Электронная онлайн библиотека

 
 Философия глобальных проблем современности

3. Теоретические предпосылки изучения глобальных проблем современности


Изучение глобальных проблем имеет определенную предысторию - речь идет об первые попытки их постановки и решения (Ш. Монтескье, К. Марксом, Т. Мальтусом, Г. Вебером, С. А. Подолинским и др.).

Французский философ XVIII в. Ш.Л. де Монтескье впервые попытался объяснить возникновение и развитие общества как естественно обусловленный процесс. Он подчеркивал, что человек является частью природы и подчиняется ее объективным законам, поэтому достижения счастливой, справедливого и разумного социального устройства зависит от познания природы мира и природы человека и от эффек -
ности просветительской деятельности. Монтескье основал так называемый принцип географического детерминизма, согласно которому климатические условия, природа влияют не только на характер народов,
но и на «дух законов» и формы правления и государственного устройства. Подобные убеждение разделяли английский историк Г. Бокль, французский социолог и экономист. Тюрго.

Абсолютизация «географического детерминизма» приводит к геополитических выводов. Такое случилось с немецким географом и этнографом Ф. Ратцелем. Он рассматривал народы и расы как живые организмы, которые, чтобы размножаться и жить, должны вести борьбу за «жизненное пространство»

В XVIII в. известный английский экономист и пастор Т. Мальтус открыл «вечный закон», по которому народонаселения всегда растет в геометрической прогрессии, а производство продуктов питания - в арифметической прогрессии, вследствие чего возникает «абсолютное перенаселения Земли» . Этот процесс фатально неотвратим. Будь-яка помощь страдающему человечеству лишь углубляет катастрофические последствия перенаселения. Только стихийные бедствия, катастрофы, войны, эпидемии, неурожаи являются естественными регуляторами роста народонаселения. С точки зрения современных сторонников
Т. Мальтуса, мир знает три главные исторические типы воспроизводства населения: архаический, традиционный и современный (рациональный). Именно он сложился в экономически развитых странах, где количество рожденных детей регулируется рациональной норме, свободним выбору родителей.

Известный этнограф и историк культуры XIX века. Е. Б. Тейлор предложил трактовать моральные ценности так же, как и «явления природы», и настаивал на том, что история человечества является частью истории природы, а наши мысли, желания и действия соотносятся с законами природы. Поэтому ими можно управлять так же, как управляют химическими соединениями, ростом растений и животных. Принцип Е. Б. Тейлора может быть сформулирован так: природа есть «олюдненою природой» , а человек является «естественным человеком» , и их жизнь подчиняется инвариантным законам, различные проявления которых создают сменный феноменальный мир.

Системный діалектико-материалистический взгляд на развитие общества и природы был предложен К. Марксом и Ф. Энгельсом. По их утверждению, социальная форма движения материального мира возникает, во-первых, как высшая степень развития природы, настоящая часть истории природы, становления природы через человека, во-вторых, как коррелят природы, диалектическая его противоположность.

Маркс был создателем «гуманистической концепции коммунизма»,
в центре которой стоит человек как качественно высший (общественный) степень бытия. И эта качественное превосходство человека дает возможность ей все «низшие» разновидности уровней бытия (природу) превращать в свое «неорганическое тело» (сознание, мышление, деятельность). «Диалог», что происходит между человеком и природой, взаємозбагачує их, «гуманизирует» природу и «натуралізує» человека. Этот процесс, по мнению К. Маркса, направляется к состояния «гармонической уравновешенности» между гуманизмом и «натурализмом», то есть к «верховно -
го состояния развития общества», к коммунизму. В своих исследованиях К. Маркс опирался не только на материалистическую диалектику, но и на общенаучную методику системно-структурного анализа.

Из-между предшественников глобалистики были и наши співвідчизники. В первую очередь к ним следует отнести С. А. Подолинского. Именно он впервые сформулировал закон сохранения, преобразования и накопления солнечной энергии на поверхности Земли благодаря человеческой труда. Ему также принадлежат рассуждения о так называемой совершенную машину термическую, в которой тепло переходит в работу, а работа снова в тепло, о неизменности полной энергии системы тел, о новом естественно-научное доказательство в пользу социально-экономической системы социализма. Это пример глобалістського мышления, скорее, утопического, чем научного характера.

Один из основателей марксизма Ф. Энгельс называл идею
С. А. Подолинского о неизменности величины энергии системы тел очень ценным научным открытием, но критически относился к его попыток соединить естественное с экономическим.

В начале ХХ в. сложилось понятие тектологии как науки, которая стала предвестницей кибернетики и общей теории систем. Автор «Тектологии». О. Богданов соединил организационный опыт человечества, превратил философию в «чистое учение о взаимодействии мировых факторов». Главной целью новой организационной науки является, по его мнению, «организация внешних сил природы, организация человеческих сил, организация опыта». Тектологія вписалась в современную структуру науки наряду с кибернетикой, общей теорией систем и синергетикою.

