.

Построение суб'єктно-суб'єктних отношений в ситуации коллективного восприятия и воспроизведения тематической синтетической игровой программы существенно определяет многочисленные аспекты и компоненты художественно-коммуникативной деятельности.

Формирование отношений между зрителями - участниками тематической игровой программы определяет возможную глубину и в раскрытии темы. Успешное восприятие каждого эпизода программы предполагает адекватную психологическую готовность участников. их отношение к средствам выразительности, до уровня эмоциональной и діяльнішої включенности прямо зависит от уже сложившихся межличностных отношений, от степени ролевой пластичности, что оказывается участниками, от широты ролевого диапазона (имеются в виду социальные, межличностные, внутренне-групповые, индивидуальные роли и жизненные ролевые амплуа). Так, в одних важных эпизодах для восприятия окажется роль "наблюдателя", в других - "творца".

Принцип развития отношений предполагает также овладение процессом групповой динамики, умение определить в каждый конкретный момент ведения игры наиболее важные подсистемы отношений. Так, в одних эпизодах игровой программы наиболее важными окажутся отношения "ведущий - аудитория", в других: "участники - выступающие - участники - зрители", в одних наиболее важным может оказаться степень знакомства участников друг с другом, в других - то, в какой степени участникам программы удалось снять психологическую дистанцию.

Особую роль принцип развития отношений играет в тех программах, тематическое содержание которых составляет межличностная коммуникация и непосредственное общение, потому что успешное раскрытие темы "общения" предполагает открыта построение отношений общения в различных видах и формах непосредственно в программе. В такого рода программах принцип развития отношений существенно определяется принципом творческого соучастия, реализация которого допускает построение отношений партнерской равенства, атмосферу творческой инициативы, готовности к свободному самовыражению, то есть различные проявления высокой степени субъективности участников. В целом же реализация принципа развития отношений осуществляется с помощью тех четырех методов, которые названы выше.

На современном этапе развития форм, жанров, методов, приемов КПР и практической психологии программа общения может быть определена как синтетическая импровизационная массовая досуговая программа. ее традиционность, или инновационность содержания и формы, выглядит так. Традиционными являются элементы, из которых программа состоит, - средство, методы, приемы из области лекционной пропаганды, клубной педагогики и педагогики взрослых, активного и интенсивного учений, социально-психологического тренинга, психологического консультирования и коррекции, студійно-театральной педагогики и психодрамы, самодеятельного художественного творчества, коллективной игровой деятельности, тематической и танцевальной дискотеки, физической культуры и спорта.

Обычно программа идет или один день (вечер) несколько часов подряд, или, чаще всего, это цикл из 5-7 вечеров, проведенных подряд с перерывами в 1-2 дня для групп численностью от 30-40 до 100 участников. Численность и социально-демографическая структура групп участников определяется набором (по аналогии с психотерапевтическими группами, платными кружками, абонементным лекционными циклами) или спонтанно формируется в первый день (как на культмассовых мероприятиях).

Внешне программа выглядит как дежурство на площадке мізансценічно оформленной разнообразной групповой деятельности, представленной в виде игровых, театрализованных, дискуссионных, консультационных, лекционных, анкетных, музыкальных, песенных, танцевальных, пантомімічних, рисовальных, слайдовых и других фрагментов, организованных и проведенных ведущим с ассистентами (или группой ведущих).

Со стороны содержания работа ведущих характеризуется как организация целого ряда взаємовпливаючих процессов, направленных на достижение целей и решение задач программы.

Сценарная импровизация программы вызывает и спонтанность постановчо-режиссерской работы на площадке. Сверхзадача, мизансцены, свет, звук, аккомпанемент, реквизит и все остальное организуется, подключается, воплощается непосредственно по ходу программы, сочетается сценарно-режиссерскому замыслу ведущего. Основными средствами (техниками, приемами), которые используются в процессе подготовки участников к коллективной игровой деятельности, являются:

- дискуссионный анализ, который привлекает к коллективного типа поведения, что, в свою очередь, уменьшает внутренне-групповую напряженность и активизирует в міжособистісній взаимодействия спонтанные реакции;
- групповое обсуждение проблемной ситуации, особенно эффективно для решения воспитательных задач в работе с ситуациями нравственного выбора;
- ситуационно-ролевые и персонажно-ролевые игры с драматической конфронтацией (драматический конфликт), которые дают возможность индивидуализировать ролевые проявления участников в предложенных обстоятельствах, которые задаются собственному сценарию, предложенному ведущим программы;
- элементы тренинга сензитивности, построенного в первую очередь на невербальных языках (мимика, пантомима, взгляд, тактильный контакт);
- элементы группового консультирования;
- лекционные фрагменты, которые чаще всего является введением в разработку какой-либо темы или проблемы активными методами;
- собственная художественное творчество (изобразительная, литературное, музыкальное), которая дает возможность выразить себя каждому участнику программы, утвердить свое "Я" и получить гораздо более точную, чем в большинстве жизненных ситуаций, реакцию на свою личность большого числа доброжелательно настроенных людей;
- групповой персонажно-ролевой пение, который выступает средством индивидуальной ролевой активизации и обще-групповой консолидации (например, общий круг, то есть "братская поддержка");
- танцевально-пантомімічні фрагменты, направление на развитие чувства "МЫ", формирование психологических феноменов групповой сплоченности, навыков встраивания себя в различные групповые структуры, навыков движения по шкале "лидер-аутсайдер" и тому подобное, а также психофизиологических, релакційних (оживление кровообращения, снятию напряжения, которое накопило, предотвращения утомляемости) феноменов;
- антология человеческого общения, жанр, который предполагает общение с наследием писателей, поэтов, драматургов, режиссеров, врачей, ученых, в котором ярко и талантливо разработаны проблемы человеческих отношений (Монтень, Достоевский, Швейцер, Бахтин, Вампилов, Володин, Окуджава, Станиславский и др.);
- слайды-программы; они обслуживают различные виды релаксации (отладочную, мобилизующую, тонизирующее, вдохновляющую, что снимает напряжение, успокаивает), обогащают формы общения (общение с суб'єктивованими объектами, с природой, животными, литературно-сказочными персонажами, художественными образами и т. п.). Они представляют собой средства включения актуальной сознания в более широком смысле, чем собственно микросреда. Контекст восприятия окружающего мира (слайды-программы "Вечный человек", "Красота в жизни и в искусстве") является средством особистішої идентификации и диагностики актуальных жизненных ролевых амплуа участников программы; - тестовые психологические игры, направленные на диагностику ведущим и самодиагностику особенностей индивидуального стиля поведения и проявления различных особистіших свойств и качеств в ситуациях различного типа. Например, игра "Диагностик" работает на выявление пространственной и психологической дистанции между людьми и индивидуальной спецификой проявлений в этой сфере. Стратегия включения в коллективный игровую деятельность должна ориентироваться на групповую динамику со следующими социально-психологическими механизмами и соответствующими этапами.

Первый этап. Построение коммуникативной диспозиции: снятие психологических дистанций, позитивный настрой участников на интенсивное рекреативне общения друг с другом и с организаторами игры.

Второй этап. Актуализация творческого потенциала, формирование общей творческой атмосферы с помощью активизации воображения, повышение степени субъективности и надситуативної активности, особистішої поведенческой воли, готовности к новациям, неожиданностей, способность к азарта, риска.

Третий этап. Формирование игровой основы с целью коллективного погружение в игру и длительного пребывания в ней; формирование адекватного стартового ролевого синдрома (подбор ролей, который определяет состояние каждого участника как человека играющего); актуализация ролевой пластичности, ролевой переключності участников (с учетом ролевой ригидности или пластичности каждого); актуализация ролевых амплуа (из набора, свойственного данному индивиду), система которых определена конкретным сценарию данного вида, формы, жанра коллективной игры.

Актуализация содержит в себе ситуацию "вручение роли" группой данному участнику через ассоциирование его личности с конкретным литературным (литературно-сказочным) героем или другим образом, социокультурным символом. Она также провоцирует коллективное творчество по созданию сюжетных ситуаций, которые реализуют межличностные отношения в системе врученных ролей-сим-волов, а затем и изменение ролей и сюжетных ситуаций с целью расширения ролевых диапазонов участников.

Четвертый этап. Формирование готовности сложившейся контактной группы (или ассоциации) к социально-продуктивной коллективной деятельности, что имеет педагогическую направленность на внешний социальный объект, который вторгается в жизнь социального объекта с деятельно-преобразовательными целями, которые реализует на данном объекте социально значимые воспитательные задачи через систему игровых ситуаций.

Проблема эффективности зрелищно-игровых форм массовой работы становится проблемой их оптимального конструирования. Этот оптимум может быть достигнут при условии реализации двух основных параметров:

- в драматургии и композиции формы, призванных обеспечить полноценное и разнообразное общение данной досуговой группы, целесообразную динамику коллективных эмоций и процесс усвоения ее членами заданных элементов ценностно-нормативной культуры (собственно педагогические задачи);
- в системе выразительных средств (компонентов зрелищности), которые используются для изображения и художественно-образного воплощения всего комплекса идеалов, ценностей, норм и целей, которые в данный момент находятся в групповом сознании и заданные общественным сознанием.