ХХ в. вошло в историю цивилизации под знаком космизма. Именно поэтому книгу О. Л. Чижевского «Земное эхо солнечных бурь» называют манифестом космической экологии. Главная идея этого манифеста содержится в таких утверждениях: «Если бы солнце посмотрело на Землю как в зеркало, то оно увидело бы в нем свое отражение, свои гримасы в меняющейся мимике планеты - долговременные, циклические и краткосрочные, спорадические помрачения и прояснения, всплески глобальных и локальных стихий; не будем ограничивать наше исследование Солнечной системой и признаем то, что в формировании массовых явлений во всех своих измерениях не могут не участвовать и другие силы Космоса; картина прекрасного мира состоит из отдельных частиц, которые связаны друг с другом самыми крепкими узами родства». Эти рассуждения - еще один весомый вклад в теорию глобалистики.

Но настоящая история глобалистики начинается с учения «люди планеты Земля». И. Вернадского о ноосфере (сферу разума). Он вместе с Е. Леруа и П. Тейяр де Шарденом провозгласил необходимость глубокого философского анализа деятельности человека, выяснение роли разума на земле, предоставил понятию «ноосфера» естественно-научного, биогеохимического содержания. Содержание этого понятия он толковал по-разному: в первом случае под ноосферой ученый понимал «биосфере», во втором - сферу проявления научной мысли как планетарного явления, в третьем - геологическую деятельность человека.

За В. И. Вернадским, существуют несколько этапов возникновения и развития ноосферы: первый из них - это передноосфера (он соответствует естественному ее рождению как геологического явления), второй этап характеризует процесс ее становления и развития, третий этап фиксирует наступление «царства разума человеческого, гомеостазного состояния (состояния энергетической равновесия) ноосферы как системы. По философским мировоззрением этот мыслитель был позитивістом, отстаивал принципы философского плюрализма. Как глобалист он защищал свободу научных исследований, свободный обмен научной информацией, сотрудничество ученых всех стран. Его «Письма о высшем образовании в России» и в XXI в. сохранили свою актуальность, несмотря на то что написаны они в начале ХХ ст. Развитие высшего образования, как пишет философ, обусловлен тремя общими для всего человечества обстоятельствами: во-первых, ростом знания и совершенной организацией науки и научной деятельности; во-вторых, демократизацией общественной и государственной жизни; в-третьих, распространением единой культуры на всем земном шаре. Эти факторы влияют на высшее образование во всех странах, поэтому она в любой стране, если есть лишенной названных условий развития, будет обречена на отставание и упадок.

Как это всегда происходит в искусстве, идеи преддверия эпохи глобализации многих аспектов бытия в будущем нашли отражение в мировой художественной литературе. Теоретические дискуссии применительно к градации жанров ведутся вокруг пяти вариантов художественного отображения будущего: 1) утопии (идеально хорошего общества будущего); 2) дистопії («идеально» плохого общества будущего); 3) ретропії (сказочной фантастики, альтернативной истории, то есть ее фантастической версии о том, какова была бы история, если изменились бы ключевые обстоятельства); 4) антиутопии (жанра, сочетающий утопию с дистопією), 5) практопії (по терминологии В. Тоффлера, практической утопии). Много отечественных и зарубежных письменників являются представителями этих жанров (Г. Брэдбери, Г. Булгаков, Е. Зам'ятін, Дж. Оруэлл, А. Стругацкий и Б. Стругацкий, Г. Уэлс, О. Хаксли и др.).

Например, антиутопізм романа Дж. Оруэлла «1984» чувствуется уже в первых партийных лозунгах «старшего брата»: «ВОЙНА - ЭТО МИР!», «СВОБОДА - ЭТО РАБСТВО!», «НЕЗНАНИЕ - ЭТО СИЛА!». Он пишет о насильственном одномыслие, атмосферу ужаса, тотальная слежка, общую подозрительность как характерные черты тоталитаризма. Для тоталитарного режима не нужны здравый смысл, нормальный язык, историческая память, человечность, любовь, свобода, самостоятельное мышление. Вместо них внедряются глупая рациональность, «новояз» (искусственный язык), манкуртизм, антигуманность, дозированные физиологические отправления, осознанное рабство, полный контроль за правильностью мыслей. Главная «преимущество» тоталитарной системы в том, что она превращает каждого человека в ее верного сторонника.

Картина будущей семьи, которую футуролог О. Тоффлер рисует в своей практопії, получается не очень обнадеживающая: временные браки, новые технологии рождения ребенка, постоянные переезды, дети на воспитании в «профессиональных родителей», родильные таблетки, почти полное отсутствие друзей и так называемой вечной любви.

Будущее системы образования, по Тоффлеру, выглядит не лучше: детей оформляют в школу в более раннем возрасте, учебный год довшає, и количество лет принудительного школьного обучения все увеличивается (если тенденция сохранится, то человек от рождения и до смерти будет вынуждена учиться, чтобы получить нормальное образование). Образование все более технологізується, то есть уподобляется педагогическом конвейеру, в которой «на входе» как «сырье» принимаются дети с определенными начальными данными (дошкольные знания, память, способности и т.п.), а «на выходе» задаются параметры «готовой продукции» и определяются действия, операции, технологии (объем знаний по различным дисциплинам, текущий и итоговый контроль и т.п.), чтобы получить необходимый продукт. Первое, чему нужно научить детей в процессе обучения - это пунктуальности, послушания, навыков механической однообразной работы. Конкурентная гонка по оценкам (это не всегда связано с желанием получить знания) в системе образования напоминает «борьбу пассажиров за лучшее кресло» на палубе тонущего «Титаника».

О. И. Солженицын справедливо заметил целый недостаток творческого момента в подобных учебных технологиях. Но О. Тоффлер не переносится в будущее, а описывает настоящее время и сохраняет всю тенденцию и интенсивность изменений, что для него характерно. Он делает лишь некоторые проекции этих изменений в будущее. По мнению А. Тоффлера, технологическое развитие человечества происходит волнообразно и делится на три основные волны технологических изменений:

Первая волна - это аграрная революция. Она превратила кочевников в оседлых крестьян. Главной ценностью в эту эпоху была земля. Только ее владелец мог пользоваться ею и тем, что на ней выращивалось.

Вторая волна - это промышленная революция. Она превратила человеческое общество из сельскохозяйственного на индустриальное, большинство крестьян - рабочих. Основной формой собственности на этом этапе человеческой истории стала недвижимость: дома, заводы, машины, средства промышленного производства, но эта собственность имеет только физические характеристики. Самые первые принципы: стандартизация, централизация, максималізація, гигантоманія, специализация, синхронизация. Усиливается тенденция к фордизму (конвейерного производства). Такая система организации труда могла привести (а в некоторых случаях приводила) до появления соответствующих ему форм диктаторской государственной власти, основанной на тотальной регламентации всей общественной жизни.

Третья волна связана с научно-технической революцией, новейшими технологиями, процессами децентрализации, демасофікації, дебюрократизации. Важнейшей формой собственности становится информация. Разрушаются мировая индустриальная система, способ жизни. Рынок и коммерческое производство уступают место индивидуализированном производству на заказ, потому что высокие технологии дают возможность без рост расходов варьировать параметры продукции.

Великая социалистическая утопия, отмечает Ф. фон Хайек, уже в зародыше несет власть диктатуры. Хоть социализм и появился под флагом свободы, но с самого начала он был откровенно авторитарным. Французские социалисты-утописты, которые заложили основы современного социализма, были убеждены, что их идеи нельзя претворить в жизнь иначе как через диктатуру. Учредители социализма не утаємничували своих намерений относительно свободы. Например, Сен-Симон рекомендовал с теми, кто не захочет подчиниться его планам, «обращаться как со скотиной».

Учредители «научного социализма» социалистическое государство тоже называют диктатурой - «диктатурой пролетариата». Ф. фон Хайек в работе «Путь к рабству» делает вывод, что управляемая социалистическая экономика принципиально невозможна без подавления свободы и объективно ведет к тоталитаризму. Но объективной является также требование обеспечить социальные гарантии одних социальных групп за счет других.

Поэтому не удивительно, что преимущество социальной безопасности вступает в глазах людей все большего веса. Таким образом, требования обеспечения социальных гарантий раздаются все чаще и настойчивее. Конец-концом таких гарантий люди потребуют за любую цену, даже за цену свободы.

Выводы

  1. Глобальные проблемы современности детермінували возникновения новой междисциплинарной науки - глобалистики.
  2. Глобалістика соответствует критериям научности: имеет свой предмет, терминологию, методы исследования, законы, открытые в ее пределах, теорию и сферу практического применения.
  3. Появились различные «отраслевые» виды глобалистики (демографическая, политическая, экономическая, экологическая и др.).
  4. Предыстория глобалистики начинается с «географического детерминизма» Ш. Монтескье и заканчивается тектологією А.А. Богданова и геліотараксією О. Л. Чижевского.
  5. История глобалистики начинается с учения В. И. Вернадского о ноосфере.
  6. Идеи глобалистики нашли отражение в антиутопиях Дж. Оруэлла, О. Хаксли и др.


Назад