Эти два параметра составляют основу двух традиционных творческих профессий - сценарной и режиссерской, но с учетом специфики массовой работы, то есть ориентации на массовую игровую соучастие, которая имеет целью удовлетворить реальные досуговой потребности и духовно-социальный рост членов досуговой группы.

Большое количество форм зрелищной массовой работы рассчитаны на пассивное зрительское восприятие. Таким образом, появилась проблема конструирования новых и переосмысление принятых форм работы. Этот формотворчий процесс необходимо проводить, используя:

- социокультурную наследство - формы коллективно-игровой деятельности народной культуры и современной "игровой педагогики". В этой сфере важно было почерпнуть "структурные уроки", то есть учесть законы внутреннего построения традиционных зрелищных форм, которые обеспечивают их стабильное и результативное (в социально-педагогическом аспекте) функционирования в культуре;
- некоторый опыт современной зрелищной практики: праздники профессии, обряды посвящения, календарные празднично-обрядовые действа, тематические вечера, конкурсы, диспуты, диско-фор-мы, зрелищно-игровые формы телевизионной "клубной аудитории". Эффективность этой зрелищной сферы досуга в том, что она стремительно меняется в соответствии с динамикой задач современного культурного развития. Однако, на пути плодотворных изменений зрелищной практики встают завесой зрелищные штампы, трафареты, выхолощенные в содержательном отношении приемы и средства, которые свидетельствуют, во-первых, о творческой беспомощность работников массовых отделов, а во-вторых - о неумении осознанно и четко строить зрелищные дела так, чтобы их массовые формы действительно отвечали актуальной задачей социально-педагогического процесса, ориентированного именно на данную дозвіллєву общность во всей конкретике его социального бытия.

Формотворчий процесс должен руководствоваться определенными принципами, а самые зрелищные формы должны иметь четкий набор сущностных признаков.

Как принципы выступают:

- деятельная равноправная соучастие досуговой общности (коллектива) в процессе создания зрелищной формы и в исполнительском процессе, без разделения на артистов и зрителей. Демократизм, самодеятельность, публичность и творческая активность-нормы зрелищной работы досугового коллектива;
- структурность зрелищной форме, то есть структурная соответствие зрелищного процесса его педагогической эффективности;
- культура формы, то есть включенность зрелищной массовой фермы в культурную традицию, ее преемственность, высокий культурный фон.

Из сказанного очевидно, что формам зрелищной массовой работы мы добавляем социально-художественный характер, именуя их в дальнейшем социально-художественными массовыми формами. их можно конкретизируйте следующим образом:

- праздничность. Психологическая динамика играющего коллектива в зрелищной форме определена особым духовным состоянием, для которого характерно острое переживание личностной духовной свободы приобщение к высших ценностей социума и безграничных творческих возможностей. Разумеется, это понятие включает в себя и состояние высокой скорби, и трагического катарсиса в ритуалах памяти и обрядовых праздниках.

- обрядовый начало. Социально-художественные массовые формы выполняют функции социализации личности, включая ее в пространство социальной жизни, программируя и регулируя поведения в группе, то есть обрядовыми формами (если понимать обряд как общественный механизм или изменение содержания социального статуса). Кроме того, проектирование новой формы должен учитывать возможность ее регулярного повтора за счет восстановления содержания в рамках стабильной структуры - конечно, опираясь на некоторую реально существующую групповую духовно-социальную обрядовую потребность. Это касается не только обрядов посвящения в профессию и свадебный обряд, но и тематических форм;

- коммунікативність. Срок имеет тройной аспект. Во-первых, способность (и возможность) членов общности в различных свободных контактов с наращиваемой интенсивностью. Во-вторых, динамика этой контактности, которая способствует развитию сплоченности группы до уровня коллектива с последующим выходом в продуктивную социальную деятельность. В-третьих, коммунікативність, направленная вовне, то есть способность играющего коллектива влиять на окружающую социальную среду с целью включения в совместную деятельность новых членов. Здесь коммунікативність становится фактором накопления коллективом собственного педагогического потенциала;

- документалізм. Социальная группа в коллективной игровой взаимодействия превращает свое бытие, опираясь на реальности своей жизни, своих социальных нужд и на факты своей судьбы. Фрагменты другой реальности становятся содержательным предметом внутренне-коллективной игровой действия только при условии их включения в коллективное сознание группы как своего материала, как реальности, которую можно отождествить с реальной жизнью группы;

- игровое начало. Социально-художественные массовые формы базируются на коллективной игровой взаимодействия, которая допускает систему ролей и проходит как коллективный творческий процесс построения идеальной модели социального бытия данной общности. Игровой начало фактор создания коллективного нужного будущего согласно идеалов и норм общественного сознания. В связи с этим игровая поведение в социально-художественных массовых формах имеет комплексный характер, то есть включает в свой спектр социально-ролевое, художественно-ролевое, ритуалізороване, карнавальное и другие виды игрового общения;

- зрелищность. Она понимается как система выразительных средств, который образуется с помощью синтеза искусств (зрелищный синтез) и которая использует систему культурных символов, произведенных традиций. Коллективный характер игровых отношений требует выразительности, видимости, выразительности и символического значения ценностно-нормативных установок играющего коллектива. Поэтому зрелищность социально-художественных массовых форм является главной задачей при организации досуга в коллективе.

Нетрудно убедиться в том, что названные сущностные признаки находятся в взаимодополняющих отношениях, взаимосвязаны и составляют некоторое социокультурный минимум. Таким образом, социально-художественная массовая форма праздничное зрелище, которое наглядно отражает социальную активность досугового коллектива, его осознанную и направленную духовность, его открыто выраженное окружения, что опирается на актуальное бытие коллектива в связи с его социальными перспективами и идеалами. Иначе говоря, участие коллектива в спектакле, является социальным, неограниченно общим моментом, способным получать значение зрелищного общего мероприятия, переступая рамки всякой конституционной схемы, создавая вокруг игровых событий типичный ореол социальности. Социальность как зрелище само по себе единственное в богатстве своих отношений.

Всякая попытка создания социально-массовой художественной формы, которая опирается на конкретное социальное бытие досуговой группы, то есть деятельность, в известном смысле, конкретно-педагогическая, становится деянием культурологического ранга, находит общекультурный смысл, и рядом с социально-педагогическим аспектом неизбежно вырастает культурологический аспект. Дело в том, что всякая сплошная инициатива или массовый социальный движение, или просто форма деятельного контакта членов общности производительные, устойчивы и имеют тенденцию развиваться только в том случае, когда фиксируют себя в некоторых стабильных структурно-организованных формах. Таким образом, сам движение или совместная деятельность данной социальной группы творит свою систему коллективно-поведенческих стереотипов, систему стереотипов сознания, символического мышления, общения и даже стереотипов эмоциональной динамики. Групповые потребности, интересы, цели и ценности формируют систему стереотипов, которые образуют основу для совместной деятельности. Они определяют ее так же, как и совместная деятельность определяет сана систему стереотипов.

Социальная группа, когда она становится субъектом социально-преобразовательной деятельности, создает свое пространство существования культурных (поведенческих, эмоциональных, этических, эстетических стереотипов), объединяет их в особую целостность или систему цілісностей. Так постепенно образуется комплекс празднично-обрядовой культуры данного общества.

Структурность, закономерность, конструктивность формы обязательны 8 том смысле, который она (возникнув с деятельностью группы) аккумулирует в себе социальный опыт группы, ее систему целей и ценностей, а также сохраняет и совершенствует структуру ролей в группе, сохраняет стабильность группы и ее деятельностную энергию, направленность. Разрушение структуры культурного формы (или ее непродуманное проектирование) тормозит и искажает саму деятельность, поскольку искажается система стереотипов общения, поведения и самочувствие, что консолидирует группу.

Отметим, что сочетание социально-педагогического и культурологических аспектов в конкретной формообразующие деятельности имеет диалектический характер и поэтому является органическим, а не случайным и навязанным явлением, если только создаваемые социально-художественные массовые формы усваиваются дозвіллєвим коллективом, становятся традиционными элементами его общественного быта, культурной традицией. Это соответствует современной теории культурной традиции, которая имеет одно из основных положения о том, что традиция - фундаментальная стабильная единица культуры, способна к ситуативных изменений, то есть до включения инноваций в свою структуру.

Самым тяжелым является включение общности в коллективный творческий процесс. Отсюда необходимость единой художественно-педагогической методики или, как минимум, единого методического приема. Он подсказан педагогической практикой и в последнее время использует понятие "показательная ситуация" (по Л.С. Вигодським) или "воображаемая ситуация" (по Л.ІІ. Леонтьевым). Однако это понятие должно быть несколько трансформированное, поскольку оно традиционно связано с понятием игры как вида інтрогенного обращения (за Д.М. Узнадзе), что свободное от принуждения извне и по своему происхождению является моментом внутреннего порядка. Имея дело с коллективной игрой и с игровым общением, мотивации которого в основном определены или произведенные контактной группой или коллективом (при условии их равновесия с индивидуальными мотивациями) в зоне публичной взаимодействия, необходимо иметь свой опорный срок или совокупность терминов. Таких сроков два: коллективная игровая деятельность и игровая ситуация.

В первом сроке, используя слово "коллективная", мы обязаны исходить из существующего в современной социальной психологии понятие коллектива как совокупности индивидов, связанных отношениями взаимопомощи и взаимной ответственности. Коллектив - это социальная группа высокого уровня развития, где межличностные взаимодействия и взаимоотношения косвенные общественно-драгоценными и личностно-значимым содержанием совместной деятельности. Коллективность - особое качество группы. Она есть продукт социально-психологического развития. При этом нужно иметь в виду различие коллектива как социальной общности от диффузионной группы. Различие по уровню общественного сознания, эмоциональной сплоченности, уровнем социальных норм, ценностных ориентации и общественно значимых целый совместной деятельности.

Таким образом, вводя понятие коллективной игровой деятельности, мы связываем этот вид деятельности с коллективизмом как важнейшим фактором групповой динамики и рассматриваем динамику коллективности в группе в связи со структурой коллективной игровой деятельности.

Относительно употребления понятия "игровая деятельность", то оно возможно с учетом двух условий. Во-первых, играющий заинтересован в партнере, в общих игровых усилиях, то есть в игровых отношениях, наличие которых позволяет говорить о социальную игру, поскольку игровое поведение проходит с учетом игры другого. Сама возможность существования коллективной игры допускает наличие у играющих общего объекта их игровых усилий, общность игровой символики (в том числе игровых атрибутов), обязательность для всех играющих всех этапов игрового процесса, а также единообразие правил игры. Соблюдение этих положений создает первичный эффект социализации индивида в группе. Этот эффект развивается на діяльнішій основе через цепь коллективных игровых поступков. Таким образом, опережая понятие игровая деятельность, можно прибегнуть к понятию игровое поведение, определив его как сознательное, активное особистіше поведение, которое проходит в рамках принятой на себя роли или в рамках игровых правил, установленных по общему согласию. Игровое поведение является превращение повседневного поведения, когда личность трансформирует в своем воображении сферу социальных отношений, нормативные и ценностные ориентации и даже окружающий предметный мир, после чего формирует свои отношения и поведения в соответствии с этой абстракции.

Во-вторых, под ролью понимается не только художественная роль (в коллективной художественно-игровой деятельности) или обрядовая роль (в обряде). Мы вкладываем сюда более широкий смысл, рассматривая роль как динамический статус личности в группе, то есть как социальную роль. Понятно, ролевое обращении в коллективной игре происходит с учетом социальных ожиданий, очерченных групповой потребностью в построении своей модели общественных отношений и в своих воображаемых игровых ситуациях. В этом смысле игровая роль динамический статус личности в группе. Вдвойне - и с позиций динамики межличностных отношений в процессе коллективной игры, и с позиций динамики самого социального статуса, который вновь образуется по законам коллективного творческого воображения играющих. Отсюда возникает необходимость введения понятия игровой ситуации, которая смоделирована группой (коллективом) и относится к идеального мира социальных ролей и отношений. Игровая ситуация - это своего рода коллективная программа, которая задает своим членам систему ролей. Игровая ситуация, в отличие от роли, представляет собой структурную единицу коллективной игры. Именно с нее, как правило, начиналась работа над будь-какой сценарной композицией. Сам сценарий представляет собой цепь разножанровых игровых ситуаций, чередующиеся с эпизодами непосредственного (не игрового общения) [39].

Термин "игровое поведение" имеет преимущественно индивидуально-психологическое значение и в нем недостаточно обнаружена социально-преобразующая направленность человеческой активности. Наше понимание игровой ситуации позволяет перейти от понятия "поведение" до понятия "деятельность". В философской литературе, посвященной проблеме человеческой деятельности, последнее рассматривается как такая форма активности живого существа, которая призвана воспроизводить сверхъестественные условия его бытия - социальные отношения, культуру, наконец, его самого как біосоціальну, а не чисто биологическое существо. Тем самым человеческая деятельность обеспечивает стремительное социальный прогресс, в ходе которого изменяются природа, культура и сам человек как объект и субъект собственной деятельности, в том числе и досуговой.



Назад